А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Ламур Луис

Война в Кедровой долине


 

Здесь выложена электронная книга Война в Кедровой долине автора по имени Ламур Луис. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Ламур Луис - Война в Кедровой долине.

Размер архива с книгой Война в Кедровой долине равняется 99.2 KB

Война в Кедровой долине - Ламур Луис => скачать бесплатную электронную книгу




Луис Ламур
Война в Кедровой долине
Глава 1
Там, где недавно стоял дом, поднимался дым от обугленных бревен, он печально клубился, напоминая также и об огромном сарае, в котором Моффит собирался хранить зерно и сено во время подступающей зимы. Бревна корраля были разбросаны, и лошади разбежались. Еще утром здесь была ферма Дика Моффита, а сейчас царили смерть и запустение.
Сам Дик Моффит лежал, распростершись на плотно утрамбованной земле своего двора, крепко вцепившись в нее в последней, предсмертной агонии. Даже не слезая со своего длинноногого коня оленьей масти, человек, известный в этих краях под именем Трент, разглядел, что в Моффита стреляли не менее шести раз. Три пули в грудь и остальные в спину — по-видимому, стрелявший стоял прямо над ним. У самого же Дика Моффита оружия в руках не было.
Маленькая зеленая долина тихо лежала под ленивым послеполуденным солнцем, обуглившиеся бревна источали слабое тепло.
Вот как коварно распорядилась с Диком судьба! В свое время он продал на Востоке неплохое дело, чтобы осуществить мечту своего детства — заняться разведением скота на Диком Западе.
Человек, называвший себя Трентом, медленно объехал пепелище. Судя по следам, на ферму напало четверо или пятеро бандитов, один из них был на лошади с трещиной на правом заднем копыте.
Но где же дети Дика — шестнадцатилетняя Салли Крейн и Джек Моффит, которому не исполнилось еще и четырнадцати? Они бесследно исчезли. Конечно, убийцы могли забрать Салли с собой и убить Джека. Однако на пепелище лежал только один труп Дика; свежих следов детей тоже не было, а те, что он нашел, были оставлены несколько дней назад.
Трент задумчиво повернул коня назад. Конь понял, что они возвращаются домой, и ускорил шаг. Им предстояло проехать пять миль, пять миль по горным, малохоженым, трудным тропам, петляющим по склонам, поросшим густым труднопроходимым лесом. Человек, называвший себя Трентом, поставил себе за правило никогда не оставлять после себя следов и каждый раз пользовался другой тропой.
Вряд ли в это время кто-нибудь будет его преследовать, но предосторожность не повредит — сколько хороших людей погибло по своей беспечности.
Нельзя забывать об опасности. Трент хорошо знал, что в один прекрасный день обязательно что-нибудь случится — ему на роду написано попадать во всякие передряги, хотя он и старался их избегать. Но слишком уж все хорошо складывалось в последнее время — и дожди шли как по заказу, и трава вымахала высокая, и скот его хорошо набирал вес. В городе он удачно завершил свои дела и, закупив все необходимое, направлялся домой. Впрочем, по городу ходили слухи, что Король Билл Хейл зарится на высокогорные луга, где жил Трент и несколько других поселенцев. Удивительно, как это еще он не попытался вышвырнуть их оттуда.
Трент приехал в эти края чуть больше года назад и построил себе дом. Он обнаружил, что в здешних высокогорьях никто не разводил ни крупного рогатого скота, ни овец. Долина, в которой одиноко жил Трент, располагалась высоко в горах, другие выбирали примерно такие же места, но пониже. Никто из скотоводов не забирался так высоко. Лишь изредка в этой долине появлялись охотники на пум и медведей. Его ближайшими соседями были такие же, как и он сам, поселенцы — Моффит, Хэтфилды, О'Хара, Смизерс и другие.
В окрестностях города Седар-Блаф располагалось только одно ранчо. Других здесь не было. И этим ранчо, и самим городом управлял один человек. Он никогда не выезжал без свиты, и ни один человек не смел обратиться к нему, пока он не заговорит первым. Он отдавал приказы и раздавал милости, как восточный сатрап, а тех, кто дерзал оспорить его власть, безжалостно сокрушал. Для некоторых было достаточно одного его недовольства, другим он просто назначал цену за их имущество, и им не оставалось ничего, как продать его или быть изгнанным.
Король Билл Хейл приехал на Запад еще совсем мальчишкой, но у него уже был свой капитал. Он купил в Техасе стадо, нанял хороших ковбоев и перегнал скот в Канзас, где сумел выгодно его продать. Он научился драться и метко стрелять, потому что в этих краях зачастую человеку приходилось драться, чтобы удержать то, что у него есть. Он научился настойчиво и жестко вести переговоры и презирать слабость. Хейл видел: сильные выживают, а слабые погибают, и он решил стать не просто сильным, а сильнейшим.
Билл Хейл приехал в Седар-Блаф, никому не известный захудалый городишко, и выгнал оттуда торговцев, продававших индейцам спиртное, а также конокрадов, которые скрывались в этом городе. Он вытеснил из этих краев и немногочисленных индейцев, а когда один честный фермер отказался продать ему свою ферму, Хейл сначала наполовину сократил сумму, которую обещал за нее заплатить, а потом купил единственный в городе магазин и отказал этому фермеру в кредите. Но когда и этого оказалось недостаточно, он вообще отказался иметь какие-либо дела с этим фермером.
Словом, Седар-Блаф и вся Кедровая долина находились под бдительным оком Короля Билла Хейла — сильного и способного человека. Его ранчо и магазин процветали; он построил в городе «Кедровый отель», игорный дом и салун, названный им «Мекка», а потом наладил и дилижансное сообщение с другими городами.
Король Билл владел шестьюдесятью тысячами акров прекрасных пастбищных земель, купленных им в свое время по цене от нескольких центов до одного доллара за акр. Кроме того, владея всеми доступными источниками воды, он контролировал еще сотню тысяч акров.
Кроме большого наследства, Хейл мог похвастаться еще и тем, что ему во всех начинаниях сопутствовало невероятное везение. Он три раза перегонял скот в Канзас, и всякий раз погода благоприятствовала ему, скот не разбегался, а индейцы были далеко.
Однако Король Билл Хейл в удачу не верил, он считал, что все дело в его врожденных качествах.
Он был хитер и коварен, но и другие были не менее хитры и коварны. Он начал свою деятельность в то время, когда скотоводческий бизнес переживал настоящий бум и даже глупые делали на этом неплохие деньги. Хейл, скупив скот в Техасе по три-четыре доллара за голову, продал его в Канзасе по цене от двадцати восьми до тридцати пяти долларов.
В столь ненадежном деле, как перегон скота, когда стадо может разбежаться по прерии, а отсутствие по пути хороших пастбищ и воды может превратить упитанных бычков в костлявые скелеты, Королю Биллу неизменно везло. Теперь он был окружен людьми, чье благополучие целиком зависело от него. Имея деньги, он раздавал ссуды и милости, но только тем, кто раболепствовал перед ним.
Король Билл считал себя хорошим человеком и искренне удивился бы, услышав, что это не так. Менее удачливые, чем он, были всего лишь «подстилки для седел» и «бродяги», к тем же, кто работал на него, он относился довольно снисходительно и иногда даже хвалил.
Где бы он ни появлялся, его всегда сопровождали его сын по прозвищу Малыш Хейл и мрачный и безжалостный Пит Шоу, прекрасный скотовод, имеющий собственное клеймо. Позади всегда ехали «золотые близнецы»: Данн и Рейвиц, ганмены, наемные стрелки, охранявшие Хейла.
Человек, называвший себя Трентом, редко посещал Седар-Блаф. Припасов ему требовалось немного, и того, что помещалось на двух вьючных лошадях, обычно хватало на три-четыре месяца. Кроме того, он опасался, что в один прекрасный день какой-нибудь приезжий воскликнет: «Ба, да это Килкенни!» И все прохожие тут же уставятся на него, поскольку об этом непонятном странствующем стрелке ходили легенды, хотя очень немногие могли бы описать его внешность и сказать, как он живет.
Он не гнался за славой ганмена, которым он стал не по своей воле — простое стечение обстоятельств: врожденная способность владеть оружием, холодная голова, твердая рука, замечательная координация, а также умение разбираться в людях и ситуациях.
Таинственный, одинокий и загадочный, он появлялся буквально повсюду — в ковбойских лагерях и поселках старателей, где, никем не узнанный, зачастую слушал у костра рассказы о самом себе. Время от времени, правда, возникали такие ситуации, когда ему приходилось стрелять, и тогда все вдруг понимали, что перед ними — сам Килкенни.
Подобно многим другим людям, жившим на Диком Западе, он знал и умел очень многое. В то время и в тех обстоятельствах это было требованием жизни — уметь делать то, что необходимо в данный момент, и большинство людей, осваивающих этот край, поневоле овладевали многими профессиями. Килкенни был охотником на пушного зверя и на бизонов, офицером в Союзной армии во время Гражданской войны note 1, кучером и охранником на дилижансе, простым ковбоем и управляющим ранчо, вязальщиком снопов и дорожным рабочим, и еще невесть кем. Но у него было правило: если ему приходилось кого-нибудь убивать, он в течение часа покидал эту местность, если шериф не запрещал ему на время следствия отлучаться из города. Впрочем, такое случалось редко.
В Седар-Блафе он жил под именем Трента. Найдя высоко в горах небольшую зеленую долину, построил там себе дом, завел небольшое стадо, которое пригнал из Орегона, и поймал несколько диких мустангов — ими кишел весь тот нехоженый край на северо-западе. Здесь его никто не тревожил, и он повесил пояс с револьверами на крючок, а с собой брал только винтовку.
Бывая в городе, он заходил только в универсальный магазин и изредка в небольшую закусочную, избегая «Мекку» Хейла и особенно «Хрустальный дворец», новый игорный дом и салун, принадлежащий Рите Риордан.
Когда Трент подъехал к своему дому, спрятавшемуся среди сосен, солнце уже садилось и горизонт окрасился в красный цвет. Трент спешился и одобрительно похлопал своего коня.
— Наконец-то мы приехали, Бак! Хорошо вернуться домой, правда?
Расседлав коня, Трент завел его в загон и дал ему охапку сена. Потом отнес седло и сбрую в бревенчатый сарай, миновав нору сурка, жившего в куче камней у выезда на тропу. Сурок, занятый едой, не удостоил его своим вниманием, хотя в первые недели, когда Трент поселился здесь, он всегда при его появлении предупредительно свистел. Теперь же он, наверное, считал Трента естественной деталью этого места. Трент частенько подбрасывал сурку кусочки хлеба или фруктов, и тот охотно их поедал, считая это, по-видимому, платой за вторжение человека в его владения.
Такая уединенная жизнь нравилась Тренту, хотя время от времени он ловил себя на мысли, что думает о девушке из Седар-Блафа.
Знает ли она, что он здесь? Вспоминая, как он познакомился с ней в Техасе, в краю Живого Дуба, Трент решил, что должна знать, поскольку Рита Риордан всегда знала, что происходит вокруг. Он гнал от себя мысль, что она приехала сюда из-за него, хотя вряд ли это было случайным совпадением — то, что она появилась в этих диких краях сразу после его прибытия.
Она знала, какие чувства он к ней испытывает.
Занимаясь приготовлением пищи, Трент думал о Парсоне Хэтфилде и его рослых сыновьях. Что теперь предпримет старый горец? Моффит был близким другом их семьи, они помогали друг другу строить дома, когда приехали сюда. Им с детства пришлось много трудиться, и они были по-особенному преданы своим близким и друзьям. Кроме того, им было присуще обостренное чувство справедливости. Так что, если Король Билл Хейл попытается прогнать их отсюда, они не сдадутся без боя.
Эти люди относились к числу тех, кто зарабатывает на жизнь собственными руками, и потому никому не были обязаны. Хотя никто из них не был профессиональным стрелком, каждый с детства умел обращаться с винтовкой и с револьвером и без них чувствовал себя как без рук.
Другим соседом Моффита был Дэн О'Хара, крупный, грубоватый ирландец, поработавший на Востоке дорожным рабочим, полицейским и железнодорожником. Конечно, он тоже никогда не откажется от борьбы за свои права.
Хейл не проявлял никакого интереса к высокогорным пастбищам, пока там не появились поселенцы. Но раз их заняли, они тут же приобрели цену, особенно для Малыша Хейла. Дело в том, что в этом краю, отрезанном от всех других поселений, Король Билл хотел быть единственным правителем.
Несомненно, война уже стояла на пороге, и человек по имени Трент с горечью размышлял о ее возможных последствиях. Он не мог уйти, бросив все, что успел приобрести, и уж конечно, никогда бы не оставил в беде своих друзей. Они надеялись осесть здесь навсегда, зная, что вряд ли смогут найти где-нибудь еще такие красивые места и такие отличные пастбища.
Были у него и другие причины для размышлений. Заглянув последний раз в Седар-Блаф, он получил письмо от рейнджера Ли Холла.
«У нас все нормально, но должен тебя предупредить: исчез Кэйн Брокмэн. Он поклялся найти тебя и отомстить за то, что ты убил его брата и избил его самого. И можешь быть уверен — он постарается это сделать. Так что будь осторожен».
Напевая себе под нос, Трент положил на сковороду четыре ломтя бекона, поставил на огонь воду для кофе и отрезал пару кусков хлеба. Перекладывая поджаренный бекон в оловянную тарелку, он вдруг услышал какой-то приглушенный звук, доносившийся из спальни.
На мгновение Трент замер. Его пояс с револьверами висел на деревянном крючке, и, чтобы добраться до него, надо было пересечь всю комнату. Винтовка находилась поближе. Вход в спальню загораживало одеяло.
Делая вид, что продолжает готовить пищу, Трент подобрался к винтовке, резко схватил ее правой рукой и, держа у бедра на изготовку, левой рукой сорвал одеяло с двери.
На краю его постели сидели большеглазая девушка лет шестнадцати и веснушчатый паренек года на два моложе. Бледные и испуганные, они смотрели на него, дрожа от страха.
Трент опустил ствол винтовки.
— Как вы попали сюда, ребята?
Девушка встала и сделала реверанс. Ее красивые белокурые волосы были заплетены в две толстые косы, а дешевое хлопчатобумажное платье все изодрано после трудной дороги.
— Я — Салли Крейн, а это Джеки Моффит.
— Они убили папу и сожгли нашу усадьбу! — вскричал мальчик; его лицо было бледным от напряжения. — Убили! А у меня не было оружия, я ничего не мог сделать!
— Знаю. Я проезжал там. Ладно, ребятки, умывайтесь и давайте чего-нибудь поедим. А потом вы мне расскажете все поподробнее.
— В то утро они пришли, чуть поднялось солнце, — говорил позже Джек, — и сказали папе: у него есть два часа, чтобы собрать пожитки и убраться. Папа ответил, что эта земля правительственная, он здесь поселился по закону и не уйдет отсюда, кто бы ему что ни сказал.
— А потом? — спросил Трент.
— Тот молодой мужчина, он выстрелил в Па три раза подряд, Па упал, а этот молодой встал над ним и выпустил в него всю обойму.
Значит, это был Малыш Хейл.
Трент припомнил стройного, с повадками пантеры молодого человека в белых штанах из лосиной кожи, восседающего на белом коне, этакого юного красавца, которому нравилось убивать всех, кто ему перечил.
Но это не его борьба. Еще не его.
— А как же вы добрались до моей хижины?
— В то утро Салли ушла собирать дрова, а я позже пришел ей помочь; потом мы пошли обратно и услышали разговор, и я хотел побежать к отцу, но Салли меня не пустила. Сказала — меня убьют, и все: оружия-то у нас нет.
— А они вас искали?
— Ага, мы слышали, как один из них сказал: ему нужна Салли. Но мы хорошо знаем эти места, и они не смогли нас найти.
— А сюда вы приехали верхом?
— Ага. Па всегда держал несколько лошадей в коррале, ну, в том, что в каньоне. Мы поймали двух лошадей и прискакали сюда, без седел, держась за гривы.
— Па всегда говорил, — добавила Салли, — что, если с ним что-нибудь случится, мы должны ехать к вам. Вы наш ближайший сосед и хороший, надежный человек.
— Он также говорил, — перебил ее Джек, — что он слышал, будто вы один из тех, кто умеет обращаться с винтовкой. Он говорил, может, вы и скрываетесь, но он готов биться об заклад, что вам нечего стыдиться, что бы вы там ни сделали.
— Ну что ж, — заключил Трент, — мы переночуем, а завтра я отвезу вас к Хэтфилдам. Пора поговорить с Парсоном, по крайней мере я так считаю. — Он повернулся к печи. — Пожалуй, надо приготовить побольше еды. Я не рассчитывал на такую большую компанию.
— Разрешите мне, — попросила Салли, — я умею стряпать.
— Она правда умеет! — воскликнул заметно приободрившийся мальчик. — Она всегда нам готовила.
Вдруг лошадиное копыто лязгнуло о камень, и Трент мгновенно потушил свет.
— Ложись! — резко приказал он. — На пол!
Было слышно, как лошади подъехали ближе. По звуку Трент определил, что их было не меньше двух. Из предосторожности всадники ехали поодаль друг от друга.
— Эй, есть кто в доме? Выходи.
— Кто вы такие? Вам что, не хватило дня для ваших дел?
— Не важно, кто мы такие! Мы говорим от имени Короля Билла Хейла! К завтрашнему полудню вы должны убраться отсюда! Вы находитесь во владениях Хейла! — После непродолжительной паузы мужской голос добавил: — Мы выдворяем отсюда всех!
— Кроме тех, кого вы убиваете, не так ли? — заметил Трент. — Езжайте назад и передайте Хейлу: мы здесь остаемся. Права на эту землю законно оформлены, Хейл нарушает постановление правительства Соединенных Штатов, и тот, кто помогает ему, считается его соучастником.
Трент заметил, как блеснуло дуло винтовки.
— Не вздумай стрелять, Данн! Если бы ты не был законченным идиотом, то понял бы, как здорово ты смотришься на фоне неба. Даже слепой может проделать в тебе дырку.
Данн злобно огрызнулся.
— Ну, смотри, Трент! Мы еще вернемся.
— Скажи Хейлу, пусть пришлет столько людей, чтобы хватило заложить кладбище. И сам обязательно приходи, слышишь, Данн?
Когда они уехали, Трент повернулся к Салли и Джеку:
— Пора спать, ребята. Ты, Салли, занимай мою комнату, а мы с Джеком завалимся прямо здесь.
— Я не хочу отбирать у вас комнату, — запротестовала девушка.
— Ничего, ничего. Тебе нужно хорошо выспаться. Наши беды только начинаются, и неизвестно, когда кончатся. А теперь — спать.
— С вами я ничего не боюсь. — Салли взглянула на него большими серьезными глазами. — Я уверена, вы нас не бросите.
Трент долго смотрел на нее. Эта безоглядная, по-детски искренняя доверчивость тронула его до глубины души. И он понял, что всю свою жизнь жаждал защищать кого-нибудь и заботиться о ком-нибудь, кроме себя. Именно поэтому он так часто ввязывался в чужие битвы. Кроме того, разве не обязан каждый человек бороться за человеческие права и свободу?
Подсознательно он ощущал и еще одно: если у женщины самым сильным является инстинкт материнства, то у мужчины — инстинкт защиты.
Джек разложил постель на полу так ловко, будто занимался этим всю жизнь. Ему очень хотелось показать, что и он может быть полезен.
Как всегда, Трент проверил на ночь свое оружие и, немного подумав, снова повесил пояс с револьверами на крючок.
Еще не пришло время спать с оружием в руках.
Глава 2
Утреннее солнце только-только превратило росу в алмазные бусинки на траве, а Трент, поднявшись со своего соломенного тюфяка, уже отправился запрягать лошадей. Было еще очень рано, но, когда он вернулся в дом, в печи горел огонь и Салли готовила завтрак. Она приветливо улыбнулась Тренту, но он заметил, что она недавно плакала.
Джек, похоже, только теперь начал осознавать всю трагедию происшедшего. Судя по его лицу, горе победило в нем гнев, но он все так же деловито и спокойно сложил тюфяки и убрал их. Больше всего Трент переживал за Салли, потому что хорошо знал ее историю.
Дик Моффит рассказывал ему, что он нашел Салли Крейн лет шесть назад, наткнувшись по дороге на остатки нескольких сгоревших фургонов. На семью Салли напала шайка разбойников, выдававших себя за индейцев, все погибли, за исключением девочки, которая во время внезапной атаки собирала в придорожных кустах полевые цветы.
Дик Моффит с женой приютили у себя девочку, а когда год назад умерла жена Дика, Салли без лишних слов взяла на себя все заботы по дому, поскольку и раньше помогала жене Дика. Салли была очень выдержанной здравомыслящей девушкой, однако пережить две такие трагедии мог бы не каждый.
— Ты очень храбрая девушка, Салли. Тому, кто на тебе женится, очень повезет.
— Надеюсь, что так, — улыбнулась она.
— Легко быть хорошим в спокойные времена, — сказал Трент, — но человек по-настоящему проявляет себя только в трудностях. Ну, коль мы уже позавтракали, можно ехать к Хэтфилдам. Вы их знаете. Я только могу добавить, что считаю таких людей солью земли. Хэтфилды знают, кто они такие, знают, во что надо верить, они всегда выстоят. Люди другого типа приходят и уходят. Бойкие на язык и самоуверенные, нытики и жалобщики, бессовестные и беззастенчивые, они исчезают без следа, а Хэтфилды остаются. Они возделывают и засевают землю, собирают урожай, делают самую трудную работу на свете, и все потому, что ее нужно делать. Считайте, вам повезло, что вы встретили таких людей.
Они направились к оседланным лошадям. Вдруг Трент вернулся в дом и вынес старую винтовку системы «Шарпе». Несколько мгновений он смотрел на нее и затем протянул винтовку Джеку.
— В свои четырнадцать, — сказал Трент, — я уже был настоящим мужчиной. Мне пришлось им стать. Похоже, и тебя смерть отца тоже сделала мужчиной. Я дарю тебе эту винтовку. Она старая, но стреляет отлично. Я отдаю ее не мальчику, но мужчине, который никогда не будет стрелять без надобности. И будет беречь пули — стрелять только тогда, когда видит, во что стреляет. И еще помни: человек, который берет в руки оружие, отвечает за то, что он с ним делает. Используй его на охоте, для тренировки, для защиты своего дома и тех, кого любишь. Всегда держи винтовку заряженной. Не годится мужчине ходить с незаряженным оружием. Пусть люди говорят: «Это винтовка Джека Моффита, и она всегда наготове». Несчастные случаи происходят только тогда, когда люди думают, что оружие не заряжено.
— Ого! Вот это винтовка! — Джек восхищенно разглядывал «шарпс». Когда он взглянул на Трента, в его глазах блестели слезы благодарности. — Мистер Трент! Я обещаю — никогда не буду стрелять без надобности.
Трент сел в седло, и они поехали по узкой лесной тропе. У Трента не было иллюзий по поводу того, что ждет их впереди. В этом заброшенном углу на юго-западе Айдахо закон далеко, а Хейл — известный и уважаемый человек. И любой правительственный чиновник решит: такой добропорядочный человек, законопослушный гражданин конечно же прав в своих притязаниях, так что у тех, кто выступает против него, практически нет шансов на законное и справедливое решение вопроса.
— А знаешь, Джек, — продолжал Трент, — эта статья в нашей Конституции, которая провозглашает право каждого американского гражданина иметь собственное оружие, никогда не будет отменена. Люди, которые внесли в Конституцию эту статью сразу после Войны за независимость, понимали, что победа в ней была одержана благодаря тому, что из десяти американцев семеро имели собственные винтовки и умели ими пользоваться. Они считали, что каждый человек всегда должен иметь оружие, чтобы защитить свой дом и свою страну.
Сейчас здесь есть человек, который пытается отобрать наше право на свободу и независимость, и, если закон не поможет нам, мы должны сами защитить себя. Я убивал людей, Джек, и это очень плохо. Но убивал я только тогда, когда меня загоняли в угол и вопрос стоял так: или я, или они.
В нашей огромной стране хватает места для всех, но некоторые люди, жадные до денег и власти, думают, что поскольку они богаты, то могут делать все, что захотят. Твой отец погиб в собственном доме, а не на поле битвы, но он все равно погиб за свободу. Когда храбрый человек погибает за то, во что верит, то приобретает гораздо больше, чем теряет. Ну, может быть, не он сам, а те люди, которые хотят жить честно и достойно.
Хейла не интересовали эти земли, пока мы не перебрались сюда. Мы выполнили свою часть договора с правительством, освоили эту землю и засеяли ее, построили здесь свои дома, у нас законные права на нее, а вот у Хейла никаких прав нет. Он никогда не пас здесь свой скот и никогда не пользовался местными источниками воды.
Тропа стала узкой и труднопроходимой, поэтому разговор пришлось прекратить. Трент почувствовал возбуждение; оно охватывало его всякий раз, когда он приближался к этому месту. Они въехали на вершину продуваемого ветрами плато среди высоких сосен. Трент натянул поводья и остановил коня — он всегда делал так, чтобы полюбоваться прекрасным видом, открывавшимся отсюда.
С одной стороны до самого горизонта расстилалась огромная горная страна, и Кедровая долина казалась крошечным пятнышком этой панорамы. Над горными хребтами, теснившимися вдали, висела голубая дымка. Здесь же воздух был так чист и прозрачен, что каждый пик отчетливо вырисовывался на фоне неба и пространство казалось бесконечным.
Обогнув вершину, Трент и его спутники подъехали ко второму месту, где он тоже всегда останавливался. К западу и югу отсюда, насколько ему было известно, простиралась огромная необитаемая территория. Даже индейцы избегали этих мест: одна часть территории представляла собой пустыню, а другая, большая, — нагромождение скал и лавовых потоков. Вздыбленная, расколотая на куски силами, которые человек не может себе даже представить, эта земля была перерезана руслами давно исчезнувших рек, кратерами и каньонами такой невообразимой глубины, что дно их можно было увидеть, только подойдя к самому краю. Лишь очень сильный человек мог перебросить камень через каньон, глубина которого достигала двух тысяч футов. Это была дикая, неприступная страна, пересечь которую не отваживался ни один человек.
Как-то раз один индеец рассказал Тренту, что его отец знал дорогу через эту пустыню и даже говорил, что по дну самого глубокого каньона можно проехать на лошади. Но никто из ныне живущих этого не делал. Люди чурались здешних мест, но Трента они притягивали, возможно из-за его любви к одиночеству.
Часто над этой местностью висела такая плотная дымка, что трудно было рассмотреть детали, и все же Трент постоянно приезжал сюда и любовался раскинувшимися внизу просторами, игрой света и тени, заходами и восходами солнца, столь причудливо преображающими этот ландшафт.
Вдали вгрызались в небо зубчатые красноватые вершины гор, похожие на сломанные зубы. «Когда-нибудь, — пообещал себе Трент, — я обязательно пройду по этим местам, хотя они и похожи на раскаленную пасть дьявола».
Въехав во двор, они сразу же увидели Парсона Хэтфилда и всех его четверых рослых сыновей, вооруженных длинными винтовками системы «Кентукки».
— Привет, Трент. Честно говоря, я ожидал других гостей. Неспокойно стало в нашей долине.
— Люди Хейла убили Моффита. Ты ведь знаешь Салли и Джека. Думаю, ты приютишь их. Мне неудобно — я один, и поблизости ни одной женщины.
— Ты правильно подумал, сынок. Нечего надеяться на Бога, надо самим помогать друг другу. Под крышей дома Хэтфилда всегда найдется место для детей друга.
Старший из сыновей, Куинс, подошел к ним.
— Па, а ты рассказал ему про Лезерса?
— Лезерса? — Зная могущество Хейла, Трент догадался, о чем пойдет речь. — А что с ним?
— Он нам теперь ничего не продает. — Куинс сплюнул и крутанул свою винтовку. — Значит, нам придется тратить три дня, чтобы съездить за необходимыми припасами, да еще тайком, чтобы Хейл не пронюхал, когда и куда мы ездили.
— Да, похоже, он всерьез взялся за нас, — кивнул Трент. — У него два варианта — либо выжить нас отсюда, либо убить. Что же вы собираетесь делать?
— Да ничего особенного. Решили, что надо держаться всем вместе и разработать план дальнейших действий. Я пошлю одного из своих парней за Смизерсом, О'Харой и молодым Бартрамом. Соберемся и потолкуем, как жить дальше. — Он почесал свою массивную челюсть, в его голубых глазах появилась лукавинка. — Знаешь, Трент, мне всегда почему-то казалось, что ты неплохой стрелок. И еще мне кажется, ты непременно пустишь в ход то оружие, которым обвешан, если Хейл все-таки наскочит на нас.
Трент улыбнулся.
— Парсон, я миролюбивый человек и приехал в эти горы, потому что здесь тихо и спокойно. Я хочу одного — чтобы меня оставили в покое.
— А если тебя не оставят в покое? — задумчиво спросил Парсон, жуя табак.
— Если они начнут приставать ко мне и убивать моих друзей, я буду очень огорчен. Вы, парни, хотите спокойно трудиться. Я, как и вы, тоже хочу работать, но все-таки не прочь иногда посидеть спокойно и посмотреть, как вьется дымок над печной трубой моей хижины.
Хэтфилд пожал худыми плечами.
— О тебе, Трент, я не беспокоюсь. Но я знаю, как по-разному ведут себя люди во время всяких стычек. О'Хара да и молодой Бартрам будут бороться. Что касается Смизерса, он, конечно, храбрый человек, но ему никогда не приходилось стрелять. Он будет крепко стоять на своем, но я не уверен, как он поведет себя, когда дело дойдет до стрельбы. А вот мои младшенькие — стрелки от рождения. Думаю, они покажут себя не хуже, чем мои старшие когда-то в Канзасе.
— А как же насчет женщин? — спросил Трент. — Может, их укрыть где-нибудь в глуши, пока не началась пальба? Нас ведь немного, а Хейл, по слухам, может собрать до пятидесяти бойцов.
— Да… — мрачно протянул Хэтфилд. — Это он может. Но, по мне, лучше сразиться с пятьюдесятью бойцами, чем сказать Ма, что она должна спрятаться. У тебя нет жены, Трент, вот ты и представить себе не можешь, во что превращается самая покладистая жена, когда ты говоришь ей, что она должна покинуть тебя, не важно по какой причине. Ма заряжала для меня винтовки и в Кентукки, когда у нас были разборки, и в Канзасе, где нам пришлось драться с индейцами. Ма не боялась выстрелов, а когда нужно, и сама стреляла. Такие же жены у Куинса и Джесса. Эти девчонки жили на самой границе и привыкли быть рядом с мужчинами и в работе, и в драке, и во время стрельбы.
Трент пожал плечами.
— Ну, тебе лучше знать, Парсон. Но одно хочу сказать — нам нужно убедить всех соседей объединиться. Если каждый из нас будет защищать только свой дом, нам не выстоять. Все должны оставить свои дома и собраться здесь, и вместе мы дадим им взбучку. Иначе каждому из нас придется по отдельности противостоять дюжине, а то и двум дюжинам бойцов, которых выставит Хейл. — Трент повернулся к своему коню. — Парсон, я собираюсь съездить в Седар и переговорить с Лезерсом. Нужно знать его позицию.

Война в Кедровой долине - Ламур Луис => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Война в Кедровой долине автора Ламур Луис дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Война в Кедровой долине у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Война в Кедровой долине своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Ламур Луис - Война в Кедровой долине.
Если после завершения чтения книги Война в Кедровой долине вы захотите почитать и другие книги Ламур Луис, тогда зайдите на страницу писателя Ламур Луис - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Война в Кедровой долине, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Ламур Луис, написавшего книгу Война в Кедровой долине, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Война в Кедровой долине; Ламур Луис, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн