А-П

П-Я

 парфюмерная вода hugo boss deep red 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Туда и прибыла съемочная группа. Расположившись в помещении, они настроили аппаратуру и стали ждать появления «тигра». Телевизионщиков предупрепредили, что разговор будет вестись через два стола, так как пацан опасен, и неизвестно, что у него на уме. И вообще, за ними будут крепко наблюдать. Наконец открылась железная дверь, и в помещение вошел накачанный крепыш на вид лет двадцати, не меньше. При росте чуть выше среднего он явно тянул килограммов под девяносто. Хмуро посмотрев в камеру, он медленно сел на стул и скрестил на груди мощные руки.— Н-ну?Оторопевшая журналистка молчала в замешательстве. Похоже, что у нее из головы вылетели все заготовленные вопросы. Шер-Хан глядел на нее как удав на кролика. Его левый глаз был очень сильно прищурен, голова немного откинута назад, отчего вид он имел надменный и презрительный.— Вы знаете, что убили человека? — наконец выдавила ведущая.— Знаю.— И Вас не мучает совесть?— Не мучает. Они первые начали.— Вам их совсем не жаль?Убийца не отвечал. Возникла тяжелая пауза. Потом вдруг спросил:— А ты знаешь, в чем разница между Шер-Ханом и Богом?— Н-нет, — растерянно протянула девушка. Он встал и наклонился вперед. Лицо заполнило весь экран.— БОГ НЕ СЧИТАЕТ СЕБЯ ШЕР-ХАНОМ!!!Через мгновение он выпрямился. — Все, базар закончен! — И направился к выходу.Вскоре был суд и его посадили. Как малолетний, он не подлежал серьезному наказанию. Максимум два года в спецучреждении. Да и вообще — «они первые начали». Свидетели подтвердили, что блатные сами предложили «разобраться», оскорбляли его. Практически самооборона. Поэтому срок был чисто символический — всего полгодика. Затем тигра отправили доучиваться в спецшколу для трудных подростков. Была тогда такая в Приволжске. В нее свозили хулиганье со всей округи. Неофициально, конечно. Вот там для него открылся настоящий клондайк. Шер-Хан моментально подмял под себя всю школу, поскольку одно только его имя вызывало священный трепет. Говаривали, что даже директор звал его по имени-отчеству. Сплотив вокруг себя человек двадцать особо крутых, он организовал свою первую бригаду…Вот этот-то тигр и был «крестным отцом» волчьей стаи. Имея такого одиозного покровителя, «звери» почти не встречали сопротивления. Желающих забить стрелу Шер-Хану находилось крайне мало. И через пару лет чуть ли не половина города платила юным бандитам дань. Правда, пока только молодняк. В серьезный рэкет волки до поры не лезли. Хотя с ними уже давно считались. Группировка насчитывала более тысячи бойцов.И вот настало время, когда подросшим и окрепшим бригадам стало тесно на своем поле. Волчата выросли и хотели свой кусок пирога. На «совете пяти» было принято решение начать войну. Армия хищников предъявила претензии на самые лакомые куски: рынки, аэропорт, вокзалы, гостиницы, магазины… Проститутки и нищие, карманники и наперсточники — все должны были платить. Весь бизнес в городе уже давно был поделен между множеством небольших группировок. «Старая гвардия» сдаваться без боя не собиралась. И завертелась кровавая карусель.Это был страшный месяц. Огромный город захлестнула волна кровавых разборок. Смертельные схватки шли повсюду, днем и ночью. Среди бела дня отряды бойцов в кожаных куртках, вооруженные цепями, ножами и кастетами совершали карательные рейды, не обращая внимания ни на что. По ночам слышалась стрельба. Быки вламывались в квартиры и убивали врагов на глазах семьи. Милиция была бессильна что-либо сделать, да и не хотела связываться по большому счету.Старый криминальный мир терпел поражение. Воровские авторитеты, покрытые наколками, а также новорусские беспредельщики погибали один за другим. Силы были слишком неравны. Хотя волчата тоже несли немалый урон. Чуть ли не половина из двух десятков капо были убиты. «Большая пятерка» вообще скрывалась на потайной базе где-то под городом. Оттуда они, окруженные армией телохранителей, по мобилам отдавали приказы своим отрядам. Но их было слишком много. К тому же на место погибших тут же вербовались новые солдаты. Противники такой подпитки не имели. Инициатива окончательно перешла на сторону молодых.От полного разгрома и уничтожения старую гвардию спасло то, что на беспредел в городе наконец обратили внимание в Кремле. Может, Ельцин случайно увидел что-то в новостях, а может, заплатили кому надо. Из Москвы в Приволжск полетели грозные депеши, от которых на чиновников повеяло замогильным холодом. Немедленно прекратить!И по своим каналам противоборствующим сторонам от лица РУБОП, МВД, ФСБ и проч. было настоятельно предложено сесть за стол переговоров. Стороны согласились. Историческая встреча состоялась в «Альтаире» — небольшом кафе на набережной. Присутствовало по шесть представителей с обеих сторон. Вопреки опасениям властей, встреча протекала мирно, и новый передел произошел без особых проблем. «Старики», обескровленные войной, много не запрашивали. А волки и так получили такой огромный куш, что его надо было еще освоить и переварить. После пяти часов переговоров полпреды ударили по рукам, и в Приволжске воцарился долгожданный мир. Глава 5 Дверь ванной открылась, и моя красавица вошла в комнату. Смеющимися глазами она посмотрела на меня:— Вставай, сексмашина! В ресторан опоздаем. — Потом ее взгляд упал на телевизор. Жена вся передернулась. — Кошмар какой! Выключи скорей! И как ты это смотришь? — Я нажал кнопку пульта, и мы стали одеваться.… За стеклом быстро мелькали улицы, дома, магазины. Наша черная «шкода» мчалась по вечернему городу. Я совсем недавно купил эту машину, соблазнившись рекламой, и не пожалел об этом. Она стоила заплаченных за нее десяти штук. Обычно даже сам процесс вождения доставлял истинное удовольствие. Но сейчас мне было не до того. Машинально давя на газ, я думал о своем, и мысли мои были не из радостных.— Алеша, что-то случилось? — Жена тревожно смотрела мне в глаза.— Да нет, почему ты так думаешь?— Ты последнее время сам не свой. У тебя неприятности, милый? — Я сказал ей, что все нормально, но она только молча покачала головой.На самом деле все было далеко не нормально. Совсем не нормально. Умница-жена своим женским сердцем сразу это почувствовала, хотя я старался оградить ее от своих проблем. А беда пришла очень серьезная, и выхода из положения я пока не находил.Дело в том, что три недели назад я заказал крупную партию компъютеров и оргтехники. Более чем на сто тысяч долларов. Поставщик — известная в городе фирма «Тисса» предложила просто фантастические скидки на крупный опт. Они объясняли это ростом оборота и конкуренцией. Но потребовали полную предоплату. Ничего особо странного я в этом не увидел. Фирма была известная, и к тому же я уже не раз с ними сотрудничал на немалые суммы. Я хорошо знал их директора — Сергея Геннадьевича Глотова, приятного в общении мужчину лет сорока. Он заверил меня, что другого такого шанса больше не будет.— Понимаете, Алексей Михайлович, — доверительно внушал он мне в своем роскошном кабинете. — Мы решили выбросить с рынка всю эту мелюзгу. Пора, пора… Всем выгодно, если останутся только солидные, крупные компании. Мы заключили оч-чень выгодный контракт с прибалтами. Они все обеспечат. Правда, требуют предоплату, но это в порядке вещей. Мы, со своей стороны, даем стопроцентную гарантию. Так что решайтесь, потом цены будут подняты намного выше нынешних…Выглядело все очень заманчиво. С такой себестоимостью товара можно было очень здорово подняться. И я решился. Денег таких в наличии, конечно не имелось. Штук тридцать на счету, не больше. Пришлось побегать по банкам в поисках короткого кредита на приемлемых условиях. К сожалению, у меня с банками оказались совершенно разные понятия о приемлемости. Просто драконы какие-то! Но делать нечего, пришлось договариваться, вписав в обеспечение практически все, что я имел. Если бы я только мог вернуть все назад!Наконец, деньги были переведены, и я стал с нетерпением ждать поставку. Честно говоря, я сильно нервничал: слишком много было поставлено на карту. Прошла указанная в договоре неделя, от «Тиссы» ни слуху ни духу. Подождав еще два дня, я стал звонить, секретарша раз за разом отвечала, что Сергей Геннадьевич отсутствует. У меня зашевелились нехорошие подозрения. Очень нехорошие. Я сел в машину и рванул в их контору.— Извините, но у Сергея Геннадьевича посетители!Секретарша Юлечка была обворожительна как всегда. Эффектная шатенка с умопомрачительным бюстом. Обычно я любил переброситься с ней парой шутливых комплиментов. По-моему, я ей тоже немножко нравился. Но сегодня мне было совсем не до того.— Юля, он правда занят? Или как бы не очень? Извини, но мне очень надо, — сказал я, твердо вознамерившись пройти в кабинет.— Ой, Алексей Михайлович! — Юлечка испуганно вскочила со стула. — Он действительно занят, правда занят! Вы подождите, пожалуйста, он скоро освободится, прошу вас. Я Вас понимаю, — добавила она чуть слышно.Я прислушался. В самом деле, через закрытую дверь доносился приглушенный гул голосов. Наверное, действительно имело смысл подождать. Я расположился в кресле и задумался. Все это мне очень не нравилось. Не за горами возврат кредита. Как я проклинал себя за то, что поддался на уговоры «Тиссы»! Юля сидела и печатала что-то на компьютере. Иногда она поглядывала в мою сторону с жалостью и сочувствием. Эти взгляды еще больше пугали меня.Наконец, гул голосов стал громче. Дубовая дверь открылась, и из кабинета вышли четверо здоровенных быков в стандартной бандитской униформе. На шее одного из них висела толстая золотая цепь. Парни вразвалочку шли к выходу. За ними, угодливо улыбаясь, семенил директор.— Не сомневайтесь, все будет в лучшем виде! — ворковал он.— А мы и не сомневаемся, — не поворачивая головы, отвечал бандит с цепью. Они вышли на улицу, сели в джип и укатили. Директор стоял на крыльце, пока «черный ворон» не скрылся из виду.— Так вот это чей джипон стоял у входа, понятно, — подумал я. Вообще увиденная сцена меня не особо удивила. Ко мне тоже периодически заходили подобные гости. Разница была лишь в том, что у меня с крышей отношения были более… теплые, что ли.Директор снова появился в приемной, облегченно вздохнул и потер руки. Только теперь он заметил меня. В первое мгновение он поморщился, но затем его лицо расплылось в улыбке.— О-о-о, какой гость! Алексей Михайлович, какими судьбами?— Как это, какими судьбами? Я вообще-то жду свой заказ.— Я понимаю, понимаю. Давайте пройдем в кабинет, поговорим.Войдя в кабинет, директор прошел к встроенному бару и достал бутылку коньяка. Наполнил два красивых фужера. — Угощайтесь, Алексей Михайлович.Я с трудом подавил желание выплеснуть коньяк в его улыбающуюся рожу.— Ну так как с заказом-то?— А никак! — Он опять расплылся елейной улыбкой. — Прибалты нас кинули, получили деньги и прикрылись. Нет товара! — Он развел руки в стороны.Внутри меня все оборвалось.— Но ведь «Тисса» гарантировала сделку!— А нет больше «Тиссы», обанкротилась. — Улыбка не слезала с его лица. — То, что Вы здесь видите — это уже не «Тисса», а «Волга-софт». Вывеску просто не успели сменить. И я здесь только управляющий. Вот такие дела.Я уже все давно понял. Меня кинули, развели как последнего лоха! Скоро отдавать кредит! В душе нарастал ужас, смятение, страх за будущее. Я лихорадочно искал возможности выхода и не находил их. Нет, законным путем деньги уже не вырвать, дохлый номер. В отчаянии я попытался припугнуть.— Хорошо, будем разбираться и с Вами, и с новыми хозяевами. Кто они?— Вы уверены, что хотите это знать?— Да, хочу знать.Улыбка вдруг сбежала с лица директора. Он придвинулся ко мне и глядя в глаза медленно произнес по слогам:— АКЕЛА КОРПОРЕЙШН. Глава 6 Не отъехав от бывшей «Тиссы» и пяти минут, я остановил машину на обочине и выключил мотор. У меня тряслись руки и дорога расплывалась в глазах. — Вот и все! Это — все. Два страшных слова звенели в ушах как приговор. Акела Корпорейшн. Волки!Не было на сегодня в Приволжске ничего страшнее этой кровавой организации. Формально «АК» представляло собой официально зарегистрированное охранное агентство. Внешне ничего особенного, только штат слишком большой — около двухсот человек. Но все в городе знали, что это только верхушка айсберга, видимая часть могучей группировки, насчитывающей более трех тысяч солдат. Агентство занимало большущий особняк на окраине города. Территорию размером в полгектара огораживал высокий бетонный забор с колючкой по периметру. Ходили слухи, что по колючке даже пущен ток. Впрочем, еще никто этого не проверял.За прошедшие несколько «мирных» лет волчья стая еще больше выросла и окрепла. Они поднялись на новый, более перспективный этаж. Пацанов во дворах давно оставили в покое — несолидно. Волки стали взрослыми. И аппетиты соответствующими. Им все время было мало, и они продолжали подминать под себя город, захватывая все новые рубежи — банки, порт, заводы, фабрики. Они уже не просто брали дань, а вводили своих людей в правление, в директорат. Теперь на них работали десятки лучших специалистов — адвокаты, бухгалтеры, юристы. Имелся даже собственный банк для отмывания денег.С властями отношения были примерно как в одной уральской губернии — почти полное взаимопонимание и нейтралитет. О чем там они договорились — окутано мраком. Однако два условия были известны всем: полная неприкосновенность тружеников любых органов и табу на наркоту. Условия эти волками свято соблюдались. Они вообще всегда «отвечали за базар». В свою очередь власти были слепы как кроты, глухи как мыши и немы как рыбы.Шер-Хан по-прежнему стоял на вершине бандитской пирамиды. Только теперь его роль изменилась. «Официально» он якобы не имел к криминалу никакого отношения. Теперь это был респектабельный бизнесмен — владелец заводов, газет, пароходов, личный друг губернатора и негласный спонсор на выборах. И подписывался он отныне как Андрей Николаевич Хоршев. Гороподобный господин Хоршев, вес которого приближался к полутора центнерам, являлся как бы легальной надстройкой системы под названием «Акела Корпорейшн». Его задачей была легализация бандитской собственности, перевод активов в оффшоры, отмывание денег, и еще много чего полезного. И вообще он большую часть времени проводил за границей, изумляя местный истэблишмент неимоверными размерами своей охраны…Ситуация взорвалась месяц назад, когда от руки киллера погиб один из некоронованных королей города — Черныш. Смерть настигла бандита в момент, когда он выходил из своего бронированного лимузина. Разрывная пуля неизвестного снайпера превратила его голову в кровавую кашу.Похороны были тихие и немногочисленные. Что там происходило, о чем говорили — неведомо никому. Волки и срочно прибывший с Кипра Шер-Хан позвали только самых приближенных — тех, с кем когда-то вместе начинали. Больше никого не пустили, хотя засветиться в траурной церемонии рвалось чуть ли не полгорода. Все понимали, что надвигается чудовищная резня и проклинали безвестного киллера… Глава 7 Несколько дней я провел, безуспешно пытаясь собрать деньги на погашение кредита. Результат был практически нулевой. Каким-то непостижимым образом информация о том, что меня кинули, распространилась по городу. Меня вообще всегда поражало, откуда у нас все все знают. Я сам про себя столько не знаю, сколько коллеги. В новостях, по крайней мере, обо мне точно не сообщали. Так или иначе, денег мне никто не дал — ни друзья, ни партнеры. Даже разговаривать не стали. Все как в плохой поговорке. В победе вместе, в беде один.Домой я приходил совершенно истощенный морально и физически. Я изо всех сил старался не показывать своего состояния жене. Все равно помочь она не сможет, так пусть хоть не расстраивается. К тому же она была беременной. Тем не менее Анжелочка конечно что-то заметила. Я несколько раз замечал, как она пристально смотрит на меня и качает головой. Но она была очень деликатной и не приставала с расспросами, полагая, что раз я не считаю нужным говорить — значит, мне так лучше.Оставалась самая последняя, крохотная надежда — Борман. Конечно, о том, чтобы сделать волкам предъяву, не могло быть и речи. Это ежу понятно. Но тем не менее он мог попробовать хоть как-то разрулить ситуацию. Может, мне хотя бы частично удастся вернуть деньги. Или по кредиту как-нибудь растянуть выплату. В конце концов он крыша или кто?! Я понимал, что цепляюсь за соломинку, но другого выхода все равно не было.Как раз подошло время платежа. Я приготовил конверт с деньгами и впервые за много лет с нетерпеньем стал дожидаться приезда рэкетиров. Однако прошел день, второй — никто не приезжал. Это было странно. Борман и его ребята всегда отличались пунктуальностью. — Ну что за невезуха! — думал я. — Когда очень надо, так никого нет, даже рэкет не едет! — Времени дожидаться больше не было. Я взял последние деньги (один черт знает, как они были мне нужны) и поехал по известному адресу.Салон красоты, на втором этаже которого располагался «Гладиолус», оказался почему-то закрыт. — Ну что такое! — я чуть не психанул, мои нервы уже давно были на пределе. Я долго стучал в стеклянную дверь, но никто не открывал. Наконец послышались чьи-то осторожные шаги и на свет божий явился пожилой мужичок, явно сторож.— А закрыт пока салон, закрыт, не стучите!— Я на второй этаж, в «Гладиолус».Сторож оторопел и явно чего-то испугался. — А конечно-конечно, проходите пожалста!Поднимаясь по лестнице, я спиной чувствовал его странный, испуганный взгляд. Это мне не нравилось. За кого он меня принимает? Что-то было явно не так. И почему салон не работает? Сейчас ведь все без выходных вкалывают, и даже без обеда. Что случилось? Но вот, наконец и цветочная вывеска. Пройдя через приемную комнату, опять же без признаков жизни, я с волнением постучал в дверь кабинета. Никто не ответил. Я аккуратно приоткрыл дверь и заглянул внутрь.— Можно?Открывшаяся картина меня поразила. В кабинете царила грязь и беспорядок. Повсюду валялись какие-то скомканные бумаги, окурки сигарет, бутылки. Причем некоторые из них явно были разбиты об стену. За столом, уставленным пустыми пузырями, сидел огромный человек с опущенной головой. Казалось, что он спал. При звуке моего голоса Борман медленно распрямился и уставился на меня мутными глазами.— А, Малыш. Чего тебе? — хрипло проговорил он. Лицо его выглядело страшно осунувшимся и постаревшим.— Вот, Павел Матвеевич. Деньги принес, — выдавил я и положил конверт. Я уже понял, что Борману не до меня и жалел, что вообще пришел.Он посмотрел на меня непонимающим взглядом, затем оттолкнул конверт.— Оставь себе. — Я облегченно вздохнул в душе.— Спасибо, Павел Матвеевич. Пойду я…Он не ответил. Я повернулся и пошел к выходу, стараясь не наступать на битые осколки. У самой двери Борман меня вдруг окликнул.— Малыш!Я обернулся и обомлел. Он смотрел прямо на меня, и по щеке его катилась слеза.— Не поминай лихом, — произнес он и снова уронил голову…На следующее утро в офисе ЧП «Гладиолус» было обнаружено обезглавленное тело бывшего авторитета. К нему приехали вечером того же дня. Я разминулся с убийцами всего на несколько часов. Обычно они увозили приговоренных на заранее подготовленное место. Но, поскольку Борман был в полной отключке, палачи решили с ним не возиться и зарезали прямо на месте.— Малыш, не поминай лихом…Он знал, он все знал! Маховик жуткой мясорубки уже был раскручен вовсю. Волки вершили свою кровавую вендетту. Это не была война, это была просто резня, бойня. Никто не сопротивлялся, мольбы о пощаде не принимались. Казнили всех, на кого падало хотя бы малейшее подозрение, и даже просто так. Людей резали как баранов, а они покорно ждали своей участи. Многие пытались скрыться, спрятаться, но их находили везде. Служба контрразведки в «Акела Корпорейшн» работала не хуже Моссада. Они знали все про всех.— Не поминай лихом…Прощальные слова звенели у меня в ушах. Я чувствовал, как предательские слезы наворачиваются на глаза. Конечно, Борман не был моим другом, даже приятелем. Скорее партнером. Я точно знал, что без его «помощи» не смог бы тогда выкарабкаться. Но дело было не только в этом. Просто когда убивают неизвестных тебе людей где-то там, в телевизоре — это не воспринимается близко к сердцу. А сейчас, как кабана на бойне, зарезали человека, с которым я был знаком не один год, с которым только что разговаривал…Утром я сходил в близлежащую церковь и поставил свечку за упокой раба божьего Павла. Это было все, что я мог для него сделать. Глава 8 — Ой, какая красотища!Мы уже подъезжали к цели, и Анжела с восхищением смотрела на возникший перед нами громадный трехэтажный дворец, сверкающий стеклом и мрамором. В вечернем небе переливались отсветы неоновых реклам, перед зданием расположились десятки шикарных иномарок. Досуг-центр «Данко», самое престижное место в городе, представлял собой величественное зрелище.Раньше это был кинотеатр «Родина» — огромное бестолковое здание, с началом перестройки опустевшее и захиревшее. Оно долго стояло бесхозным, поскольку у города и только нарождавшегося бизнеса не было денег на его реконструкцию. Аренда тоже не оправдывала себя. Наконец, года три назад какие-то серьезные люди, чье имя не разглашалось, выкупили у города аренду на 99 лет и приступили к реанимации «живого трупа». Денег новые хозяева не жалели, строительство шло ураганным темпом, днем и ночью. И всего через восемь месяцев на месте бывшей Родины засиял во всем великолепии клуб «Данко».Собственно, это был целый комплекс, включающий в себя весь набор услуг для желающих «оторваться». На первом этаже располагался шикарный ресторан. Судя по рекламе, прожужжавшей весь местный теле-радиоэфир, кухня и сервис в ресторане «Данко» были только на пятизвездочном уровне. Весь второй этаж этаж занимало казино с роскошным баром. Что-то среднее между Лас-Вегасом и Монте-Карло — опять же, по утверждению рекламы. И наконец, на третьем этаже были расположены номера для «отдыха». Официально они именовались «гостиница для приезжих». Но все знали их истинное предназначение. Разгоряченные гости могли в любой момент посетить с дамой апартаменты и даже успеть вернуться к столу. При желании можно было остаться на ночь. Очень удобно, особенно для тех, кто за рулем. Короче, все для блага человека с толстым бумажником.Припарковав машину, мы с женой поднялись по ступеням широчайшей лестницы и прошли через огромные стеклянные двери. В фойе нас встретил швейцар в мундире с галунами и проводил к гардеробу. Раздевшись, мы подошли к зеркальной стене, где Анжела стала поправлять прическу. Она была просто ослепительна. Изящная и стройная, с высокой прической, в открытом вечернем платье с блестками, она как магнит притягивала внимание мужчин, заполнивших фойе. Я поцеловал ее в щечку, и мы прошли в зал.Я никогда не бывал здесь раньше и был поражен роскошью обстановки. Мраморный зал переливался огнями ламп, стекла и хрусталя. Под потолком висела гигантская люстра, рядом с ней еще две поменьше. Они освещали большуший зал с колоннами, уставленный столами и стульями в стиле ампир. Или в каком другом — я в этом не специалист, но очень классном. К нам подошел метрдотель и я спросил, где находится заказанный столик.— Что ж вы опаздываете, веселье уже в разгаре, — сказал метр и, бросив восхищенный взгляд на Анжелу, проводил нас на место. Столик оказался у самого окна, мы сели рядом, лицом к эстраде. Сразу же подошел официант, и мы сделали заказ. Меню было просто сказочное, глаза разбегались. Анжела никак не могла на чем-то остановиться. Наконец, с помощью официанта, который «рекомендовал» нам их фирменные блюда и напитки, мы справились с непростым заказом. Я закурил сигарету и принялся осматриваться вокруг.Похоже, мы попали как раз в перерыв после первого отделения. Через пару минут на сцену в центре зала стали выходить музыканты. Они расположились за инструментами, посовещались, и заиграли красивый медляк, по-моему «скорпионовский». В зал стали возвращаться курившие на воздухе мужчины и «пудрившие носик» дамы. Закружились в танце первые пары.— Алеша, посмотри. Женщины здесь все разные, а мужики какие-то все одинаковые, словно на одно лицо, — удивилась Анжела.Да уж, это точно. Мы, конечно, не раз бывали с ней в ресторанах и клубах, но здесь были впервые. И я тоже обратил внимание на мужской контингент. И, если честно, он мне не очень понравился. Сам я не причисляю себе к породе «новых русских», но в принципе ничего против них не имею. И то, что в «Данко» трудно встретить учителя или врача — это нормально. Но здешние завсегдатаи сильно отдавали каким-то нехорошим бандитским привкусом. Могучие фигуры в светлых костюмах, какие-то однообразные бесвкусные галстуки, короткие стрижки, очень много бритых наголо. У меня появилось неприятное чувство, что мы выбрали не совсем тот ресторан.Официант принес вино и закуски. Я с хлопком раскупорил бутылку шампанского, мы с женой подняли фужеры и чокнулись за юбилей. Желочка почти совсем не пьет, и для нее пара фужеров шипучки за вечер уже достаточно.— Пойдем танцевать!Она поднялась и потащила меня из-за стола. Веселье уже гремело вовсю. Музыканты рвали струны и выдавали что-то зажигательное, что именно — уже было трудно разобрать. Площадка была заполнена дошедшими «до кондиции» людьми, которые вываливали все, на что только были способны. Три девицы в супермини, пришедшие в особый раж, выскочили на сцену и стали имитировать стриптиз. Мы с женой повернулись лицом друг к другу и включились в общее веселье.Танцевала Жела великолепно. В свое время она посещала школу танцев, и даже ездила на некоторые соревнования. В этот вечер шампанское уже успело слегка ударить ей в голову, и она, раскрасневшаяся и счастливая, крутилась и вертелась, выдавая какие-то фантастические па. Постепенно вокруг нас образовался круг. Мужчины и женщины, восхищенно глядя на Анжелу, пританцовывали, пытаясь попасть с ней в один ритм. Но это никому не удавалось. Желочка была как ракета — быстрая и неудержимая.Когда музыка закончилась, все окружающие захлопали в ладоши. Анжела весело рассмеялась и сделала книксен, что снова вызвало бурю восторгов. Я взял ее за руку и повел к столу, сопровождаемый завидующими взглядами.— Ну вы, блин, даете! — пошутил я, едва мы сели за стол. — Это было что-то! — Жена повернулась ко мне. Глаза ее искрились.— Але-е-шенька, — нежно протянула она и осторожно, чтоб не смазать помаду, поцеловала меня. Я снова наполнил фужеры шампанским.Официант принес горячее — утка с грибами и черносливом, и мы с аппетитом принялись за еду. Утка в самом деле была вкуснейшая. Попутно я продолжал разглядывать зал и случайно обратил внимание на соседний стол. То, что я увидел, мне очень даже не понравилось.Там сидели шесть неприятных субъектов явно криминальной внешности. Выглядели они так, будто только что сняли свои кожаные куртки в гардеробе. Парни уже были сильно пьяны, громко орали, матерились и смеялись. И что самое неприятное, вовсю пялились на мою жену. Они посылали ей воздушные поцелуи и пытались подмигивать. Анжела делала вид, что не замечает «поклонников». Один из них, большой мужик с маленькими глазками на заплывшем жиром лице, посмотрел на меня и что-то сказал приятелям. Я расслышал только одно слово — «фраер». Те снова громко заржали. Я сделал вид, что не обращаю внимания. Ссориться с ними было — только вечер испортить. Вдруг жирный встал из-за стола и подошел к нам.— Мадмазель, потанцуем? — Он пожирал Анжелу глазами и гнусно ухмылялся.— Извините, но я устала.— Ну я попозже подойду?Я решил вмешаться. — Извините, но у нас сегодня юбилей, и мы с женой хотели бы побыть вдвоем.— Да ладно, мужик, расслабься, чо ты? С тебя не убудет. — Он присел на свободный стул и снова обратился к Анжеле. — Ну так што, потанцуем?— Я же Вам сказала… — жена явно растерялась. Я решительно заявил наглецу: — Ты не понимаешь? Девушка не хочет танцевать!Он медленно повернулся ко мне и омерзительно скривился.— Ты че-то сказал?— Что слышал. — Жирный покивал головой.— Ладно, фраер. Мы с тобой еще поговорим.Он поднялся со стула и пошел к своим. Я снова услышал взрыв хохота…Настроение было испорчено бесповоротно. Анжела больше не улыбалась и молча ковырялась вилкой в тарелке. Мне тоже кусок в горло не лез. — Вот сволочь, — думал я. — Вот обязательно какая-нибудь мразь попадется и все испохабит. Что за жизнь собачья?Жена сжала мне руку.— Все в порядке, Алеша. Все нормально. — Она успокаивающе смотрела мне в лицо. — Если хочешь, мы можем уехать.— Уехать… — подумал я. — Как же! Испортить такой вечер! И эти скоты потом будут ржать надо мной. Ни за что! В конце концов не убьют же меня. Вот за Анжелу страшно, к тому же она в таком положении…Я смотрел в окно и колебался, не зная что предпринять. На улице вовсю валил снег, покрывая белым ковром припаркованные ауди и мерседесы. На крыльце курили и смеялись разгоряченные коньяком и плясками бритые мужики. Им было хорошо и весело.Вдруг все они разом замолчали и повернулись в сторону дороги. Оттуда на большой скорости подъезжала целая кавалькада огромных черных джипов. Один, второй, третий… шестой… Один за другим они останавливались у самого подъезда, из машин выскакивали охранники и бежали к бронированному черному «роллсу». Глава 9 Крыльцо уже было пустым. Бледные «курильщики» с тревожными лицами почти бежали по залу, пробираясь к своим столам. На ходу они хватали за руки плясунов из числа знакомых и тащили прочь, что-то объясняя по пути. Площадка мгновенно опустела. Музыканты по-прежнему наяривали, но желающих веселиться больше не находилось. Внутрь уже входила охрана. Их было много, очень много. Здоровенные шкафы в длинных кожаных плащах заполонили чуть ли не всю площадку перед сценой. Часть из них сразу стала подниматься на второй этаж, навстречу уже бежал по лестнице перепуганный директор заведения.И вот в зал один за другим неторопливо вошли трое мужчин могучего телосложения. Они были одеты в черные шерстяные пальто, руки держали в карманах. Боссы остановились и стали молча оглядывать зал. К ним подбежал директор и принялся что-то лепетать. Из фойе продолжала прибывать охрана.— Волки… волки… — буквально прошелестело по залу. Движение за столами совершенно прекратилось. Люди уткнулись в тарелки, боясь даже шелохнуться, чтобы не привлечь внимание страшных гостей.— Алеша, это кто? Это те, которые… головы?— Тише, тише!Я боялся, что ей станет плохо. Жена была очень нежной и впечатлительной. Она даже слушать об этих ужасах боялась, всегда просила переключить телек, когда шли криминальные сводки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17