А-П

П-Я

 1st-original ru 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Линдсей Дэвид

Путешествие к Арктуру


 

Здесь выложена электронная книга Путешествие к Арктуру автора по имени Линдсей Дэвид. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Линдсей Дэвид - Путешествие к Арктуру.

Размер архива с книгой Путешествие к Арктуру равняется 233.54 KB

Путешествие к Арктуру - Линдсей Дэвид => скачать бесплатную электронную книгу





Дэвид Линдсей
Путешествие к Арктуру



Дэвид Линдсей
Путешествие к Арктуру

1. СЕАНС

Мартовским вечером, в восемь часов, Бэкхаус, медиум – быстро восходящая звезда в мире парапсихологов – был препровожден в кабинет в Проленде, Хэмпстедской резиденции Монтегю Фаулла. Комната была освещена лишь светом пылающего камина. Хозяин взглянул на него с вялым любопытством, встал, и они обменялись традиционными приветствиями. Указав гостю на кресло перед камином, южноафриканский коммерсант вновь опустился в свое. Включили электрическое освещение. Похоже, рельефные, правильные черты лица Фаулла, его кожа с металлическим отливом и общая атмосфера скучающего безразличия не произвели особого впечатления на медиума, привыкшего оценивать людей с особой точки зрения. В Бэкхаусе, напротив, была какая-то новизна для коммерсанта. И, спокойно разглядывая его сквозь полуприкрытые веки и дым своей сигары, он удивлялся, каким образом этот маленький плотный человек с остроконечной бородкой ухитряется сохранять такой свежий и здоровый вид, несмотря на патологическую природу своей профессии.
– Вы курите? – растягивая слова, спросил Фаулл, как бы завязывая беседу. – Нет? Тогда, может быть, выпьете?
– Не сейчас, спасибо.
Наступила пауза.
– Все в порядке? Материализация состоится?
– Не вижу причин сомневаться в этом.
– Это хорошо, я не хотел бы, чтобы мои гости были разочарованы. Я уже выписал вам чек, он у меня в кармане.
– Это можно и потом.
– По-моему, было назначено на девять.
– Я полагаю, да.
Разговор не клеился. Фаулл с равнодушным видом развалился в кресле.
– Не хотите ли узнать о моих приготовлениях?
– Не думаю, что нужны какие-то приготовления, разве что стулья для ваших гостей.
– Я имею в виду убранство комнаты для сеанса, музыку и все такое.
Бэкхаус пристально посмотрел на хозяина:
– Но это не театральное представление.
– Правильно. Видимо, я должен объяснить… Будут присутствовать дамы, а дамы, вы знаете, склонны к эстетике.
– В таком случае, у меня нет возражений. Надеюсь только, что они насладятся представлением до конца.
Говорил он довольно сухо.
– Ну тогда все в порядке, – сказал Фаулл. Он разжег сигару, встал и налил себе виски.
– Вы пойдете взглянуть на комнату?
– Нет, спасибо. Предпочитаю не заходить туда раньше времени.
– Тогда пойдемте, я познакомлю вас с моей сестрой, миссис Джеймсон, она в гостиной. Она иногда оказывает мне любезность и выступает в роли хозяйки, поскольку я не женат.
– С удовольствием, – холодно сказал Бэкхаус.
Они застали леди одну, сидящую с грустным видом у открытого рояля. Она играла Скрябина и еще находилась под впечатлением музыки. Медиум обратил внимание на ее тонкие строгие патрицианские черты и фарфоровые руки и удивился, что у Фаулла такая сестра. Она встретила его смело, мелькнула лишь тень волнения. Он привык к такому приему со стороны женщин и прекрасно знал, как с ними обходиться.
– Что меня удивляет, – произнесла она почти шепотом после десяти минут изящной бессодержательной беседы, – так это не столько появление само по себе – хотя это вне сомнения будет поразительно, сколько ваша уверенность, что оно произойдет. Скажите, на чем основывается эта уверенность?
– Я сплю с открытыми глазами, – ответил он, оглядываясь на дверь, – а другие видят мои сны. Вот и все.
– Но это великолепно, – произнесла миссис Джеймсон и улыбнулась с несколько отсутствующим видом, так как только что вошел первый гость.
Это был Кент-Смит, бывший мировой судья, знаменитый своим грубым судейским юмором, который, однако, у него хватало ума не переносить в личную жизнь. Хотя ему было уже далеко за семьдесят, глаза его еще удивительно блестели. Проявив стариковское умение выбирать, он немедленно разместился в самом удобном из многих удобных кресел.
– Итак, нас сегодня ожидают чудеса?
– Свежий материал для вашей автобиографии, – заметил Фаулл.
– А, не нужно упоминать мою неудачную книгу. Старый чиновник просто развлекается на пенсии, мистер Бэкхаус. У вас нет причин для беспокойства – я прошел школу осмотрительности.
– Я не беспокоюсь. Нет абсолютно никаких возражений против того, чтобы вы опубликовали все, что захотите.
– Вы чрезвычайно любезны, – сказал старик с хитрой улыбкой.
– Трент сегодня не придет, – заметила миссис Джеймсон, бросив на брата странный взгляд.
– Я и не думал, что он придет. Его это не интересует.
– Понимаете ли, – продолжала она, обращаясь к судье, – мы все должны быть признательны миссис Трент.
– Она просто великолепно убрала старую гостиную наверху и обеспечила услуги чудного маленького оркестра.
– Ну просто римское великолепие.
– Бэкхаус считает, что к духам нужно относиться с большим почтением, – рассмеялся Фаулл.
– Конечно, мистер Бэкхаус, поэтическая обстановка…
– Прошу прощения. Я простой человек и всегда предпочитаю сводить все к элементарной простоте. Я не возражаю, а просто высказываю свое мнение. Природа это одно, а искусство – другое.
– А я не согласен с вами, – сказал бывший судья. – Подобное событие должно быть обставлено просто, чтобы устранить возможность жульничества. Извините за прямоту, мистер Бэкхаус.
– Мы будем сидеть при полном свете, – ответил Бэкхаус, – и всем будет предоставлена возможность осмотреть комнату. Я также попрошу вас подвергнуть меня личному досмотру.
Наступила неловкая тишина. Ее нарушило прибытие еще двух гостей, вошедших вместе. Это были Прайор, процветающий импортер кофе из Сити, и Ланг, биржевой маклер, хорошо известный в своем кругу как иллюзионист-любитель. С последним Бэкхаус был немного знаком. Прайор, наполнивший комнату легким ароматом вина и табачного дыма, попытался внести в происходящее атмосферу веселости. Однако, обнаружив, что его усилий никто не поддерживает, он вскоре затих и принялся разглядывать акварели на стенах. Высокий, худой, лысеющий Ланг говорил мало, но во все глаза смотрел на Бэкхауса.
Принесли кофе, ликеры, сигареты. Все воздали им должное, кроме Ланга и медиума. Тут провозгласили о прибытии профессора Халберта. Он был видным психологом, писал и давал лекции по вопросам преступности, психических заболеваний, гениальности и так далее, рассматриваемым с точки зрения психологии. Его присутствие на такой встрече несколько озадачило остальных гостей, и все почувствовали, что происходящее немедленно обрело дополнительную торжественность. Он был невысок, невзрачен, с мягкими манерами, но он был, по-видимому, самым неподатливым и упрямым из всей разношерстной компании. Не обращая на медиума абсолютно никакого внимания, он сразу подсел к Кент-Смиту и начал обмениваться с ним замечаниями.
Через несколько минут после назначенного часа без всякого объявления вошла миссис Трент. Это была женщина лет двадцати восьми. У нее было белое, скромное, как у святой, лицо, гладкие черные волосы и такие малиновые и полные губы, что казалось, они переполнены кровью. Ее высокая изящная фигура была подчеркнута чрезвычайно дорогим нарядом. Она кивнула остальным собравшимся и украдкой взглянула на Фаулла, улыбнувшись ему. Тот странно посмотрел на нее, и Бэкхаус, от внимания которого не ускользнуло ничто, увидел в самодовольстве, мелькнувшем в глазах, затаившегося варвара. Она отказалась от напитков, и Фаулл предложил, поскольку все уже собрались, перейти в верхнюю гостиную.
Миссис Трент подняла тонкую ладонь.
– Монтегю, ты дал мне карт-бланш или нет?
– Конечно, да, – со смехом сказал Фаулл. – Но в чем дело?
– Возможно, это несколько бесцеремонно. Не знаю. Я пригласила присоединиться к нам двух друзей. Нет, их никто не знает… Это два самых необычных человека, которых вы когда-либо видели. И я уверена – медиумы.
– Звучит весьма таинственно. Кто же они?
– Вы нас заинтриговали, назовите, по крайней мере, их имена, – вставила миссис Джеймсон.
– Одного зовут Маскалл, а другого – Найтспор. Это практически все, что я о них знаю, так что не нужно меня больше ни о чем спрашивать.
– Но где вы их подцепили? Где-то же вы должны были их подцепить?
– Это просто перекрестный допрос. Я что, погрешила против приличий? Клянусь, я больше не скажу о них ни слова. Они сейчас будут здесь, и я предоставлю их вам.
– Я их не знаю, – сказал Фаулл, – и похоже, никто не знает, но, разумеется, мы все будем им рады… Нам подождать, или как?
– Я сказала, в девять, а уже полдесятого. Вполне возможно, они и вовсе не появятся… В любом случае, не ждите.
– Я бы предпочел начать немедленно, – сказал Блэкхаус.
Гостиная – высокая комната, сорока футов в длину и двадцати в ширину – была по такому случаю разделена на две равные части тяжелым занавесом, натянутым посредине.
Дальний конец, таким образом, был закрыт. Ближайшая половина, благодаря расставленным полукругом креслам, превратилась в зрительный зал. Другой мебели не было. Посреди стены, между спинками кресел и дверью, пылал большой камин. Электрические бра ярко освещали помещение. Пол был покрыт роскошным ковром.
Рассадив гостей по местам, Фаулл подошел к занавесу и отдернул его. Взору предстала точная, или почти точная, копия сцены в храме из спектакля «Волшебная флейта» в театре Друри-Лейн: мрачная массивная архитектура, яркое небо, на фоне которого вырисовывалась гигантская сидящая статуя фараона. У пьедестала статуи находилось деревянное ложе с фантастической резьбой. Возле занавеса стояло простое дубовое кресло для медиума, развернутое под углом к аудитории. У многих присутствующих в душе возникло ощущение, что декорация совершенно не соответствует случаю и отдает неприятной нарочитостью. Особенно Бэкхаус был, казалось, выбит из колеи. Однако посыпался град обычных комплиментов в адрес миссис Трент, придумавшей такой замечательный театр. Фаулл пригласил своих друзей подойти ближе и обследовать помещение так тщательно, как они того пожелают. Лишь Прайор и Ланг приняли это предложение. Первый бродил среди картонных декораций, насвистывая под нос и постукивая по ним время от времени костяшками пальцев. Ланг, находившийся в своей стихии, – не обращая внимания на остальных, приступил к самостоятельному терпеливому поиску скрытых приспособлений. Фаулл и миссис Трент стояли в углу храма, переговариваясь вполголоса, а миссис Джеймсон, делая вид, что занимает беседой Бэкхауса, следила за ними, как умеет следить лишь глубоко заинтересованная женщина.
Лангу, к его неудовольствию, не удалось найти ничего, внушающего подозрения, и медиум попросил, чтобы осмотрели его платье.
– Все эти предосторожности совершенно излишни и не относятся к делу, в чем вы сами вскоре убедитесь. Однако моя репутация требует, чтобы другие люди, не присутствующие здесь, не могли потом сказать, что это было надувательство.
Неприятная миссия исследовать карманы и рукава вновь выпала Лангу. Через несколько минут он выразил свое удовлетворение тем, что Бэкхаус не располагал ничем механическим. Гости вновь расселись. Фаулл велел принести еще два кресла для друзей миссис Трент, которые, однако, еще не прибыли. Затем он нажал на кнопку электрического звонка и уселся на свое место.
По этому сигналу начал играть скрытый от глаз оркестр. Удивленный шепот пронесся среди зрителей, когда, без всякого предупреждения, в воздухе задрожала прекрасная и торжественная мелодия музыки Моцарта к сцене в храме. Все замерли в ожидании, и несмотря на бледность и спокойствие миссис Трент, было видно, что она глубоко тронута. Было очевидно, что с эстетической точки зрения она пока что была самой значительной личностью среди присутствующих. Фаулл, развалившись, как обычно, наблюдал за ней, опустив голову на грудь.
Бэкхаус встал, положил руки на спинку кресла и заговорил. Тут же музыка стихла до пианиссимо и оставалась такой, пока он стоял.
– Леди и джентльмены, сейчас вы станете свидетелями материализации. Это означает, что вы увидите, как в пространстве появится нечто, чего там ранее не было. Сначала оно появится в парообразном виде, но затем это будет твердое тело, которое любой из присутствующих может ощутить и потрогать – и например, обменяться с ним рукопожатием. Ибо это тело будет иметь вид человека. Это будет настоящий мужчина или женщина – кто именно, сказать не могу – но мужчина или женщина, появившиеся неизвестно откуда. Однако если вы потребуете от меня объяснений по поводу происхождения этой материализованной фигуры – каково ее происхождение, откуда берутся атомы и молекулы, составляющие ее ткани, я не в состоянии удовлетворить ваше любопытство. Я сейчас воспроизведу этот феномен, если впоследствии кто-нибудь сможет мне его объяснить, я буду очень благодарен… Вот все, что я могу сказать.
Он вновь сел, вполоборота к зрителям, и на секунду замер, прежде чем приступить к своему делу.
И в эту самую минуту слуга распахнул дверь и провозгласил негромким, но внятным голосом:
– Мистер Маскалл, мистер Найтспор.
Все обернулись. Фаулл поднялся, чтобы приветствовать опоздавших. Бэкхаус тоже встал и смотрел на них тяжелым взглядом.
Два незнакомца остались стоять у тихо закрывшейся за ними двери. Казалось, они ждали, пока стихнет легкое оживление, вызванное их появлением, прежде чем двинуться дальше. Маскалл производил впечатление великана, но был более широкого и крепкого сложения, чем большинство высоких людей. Черты лица его, обрамленного окладистой бородой, были крупными, массивными и грубыми, как будто вырезанными из дерева, но в маленьких черных глазах вспыхивали огоньки дерзости и ума. Короткие черные волосы торчали ежиком. Найтспор был среднего роста, но выглядел таким жестким и суровым, что казалось, он начисто лишен всех человеческих чувств и слабостей. При взгляде на его выбритое лицо казалось, что его терзает сильнейшая духовная жажда, взор его был безумным и обращенным вдаль. Оба мужчины были одеты в твидовые костюмы.
И прежде чем кто-либо проронил слово, громкий жуткий грохот рушащейся каменной кладки заставил собравшихся в ужасе вскочить из своих кресел. Казалось, будто обвалилась вся верхняя часть здания. Фаулл кинулся к двери и крикнул слугу, чтобы тот объяснил, что происходит. Вопрос пришлось повторить дважды, прежде чем тот понял, что от него хотят. Он сказал, что ничего не слышал. Подчиняясь приказу хозяина, он отправился наверх. Однако там все было в порядке, и прислуга тоже ничего не слышала.
Тем временем Бэкхаус, практически единственный из собравшихся сохранивший хладнокровие, направился прямо к Найтспору, который стоял, покусывая ногти.
– Может быть, вы можете это объяснить, сэр?
– Это было сверхъестественное явление, – резко, вполголоса ответил Найтспор и отвернулся от собеседника.
– Я так и подумал. Это известный феномен, но мне не доводилось слышать его таким громким.
Затем он обошел гостей, успокаивая их. Понемногу они пришли в себя, но было заметно, что их первоначальный легкий добродушный интерес к происходящему сменился напряженной настороженностью. Маскалл и Найтспор заняли отведенные им места. Миссис Трент по-прежнему украдкой бросала на них беспокойные взгляды. В течение всего инцидента продолжал звучать гимн Моцарта. Оркестр тоже ничего не слышал.
Бэкхаус наконец приступил к своему делу. Оно было ему знакомо, и он не тревожился за результат. Вызвать материализацию простым усилием воли или развитием каких-либо способностей было невозможно; в противном случае то, чем занимался он, могли бы делать многие. Он был феноменален по натуре – стена, разделяющая его и духовный мир была разрушена во многих местах. Через бреши в его сознании обитатели неведомого, по его зову, робко и с ужасом проходили на время в материальную многоцветную вселенную… Он не мог сказать, как это происходит. Такой опыт не проходил бесследно для тела, и множество подобных усилий вели к безумию и ранней смерти. Поэтому манеры Бэкхауса были суровыми и грубыми. Вульгарная бестактная подозрительность одних свидетелей и легкомысленное эстетство других были в равной мере неприятны его решительному сдержанному сердцу; но он должен был жить, и чтобы зарабатывать на жизнь, ему приходилось со всем этим мириться.
Он сел лицом к деревянному ложу. Глаза его оставались открытыми, но, казалось, смотрели внутрь. Щеки его побледнели, и он заметно похудел. Зрители почти перестали дышать. Более чувствительные начали ощущать или воображать странные привидения повсюду вокруг. Глаза Маскалла сверкали в предвкушении зрелища, брови его двигались вверх-вниз, но Найтспор выглядел скучающим.
Через десять долгих минут стало видно, что пьедестал статуи начал слегка расплываться, будто снизу поднимался какой-то заслоняющий его туман. Этот туман постепенно сгустился в видимое облако, клубящееся со всех сторон и постоянно меняющее форму. Профессор привстал, одной рукой придерживая очки на переносице.
Постепенно, шаг за шагом, облако приняло размеры и приблизительные очертания взрослого человеческого тела, хотя все еще было неясно и размыто. Оно легко парило в воздухе, в футе, или около того, над ложем. Бэкхаус выглядел изможденным и сам походил на привидение. Миссис Джеймсон в своем кресле тихо лишилась чувств, но этого никто не заметил, и она вскоре пришла в себя. Призрак теперь опустился на ложе и в этот момент, казалось, вдруг потемнел, стал материальным и похожим на человека. Многие из гостей были так же бледны, как и сам медиум, но Фаулл сохранил свое стоическое равнодушие и время от времени поглядывал на миссис Трент. Она, не отрываясь, глядела прямо на ложе и беспрестанно вертела между пальцев кружевной платочек. Музыка продолжала играть.
К этому времени фигура, несомненно, представляла собой лежащего человека. Лицо его приобрело отчетливость. Тело было покрыто чем-то вроде савана, но черты лица принадлежали юноше. Одна гладкая рука спадала, почти касаясь пола, белая и недвижная. Те из компании, кто был послабее духом, глядели на это зрелище со смертельным ужасом, остальные были серьезны и растерянны. Видение человека было «мертвым», но почему-то производило впечатление не смерти, следующей за жизнью, а смерти, предшествующей жизни. Все чувствовали, что он может сесть в любой момент.
– Прекратите эту музыку! – пробормотал Бэкхаус, шатаясь, встал с кресла и повернулся лицом к публике. Фаулл коснулся звонка. Прозвучало еще несколько аккордов, затем воцарилась полная тишина.
– Кто хочет, может подойти к кушетке, – с трудом выговорил Бэкхаус.
Ланг тут же приблизился и с благоговейным страхом уставился на сверхъестественного юношу.
– Если угодно, можете потрогать, – сказал медиум.
Но Ланг не рискнул, как не рискнул и никто из остальных, один за другим на цыпочках подошедших к кушетке – пока очередь не дошла до Фаулла. Он посмотрел прямо в глаза миссис Трент, которой это зрелище, казалось, внушало страх и отвращение, а затем не только коснулся призрака, но вдруг схватил свисавшую руку и с силой стиснул. Миссис Трент негромко вскрикнула. Призрачный гость открыл глаза, странно посмотрел на Фаулла и сел на кушетке. На устах его заиграла загадочная улыбка. Фаулл взглянул на свою руку; ощущение сильного удовольствия прошло по его телу. Маскалл подхватил миссис Джеймсон: ее поразил очередной приступ дурноты. Подбежала миссис Трент и вывела ее из комнаты. Ни та, ни другая не вернулись.
Фантом уже стоял, оглядываясь вокруг с той же странной улыбкой. Прайору стало плохо, и он вышел. Остальные мужчины более-менее держались вместе, ища человеческого общества, лишь Найтспор расхаживал взад-вперед, как человек, изнывающий от скуки и нетерпения, а Маскалл пытался расспросить юношу. Призрак внимательно смотрел на него с недоуменным выражением лица, но не отвечал. Бэкхаус сидел в стороне, закрыв лицо руками.
И в этот момент дверь с силой распахнулась, и без всякого объявления в комнату на несколько ярдов вприпрыжку влетел незнакомец и остановился. Никто из друзей Фаулла никогда раньше его не видел. Это был полный невысокий человек с на удивление хорошо развитой мускулатурой и слишком большой головой по сравнению с телом. Его безбородое лицо выражало на первый взгляд смесь проницательности, жестокости и насмешки.
– Эгей, джентльмены! – громко вскричал он. Голос его был пронзительным и странным образом неприятным для слуха. – Итак, у нас тут маленький посетитель.
Найтспор повернулся спиной, но все остальные изумленно уставились на незваного гостя. Он сделал еще несколько шагов и очутился у самого импровизированного театра.
– Могу я осведомиться, сэр, чему я обязан честью принимать вас у себя? – угрюмо спросил Фаулл. Он подумал, что вечер идет не так гладко, как он ожидал.
Незнакомец мгновение оглядывал его, а затем разразился громким раскатистым смехом. Он игриво хлопнул Фаулла по спине – но удар этот был весьма сильным, его жертва отшатнулась к стене и не сразу смогла восстановить равновесие.
– Добрый вечер, хозяин!
– И тебе тоже добрый вечер, приятель! – продолжал он, обращаясь к сверхъестественному юноше, который тем временем начал бродить по комнате, явно не сознавая, где находится. – Думаю, мне доводилось видеть кое-кого очень похожего на тебя.
Ответа не последовало.
Незваный гость придвинул свою голову к самому лицу фантома.
– Как ты знаешь, у тебя здесь права нет.
Фигура посмотрела на него с улыбкой, полной значения, которого, однако, никто понять не мог.
– Остерегайся того, что делаешь, – торопливо сказал Бэкхаус.
– В чем дело, привратник духов?
– Я не знаю, кто вы, но если вы к ЭТОМУ примените физическое насилие, что вы, похоже, намереваетесь сделать, последствия могут оказаться весьма неприятными.
– А без приятности наш вечер будет испорчен, не так ли, мой маленький корректный друг?
Насмешка покинула его лицо, как солнечный свет покидает землю, и оно стало жестким и каменным. И прежде, чем кто-либо понял, что он делает, он вцепился волосатыми руками в мягкую белую шею материализованной фигуры и в два приема повернул ее на полный оборот. Раздался слабый странный вскрик, и тело рухнуло на пол. Лицо было обращено вверх. Гости с невыразимым потрясением наблюдали, как загадочная, но очаровательная улыбка сменилась вульгарной, отвратительной, скотской ухмылкой, отбросившей в каждое сердце тень моральной мерзости. Эта трансформация сопровождалась тошнотворным зловонием кладбища.
Черты лица быстро расплылись, тело потеряло четкость, переходя из материального состояния в призрачное, и не прошло и двух минут, как призрак совершенно исчез.
Коротышка-незнакомец повернулся и рассмеялся в лицо собравшимся долгим громким смехом, не похожим ни на что в природе.
Профессор возбужденно вполголоса что-то говорил Кент-Смиту. Фаулл поманил Бэкхауса за кулисы декораций и, не говоря ни слова, вручил ему чек. Медиум сунул чек в карман, застегнул пиджак и вышел из комнаты. Ланг последовал за ним, чтобы выпить рюмочку.
Незнакомец подвинул свое лицо вплотную к лицу Маскалла.
– Ну, великан, что ты обо всем этом думаешь? Не хотелось бы тебе увидеть страну, где плоды такого рода растут вовсю?
– Какого рода плоды?
– Этот экземпляр крыжовника. Игра слов: 1) гоблин, 2) крыжовник.


Маскалл отмахнулся от него своей огромной лапой.
– Кто вы и как сюда попали?
– Позови своего друга. Возможно, он меня узнает.
Найтспор придвинул кресло к камину и смотрел на тлеющие угольки с застывшим фанатичным выражением.
– Если я нужен Крэгу, пусть он подойдет ко мне, – сказал он своим странным голосом.
– Ты видишь, он меня знает, – заявил Крэг с насмешливым видом. Подойдя к Найтспору, он положил руку на спинку его кресла.
– Все та же прежняя гложущая жажда?
– Что происходит на этот раз? – презрительно осведомился Найтспор, не меняя позы.
– Суртур исчез, и мы должны следовать за ним.
– Откуда вы двое знаете друг друга и о ком вы говорите? – спросил Маскалл, в растерянности переводя взгляд с одного на другого.
– У Крэга для нас есть кое-что. Выйдем отсюда, – ответил Найтспор. Он встал и бросил взгляд через плечо. Маскалл проследил за его взглядом и увидел, что немногие оставшиеся в комнате внимательно следят за небольшой компанией.

2. НА УЛИЦЕ

Три человека стояли на улице перед домом. Ночь была чуть морозной, но очень ясной, дул восточный ветер. От огромного количества сияющих звезд небо казалось огромным манускриптом с иероглифическими знаками. Маскалл испытывал странное возбуждение; у него было чувство, что должно случиться нечто необычное.
– Что привело вас сегодня в этот дом, Крэг, и что заставило вас сделать то, что вы сделали?.. Как нам понимать это видение?
– На его лице, видимо, было выражение Кристалмена, – пробормотал Найтспор.
– Мы уже обсудили это, не так ли, Маскалл? Маскаллу не терпится увидеть этот редкий плод во всей красе.
Маскалл внимательно посмотрел на Крэга, пытаясь проанализировать свои чувства по отношению к нему. Его личность, несомненно, вызывала у Маскалла неприязнь, но одновременно с этой антипатией в его сердце была какая-то дикая жизненная энергия, которая некоторым странным образом была связана с Крэгом.
– Почему вы настаиваете на этом сравнении? – спросил он.
– Потому что оно уместно. Найтспор абсолютно прав. Это было лицо Кристалмена, и мы отправляемся в страну Кристалмена.
– И где эта таинственная страна?
– Торманс.
– Оригинальное название. Но где это?
Крэг усмехнулся, показывая в свете уличного фонаря свои желтые зубы.
– Это жилой пригород Арктура.
– О чем он говорит, Найтспор?.. Вы имеете в виду звезду с этим именем? – продолжал он, обращаясь к Крэгу.
– Которая в этот самый момент прямо перед тобой, – сказал Крэг, указывая толстым пальцем на самую яркую звезду в юго-восточной части неба. – Там ты видишь Арктур, а Торманс – его единственная населенная планета.
Маскалл посмотрел на большую мерцающую звезду и вновь перевел взгляд на Крэга. Затем он достал трубку и принялся ее набивать.
– Вы, должно быть, придумали новый вид юмора, Крэг.
– Я буду рад, если смогу тебя развлечь, Маскалл, хотя бы всего на несколько дней.
– Я хотел вас спросить – откуда вы знаете мое имя?
– Было бы странно, если бы я его не знал, учитывая, что я сюда явился только ради тебя. Между прочим, мы с Найтспором старые друзья.
Маскалл застыл, его спичка повисла в воздухе.
– Вы сюда явились ради меня?
– Конечно. Ради тебя и Найтспора. Мы трое будем товарищами в путешествии.
Маскалл наконец разжег свою трубку и несколько секунд холодно дымил ей.
– Извините, Крэг, но я вынужден предположить, что вы сошли с ума.
Крэг откинул голову и расхохотался скрежещущим смехом.
– Я сошел с ума, Найтспор?
– Суртур направился на Торманс? – Сдавленным голосом воскликнул Найтспор, не сводя глаз с лица Крэга.
– Да, и он требует, чтобы мы немедленно последовали за ним.
Сердце Маскалла начало странно биться. Весь разговор, казалось, происходил во сне.
– А с каких пор, Крэг, абсолютно незнакомый мне человек что-то от меня ТРЕБУЕТ… Кроме того, что это за личность?
– Шеф Крэга, – сказал Найтспор, отворачиваясь.
– Эта головоломка слишком сложна для меня. Сдаюсь.
– Ты ищешь тайн, – сказал Крэг, – и естественно, их находишь. Попробуй упростить свои представления, мой друг. Все это дело просто и серьезно.
Маскалл пристально смотрел на него и торопливо курил.
– А откуда ты взялся сейчас? – вдруг спросил Найтспор.
– Из старой лаборатории в Старкнессе… Ты слышал о знаменитой Старкнесской обсерватории, Маскалл?
– Нет. Где это?
– На северо-восточном побережье Шотландии. Там время от времени делаются занятные открытия.
– Например, как совершать путешествия к звездам. Итак, этот Суртур оказался астрономом. И вы, видимо, тоже?
Крэг вновь усмехнулся.
– Сколько времени тебе потребуется, чтобы привести в порядок свои дела? Когда ты будешь готов начать?
– Вы весьма заботливы, – расхохотался Маскалл. – Я уж начал бояться, что меня потащат отсюда прямо сейчас… Однако у меня нет ни жены, ни поместья, ни профессии, так что можно не тянуть… Каков предполагаемый маршрут?
– Ты счастливый человек. Смелое, отважное сердце, и никаких обязательств. – Черты лица Крэга вдруг стали серьезными и строгими. – Не будь глупцом, не отвергай дар судьбы. Отвергнутый дар не предлагается вновь.
– Крэг, – просто ответил Маскалл, засовывая трубку обратно в карман, – поставь себя на мое место. Даже если бы я изнывал от жажды приключений, как мог бы я воспринять всерьез такое безумное предложение, как это? Что я знаю о тебе, о твоем прошлом? Может, ты меня разыгрываешь, а может, ты сбежал из сумасшедшего дома – я ничего об этом не знаю. Если ты заявляешь, что ты необычный человек и тебе нужна моя помощь, ты должен представить мне доказательства.
– А какие доказательства ты счел бы достаточными, Маскалл?
Произнося эти слова, он схватил Маскалла за предплечье. Тут же острая леденящая боль пронзила тело великана-медиума – и в то же мгновение мозг его вспыхнул. Свет ворвался в него, как восход солнца. И он впервые спросил себя: вдруг эта фантастическая беседа каким-то образом касается реальных вещей?
– Послушай, Крэг, – произнес он неторопливо, и в сознании его начали проноситься в полном беспорядке странные образы и представления. – Ты говоришь о некоем путешествии. Что ж, если бы это путешествие было возможно, и мне представился бы случай его совершить, я хотел бы не вернуться никогда. За сутки на этой арктурианской планете я отдал бы жизнь. Вот мое отношение к этому путешествию… А теперь докажи мне, что все, о чем ты говоришь, не чушь. Предъяви свои верительные грамоты.
Все время, пока Маскалл говорил, Крэг не сводил с него глаз, и на его лице постепенно вновь появлялось насмешливое выражение.
– О, у тебя будут твои сутки, возможно и больше, но немногим больше. Ты отважный парень, Маскалл, но эта поездка окажется несколько напряженной, даже для тебя… Итак, как неверующие древности, ты хочешь знака с небес?
Маскалл нахмурился.
– Все это просто смехотворно. Наш мозг перевозбужден тем, что произошло ТАМ. Пойдемте по домам, утро вечера мудренее.
Крэг удержал его одной рукой, роясь в верхнем кармане. Наконец он выудил нечто, напоминающее небольшую складную лупу. Диаметр стекла не превышал двух дюймов.

Путешествие к Арктуру - Линдсей Дэвид => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Путешествие к Арктуру автора Линдсей Дэвид дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Путешествие к Арктуру у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Путешествие к Арктуру своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Линдсей Дэвид - Путешествие к Арктуру.
Если после завершения чтения книги Путешествие к Арктуру вы захотите почитать и другие книги Линдсей Дэвид, тогда зайдите на страницу писателя Линдсей Дэвид - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Путешествие к Арктуру, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Линдсей Дэвид, написавшего книгу Путешествие к Арктуру, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Путешествие к Арктуру; Линдсей Дэвид, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн