А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Ламур Луис

Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог


 

Здесь выложена электронная книга Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог автора по имени Ламур Луис. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Ламур Луис - Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог.

Размер архива с книгой Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог равняется 182.43 KB

Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог - Ламур Луис => скачать бесплатную электронную книгу



Хопалонг Кэссиди – 02

OCR Library of the Huron: gurongl@rambler.ru
«Луис Ламур. Лихие люди западных дорог»: Центрполиграф; Москва; 2001
ISBN 5-227-01321-7
Оригинал: Louis L'Amour, “The Rustlers of West Fork”
Аннотация
Отважный ковбой Хопалонг Кэссиди всегда готов рискнуть ради прибыльной работы и никогда не откажется помочь друзьям. Взявшись в одиночку перевезти крупную сумму денег на Запад для Дика Джордана, Кэссиди знал, что это будет нелегко. В первый же день его пытались ограбить трое чужаков, за что двое поплатились жизнью, а третий — сломанной челюстью. Перед отъездом, в доме своего друга Бака Петерса Кэссиди узнает, что Дик Джордан захвачен бандитами Сопером и Спарром...
Луис Ламур
Лихие люди западных дорог
Глава 1
Шестизарядный трофей
Хопалонг Кэссиди наблюдал за осторожными движениями пальцев старого банкира, который сосредоточенно пересчитывал деньги. Как-никак, а пятнадцать тысяч долларов — это же уйма денег, относиться к которой следовало с соответствующим почтением. И глядя на растущую перед стариком горку узких зеленых банкнот, Хопалонг видел совсем иное: для него это были не просто деньги, а еще и их реальное каждодневное выражение — доверенное ему стадо и тяжкий труд. Здесь было все: и холодные ветреные дни с проливными дождями, и неистовые бури со вспышками молний в ночи, и неутомимые пастухи, управляющие стихийным движением стада, и широко разливающиеся реки, и пыль, и изнуряющее жаркое солнце прерий — и, конечно, охотники до чужого добра. Все это — его достояние, несравненно большее, чем просто деньги. Он видел, как на стол ложились месяцы адского труда, а вместе с ними и тот молодой пятнистый вол, который однажды насмерть забодал его лошадь в каньоне Одинокого Дерева; и даже та медлительная кляча, умудрившаяся налететь на веревку Ланки, привязанную к кусту можжевельника, — что и уложило его в кровать со сломанной ногой на целых три недели. Еще он вспомнил того парня из Тойи, который ехал себе во главе табуна и, наверное, был бы и сейчас жив и весел, если бы лошадь под ним не оступилась... В общем, похоронили они все, что от него осталось, а шляпу и ружье отослали брату того парня в Эль-Пасо.
— Ну вот и все... вроде бы. — Банкир наконец вздохнул с облегчением. — Я уверен, Бак чертовски рад тому, что разделался-таки с этим долгом. Не знаю в округе другого такого же — чтобы так тяготился своими обязательствами... Представляю, как долго он отказывал себе почти во всем эти три года — и все ради того, чтобы отдать долг.
— Ага, — кивнул Кэссиди. — Такой уж он — во всем. Сам-то никогда не попросит в долг, но ты ведь знаешь, как вышло с Диком Джорданом. Он ведь, когда получил в наследство ранчо на Западе, сразу и продал Баку все свое стадо вместе с пастбищем. Знал ведь, кому продавать, знал, что Бак единственный здесь порядочный человек, тот, кто вернет все сполна — до последнего цента. Ему здорово тогда повезло. Бак как раз собирался прикупить живности. А тут тебе и скот, и дополнительный выгон. Глупо было бы отказываться... А вообще, если б не это, никогда бы Бак не залез в долги.
— Сам повезешь эти деньги Дику на Запад? — Банкир, с любопытством разглядывавший Кэссиди, перевел взгляд на его волосы, которых уже коснулась седина. — Я ведь знаю: Бак сейчас не может бросить хозяйство, — сказал он наконец.
— Да я деньги и сам могу отдать. По правде сказать, я даже рад такой возможности. Старый Дик — он ведь мой друг, а историю про ранчо и я знаю. Вообще-то ранчо принадлежало его жене. Оно ведь было частью ее наследства.
— Знаю. Я помогал им оформить кое-какие бумаги. Говорят, у них есть дочь?
— Давно ее не видел. Тогда ей было лет четырнадцать — пятнадцать. В то время они жили здесь.
— Послушай... — Банкир повернулся в кресле. — А кто едет вместе с тобой?
— Никто не едет. Я один. Меските опять где-то шляется — как обычно. А Бак никак не сможет оторвать от работы сразу двоих. Да и нечего там вдвоем делать.
— Оно, может быть, конечно... Да вот время сейчас такое — очень уж неспокойное. Я вот получил письмо... От одного знакомого из Мак-Клеллана. Так у него три недели назад обчистили банк. Ну, кассира, конечно, пристукнули, помощнику шерифа тоже досталось... Но он-то хоть жив остался. Снарядили за грабителями погоню, да все без толку.
— Так и не поймали?
— Да уж куда там. Как сквозь землю провалились.
Хопалонг перегнулся через стол и собрал деньги.
— Ладно, мне пора. Бак небось уже заждался. Так что я сейчас в седло — и прямиком на ранчо. А за деньги ты не беспокойся. Я сам их вручу Дику, как договаривались.
Сунув пачки банкнот за пазуху, он потуже затянул ремень, потом поправил револьверы и направился к двери.
Банкир подошел к окну в тот момент, когда Кэссиди переходил через улицу. Старик задумчиво глядел ему вслед — все те же стройные ноги, широкие плечи, узкие бедра и стремительная походка ковбоя. Серебро на револьверах, висевших у пояса, уже изрядно поистерлось, — видно, не раз выручали они своего владельца; сапоги же покрывал толстый слой дорожной пыли. И банкир вдруг поймал себя на мысли: стать бы ему чуть моложе, да и отправиться на Запад — вместе с Хопалонгом.
Но в тот момент, уже совсем было собравшись отойти от окна, он вдруг увидел какого-то человека, до этого праздно стоявшего у стены дома, а теперь медленно последовавшего за Хопалонгом. Если он стоял все это время здесь, у окна, то наверняка видел, как Хопалонг собирал деньги. Банкир помрачнел. Ждать ковбоя будут только к ужину, а если он еще заглянет в салун, то уж выйдет из него никак не раньше, чем через несколько часов... Но Хопалонг мог и сам за себя постоять.
Множество опасностей подстерегало Хопалонга на каждом шагу, преследуя его, словно стая голодных волков, но мало кто рискнул бы помериться силами с этим седеющим стрелком. Нужно непременно сказать Хопалонгу, чтобы тот заглянул к Монагану в тот банк в Мак-Клеллане. Он сам напишет ему об этом в письме.
Когда Хопалонг подошел к дверям салуна, сгущавшиеся сумерки уже размыли очертания домов. Когда он толкнул створки двери, напоминавшие крылья летучей мыши, и оказался в зале, партия в покер была уже в самом разгаре, но игроки за карточным столом старательно избегали его взгляда. Все они хорошо знали друг друга, и игра почти всегда велась честно. А Хопалонг умел просто мастерски вынимать карты из колоды, и этот его талант зачастую весьма дорого обходился остальным участникам игры.
У бара расположились трое, которых Хопалонг видел здесь впервые. Один из них, Хопалонг хорошо его запомнил, шел за ним всю дорогу от банка. Хопалонг исподволь рассматривал компанию, усмехаясь про себя: «Тоже мне, странствующие ковбои! Едут небось из какого-нибудь тараканьего угла».
Путешественники были с ног до головы в пыли, но оружие — начищено, и патроны в патронташе сверкали. Один из них, тот, который шел за ним до салуна, был стройным молодым человеком с правильными чертами лица и глубоким шрамом, пересекавшим подбородок. Когда он взглянул на Кэссиди, тот заметил, что один глаз у парня наполовину закрыт опущенным веком. Сначала Хопалонгу показалось, что парень ему подмигивает, но потом он понял, что ошибся.
Второй из незнакомцев был высоким мужчиной, на лице которого, изборожденном глубокими морщинами, лежала печать жестокости, даже свирепости. Третий путник был совсем еще мальчиком, но, взглянув на него, любой бы тотчас же сказал, что парень уже многое в жизни повидал. Люди такого типа в этом городке были не в диковину, а бродячая жизнь, которую они вели, отнюдь не способствовала смягчению их нравов. Такие бродяги останавливались здесь на время, а потом вновь отправлялись в путь.
— Ну что, Хоппи, завтра уезжаешь? — обратился к нему из-за стойки хозяин заведения. — Джонни говорил, что ты вроде бы направляешься на Запад, в гости к Дику Джордану.
Услышав это, трое чужаков разом, словно по команде, обернулись и уставились на Хопалонга. Хопалонг, заметивший их взгляды, тотчас же понял, что имя Дика Джордана очень хорошо им известно. Только знакомое имя, произнесенное вслух посторонним, может заставить человека так резко обернуться. Затем они снова отвернулись, и «одноглазый» вполголоса заговорил со своими приятелями; казалось, он им что-то объяснял.
— Ну да, — ответил Кэссиди. — Мы купили у него стадо три года назад. А теперь Бак хочет, чтобы я туда съездил! Да я и без того всегда любил там бывать. Наконец-то подышу чистым горным воздухом.
— Говорят, Дик купил там хорошее ранчо.
— Нет, не купил. У него ведь была жена-испанка, а та земля и ранчо издавна принадлежали ее семье. И вот теперь оно досталось им в наследство. Потому они и перебрались туда, дочку тоже с собой забрали. Хорошенькая у них девочка, такая худенькая, с веснушками...
Внезапно один из незнакомцев рассмеялся. Кэссиди бросил на него пытливый взгляд.
— Я слыхал, ты собираешься проведать Дика Джордана, — сказал «одноглазый», нагло уставившись на Хопалонга. — Так вот, я бы на твоем месте отказался от этой затеи. Слишком уж круто обходятся там с приезжими. Местные там не собираются уживаться с чужаками, — ни с одним из них!
— Неужели? — отозвался Хопалонг. — Ну тогда, может, я помогу им побыстрее привыкнуть к нам?
Тут и второй из незнакомцев, высокий, уставился на Хопалонга тяжелым взглядом.
— Ты отправляешься искать своего Дика? — прорычал он. — Что ж, ты наверняка встретишься с ним! Ты непременно попадешь туда, где он сейчас находится!
Он поставил свой стакан на стойку, и вся троица направилась к выходу. У дверей один из них что-то сказал своим дружкам; те громко заржали.
Кэссиди взглянул на хозяина салуна:
— Случайно не знаешь, кто это такие?
— Да просидели здесь сегодня целый день, — ответил тот. — Заказывали только ром. Изрядно нагрузились. Тот, у которого что-то с глазом, ждал еще, пока ему лошадь подкуют. Они направляются куда-то на Запад.
Хопалонг глубоко задумался. А вдруг они знают о том, что он везет с собой деньги? Конечно, они могли быть и простыми ковбоями, странствующими в поисках работы. И все же интуиция ему подсказывала, что с этими парнями не все так просто. Еще немного поразмыслив, Кэссиди пришел к выводу, что, возможно, они задумали его ограбить... А если так, эти трое не станут откладывать свое дело на потом, а скорее всего постараются напасть прямо сейчас, — какой им смысл чего-то дожидаться? Несколько минут Кэссиди обдумывал сложившуюся ситуацию, припоминая расположение зданий на прилегающих к салуну улицах. Затем, попрощавшись с хозяином салуна, пожелал ему доброй ночи и вышел на улицу.
Ступив на тротуар, он сразу же увидел, что у коновязи напротив салуна, за оседланными лошадьми, кто-то стоит. Завидев Хопалонга, человек у коновязи глубоко затянулся сигаретой, огонек которой ярко вспыхнул во тьме. «Так вот он, знак, сигнал... За кого же они меня принимают? За бродягу? Или за деревенского недотепу, впервые оказавшегося в незнакомом городе?» Он не спеша подошел к своему коню и подтянул подпругу, краем глаза наблюдая за незнакомцем.
Было совершенно очевидно, что огонек сигареты могли увидеть только из трех мест, где грабители, вероятно, и устроили засаду: во-первых, из узкого проулка между домами у скобяной лавки; во-вторых, из стойла в начале аллеи; а третьим укромным местом был угол дома на другом конце улицы, — там находилась контора шерифа. Но только круглый дурак мог устроить засаду у стойла, потому что на выезде с аллеи дорогу преграждал загон для лошадей. Ночь была довольно холодной для прогулок на свежем воздухе, так что парень с сигаретой мог торчать у коновязи только с одной целью — подать знак своим дружкам, когда Кэссиди выйдет из салуна. Скорее всего, они решили устроить засаду, чтобы благополучный исход предприятия не зависел от того, в какую сторону направится Хопалонг. Значит, кто-то из них должен был находиться на одном конце улицы, а кто-то — на противоположном. Скорее всего, один из них караулил у скобяной лавки, а другой у конторы шерифа. Наверное, кто-то из них попытается задержать его — а там уж и остальные подоспеют... Хопалонг тихонько рассмеялся. Интересно, размышлял он, этот парень прямо сейчас возьмет его на мушку? Или, может, для начала попросит закурить — чтобы дружки успели подобраться поближе?
Хопалонг потуже затянул подпругу и вставил ногу в стремя, но потом вдруг сделал вид, будто вспомнил что-то важное... Ступив на тротуар, он снова направился к салуну. Ловя на себе изумленные взгляды, быстро пересек зал, словно направлялся в контору. Затем прошел по узкому коридору, ведущему к выходу на задний двор.
Осторожно, стараясь не звенеть шпорами, Хопалонг пробрался к зданию, в котором находилась контора шерифа. Заглянув в узкий проулок между домами, он заметил темные очертания человеческой фигуры. Кто-то там прятался, явно чего-то дожидаясь. Подкравшись сзади к незнакомцу, Хоппи дружелюбно осведомился:
— Кого ждем, приятель?
«Одноглазый» вздрогнул и резко обернулся, потянувшись к револьверу. Хопалонг размахнулся и нанес ему сокрушительный удар в челюсть. Колени «одноглазого» подогнулись, тотчас последовал еще один удар — правый в подбородок. Парень сразу же обмяк и рухнул наземь. Перешагнув через него, Хопалонг притаился за углом дома. Тем временем курильщик, услышав звуки борьбы, сообразил: что-то произошло. Он направился в сторону Хопалонга.
— Эй, Бизко, что там у тебя? — негромко окликнул он приятеля.
— А вот и я, — выходя из-за угла, ухмыльнулся Хопалонг.
Паренек этот хотя и был ушлый, но до Хопалонга явно не дорос. Он нерешительно потянулся к револьверу.
Между тем высокий, самый опытный из троицы, уже понял, что случилось непредвиденное, и, выбравшись из своего укрытия, направился к конторе шерифа. Увидев Хопалонга, он, как и его юный приятель, потянулся к оружию. Ни один из них не уловил того молниеносного движения, каким Хопалонг Кэссиди выхватил револьверы. Прогремели выстрелы. Первую пулю получил высокий, самый опасный из противников. Пуля угодила ему чуть выше начищенной до блеска пряжки. Второй выстрел раздался почти одновременно с первым, — и юнец, покачнувшись, тяжело опустился на колени. Он даже успел выстрелить, но пуля задела лишь рукав рубашки Кэссиди. Выронив оружие, незадачливый стрелок распластался в дорожной пыли. Хопалонг бросился обратно. Но тут раздался стук копыт, заставивший его остановиться. Оглянувшись, он увидел: «одноглазый» Бизко бесследно исчез.
Между тем к месту происшествия подходили любопытные: двое из них склонились над высоким, лежавшим неподалеку от скобяной лавки. Бросив беглый взгляд в ту сторону, Хопалонг подошел ко второму из своих противников и перевернул его на спину.
Мальчишка умирал. Хопалонг осторожно его приподнял. Он не чувствовал ненависти к умирающему, хотя и особой жалости к нему не испытывал. В конце концов парень сам встал на этот путь, и теперь для него настало время уплатить по счету.
Юноша неожиданно открыл глаза и посмотрел на Хопалонга.
— Ловок, сукин сын, — выдохнул он, прерывисто дыша. — А жаль...
— Что вам было нужно? — спросил Кэссиди.
— Деньги. Бизко видел, как ты брал в банке эти поганые бумажки.
— Что с Диком Джорданом? Ты что, знаешь его?
Каждое слово давалось умирающему с огромным трудом. Лишь с третьей попытки парню удалось выдавить:
— Знал... конечно... знал его. Ты... ты только там... не появляйся... Нет шансов. Они ведь... Сопер и Спарр... просто дьяволы!..
— А Джордан жив? У него все в порядке? Что с его семьей? — допытывался Кэссиди, потому что видел: парень уже не жилец на этом свете. Жизнь в нем угасала буквально на глазах. Даже если до него и доходили вопросы Хопалонга, он не мог уже вымолвить ни слова. Мысли уплывали куда-то, контакты с миром медленно рвались.
В призрачном свете, падавшем из желтого прямоугольника окна, Хопалонг заметил, что губы умирающего снова зашевелились.
— Надо же, — прохрипел тот, — она такая... с веснушками...
Он еще раз судорожно втянул в себя воздух и затих.
Вот и все.
Хопалонг поднялся на ноги и перезарядил револьверы.
— А тот, второй, тоже мертв? — спросил он. Хозяин салуна стоял тут же в толпе зевак. В своем неизменном белом фартуке, в котором обычно встречал за стойкой посетителей бара, но в руке сжимал обрез. — Отвечай же, ты что, оглох?! — продолжал Кэссиди. — Я спрашиваю тебя, тот, другой, мертв?
— Да, — бросил кто-то из толпы, — и тот готов. Сразу наповал! В нем две дырки, с монету в полдоллара каждая!
— Но ведь с ними был еще один, — протянул хозяин салуна. — А с ним что?
— Ему удалось удрать. Но выбитая челюсть будет напоминать ему о сегодняшнем вечере.
Кэссиди подошел к своему коню, к своему верному Топперу, вскочил в седло и направил Топпера в сторону ранчо. Что-то он припозднился. И наверняка у Бака Петерса будет много вопросов, ведь ему захочется узнать обо всем случившемся поподробнее.
Потрясающая удача! Строгая Роза не отпускает Бака даже уток пострелять. Но стоит старику учуять запах пороха, как он тут же рвется в бой — остановить его уже невозможно. Эта картинка, которую он нарисовал в своем воображении, развеселила Хопалонга. Конечно, Бак уже далеко не так проворен, как когда-то в молодости, но старик ни за что не желал этого признавать, ни перед кем, а уж тем более — перед Хопалонгом.
Войдя в дом, Хопалонг застал Бака Петерса сидящим за столом. Хопалонг расстегнул рубашку и извлек из-за пазухи пачки денег, выложив их на стол. Бак вытер губы большой салфеткой в красную клеточку и сказал:
— Ну ты и задержался! Я уж начал волноваться.
— О чем тебе беспокоиться, старый ты таракан. И вообще, скажи-ка мне, кто у тебя здесь больше всех пашет? Ведь ты с самого начала знал, что я возьму эти деньги и привезу сюда, а от тебя только и требовалось сидеть и ждать. И дальше заплывать жиром. Роза-то тебя на убой кормит. Погляди на себя, как растолстел!
Щеки Бака густо покраснели.
— Это тебя не касается, — свирепо зашипел он, бросая подозрительные взгляды на Хопалонга. — Что у тебя стряслось? Выкладывай. Я чувствую, что с тобой что-то приключилось.
Плюхнувшись на стул, Кэссиди подцепил вилкой кусок мяса, переложил его в стоящую перед ним тарелку и принял из рук Розы чашку с горячим кофе. Затем он кратко и без эмоций пересказал им все, что произошло с ним этим вечером. Ничего не утаил, кроме того, что имело непосредственное отношение к Дику Джордану. Пока Роза приходила в себя после всего услышанного, а Бак плел какие-то байки про грабителей, пытаясь шутить, Хопалонг унесся куда-то далеко от болтающего Бака и оторопевшей Розы. Мысленно он уже отправился в то путешествие, предпринять которое ему предстояло.
Он рассуждал так: если с Диком и его семьей что-то случилось, то его приезд будет как нельзя более кстати. Ведь Дик Джордан замечательный парень, не без недостатков, конечно, а в общем — суров, но справедлив. Все знали его и как радушного хозяина. Двери его ранчо всегда открыты для гостей, и еще никто и никогда не уезжал от него, не отобедав с гостеприимным хозяином. Когда-то давно Джордан промышлял охотой на бизонов, потом занялся торговлей. Еще мальчишкой он работал у одного торговца скотом где-то на востоке Штатов и в конце концов вновь занялся тем же. Но самым давним и заветным его желанием было собственное ранчо. В скором времени мечта сбылась, он приобрел ранчо «Сэкл Джей», находившееся рядышком с хозяйством Бака Петерса.
Умирая, бандит назвал два имени. Хопалонг вдруг вспомнил об этом.
Как он сказал?.. Кажется, Сопер и Спарр... Точно, так и есть, Спарр!
Хопалонг так резко отодвинул от себя чашку, что кофе даже выплеснулся на блюдце. Бак и Роза молча уставились на него.
— Какая муха тебя укусила? — Бак с беспокойством взглянул на Хопалонга. — Ну-ка, выкладывай, что у тебя на уме?
— А что? — невинно переспросил Хопалонг. — Ты о чем?
— Хватит придуриваться! Ты знаешь, что я имею в виду, — вдруг раздраженно рявкнул Бак. — Я спрашиваю тебя — что там еще было, при этом ограблении! Пусть неудавшемся, но ведь к Джордану это тоже имеет какое-то отношение! Учти, я тебя насквозь вижу. Ты точно размышлял о чем-то, хотя это занятие непривычно для твоей седой башки!
Хопалонг взял свою чашку и аккуратно вылил в нее с блюдца пролитый кофе. Производя эти манипуляции, он старался собраться с мыслями и по возможности взять себя в руки.
— Меските еще не вернулся? — напустив на себя небрежный вид, спросил он.
Бак яростно сверкнул глазами.
— Ты видела, — обратился он к Розе. — Я это знал! Он опять задумал что-то, и это, кроме неприятностей, ничего не принесет. Ошибки быть не может, иначе зачем бы ему спрашивать о Меските.
А Хопалонг, подцепив вилкой еще один кусок мяса, медленно переложил его на свою тарелку, а вокруг еще красиво выложил картофельное пюре.
— Нет, ты только посмотри на него, — возбужденно продолжал Бак, — этот парень в любой компании кого хочешь за пояс заткнет. Посмотри, ведь никто не может сравниться с ним в работе. Кто лучше него переносит все тяготы жизни? А кто более ловко управится даже с никуда не годными лошадьми? Вылитый Джонни когда-то. Может, даже получше будет!
Бак снова перевел взгляд с Розы на Хопалонга.
— И с оружием его не надо учить обращаться. Он такой — абсолютно непредсказуем и готов ко всему. За всю свою жизнь я не встречал никого, столь же готового встрять в любую авантюру!
— Интересно, кто бы это мог быть? — с самым невинным видом поинтересовался Хопалонг.
Тут уж Бак не выдержал, взревев от ярости:
— Да ты это! Ты, вконец обалдевший болван! Вечно ищешь неприятностей! Ну скажи мне, почему другие могут проехать через весь город и спокойно вернуться без приключений... Стоит же тебе где-нибудь появиться, как там сразу что-то случается — неприятности обрушиваются на головы всех, имевших несчастье оказаться рядом с тобой!
— Да ты что? Если имеешь в виду предстоящую поездку, то это обыкновенная прогулка, — соврал Хопалонг. — Конечно, время от времени у Дика Джордана могут возникать определенные трудности. Но ты же знаешь Дика. Я возьму эти твои деньги и доставлю их туда в целости и сохранности.
Пока Хопалонг был занят своей тарелкой, ему в голову пришла еще одна мысль, которая заставила его еще больше разволноваться. И вновь, как удар молнии — зловещее имя Спарра. Конечно, это могло быть просто совпадением. Ведь о том, втором, о Сопере, он вообще никогда не слышал. Но Хопалонгу приходилось знавать одного человека по фамилии Спарр, и это было далеко не то знакомство, которым можно было гордиться.
Когда-то Авери Спарр, как и Дик Джордан, занимался охотой на бизонов. Со временем он сменил род занятий, заняв пост судебного исполнителя в одном из западных городков с дурной репутацией. Но долго на этом месте ему не суждено было удержаться. После резко увеличившегося числа убийств и случаев вооруженных нападений, он был отстранен от должности, и тут же отправился еще дальше на Запад. Из Элсворта — сначала в Абилин, потом в Додж, затем в Огаллалу, после Огаллалы в Симмаррон, и еще дальше в Блумфильд. И везде его появление было отмечено стычками со стрельбой или убийствами. Было установлено, что он совершил несколько вооруженных нападений — его подозревали кое в чем весьма серьезном, к тому же, будучи по натуре человеком угрюмым и готовым в любой момент пустить в ход оружие, Спарр, естественно, не обзавелся друзьями, вот зато врагов нажил предостаточно.
Потом Спарр вдруг куда-то исчез, может, просто выпал из поля зрения. Ходили слухи, что он обитает где-то в районе рудников не то в Неваде, не то в Монтане, а еще болтали, будто Спарру удалось скрыться из Калгари после того, как он убил там полицейского. И если тот умирающий бандит имел в виду именно этого Спарра, то Хопалонг знал его. Этот Спарр был просто безжалостным убийцей.
Хопалонг не мог представить себе, что такой человек мог иметь какое-то отношение к Дику и его ранчо. Дик был не из тех, кого можно запугать чьей бы то ни было кровавой репутацией. Да и ребята из его окружения тоже не робкого десятка, и, возможно, Хопалонг напрасно волновался.
— Самое удачное время для перехода — до заката, — наконец сказал Хопалонг. — Мне ведь придется проехать через довольно суровые места, так что я намерен продвигаться на Запад только днем.
Бак угрюмо посмотрел на своего друга.
— Не стоит ли и мне оседлать коня и отправиться вместе с тобой, — буркнул он, стараясь не смотреть на Розу. — Все же неблизкий путь, Хоппи, да и апачи, заметь, снова могут вырваться из резервации.
Кэссиди усмехнулся.
— Полагаешь, мне нужна нянька? Оставайся-ка здесь и займись своим делом. А я отвезу деньги Дику, побуду там пару деньков, отдохну, а потом мигом обратно. Ты и соскучиться по мне не успеешь, а я уже снова здесь. Хоть как, а мне нужно ехать. Не то совсем закисну — все время на одном месте!
Он поднялся из-за стола, потянулся.
— Спасибо, Роза. Ужин просто замечательный. Жаль, на какое-то время мне придется распрощаться с домашней стряпней.
Он направился к двери, но вдруг резко остановился.
— Послушай, Бак, у тебя не при себе, случайно, письмо от Памелы? Мне бы хотелось взглянуть на него.
В душе у Бака вновь шевельнулось подозрение, и он строго взглянул на Хопалонга.
— Ну, при себе, — сказал Бак. — Вернее, лежит у меня в столе. Сейчас принесу. — Он неуклюже вылез из-за стола и отправился в кабинет. — А зачем оно тебе? Город называется Хорс-Спрингс. Все его знают, там коров разводят.
— Я и сам знаю этот город. Мне уже приходилось там бывать однажды. Я хотел бы просто взглянуть на письмо. Сдается мне, что Памела писала, как мне лучше добраться до них, если я все-таки соберусь.
— Ага, — неохотно согласился Бак, — припоминаю, что-то в этом роде там было.
Наконец найдя письмо, он передал его Хопалонгу. Хопалонг раньше видел это письмо, да ему еще и подробно пересказали его содержание. В тот раз он просто взглянул на него, точнее, бросил беглый взгляд, почти не читая. Теперь же, когда в душе его поднималась волна подозрений, он взглянул па строчки письма совсем другими глазами и вдруг почувствовал, как у него часто забилось сердце, а кровь застучала в висках.
Хопалонг медленно прочитал письмо от первой до последней буквы, а затем вновь вернулся к тому месту, где речь шла непосредственно о нем.
Всего два абзаца, но написаны они были очень странно, казались какими-то неестественно вымученными:
«...Напомните также Хопалонгу о тех играх, которым он обычно учил меня. У нас была одна такая игра, которая мне больше всего нравилась. Я очень хочу, чтобы он вспомнил об этом, когда будет читать мое письмо. Папа часто вспоминает тот случай в Сухом каньоне, когда Хопалонг встретился с ним. Было бы очень здорово повидаться с Хоппи теперь, и вновь почувствовать прежнее».
Кэссиди взглянул на Бака — тот смотрел на него с явным недоумением. А Хопалонг так разволновался, что совсем забыл о своем намерении держать Бака в неведении.
— Бак, какие мы с тобой дураки! Ведь в тот день, когда пришло письмо, ты говорил, что она напомнила мне о том случае в Сухом каньоне. А я, читая это письмо, думал только о своем жеребце; тогда он слопал какую-то дрянь, и его мучили колики. А на эту фразу я не обратил никакого внимания!
— И в чем проблема? — забеспокоился Бак.
Хопалонг еще раз медленно прочитал вслух то же место из письма и выругался.
— Ты что, не понимаешь?! Она же пишет о происшествии в Сухом каньоне и говорит, что снова хочет увидеть меня, чтобы все было, как в тот раз!
Роза рассеянно переводила взгляд то на одного, то на другого:
— Сухой каньон? Что все это значит?
— Что значит? — Бак теперь был уже не на шутку обеспокоен. — А вот что, четверо бандитов зажали тогда Дика Джордана в Сухом каньоне. Он был совершенно бессилен против них, а они собирались его прикончить. Тут-то и появился Хопалонг. Обернувшись, они увидели его, и Хоппи тут же уложил двоих, а оставшиеся двое сдались сами.
— Так о чем тут волноваться, — удивилась Роза, — ведь дело-то прошлое.
— Да, но ведь она снова зовет меня туда! Думаю, что они попали в беду и им нужна моя помощь!
— Но почему тогда она об этом не написала? — возразил Бак.
— Может быть, ее просто заставили написать это письмо, — предположил Хопалонг. — Но ты помнишь, что она написала про игры, которым я ее учил? Так вот, это была игра в шифрограммы. Обычно мы писали друг другу записки, прочитать которые можно было только сложив первые буквы каждого слова, ну, как это делается в засекреченных посланиях. Так, подожди немного.
Хопалонг еще раз очень внимательно изучил все письмо и наконец сказал:
— А что ты думаешь вот об этом?
Бак уставился на выделенную Хопалонгом часть письма.
— Это? Да это просто бессмыслица какая-то. Я думаю, девочка просто перепутала нас с кем-то из своих ухажеров.
Хопалонг, помрачнев, прочитал вслух весь отрывок:
— "...Впрочем, потом он мог известить хоть пастуха Пита, сообщить, что так никуда и не уехал. В следующий раз, когда вы здесь остановитесь, отсоветуйте Роджеру ждать его. Но все равно, передайте ему привет от нас. Лью Брейк год назад уехал отсюда. Сначала он оставил Пата, своего мустанга, здесь, но потом все-таки возвратился, чтобы и его забрать... "
— А теперь, сложим первые буквы. Так, П-о-мог-и Хо-п-пи. Видишь? — Хопалонг оторвался от письма. — Она пишет: «Помоги, Хоппи». Вторая часть этого же предложения — бессмыслица, она старалась, чтобы все было похоже на обычное письмо. Она подчеркнула «мог», потому что использует все три буквы из этого слова, и со следующими словами поступает так же. Ну-ка, что еще тут можно прочитать? Вот, получается: «Будь осторожен».
— Довольно дурацкая забава, — фыркнул Бак.
— Тогда это была игра, которой я ее научил, — возразил Хопалонг. — Я хотел показать, как это в принципе делается. Кто знал, что в жизни придется использовать игру для серьезных вещей.
— Когда ты уезжаешь? — задумчиво спросил Бак. — Если им на самом деле нужна помощь, то тебе следует поторопиться.
— На рассвете, — тихо ответил Хопалонг Кэссиди, — и пожелай мне удачи.
Глава 2
Шулеры играют в открытую
На третье утро своего путешествия Хопалонг свернул с дороги, не доезжая до берега Сан-Исидро. Он направил Топпера вниз по течению реки, прямо через лабиринты скал.

Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог - Ламур Луис => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог автора Ламур Луис дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Ламур Луис - Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог.
Если после завершения чтения книги Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог вы захотите почитать и другие книги Ламур Луис, тогда зайдите на страницу писателя Ламур Луис - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Ламур Луис, написавшего книгу Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Хопалонг Кэссиди - 2. Лихие люди западных дорог; Ламур Луис, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн