А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/goods/xerjoff-casamorati-1888-lira-3301/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Гурский Лев

Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец


 

Здесь выложена электронная книга Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец автора по имени Гурский Лев. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Гурский Лев - Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец.

Размер архива с книгой Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец равняется 111.61 KB

Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец - Гурский Лев => скачать бесплатную электронную книгу





Лев Гурский
Мертвый индеец (Игра в гестапо - 3)


Гурский Лев
Мертвый индеец (Игра в гестапо - 3)

Л. Гурский
Игра в гестапо
Роман
часть 3
Мертвый индеец
Скромный фармацевт Дмитрий Олегович Курочкин - убежденный домосед, потому что знает о своей клинической невезучести: стоит ему выйти из дому, как он обязательно впутается случайно то в кровавую "разборку" из-за безобидного на первый взгляд чемоданчика, то в нелепую историю с похищенными драгоценностями, то в кошмарное покушение на заезжую знаменитость... Роман состоит из трех повестей - "Яблоко раздора", "Игра в гестапо" и "Мертвый индеец", - объединенных одним главным героем.
Автор считает своим долгом предупредить: все события, описанные в романе, вымышлены. Автор не несет никакой ответственности за возможные случайные совпадения имен, портретов, названий учреждений и населенных пунктов, а также какие-либо иные случаи непредсказуемого проникновения чистого вымысла в реальность.
1
Это была беззвучная и безжалостная война на уничтожение, исход которой предопределен был заранее. Численное преимущество нападавших, четкость и отлаженность маневра, неотвратимость фланговых атак - все это не оставляло никаких сомнений в том, кто же выйдет из схватки победителем. Под натиском превосходящих сил противника бледно-розовые палочки бактерий лишь конвульсивно дергались, даже не пытаясь вырваться из окружения свирепых фагоцитов. Ежеминутно какая-нибудь палочка обволакивалась со всех сторон белой непрозрачной массой, агонизировала и переставала шевелиться. Еще через минуту вместо очередной пленницы во чреве фагоцита колыхалась только розовая тень, а затем и тень пропадала.
Сражение близилось к финалу. На поле боя оборону удерживали не более десятка бактерий, взятых в кольцо полчищем решительных молочнобелых солдат. Шансов уцелеть у возбудителей болезни сегодня не было...
- Дми-и-и-трий! Быстро сюда!!
Как всегда, голос жены застал Курочкина врасплох. Рука его дрогнула, тубус микроскопа, резко опущенный вниз, раздробил предметное стеклышко, на котором фагоциты уже почти одержали победу. К сожалению, в науке "почти" - не считается. Либо есть результат, либо нет. Курочкин издал тяжкий вздох, щеткой смел стеклянные осколки поля брани в специальную кювету для отходов и поспешно бросился на зов Валентины. Судя по всему, предстояла очередная выволочка - еще неясно, за что именно на этот раз. Воскресенье только начиналось, и Дмитрий Олегович пока не числил за собой каких-либо грехов. Обычно в выходной день повод для семейного скандала у супруги находился не раньше чем к обеду.
Курочкин в три прыжка преодолел коридор, задержал дыхание, влетел на кухню к жене - и сразу понял: пахнет не просто выволочкой, но большой головомойкой, если не хуже.
- Дми-и-и-трий! Что ЭТО?!! - Голос Валентины раздавался откуда-то из-за холодильника, а по всей кухне носился туда-сюда небольшой смерчик, злобно шипя и плюясь углекислотой. Маленькое явление природы, изготовленное фармацевтами города Уфы. Иллюстрация к старой сказке "Ученик чародея", где супруга выступила в несвойственной ей роли ученика. Хорошо еще, что Валентина, зачем-то откупорив опасный пузырек, догадалась кое-как его заткнуть - иначе бы таких углекислых смерчиков бегало сейчас по кухне не меньше дюжины, по числу оставшихся в склянке таблеток.
Надо было спасать положение. Не обращая внимания на плюющегося хулигана, Курочкин первым делом отважно кинулся к пузырьку на столе, крепко придавил пробку, завинтил крышку и лишь затем с помощью кастрюли и шумовки загнал одинокий смерчик в раковину, прямо под водяную струю. Смерчик громко забулькал, напоследок обдал Дмитрий Олеговича веером брызг - и пропал.
Только теперь Валентина рискнула покинуть свое убежище за холодильником. На лице жены Курочкин прочитал явное желание упрятать его самого в такую же аптечную склянку с притертой пробкой. И по возможности навсегда.
- Ты что, забыл наш уговор? - негромким и оттого особенно страшным голосом произнесла Валентина. - Дома - чтобы никакой взрывчатки. Был уговор, а? Я тебя спрашиваю, был?
- Валечка, солнышко мое, - забормотал Дмитрий Олегович, отступая назад. - Ну, какая же это взрывчатка? Это всего лишь "Цоппи" быстрорастворимое шипучее слабительное, по немецкой лицензии...
- Я нашла в холодильнике пузырек, - не слушая оправданий, сурово продолжала Валентина. - Подумала, что там остатки горчицы. Открыла... А ведь у меня сердце. А вдруг бы у меня от этого сердечный приступ сделался?
Как обычно, супруга несколько преувеличивала свои хвори: к сорока пяти годам Валентина оставалась на редкость здоровым человеком и если принимала импортные лекарства, то лишь потому, что Курочкин приносил их с работы бесплатно. Не пропадать же добру. Экономика должна быть экономной.
- Не сердись, Валюша, - Дмитрий Олегович искательно заглянул в неумолимые глаза жены. - Я, честное слово, не виноват. То ли наше сырье подкачало, то ли уфимцы напутали в рецептуре. Представь, у нас этот "Цоппи" стал почему-то разлагаться уже на открытом воздухе, с обильным выделением углекислоты... Ты не думай, Валь, мы весь брак завернули обратно, пусть сами разбираются со своей ошибкой...
- Это наш с тобой брак был ошибкой, - хмуро заметила супруга. Жаль, что его уже не завернешь
обратно. Когда я за тебя, обалдуя, выходила, то думала: все-таки кандидат наук, спец по лекарствам. Станет доктором, профессором, будет опорой семьи с хорошим окладом. И что в итоге?
- Оклад нам обещали прибавить, - неуверенно сказал Курочкин. - И про докторскую я не забыл. Сережка Солопов с кафедры гангрены давно предлагает мне совместную тему по антисептикам. Или можно опять попробовать токсины, у меня уже есть вполне съедобные наработки.
- Токсикоман, - обронила супруга. - У него, видите ли, наработки. Солопов из своей гангрены давно выкроил диссертацию, а ведь младше тебя. Пестряков в фирме работает, за дойчмарки без налога. Абрамов - в Израиле, Каплан - в Мексике лекции читает, Смирнов уже приглашение получил, Танька его хвалилась. У всех холодильники набиты разными вкусностями, и только мой ненормальный держит в холодильнике какую-то шипучую мерзость. Пилюлькин несчастный!
От дальнейшего обсуждения прочих недостатков Курочкина супругу Валентину, к счастью, отвлек низкий жужжащий звук из столовой. Сработал таймер - устройство, которое не позволяло Валентине забыть о скором начале на ТВ очередной серии "Трудной смерти", могучего американского фильма с участием Брюса Боура.
Этого Брюса Боура супруга просто обожала, а Курочкин, как назло, терпеть не мог. Когда Брюс в роли наглеца-шерифа с усмешкой произносил свою коронную фразу "Хороший индеец - мертвый индеец!", Дмитрию Олеговичу неизменно хотелось выхватить из несуществующей кобуры несуществующий "кольт" и прицелиться в гада. Курочкин почему-то был уверен, что актеру и прикидываться негодяем не надо, что он и в жизни - такой же скользкий, бессовестный и жестокий тип, как и в
кино. В глубине души Дмитрий Олегович сильно сочувствовал французской кинозвезде Клер Камински, которую, как он слышал, угораздило однажды выйти замуж за такого хлыща. По неясной для Курочкина причине эффектные длинноногие шатенки наподобие этой Клер вечно выбирали себе в спутники жизни таких вот усмешливых спортивных негодяев, чтобы те потом устраивали бедняжкам сцены и скупердяйничали при покупке новых "Роллс-Ройсов" и бриллиантовых колье...
Услышав призыв боевой трубы, Валентина бросила на полуслове обличительный монолог и сразу заторопилась в столовую, на телесвидание к своему любимому Брюсу. По пути она ловко выхватила из-под раковины помойное ведро, брезгливо смахнула туда пузырек с буйным уфимским слабительным, после чего сунула пластмассовую дужку ведра Курочкину.
- Иди вынеси мусор, - приказала она мужу, всем корпусом оттесняя его к выходу из кухни и дальше, к двери. - Видишь, ведро полно? А нука, марш-марш!
- Но... - вякнул было Дмитрий Олегович. Он намеревался напомнить, что выносил ведро только вчера вечером. Он хотел объяснить, что из-за горсточки картофельных очисток, пакета из-под молока и аптечной склянки глупо спускаться во двор, долго обходить автостоянку, продираться сквозь зеленые насаждения к переполненным до краев вонючим металлическим контейнерам. В конце концов, время терпит. И, между прочим, у него, у Курочкина, осталась еще одна срочная серия опытов важного народнохозяйственного значения, за которые, кстати, ему вполне реально светит премия. То есть не ему лично, а всей их лаборатории, но поскольку Дмитрий Олегович - полноправный член коллектива, то он может рассчитывать на определенную часть этой премии. Конечно, в том случае, если НИИфармахим не обойдет их НИИЭФ на повороте...
Тут Курочкин заметил, что давно уже стоит на лестничной клетке с ведром в руке и обращается с разъяснениями к крепко запертой двери. За дверью шла оживленная пальба: пока Курочкин распинался о своих правах и обязанностях, Брюс Боур, должно быть, уже пристрелил нескольких человек. Во время демонстрации фильма Валентина предпочитала включать звук на полную мощность. Она уверяла, что это хоть немного отвлекает ее от пошлости быстротекущей жизни. Когда дело касалось любимых Валентининых вещей - будь то телесериал или годовой баланс, - супруга умела выражаться поэтично.
Что ж, делать нечего. Дмитрий Олегович подхватил ведро и стал спускаться вниз по лестнице. На площадке второго этажа он остановился, прислушался. Из-за дверей нескольких квартир слышались те же выстрелы. Соседи, как и его Валентина, не упускали возможности поглядеть и утренний повтор дурацкого сериала; словно бы они все надеялись, что утром их драгоценный Брюс ухлопает еще пару контрабандистов и соблазнит еще десяток-другой доверчивых фермерских вдов. Воровато оглянувшись, Курочкин выудил из ведра приговоренный к выбросу пузырек со слабительным "Цоппи" и поглубже упрятал в брючный карман. Когда он вернется, Валентина будет слишком занята телевизором, чтобы его обыскивать. Следовательно, у Дмитрия Олеговича будет время спокойно перепрятать пузырек в пределах собственной квартиры: два эксперимента с этими неправильными таблетками еще дожидались своего часа.
Совершив маленькое семейное преступление, Курочкин почувствовал себя гораздо увереннее. Поигрывая полупустым ведерком, Дмитрий Олегович неторопливо вышел во двор и зашагал мимо автостоянки. Вокруг было пустынно, - должно быть, все смотрели кино. Только бородатый Мокеич, сосед из шестого подъезда, уныло возился со своей зеленой "Нивой". Машина формально принадлежала его теще, которая еженедельно принимала у зятя рапорты: в порядке ли ходовая часть, не стучит ли кардан, не облысела ли, не дай бог, резина. Мокеич покорно рапортовал.
- Привет! - сказал Курочкин, подходя. - Готовишься к очередному докладу?
- Привет... - печальным голосом ослика Иа-Иа ответил Мокеич. Вроде того. Аккумулятор, что ли, подсел. Ольга Игоревна выражала беспокойство.
Ольгой Игоревной звали тещу, владелицу "нивки".
- Как поживает ваш рейтинг? - привычно полюбопытствовал Курочкин. Мокеич работал на телевидении, оператором в программе "Лицом к лицу". От колебаний таинственного рейтинга у них там зависела оплата труда.
- Не растет, - озабоченно сообщил Мокеич. - И даже падает. А когда мы совпадаем с этим чертовым сериалом, - так просто беда, все на него переключают... Хоть бы его шлепнули поскорее, этого шерифа!
- Давно пора, - поддакнул Дмитрий Олегович, радуясь, что нашел в Мокеиче союзника. Только за пределами квартиры Курочкин мог безбоязненно не одобрять Брюса Боура: в присутствии Валентины это было чревато серьезными семейными осложнениями. Внеочередной ссылкой к вонючей мусорке он бы тут не отделался..
- А ты опять мусор выносишь? - с сочувствием спросил Мокеич, мельком глянув на пластмассовое ведро. - Супруга терроризирует?
- Да нет, - храбро соврал Курочкин. - Просто прогуливаюсь, вроде утреннего моциона. - Махнув рукой, Дмитрий Олегович свернул на узкую тропку, протоптанную среди зеленых насаждений. Баки для отходов расположены были почему-то и далеко, и неудобно. Всякий раз, продираясь сквозь насаждения, Курочкин подозревал, что домоуправление состоит в тайном сговоре с Валентиной. И ведь была когда-то у Курочкина возможность получить квартиру в девятиэтажке, с мусоропроводом! Впрочем, тогда бы супруга придумала что-нибудь другое. Большее из двух зол.
Оба контейнера, как всегда, благоухали и были наполнены под завязку. Вчера Курочкину удалось еще кое-как опорожнить ведро, но сегодня даже смятый молочный пакет сизифовым камнем упрямо скатывался к подножию мусорной горы. Можно было, правда, высыпать все сбоку, у стенки контейнера, однако Дмитрий Олегович не желал уподобляться прочим неряхам. Он знал, что здесь неподалеку, метрах в ста пятидесяти, укромно расположен еще один мусорный бак - вместительный, чистый, большинством из соседей еще не замеченный. Этим элитным контейнером для отходов пользовалась близлежащая российскоамериканская фирма, торгующая не то телевизорами, не то компьютерами. Раза два или три Курочкин вот так же втихомолку разгружал свое ведерко в чужой ящик, всякий раз поражаясь, до чего аккуратный и опрятный мусор сюда складывают. Даже смятые банки из-под кока-колы - и те, упакованные в полиэтиленовый пакет, выглядели изящно, хоть в музей современного искусства их представляй. Однажды Дмитрий Олегович заметил в ящике почти целую, только слегка искривленную, настольную лампу и (чего греха таить!) прихватил ее домой для своей лаборатории в чулане. Другой раз ему попалась чуть выщербленная фарфоровая емкость, идеально подходящая для работы с кислотами... Валентина ни рубля из семейного бюджета не выделяла для обустройства его мини-лаборатории, зато на какой-нибудь таймер, зовущий к телевизору, в том же семейном кошельке отыскивались средства.. Конечно, разве можно пропустить очередную серию?
Курочкин добрел со своим ведром до чужого контейнера и для порядка осмотрелся: не идут ли фирмачи? Предосторожность эта была в принципе излишней. По воскресеньям контора не работала, и здесь, среди зелени, никого и быть не могло. Разве что другой такой же хитрун из курочкинской пятиэтажки... нет, пусто. Кто не смотрит кино, тот еще дрыхнет. Дмитрий Олегович ссыпал из ведра свою жалкую кучку мусора и, любопытства ради, пошарил одной рукой среди пустых картонных коробок. По теории вероятности интересные находки человеку должны попадаться не каждый день и даже не раз в неделю. Но только нашей реальной жизни давно уж наплевать на всякую теорию. Поэтому в самом углу контейнера, под слоем аккуратно сложенных прошлогодних "Коммерсантов" и тремя пластинками белого упаковочного пенопласта, Курочкин нашел небольшую серую коробочку с короткой антенной.
Какой-то балбес выкинул чрезвычайно дорогую штуку - сотовый телефон.
Дмитрий Олегович знал, что нынешние богатые люди предпочитают лишь новенькие вещи без единого пятнышка или царапины. И все же на месте бывшего хозяина этой дорогостоящей игрушки он не стал бы расставаться с ней из-за пары неглубоких вмятин на корпусе. Даже если предположить, что аппарат перегорел и абсолютно неисправен, внутри могли сохраниться множество полезных деталей...
Словно бы в доказательство того, насколько много полезного еще осталось внутри телефона, серая коробочка неожиданно издала громкое "Тр-р-р-р!". Замигала зеленая кнопка на корпусе. От неожиданности Курочкин выпустил из пальцев оживший телефон, и тот при падении мягко стукнулся о пенопласт, не переставая при этом тарахтеть. Заинтригованный и немного испуганный Дмитрий Олегович вновь завладел коробочкой, нажал кнопку и сказал:
- Алло!
- Сорок восьмой? - тревожно спросили в трубке.
- Да, - чисто автоматически ответил Курочкин, действительно родившийся в тысяча девятьсот сорок восьмом году. Девятого апреля.
- Слава богу! - облегченно вздохнул голос в трубке. - Мы уж боялись, что вы не придете... Выходите на Варшавское шоссе, мы ждем вас в голубом "БМВ". Пожалуйста, поторопитесь.
- Минутку, - озадаченно проговорил Курочкин. - Вы меня не так поняли. Тут какое-то недоразумение...
- То есть как? - в свою очередь удивился голос. - Вы разве сейчас не стоите с телефоном в руках возле мусорного контейнера?
- Стою, - признал Курочкин. - Но...
- Тогда ждем вас на шоссе, - не дал ему договорить голос в трубке. - Все детали обсудим в машине, мы и так опаздываем... - Телефон пискнул и отключился так же внезапно, как и включился. Потому-то Курочкин не успел растолковать собеседнику, что произошла очевидная ошибка. По-хорошему следовало бы никуда не впутываться, а просто зашвырнуть серую коробочку обратно в контейнер и поскорее возвращаться домой, к Валентине. Однако Дмитрий Олегович представил, как незнакомые люди в голубом "БМВ" сейчас ждут его, нервничают, поглядывают на часы - и ему тут же стало неловко. Пожалуй, надо бы действительно выйти на шоссе и предупредить людей о возникшей путанице.
Курочкин припрятал свое пластмассовое ведро в кустах возле контейнера и, немного поплутав среди
зеленых насаждений, выбрался на шоссе. Не прошло и пяти минут, как ему действительно попался на глаза голубой автомобиль с латинскими буквами "BMW", припаркованный у обочины.
- Наконец-то! - радостно воскликнул лоснящийся крепыш в серебристом костюме, как только Курочкин открыл дверцу. Кроме серебристого, как хек, крепыша, в салоне находились водитель и еще один плотный господин в черном костюме. Дмитрию Олеговичу отчего-то сразу не понравились выражения лиц серебристого, черного и водителя, хотя на этих лицах не было даже намека на какую-либо угрозу.
Напротив, все трое разглядывали Курочкина с некоторой опаской.
2
Курочкин и сам не понимал, как очутился на заднем сиденье машины, рядом с господином в черном костюме. Из двадцати четырех кадров киноленты, составляющих секунду, неизвестным образом вырезали кадров двадцать. Только что Дмитрий Олегович стоял у открытой дверцы "БМВ" и открывал рот, намереваясь покончить с недоразумением, - и вот он уже едет в неизвестном направлении и в подозрительной компании. От черного костюма соседа вовсю несло дорогой французской парфюмерией, хотя и отнюдь не первосортной: все конкуренты мадам Коко Шанель злоупотребляли альдегидами - аромат получался стойкий, но слишком едкий: то, что годилось когда-то для производства уротропина, для любых одеколонов было чрезмерно. Злоупотребление парфюмом такого качества грозило человеку всевозможными аллергиями, частичной утратой обоняния и различными стрессами. Один из таких стрессов уже сейчас переживал сам Дмитрий Олегович, поскольку запах от соседа поначалу мешал ему элементарно сосредоточиться.
Тем временем серебристый хек на переднем сиденье болтал без перерыва, то и дело поворачивая лоснящуюся физиономию к Курочкину. Вероятно, этот крепыш порядком намолчался, пока дежурил возле безответной телефонной трубки, и теперь компенсировал себе вынужденный перерыв в разговоре: так люди, уходящие с берега диеты в свободное гастрономическое плавание, решают ни в чем своему желудку не отказывать. Гулять - так гулять, тащи сюда поросенка с хреном, и творожники, и мармелад! Будем немедленно жрать все без разбора.
Сперва болтливый хек опрокинул на Дмитрия Олеговича лавину сведений о сегодняшней погоде в центральной части Москвы, с непонятным воодушевлением перечисляя цифры температуры, проценты влажности воздуха и метры-в-секунду скорости ветра. Особую радость у лоснящегося крепыша почему-то вызывал заурядный - для этого времени года - факт хорошей видимости. Он несколько раз важно повторил слова про эту несчастную видимость и каждый раз со значением поглядывал на Курочкина, следя за его реакцией. Словно бы Курочкин лично заказал серебристому крепышу на сегодня только ясную и теплую погоду, пообещав в случае неисполнения суровые репрессии, и хек, извертевшись на сковородке, дозвонился-таки до канцелярии Ильи-пророка и выполнил заказ. На несколько минут в голову Дмитрия Олеговича даже забрела безумная мысль о том, что экипаж голубого "БМВ" - передвижная бригада московских синоптиков, которая с помощью сотовых телефонов отлавливает по городу ничего не подозревающих граждан и насильно пичкает их прогнозом погоды. А потом выставляет им обалденные счета с надбавками за скорость, за срочность, за комфорт, за экспресс-услуги. Типа международного секса по телефону только вместо секса - сводки о температуре и влажности воздуха.
Дмитрий Олегович, завороженный своей версией, уже собирался было объяснить серебристому синоптику, что его крайне скудный семейный бюджет не позволяет ничего свыше обычной сводки погоды по радио "Эхо столицы" и секса с законной женой Валентиной раз в неделю (а если повезет - то и реже). Однако лоснящийся хек с переднего сиденья неожиданно сам переключился на другую тему и принялся расхваливать Курочкину какую-то квартиру на Тверской, из окон которой открываетсяде замечательный вид на Пушкинскую площадь - на памятник Пушкину, кинотеатр "Россия" и фонтан. И этот, мол, вид в сочетании с небольшими метрами-в-секун-ду скорости ветра и низкой влажностью должен был, оказывается, очень понравиться Курочкину.
"Никакие они не синоптики! - испуганно подумал Дмитрий Олегович. Типичные торговцы недвижимостью. Но я-то, я-то им зачем?.." Вид во двор из собственного окна Курочкина вполне устраивал, но, если бы и не устраивал, деваться было некуда. Даже если бы они с Валентиной разом впали в помешательство, продали бы все нажитое имущество, включая телевизор и таймер, продали бы свою двухкомнатную квартиру в хрущевской пятиэтажке на улице Автозаводской и заняли в долг у родственников, - и то денег этих никак не хватило бы на покупку и десяти квадратных метров в доме на Тверской. Очень уж престижный район, для самых "новейших русских".
- Теперь об оплате, - чуть понизив голос, произнес серебристый болтун. - Как мы знаем, сумма вас устроила...
"Какое там устроила! - мысленно возопил Курочкин. - Вы меня с кемто перепутали, мне не
нужна квартира с видом на памятник! Отпустите меня, я совсем не новый, а уже довольно немолодой и потрепанный русский!..".
Вслух же все его эмоции воплотились в короткое междометие "Э-э!", которым он попытался вклиниться в поток красноречия серебристого торговца недвижимостью.
- Да-да, - подхватил серебристый, очевидно, приняв сдавленное "Ээ!" за знак согласия. - С деньгами мы поступили именно так, как нас попросили ваши посредники. Половина всей суммы уже переведена в Баден на анонимный счет, а вторая половина будет вас дожидаться в Пярну через два дня. Если, конечно, все пройдет нормально...
"ЧТО пройдет нормально? - мысленно ужаснулся Курочкин. - Кто вы такие?!" На словах же ему не удалось продвинуться дальше сдавленного "Ы-ы!"
Как видно, последнее междометие Дмитрия Олеговича в салоне "БМВ" было воспринято как выражение недовольства. Приторно-ароматный черный господин быстро отодвинулся на край сиденья и как-то съежился: серебристый крепыш, рискуя вывихнуть шею, завертел головой, стараясь поймать взгляд Курочкина.
- Что вы, что вы! - проговорил крепыш, виноватым жестом прижимая руки к груди. - Вы меня просто не так поняли! Мы знаем, вы мастер, профессионал своего дела, другого нам и не надо... Ваш камуфляж, серебристый осторожно ткнул пальцем в направлении курочкинских домашних брюк, - просто великолепен. Все продумано до мелочей, человек толпы - да и только. Такой зачуханный интеллигент из НИИ, покладистый трудяга и примерный семьянин. И никто не подозревает, что на самом деле...
- Ы-ы! - обидчиво повторил Дмитрий Олегович. Несмотря на необычность ситуации, в которую
он попал, Курочкин почувствовал себя уязвленным. То, что серебристый крепыш с оскорбительным высокомерием счел камуфляжем, и было настоящим Курочкиным.
- Все-все, молчу, - серебристый хек вновь приложил руки к груди. Только о деле. Мы все приготовили, ваш инструмент уже получен и дожидается вас... Сегодня же и сможете приступить.
Курочкин обмер. Услышанное слово посеяло в его душе очень нехорошее предчувствие.
- Инстру... мент? - наконец-то членораздельно смог выговорить он.
Серебристый решил, будто опять сморозил глупость и опять невольно обидел привередливого гостя.
- Я, наверное, не так выразился, - мигом поправился он. - Я имел в виду ваше... оборудование... То есть ваше приспособление... Ну, эту вашу штуку с оптическим прицелом.
3
Террорист из Курочкина был - точь-в-точь, как из утюга - чемпион по плаванию. Его взаимоотношения с огнестрельным оружием всегда приводили к сокрушительным последствиям: и для Курочкина, и для оружия. Еще в школе, на уроке начальной военной подготовки он умудрился быстрее всех в классе разобрать автомат Калашникова, - но так, что потом обратно собрать его не смог уже никто (даже у искушенного в этих делах военрука при каждой новой сборке оставались почему-то лишние детали, причем каждый раз - разные). На военных сборах после пятого курса института будущий лейтенант медицинской службы Дима Курочкин прославился тем, что во время сдачи норматива из пистолета Макарова четыре пули доблестно отправил "в молоко", а пятой едва не прострелил собственную ногу, нажав на спуск десятью секундами раньше, чем следовало бы. Ногу спасла лишь поломка пистолета, который, по счастью, заклинило сразу после четвертого выстрела. Все дальнейшие попытки починить "макаров" оказались тщетными - оружие было безнадежно испорчено. На Диму, отправленного в бессрочный наряд по уборке территории, приходили посмотреть едва ли не все офицеры части, от прапорщика до генерал-майора. Последний, по слухам, не поленился съездить в город, к тому самому конструктору Николаю Федоровичу Макарову, и показать ему поломку. Курочкину потом рассказывали по секрету, будто бы знаменитый оружейник долго вертел в руках пистолет его имени, потом сухо спросил, в каких войсках предполагает служить провинившийся курсант, и пришел в полный восторг, выяснив, что виновник - студент-медик, который, вероятно, после своего института в армии служить вообще не будет, а следовательно, не будет и допущен ни к какому стрелковому оружию. Во всяком случае, в мирное время. "Лишь бы не было войны", - будто бы сказал генералу на прощание пистолетный конструктор, хотя Дмитрий Олегович и по сей день не понимал, какая может быть связь между его давней оплошностью и пожеланием мира во всем мире. Впрочем, он и сам не испытывал потребности брать в руки оружие, вполне .удовлетворяясь микроскопом. Только один раз, уже в середине 80-х, друзья зазвали его на охоту и вручили ему старенькую "тулку". О тех двух днях на лоне природы у Курочкина остались самые скверные воспоминания. Мало того что он в первый же день заблудился, утопил в болоте термос (за него потом ему от Валентины влетело отдельно!) и напоролся в одиночку на медвежью берлогу, - он еще и каким-то образом просочился сквозь колючее заграждение охраняемой спецзоны, миновал всех бдительных егерей и гэбистов в маскхалатах и несколько часов бродил с ружьем в окрестностях охотничьего домика одного из членов Политбюро. В конце концов Дмитрий Олегович сам заметил среди стволов какого-то штатского и вверг того в полную прострацию вопросом, где тут поблизости остановка пригородного автобуса на Москву. Прибежавшие охранники сперва приняли Курочкина за вооруженного злоумышленника, однако, рассмотрев его хорошенько, тут же отпустили Дмитрия Олеговича восвояси. Даже не конфисковали у него "тулку", которую, правда, он все равно забыл на обратном пути в автобусе. Кстати сказать, эпизод с охотничьим домиком был в биографии Курочкина единственным случаем, когда серьезные люди сочли его (пусть и ненадолго) способным на теракт. Единственным случаем - до сегодняшнего дня...
Курочкин заерзал на сиденье машины, искоса глянул в окно, пытаясь понять, по каким московским улицам они сейчас проезжают. Острое желание поскорее просветить своих новых знакомцев насчет происшедшего досадного недоразумения, после слов про оптический прицел как-то сразу испарилось. Фармацевту в его положении, мягко говоря, не поздоровилось бы. Дмитрий Олегович сообразил, Что пока правильнее будет еще некоторое время побыть наемным убийцей, а там видно будет. Раз уж он сам по глупости опять угодил в какую-то заварушку, то не худо бы сначала выяснить, что к чему.
О методике политических покушений Курочкин знал очень немного - по преимуществу, в скромных пределах сюжета детективной книжки под названием "Мишень" некоего Георгия Черника. Книжку эту Курочкину притащил однажды его институтский приятель Сережа Солопов, который, даже став солидным Сергеем Александровичем и заведующим кафедрой гангрены, не перестал увлекаться подобной макулатурой и усердно пичкал ею друзей. На обложке опуса Г. Черника багровела Кремлевская башня, превращенная художником в мишень, а в самой книжке речь шла о том, как одна ужасно тайная организация вознамерилась устроить покушение на президента США, не больше и не меньше. Для убийства был нанят за большие деньги крупный международный террорист Карлос Кугель, который вплоть до середины романа все подбирался да подкрадывался к американскому президенту и только ближе к концу произведения решил его угробить не в Америке, а в Москве, куда беспечный президент хотел приехать на важную встречу во имя мира и прогресса. В Москве же Кугелю оставалось лишь изготовиться для стрельбы, зарядить винтовку - и прости-прощай мир и прогресс... По роковому стечению обстоятельств, Курочкин так и не узнал, чем же закончилась охота террориста за президентом: буквально страниц за двадцать до конца романа, когда злодей Кугель только-только пристроился взять американца на мушку, книжку отобрала Валентина. Мужу она ехидно напомнила об обязанностях кандидата медицинских наук читать книжки в первую очередь по медицинским наукам, а уж если Дмитрию Олеговичу совсем нечем заняться, то пусть он, например, сходит в магазин, спустится в подвал за картошкой или, на худой конец, вынесет мусор.

Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец - Гурский Лев => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец автора Гурский Лев дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Гурский Лев - Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец.
Если после завершения чтения книги Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец вы захотите почитать и другие книги Гурский Лев, тогда зайдите на страницу писателя Гурский Лев - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Гурский Лев, написавшего книгу Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Игра в гестапо - 3. Мертвый индеец; Гурский Лев, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн