А-П

П-Я

 шопард инфинимент духи 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Имранов Андрей

Каменное эхо


 

Здесь выложена электронная книга Каменное эхо автора по имени Имранов Андрей. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Имранов Андрей - Каменное эхо.

Размер архива с книгой Каменное эхо равняется 290.7 KB

Каменное эхо - Имранов Андрей => скачать бесплатную электронную книгу




Андрей Имранов
Каменное эхо
Часть первая
ЛАЙ ДОХЛОЙ СОБАКИ
ГЛАВА 1
Ведя допрос свидетельницы, я неожиданно ощутил действие враждебно настроенной непреодолимой силы в лице собственной жены, случайно проходившей мимо.
Из доклада некоего городского дознатца своему капитану по поводу следов побоев на лице

Малик Локай по кличке Малек
До того как приехать в Джубан поступать в академию, я жил с родителями в небольшом селении за отрогами Серых Гор. Село наше стояло посреди лиственничных лесов, и за дворами текла небольшая чистая и очень холодная речка. Я любил осенью стоять у воды и смотреть на плывущий мимо ковер сброшенных лиственницами иголок. Казалось, что можно выйти в самую середину, не провалившись, поверхность будет щекотно и мягко пружинить под ногами, как медвежья шкура, и речка понесет меня далеко-далеко, за гречишные поля, за дальние холмы, за пасеку дяди Миклоша, и дальше – куда? А еще я думал, что иголочки похожи на людей. Сколько их остается лежать в лесу под деревьями – никто не скажет. Наверное, и слова-то такого нет, чтобы сказать сколько. Много. Но некоторые иголки падают в воду и уплывают. Некоторые прибьются к берегу или к коряге в трех шагах от родного дерева, некоторые проплывут лигу-другую, перед тем как прилипнуть к чему-нибудь или закрутиться в омуте, намокнуть и утонуть. А некоторые уплывут далеко, в сияющие дали, и что там с ними случится – Гор ведает. Они разные, эти иголки, – одни покороче, другие подлиннее, одни прямые, другие скрученные, но вот ведь что важно: это никак не влияет на то, как далеко они уплывут. И что еще важнее: кто скажет, где лучше превратиться в гумус – под родным деревом или в тысячах километров от него?
В свою четырнадцатую осень я поделился этими и некоторыми другими своими мыслями с отцом. Он вздохнул, покачал тяжелой головой и произнес: «Не выйдет из тебя доброго селянина, не выйдет». И более ничего не сказал, но я уверен, что именно тогда отец и решил отправить меня в город. Помню, сколько шума было, когда он объявил свое решение – отдать меня на обучение в гимназию. Особенно Робин недоволен был – он жениться собирался, и те деньги, что на мое обучение пойдут, ему бы ой как пригодились. Но отец своих решений не менял, расшумевшегося старшего огрел по шее, на остальных прикрикнул и пошел Гнедка запрягать. А я так и стоял с разинутым ртом, и мысли мои вились, как рой растревоженных пчел.
Из гимназии я сбежал через два месяца, и те два месяца были и остаются самыми неприятными в моей жизни. Наивный сельский подросток оказался идеальной мишенью для жестоких насмешек городских гимназистов. Я бы сбежал в первый же день, если бы не стыд возвращения в родное село. Однако в итоге я все же отправился было домой, но на стоянке дилижансов бойкий паренек, назвавшийся Лекой, совершенно очаровал меня рассказами о магии, о великолепном Джубане и Академии магов, куда Лека и направлялся. И езды-то до Джубана, по его словам, было всего два дня, хоть и с пересадкой. Отличная история для простака, каковым я тогда был. Стоило ли удивляться, проснувшись после первой же ночевки без попутчика, верхней одежды и всех денег. Наверное, не стоило, как и не стоило удивляться тому, что Джубан лежит по ту сторону Серых Гор аж в двух тысячах ли. Так что путь мой туда занял не следующий день, а следующие полтора года.
Клянусь, если судьба сведет меня с Лекой еще раз, я не буду поджаривать его на огне и требовать назад украденные деньги, нет – я поклонюсь ему до земли и выгребу все содержимое своего кошелька. Потому что мой самый страшный сон начинается с того, что я не встретил на стоянке дилижансов этого рыжего воришку.
Крепкий хлопок по плечу, сопровождаемый возгласом: «Попался, Малек!» – вывел меня из раздумий. Я обернулся, отлично зная, чью радостную физиономию сейчас увижу. Анри Ломак, гроза всех девственниц Джубана, великий борец со скукой и первый враг всех добропорядочных мещан округи, шлепнулся рядом со мной на скамейку и интриганским шепотом поинтересовался:
– Давай колись, что натворил, – и, увидев недоумение в моем взоре, добавил: – Тебя ректор ищет, понял?
Странно. Особых преступлений за мной не числилось, по крайней мере, таких, чтобы аж сам ректор забеспокоился. Если только… Неужели милорд Тавин узнал про мои внеклассные занятия? Вообще-то самообразование в академии всегда поощрялось, но, возможно, этот случай будет исключением. Уж больно близко мои эксперименты подходили к тому, что именуется запретной магией. Я помрачнел, и Анри мгновенно это подметил, пихнув меня в бок:
– Ага! Я так и знал, рассказывай, что там у тебя, помогу, чем смогу. А уж нем буду как камень.
Я усмехнулся:
– Да уж, таким камешком светляки весьма бы заинтересовались. Нехорошо это, когда какой-то камень болтает почем зря. Ненормально, а?
Анри сделал вид, что обиделся.
– Да я надежнее, чем Основа Опор. Неужели не расскажешь? Это лучшему другу-то?
Ха, тоже мне, «лучший друг» нашелся. Кстати, он ведь и соврет – недорого возьмет…
– Скажи-ка, лучший друг, а не врешь? Меня действительно ректор ищет? Я ведь сразу к нему не попрусь, я у людей поспрошаю, смотри, если что.
Анри понял, что ему ничего не светит, и поднялся:
– Ну и демон с тобой, не говори потом, что я тебе помощь не предлагал, – и удалился, насвистывая.
Я постучался и, услышав отклик: «Войдите!» – потянул на себя высоченную, под потолок, резную дубовую дверь.
– Вы меня искали, милорд?
Ректор поднял голову, несколько мгновений недоуменно меня разглядывал, потом его взгляд осветился пониманием.
– А… Локай. Проходите, садитесь.
Я с некоторым замиранием притворил за собой дверь, подошел к указанному креслу, уселся на самый краешек и принялся потихоньку озираться – в кабинете ректора я еще ни разу не был. Осмотр меня разочаровал: книги, книги, свитки. На стенах – грамоты и пара неброских картин. И никаких чучел выворотней или голов виверн. Кабинет скорее смахивал на обиталище ученого, а не боевого мага, каковым Тавин Рокард был в свое время. Скучно.
Ректор потер пальцами бровь.
– Милорд Арэн рекомендовал вас как лучшего ментала на третьем курсе.
Вот это новость! Я аж рот раскрыл. А мне-то наш куратор неоднократно говорил, что большей бездари он еще не встречал. Не то чтобы я принимал его слова близко к сердцу, я и сам знал, что кое-чего стою и на курсе не худший. Даже полагал, что далеко не худший… но чтобы лучший?
Ректор между тем продолжал:
– И, что гораздо важнее, рекомендовал как вдумчивого, целеустремленного и честного человека. И не труса к тому же… Вы как, с темой летней практики определились?
Я судорожно сглотнул. Не каждый день такое услышишь. И от кого – от ректора!
– А… Д-да, м-милорд Арэн предложил… «Взаимовлияние и взаимопроникновение стихий». Семинар через месяц, и…
– Не буду ходить кругами. От имени Белого Круга и Академии магических искусств я уполномочен предложить вам… скажем так, работу. Белый Круг, действительным членом которого, как вам наверняка известно, я являюсь, очень заинтересован в этом деле. Смею утверждать, благосклонность Белого Круга – это весьма неплохо для любого мага, не только для начинающего. Впрочем, будет и материальное вознаграждение. Ну и, вне зависимости от результатов, это будет зачтено вам в качестве практики.
Челюсть у меня окончательно отвалилась, и я даже не пытался ее подбирать. Это мне снится, не иначе. Белый Круг… БЕЛЫЙ КРУГ! Предлагает мне – мне! – работу?! А почему не пантеон Девяти с Гором во главе? Обалдеть можно.
– Но должен предупредить: вероятно, дело будет опасным. Возможно, вам придется столкнуться с непреодолимой силой, к тому же, не исключено, враждебно настроенной.
Нет, он определенно задался целью довести меня до нервного истощения. Был у нас небольшой факультатив, лекций на пять, по непреодолимым силам в рамках теории игр. Разумеется, я их все прогулял. Мне и в голову не могло прийти, что это может иметь практическое применение – к самой-то теории игр большинство студентов относилось эдак снисходительно-пренебрежительно.
Кстати, в терминах этой самой теории, выражение «враждебно настроенная непреодолимая сила» является синонимом к понятию «конец игры». М-да… перспективочка. Объяви сейчас ректор, что в случае моей неудачи я буду причислен к лику святых, я, пожалуй, не очень бы и удивился. Но новости, похоже, закончились.
– Подробности будут вам изложены позже, если вы, разумеется, дадите положительный ответ. Вы согласны?
Ха! Он еще спрашивает, согласен ли я? Я прочистил горло:
– Кхм… Да, милорд, согласен. Но…
Ректор взметнул брови и уставился на меня заинтересованным взглядом.
– …почему я?
– Вполне закономерный вопрос, – кивнул милорд Тавин. – Действительно, есть множество магов сильнее вас и еще большее множество магов слабее вас и просто не-магов. Для силы, с которой вам, возможно, придется встретиться, нет особой разницы, кто ей будет противостоять: ректор академии или полуграмотный крестьянин. Но, по некоторым соображениям, нам нужен в этом деле именно маг. И именно ментал.
Я кивнул. Ментальная магия наиболее сложная, но у нее есть два громадных преимущества: во-первых, ментал может пользоваться магией внешне незаметно, не размахивая руками и не бормоча заклинания, а во-вторых, ментальная магия – самая быстрая. Вербалисту даже для самого простенького боевого заклинания надо произнести пару слов, как минимум, и каждую букву этих слов нагрузить смысловым узлом, что само по себе дело непростое, да и слова при этом получаются на редкость непроизносимыми. А пока он эту «пару слов» произносит, даже самый неповоротливый воин успеет сообразить, что к чему, и заткнуть болтуну рот. Частенько – навсегда заткнуть. Так что существование миссий, в которых ментал даст сто очков вперед любому, я признаю. Но в то, что я лучший ментал в округе, как ни заманчиво это звучит, – не верю. О чем я ректору и сообщил. Ректор же вдруг озорно улыбнулся и заявил:
– А вот это будет вам маленьким экзаменом на сообразительность. Вопрос: почему именно вы? Все, что нужно для правильного ответа, вы знаете.
И откинулся, довольный, на кресло. Вот чего я терпеть не могу, так это вот такие угадайки. Особенно девушки любят: «А угадай, почему? А угадай, что? А угадай, сколько?» Ненавижу. Но ректору же так не скажешь, пришлось задуматься.
Почему третий курс? Нелогично. На четвертом курсе студенты получают допуск к заклинаниям первой ступени, проходят Представление Свету, и вообще, четвертый курс – это качественный скачок… Стоп!
Определенно я нашел причину и… Короче, она мне понравилась.
– Мм… эта непреодолимая сила… возможно, она будет враждебно настроена к светлым магам?
– Именно, – ректор удовлетворенно кивнул. – Более того, она будет определенно враждебно настроена к светлым магам. Вам, разумеется, хорошо известно, что в последние четыреста лет все без исключения практикующие маги обязаны пройти Представление Свету. И сумеречных, и уж тем более темных магов на сегодняшний день совершенно не осталось. По крайней мере, Белому Кругу о таковых ничего не известно.
Ректор встал, прошелся, заложив руки за спину, по комнате.
– Поэтому мы в своем выборе были ограничены третьим курсом академии. Вы обладаете магическими способностями и знаниями, будем надеяться, достаточными для выполнения вашей миссии, и в то же время фактически не являетесь светлым магом… Ну хорошо, если у вас не осталось более вопросов, попрошу следовать за мной.
– Но… милорд… Куда?
– К месту выполнения вашей работы. Проблема, с которой мы столкнулись, не терпит отлагательств, и чем скорее вы к ней приступите, тем лучше. Вся информация и снаряжение, необходимые для выполнения работы, будут вам предоставлены на месте. – Ректор распахнул дверь: – Идем.
Анри, разумеется, был тут как тут, стоял за первым углом, делая вид, что поглощен изучением объявлений. Видно было, как вопросы метались у него во рту, подобно рыбешкам в кульке, но присутствие ректора не дало ему вывалить их на меня. И слава небесам. Просто боюсь представить, что бы я в нынешнем состоянии ответил ему и до каких размеров он раздул бы мои ответы.
Мы с ректором быстро прошествовали через весь корпус, и у меня аж голова закружилась от непрерывных пожеланий здравствовать (желали, ясное дело, не мне, а ректору, но кивать и здороваться в ответ приходилось), спустились вниз, вышли во двор и направились к… о да! К башне Сверра. Определенно сегодня день чудес – в башню пускали только с пятого курса и только по делу. Ходили среди студентов байки о некоем магическом арсенале в подвалах башни – неужто мы направлялись туда? Я бы не отказался от магического оружия… и от пары талисманов, скажем, от кольца невидимости… или… Но тут ректор прервал мои предвкушения, поздоровавшись с привратником и распахнув передо мной дверь башни. Едва слышный сдавленный вздох прозвучал у меня за спиной, я обернулся и заметил застывшую на лужайке фигуру. Анри, ну разумеется. На его лице было такое неописуемое выражение, что я не удержался и показал ему язык. И переступил порог башни, еще не зная, что переступаю из одной жизни в совсем-совсем другую.
К моему большому сожалению, мы сразу отправились не вниз, к гипотетическому арсеналу, а наверх.
Наверх, наверх и наверх. Ох! К моменту, когда мы достигли цели, мною уже можно было протирать полы. А вот ректор, что интересно, даже не запыхался. Лестница упиралась в закрытую дверь. Ректор хмыкнул, порывшись в кармане, достал что-то мелкое и приложил к металлической пластине на двери.
Ключ! Я моментально забыл про усталость. Кто сказал, что арсенал должен быть обязательно в подвале? Но воодушевление мое прошло так же быстро, как появилось: круглая комната была совершенно пуста. Даже мебели никакой не было, если не считать резной арки, торчащей прямо посреди комнаты. Ректор, должно быть, уловил мое недоумение.
– Проходи под арку, – бросил он через плечо, возясь у двери, – это портал. Подожди меня там, я сейчас дверь закрою.
Постоянный портал?! Тень Шихара и десять Темных! Я даже не знал, что таковой существует в академии, да что там – никто не знал. Даже слухов таких не ходило. А ректор – тоже хорош. Можно подумать, я каждый день через порталы шляюсь. И где я, интересно мне знать, окажусь, когда перейду? Я оглянулся: милорд Тавин возился у двери, что-то негромко бормоча – то ли заклинания, то ли ругательства. А, была не была: я зажмурился и шагнул в портал.
И – ничего. Близко ничего похожего на то, как описывается путешествие через портал: я не падал ни в какой бездонный колодец, меня не разбирало на атомы и я не чувствовал себя растворяющимся в космосе. Я открыл глаза, увидел ту же комнату и развернулся, раздосадованный и разозленный, к этой дурацкой арке. Интересно, это портал у них поломался или ректор надо мной издевается? Наверное, все же первое. Похоже, полоса чудес и подарков судьбы кончилась, не удивлюсь, если, пока его будут чинить, надобность в моих услугах пропадет. Ну хоть в башне Сверра побывал, тоже неплохо. Я уже собрался было сообшить печальную новость ректору, но он совсем не выглядел удивленным или расстроенным. «Отойди, пожалуйста», – попросил он меня; я машинально отошел.
Ректор же прошел через неработающую арку, мимо меня, обошел ее вокруг и направился к двери, через которую мы вошли.
– А… – только и смог сказать я.
Ректор недоуменно обернулся, секунду смотрел на меня, потом понимающе усмехнулся:
– Ах да, прости. Ты ж до этого порталами не пользовался?
Нет, он определенно издевается. Я только головой мотнул.
– Удивляешься отсутствию эффектов перехода? Не удивляйся, это стационарный портал, в сущности, даже не портал в привычном значении этого слова, скорее – кусок пространства, принадлежащий нескольким местам одновременно. Удобно, знаешь ли, никаких затрат энергии и неприятных ощущений. Ну пошли.
Я только сейчас заметил, что ректор обращается ко мне на «ты», и возгордился этим неимоверно. Если он еще по возвращении будет продолжать ко мне так обращаться, хотя бы пару раз… и если это услышит Анри… ух.
Мечты, мечты, как сладок ваш обман.
Честно говоря, я все еще опасался, что это какой-то злобный розыгрыш, но все сомнения отпали, когда ректор открыл дверь. За ней тоже начиналась лестница, но она уходила вверх и не вилась спиралью, а тянулась прямо и скудно освещалась редкими фонарями. Пахнуло сыростью, недвусмысленно намекающей, что мы находимся под землей.
Ага, и довольно глубоко, как скоро выяснилось. И чего бы им не сделать порталы на поверхности? Боятся форму потерять, что ли? Задыхаясь, я поинтересовался этим вслух. Голос же ректора звучал так, словно он стоял на кафедре, а не спешил вверх по бесконечной лестнице:
– Особенность стационарного портала. Он должен в обоих местах находиться на одной и той же высоте, точнее, на одном и том же расстоянии от центра планеты. Джубан много ниже этого места, поэтому и пришлось совмещать высоту таким образом. Ну, да мы почти пришли.
Но я уже и сам видел дверь в конце этой шихаровой лестницы. Одно утешает: когда мы пойдем обратно, подниматься не придется. Я шагнул за ректором наружу в ярко освещенный проем и зажмурился. Снаружи был день и было лето.
Похоже, шагнули мы – будь здоров. В Джубане стояла осень, и одет я был соответственно, так что сейчас по спине у меня сразу потекли струйки пота. Я на ходу снял куртку и огляделся. Выход из портала одиноко торчал посреди довольно большого поля, смахивая на вход в фамильный склеп, и – никакой охраны. Ректор, и я за ним, направлялся к группе аккуратных зданий непривычной архитектуры. Вокруг, сколько хватало глаз, расстилалась степь с редкими деревцами. Только слева, почти на горизонте, виднелись какие-то руины. И что-то в силуэте этих руин показалось мне знакомым.
Особенно вон то высокое здание, похожее на трезубец… Определенно, где-то я это уже видел. И тут я вспомнил где – и застыл как настигнутый окаменяющим заклятием. Силы Тьмы! Это же Майа Аргерран – Город Последней Битвы!
Мысли тут же заметались в голове: ходила довольно популярная версия, что Арман Светоносный и Дарошель Гарвианец вовсе не уничтожили Проклятого в той самой Последней Битве, а всего лишь заточили его, и он может освободиться…
Та непреодолимая сила, которую упоминал милорд Тавин и для которой нет разницы между ректором академии и крестьянином… Уж не с Черным ли Принцем они меня собрались знакомить?!
Я помотал головой, отгоняя дурные предчувствия, и побежал догонять ректора, который успел отойти довольно далеко. Вопросы жгли мне язык, но озвучить их я не смог: когда я догнал ректора, он покосился на меня, неопределенно хмыкнул, бросил взгляд в сторону руин и буркнул: «Позже». Ну что же, позже так позже.
Мы прошли к ничем не выделявшемуся от других зданию, ректор открыл дверь и посторонился, пропуская меня. Я прошел внутрь и с любопытством огляделся. Все помещение здания занимала одна-единственная комната, и посмотреть в ней было на что: во-первых, вся стена, обращенная к Майа Аргерран, была прозрачной; я вообще сначала подумал, что этой стены нет. Во-вторых, над комнатой, похоже, хорошо потрудились идеографисты: по всему полу змеились, местами заползая на стены, линии всевозможных видов и расцветок. В узловых точках получившегося узора стояли приборы непонятного назначения и фигурки странного облика. В-третьих, потолок. По первому взгляду я было решил, что на нем нарисовано ночное небо, но, вглядевшись, понял – не нарисовано. Звезды легонько мерцали, и, пока я, открыв рот, пялился вверх, по небу прошмыгнула пара метеоритов. Короче, комнатка была – первый сорт, неудивительно, что обитателя ее я заметил, только когда он заговорил:
– Наконец-то. Я же просил – как можно быстрее, – произнес, впрочем, без особого раздражения в голосе, высокий мужчина в простой серой робе, и я вздрогнул от неожиданности. Милорд Тавин коротко вздохнул и представил меня:
– Малик Локай, наш бесцветныймаг.
Что-то мне в его тоне не понравилось. Особенно как он произнес «бесцветный». Но тут мне стало не до размышлений, потому что ректор повернулся ко мне и сообщил:
– Алисол Мирна, архимаг Белого Круга, первый принципал Ордена Содействия Свету.
Вот это да! Сам главный светляк, чтоб мне свиньей переродиться! Жаль только – никто же не поверит. И вот тут у меня первый раз появились сомнения – вернусь ли я вообще в академию?
– Мое почтение, – автоматически произнесли мои губы незнакомым голосом.
Светляк кивнул.
– Рад встрече. Действительно – рад. – Он посмотрел на ректора. – Я думаю, мы не будем затягивать знакомство и перейдем сразу к нашей проблеме. Ты ввел его в курс дела?
– Нет, – проворчал ректор, – сам же сказал: «Хватай в охапку и тащи». Вот – притащил.
– Долго что-то тащил, – недовольным тоном отозвался принципал. – Ладно, тогда для вас, молодой человек, краткая лекция на тему «Последняя Битва и ее участники».
– Я вообще-то в курсе… – тихонько ответил я. Есть у меня такая беда – язык. Никак не могу его научить держаться за зубами.
– Вот как? – живо заинтересовался светляк. – И что же вы нам можете поведать?
– Увольте, – опять ворчливо сказал ректор, – это без меня. У тебя в столовой еда какая-нибудь осталась? Я бы поел чего, а то с утра – только чашка чая да два сухаря.
– То-то ты такой кислый, – усмехнулся светляк. – Осталась еда, осталась. Половина вчерашнего барашка тебя устроит? В печи лежит, теплая еще. И по полкам пошарь, где-то там початая бутылка красного гвенийского лежала. Второй урожай триста семьдесят первого года, между прочим, если это тебе о чем-то говорит.
– Мммм! – одобрительно произнес ректор и, пряча в усах улыбку, удалился.
Светляк повернулся ко мне:
– Давайте все же не будем тратить время на очередное повторение общепринятой версии Последней Битвы. Поверьте мне, я знаю ее отлично, как-никак, сам сочинял. (Я недоуменно поднял брови: как это – «сам сочинял»?) Про самоотверженную армию Детей Света. Про героического Армана, который, явив все свои благородные качества в превосходной степени, поверг-таки Врага Всего Сущего, хоть и ценой собственной жизни. Поступок, прямо-таки достойный Князя Света, не находите? И про его верного друга и непременного спутника Гарвианца, который завершил дело и добил Проклятого. И про других участников, чьи имена начинаются с чрезвычайно большой буквы. Ведь именно это вы мне собирались поведать?
В его изложении это звучало немного пафосно, но суть он выделил верно, о чем я и сообщил принципалу легким кивком и невнятным мычанием.
– В таком случае для вас будет внове узнать, что эту историю с истинной связывают только две фигуры – Армана ре-Хонора и Дарошеля Макка Силти из Гарвиана. Они действительно существовали, хотя и были практически незнакомы друг с другом. Ах да: нечто подобное Последней Битве также имело место. Все остальное – просто наглядная демонстрация высказывания «Историю пишут победители». Хотя… называть нас победителями – слишком громко. Мы просто те, кто остались. Для начала, краткий экскурс в четырехсотлетнее прошлое.
В 4107 году по старому летосчислению или за три года до Последней Битвы Арман ре-Хонор был избран Мастером Белого Круга. Это было большой ошибкой со стороны уважаемых архимагов, хотя… кто знает, как бы все сложилось, не сделай они этой ошибки. Арман был властолюбив, честолюбив, горд сверх меры и вдобавок исповедовал принцип «цель оправдывает все». Но, надо признать, магом он был великолепным, его вклад в вербалистику трудно переоценить. Это и повлияло на выбор архимагов, которые посчитали, что Арман, достигнув вершины, перестанет увлекаться подковерными играми и сосредоточится на исследованиях. Однако архимагам следовало бы побольше внимания уделять и естественным наукам, например психологии. Тогда бы они знали, что, достигнув одной цели, человек, подобный Арману, тут же поставит себе другую, еще выше. Так оно и случилось: Арман задумал увековечить свое имя, уничтожив Черный Круг. Задачка, прямо скажем, непростая. Черный Круг тогда ни по численности, ни по силе ничуть не уступал Белому, более того, скажем прямо, он его превосходил.
Но даже и не это было основной проблемой. Видите ли, это сейчас понятия «Черный Круг» и «средоточие зла» – синонимы. Вообще-то Черный Круг был всего лишь альтернативой Белому и вовсе не представлял собой скопище тиранов, садистов и прочих картинных злодеев. Более того, адептов той магии, которая зовется сейчас запретной, в Черном Круге было не более одной десятой. А уж Представленных Тьме – тем более. Посвященных вообще было – по пальцам перечесть. Кстати, Представление Свету тогда тоже не являлось требованием членства в Белом Круге.
Да и что с того? Вы уже на третьем курсе учитесь и, я надеюсь, научились мыслить самостоятельно. Наверняка вы уже, хотя бы про себя, ставили вопрос о целесообразности запрета на запретную магию? Ведь то, что маг использует в своей работе, например, некротические связки, вовсе еще не характеризует его как злодея. Скажем, целитель может использовать подобное, чтобы эффективно отделить гниющую плоть от здоровой. Да мало ли вариантов! Более того, скажу вам по секрету, на советах Круга периодически выдвигаются предложения не просто снять запрет, но более того, открыть факультеты, которые выпускали бы некромантов и хаотиков. Разумеется, пока эти предложения большинством голосов проваливаются, но – эхо горы ломит.
Я сидел, открыв рот и развесив уши. Ладно бы, если бы мне это рассказывала бунтарка и безбожница Ирси, с которой мы возвращалилягушек и которая твердо решила после третьего курса провалить экзамены, чтобы не проходить Посвящение Свету, а всерьез заняться ведовством. Кстати, что-то подобное она мне и рассказывала, не слово в слово, но по духу – практически то же самое. Но чтобы это мне говорил – кто! Глава ОСС, чья цель – Выявлять и Искоренять. Мечом и Светом. С Жалостью, но без Пощады.
Хотя как раз ему-то и можно. Его небось никто выявлять не станет и искоренять не припрется. Я сделал непроницаемое лицо и слушал дальше.
– Справедливости ради скажу, что стычки у Белого и Черного Круга случались, и порой довольно масштабные, но как раз в тот период, четыреста лет назад, мы жили вполне мирно и даже, бывало, сотрудничали. О войне никто и не помышлял. Скорее нам больше беспокойства доставлял Серый Ковен – своей неуравновешенностью и прямо-таки вселенским раздолбайством.
Так что задачу себе ре-Хонор поставил почти невыполнимую. Уж не знаю, понимал ли он это сам, но за ее решение он взялся с присущими ему рвением и целеустремленностью. Для начала он просто потихоньку начал сеять семена недовольства и неприязни. В отличие от остальных членов Белого Круга, человеческую природу Арман изучил в совершенстве, и довольно скоро архимаги, иначе как плюясь, Темных и не упоминали. Но это была капля в море, не думаю, что у Армана получилось бы раскачать Круг на полноценную войну, не помоги ему Темные.
У группы архимагов Черного Круга в очередной раз созрела идея построить государство, основанное на магии. Подобный эксперимент уже проводился около двухсот лет назад до описываемых событий и с треском провалился. Было много шума, крови и разрушений. Но людская память коротка, а маги – те же люди, разве что живут подольше. Двести лет вполне хватило Темным, чтобы решиться на вторую попытку. Ошибка, говорили они, была в том, что в прошлый раз магию внедрили в уже зрелое общество, наполненное болячками и нарывами. А если внести ее в молодую и здоровую цивилизацию, все выйдет просто замечательно, и лет через сто они построят идеальное общество. Я вообще удивляюсь: почему-то с идеями насчет идеального общества и идеального человека всегда носились именно Темные, а Светлые всегда относились к этим идеям со скепсисом. По идее, должно бы быть наоборот. Но это я отвлекся.
На этот раз Темные взялись за племя кочевников из Ассарских степей. Начали в темпе натаскивать тамошних шаманов и довольно скоро добились впечатляющих результатов: боевой вождь одного из небольших племен на очередном большом сборище перебил вождей соседних племен, объявил себя "великим вождем и повел кочевников на Сарисс. Подобное там происходило чуть ли не каждый год, поэтому никто особо не встревожился. Вот только на этот раз степняки вдребезги разбили Сарисскую армию, с ходу захватили считавшуюся неприступной столицу Сарисса – Кендор и неудержимым валом покатились дальше по стране.
Белый Круг забеспокоился. Послали ноту Черному, но получили ответ типа: «Не мешайте эксперименту, детишки поиграют и успокоятся, а что поломают немного – не беда, как же без этого». «Детишки», однако, успокаиваться и не собирались, наоборот, входя во вкус, куролесили вовсю. Белый Круг собрал силы и вышиб степняков из Сарисса. причем это потребовало куда больше сил и принесло намного больше потерь, чем рассчитывали архимаги. Белый Круг сильно призадумался. А тут еще Арман постоянно крутился повсюду и подливал масла в огонь. Когда до архимагов дошла новость, что Черный Круг не только не успокоился, но даже, наоборот, увеличил свои усилия, они были уже на грани закипания. И тогда Арман бросил на очередном совете «шаровую молнию»: оказывается, теперь все степные шаманы в обязательном порядке проходят Представление Тьме!
Совет взбесился, новость действительно была из ряда вон; эксперимент грозил выйти из-под контроля и обернуться такими неприятностями, по сравнению с которыми события двухсотлетней давности показались бы детской шалостью.
Кстати, похоже на то, что Арман мистифицировал совет. Та пара шаманов, которых он привел в качестве доказательства, видимо, была единственной. Уже после окончания войны орден долго рыскал по степям – и никаких следов Изначальной Тьмы на степных землях обнаружено не было. Да и то сказать, эксперимент экспериментом, но давать в руки диким степнякам такое оружие – на это вряд ли пошел бы даже самый безумный из Серых.
Как бы там ни было, война была уже делом решенным. Эту стену Арман проломил. Но легко сказать – война. Черный Круг был на пике силы, кроме того, у него неожиданно обнаружился союзник, которым, как показали последние события, пренебрегать не стоило, – обращенные степняки. И Арман начал искать друзей, обратившись в первую очередь к неизменному союзнику Белого Круга во всех серьезных стычках – Серому Ковену.

Каменное эхо - Имранов Андрей => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Каменное эхо автора Имранов Андрей дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Каменное эхо у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Каменное эхо своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Имранов Андрей - Каменное эхо.
Если после завершения чтения книги Каменное эхо вы захотите почитать и другие книги Имранов Андрей, тогда зайдите на страницу писателя Имранов Андрей - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Каменное эхо, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Имранов Андрей, написавшего книгу Каменное эхо, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Каменное эхо; Имранов Андрей, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/sander