А-П

П-Я

 стул компьютерный купить тут 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Уильямс Чарли

Мертвецы


 

Здесь выложена электронная книга Мертвецы автора по имени Уильямс Чарли. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Уильямс Чарли - Мертвецы.

Размер архива с книгой Мертвецы равняется 190.72 KB

Мертвецы - Уильямс Чарли => скачать бесплатную электронную книгу





Чарли Уильямс
Мертвецы



Чарли Уильямс
МЕРТВЕЦЫ

1


При пожаре в клубе погибла женщина

Полиция Мэнджела обнаружила труп женщины в ночном клубе «Хопперз», где вчера ночью начался пожар. Предполагается, что это труп жительницы Мэнджела – Элизабет Дон Блэйк, 25 лет.
Ли Мантон, совладелец клуба, был доставлен в полицейский участок для допроса вместе с Ройстоном Блэйком 28 лет, который является начальником охраны клуба и мужем погибшей. Вскоре после этого Мантон был освобожден без предъявления ему обвинения. Мы не смогли получить от него комментарии по поводу случившегося.
Блэйк по-прежнему остается под стражей.

Я стоял на траве рядом с Ист-Блоатер-роуд, когда мимо проехал Мясной фургон. Чуть притормозил, а потом поехал дальше, к городу. Я был рад. Вид Мясного фургона, прямо скажем, никого не греет.
Теперь стоять на траве рядом с Ист-Блоатер-роуд казалось уже не так приятно. С севера подул ветер, пронизывающий насквозь, точно нож мясника. Но я не мог уйти – пока что. Если не хотел напороться на Мясной Фургон по дороге в город.
Так что я еще немного пошатался, выкурил две сигареты, подумал, что, приезжать сюда больше не стоит, все равно не выгорает ничего. Потом вернулся к машине и поехал домой.
Моя малышка «Форд Капри». Я всегда водил только «Форд Капри» – и всегда буду водить, пока будет такая возможность. Несмотря на холод, сырость и отвратное настроение, машина завелась с первого раза, меня это сильно порадовало. Но когда я переключился на третью, она, как последняя сволочь, выдала обратную вспышку. В последнее время это с ней вообще часто случалось. Похоже, дыра в выхлопной трубе, а уж если она появилась, будет расти и расти. Если не отогнать тачку в гараж на починку, она будет стрелять все громче и громче, пока народ не оглохнет. Но это потерпит, раз уж я на голяке. К тому же, когда я переключился на пятую; все пришло в норму.
Судя по тому, что солнце уже сползало за Деблин-Хидлз, время было позднее. Я утопил педаль в пол и вырулил на ближайший въезд на трассу в Мэнджел. Милю или около того дорога шла прямо, и вообще все было зашибись – леса по обе стороны, и ни одной машины. Сюда редко ездят. Некуда здесь приезжать, вот в чем: дело. Я эту дорогу нашел и гонял тут под сто миль в час. Конечно, я рисковал, околачиваясь в этом месте. Но как я уже сказал, никого тут не было. И скоро я должен был встретиться с Легзом и Финни в «Длинном носе». Если пропущу начало, придется их догонять, а я этого не люблю. Я люблю, чтобы все начинали бухать одновременно.
Деревья нависали над дорогой, да и темно было, так что когда я заметил Мясной фургон, стоящий поперек трассы, чуть в него не влетел. Я вдарил по тормозам и стал решать, влево или вправо, как же объехать этот здоровый белый фургон. Но места не было. Либо фургон, либо одно из здоровенных деревьев. И уже решив, какой ствол помягче, понял, что слишком поздно и потому без разницы. Передо мной стоял Мясной фургон, Ли Мантон таращился на меня с водительского сиденья, а за плечом у него маячила тень Джесса. Я закрыл глаза так крепко, как только мог, и вдавил среднюю педаль в пол, как мог, и даже еще сильнее. В голове у меня уже стоял визг резины и бум-бум-бум, какого я еще не слышал. Почувствовав, что колеса подо мной вот-вот сложатся, я понял, что мне конец. Но не из-за столкновения, нет. А из-за того, что сделают со мной Мантоны за то, что я въебался в их Мясной Фургон. Машина остановилась.
Я не открывал глаз и думал, почему не было удара при столкновении. Даже не было стука от удара бампера в боковую панель. Но у меня было объяснение. Я с такой силой врезался в грузовик, что от грохота лопнули барабанные перепонки.
А потом Ли заговорил, и я понял, что перепонки у меня крепче свинцовой проволоки.
– Привет, Блэйк, – сказал он.
– Привет, Ли. Привет, Джесс.
Джесс слегка повернул голову.
Мясной Фургон находился в нескольких дюймах от того места, где сидел я. Машина как-то так встала, что мы с Ли оказались окно в окно, лицом друг к другу, будто встретились на улице и остановились потрепаться.
– Ну, – сказал Ли, будто мы все еще приятели. – Похоже, тебе покрышки надо проверить. А, Джесс?
– Ага. Нужно покрышки проверить, точно. Видал, они чуть не слетели, а он всего-то по тормозам дал.
– Ну, да. Раком встали. Колодки.
– Знаешь, чего я ему так вот конкретно посоветую?
– Ну.
– Нет, ну ты скажи.
– Без понятия.
– Точняк, Джесс. Без понятия. И Блэйк тоже хер че знает. Поэтому я и даю конкретный совет. Если бы вы знали, я б не стал напрягаться. Смысла б не была.
– Думаю, не было бы.
– Короче, слушай сюда: тащи свою жопу в «Мантон Моторз», и Баз тебя подлатает. – Ли пялился на меня добрых полминуты. А когда снова заговорил, улыбка уже исчезла. – Покрышки, типа.
Он знал, что я без денег. Каждый ублюдок в Мэнджеле знал, что я без денег. Но я все равно нацепил улыбку и сказал:
– Угу. Я подумаю.
– Уж подумай, – говорит он. – Потому что наш Баз хочет, чтобы ты знал – нет никаких напрягов. Он иногда надирается, тогда башню рвет, не в себе, и все такое. Но он ничего не имел в виду. И он не хочет, чтобы ты там что-нибудь подумал. Просто вали туда, а он разберется с твоими покрышками. Лады?
Он смотрел на меня, пока я не сказал:
– Ну да, лады.
– Молодца. Потому что если я что и не люблю, так это напряги. А у нашего База так их вообще нет. Наш Баз просто пацан в душе. Точняк, Джесси?
Джесс вообще не шевелил губами:
– Пацаняра.
– Так что все путем, Блэйки. Все путем. Пока все со всеми ладят, у меня все путем. А теперь скажи, Блэйки, чего это ты тут ошиваешься?
– Ошиваюсь?
– Ну, да. Там, на обочине. Что у тебя за дела?
Я посмотрел мимо него на Джесса Он не шевелился. Даже когда говорил. Как большая статуя из песчаника. А говорил. он, только когда с ним заговаривал Ли. И даже тогда это было «Ну, да» или что-то вроде.
– Ну, – сказал я – Никаких дел, если честно.
Братья Мантоны переглянулись.
– Просто приехал сюда, чтобы… – Я попытался сглотнуть, но получалось плохо. Так что я прокашлялся. – Ну, на природу посмотреть, все такое.
Ли высунул из окна свою башку и уставился на меня. Когда он говорил, я чувствовал, что он жрал на обед. Жаркое ассорти, судя по всему.
– Лишь бы ты не вздумал свалить из города.
– Свалить? Никто и не думает, Ли.
– Точняк. А ты в особенности. Мы не хотим, чтобы наши друзья уезжали, так, Джесс? Хотим, чтобы они были здесь, на виду. – Он завел двигатель, вцепившись в меня взглядом как терьер, дорвавшийся до лодыжки грабителя. И вдруг снова начал улыбаться, словно ничего и не было. – Сегодня работаешь?
– Неа. Выходной.
– Лишь бы ты не уволился. Ты смотри, не увольняйся, Блэйк. Ближайшие пару недель на крайняк.
– Не собираюсь.
– Молодца. И помни – в «Мантон Моторз» тебя ждут покрышки.
Мясной фургон рванул вперед и уехал по направлению к городу. Я отогнал машину к обочине и закурил. Потом посмотрел на часы и тоже поехал в город.

– Так вот он мне говорит: вали на хер с этого гребаного поля, не то я выпру тебя из этой гребаной лиги. Так и было. Так этот ублюдок и сказал. Так и сказал, бля.
Теперь я сидел в «Длинном носе», бухал с Легзом и Финни так, будто солнце садилось в последний раз. Честно говоря, если бы и так, мне в моем состоянии было бы все равно. Я в полной жопе, и мне оттуда никак не выбраться. И дело не только в этой встрече с Мантонами. Похоже, я уже несколько лет в таком состоянии, а старый добрый Блэйк, легкий на подъем, тот, которого все знали и любили, это какой-то совершенно другой парень, не я.
– Я знаю, что бы я сделал, дружище. – Финни был на полфута ниже меня и вполовину легче, но по тому, как он говорил, этого, бывало, и не поймешь. Сам он точно никогда этого не понимал. – Я бы уделал этого засранца. Клал я на эту гребаную лигу.
Легз и Финни трепались друг с другом, но я особо не обращал на них внимания. Я знал, они просто хотят, чтобы я отвлекся. Хотели мне добра, благослови их Господь. Они видели, каково мне, и помогали, как могли – шутками и пивом. Но это не помогало. Как я мог это все слушать, если в башке крутилось столько всего?
– А ты что скажешь, Блэйк? – это Легз сказал.
Легз умел обращаться со словами. Вообще-то он был молочником, но по тому, как говорил, можно было подумать, что он мэр города. Дело не в словах, а в том, как он их складывал. Можно сказать, авторитетно выглядел. Если Легз что-то говорил, ты слушал. Он вообще был крупным парнем, но не особо крутым, насколько мы все знали. Если не считать футбольного поля, когда игра раскрывала его таланты. Я, если честно, кажется, и не видел его в драке, так что он был вроде как неизвестной величиной. Но говорил-то он головой, а не кулаками. И неважно, что он говорил, ты переставал пить, курить или чесаться и отдавал ему все свое внимание, без остатка. А если нет…
Никто не знал, что будет, «если нет». Ты слушал, и все.
И я тоже слушал.
– Ну че, друган?
– Ты бы ему врезал, и все, а что такого?
– Врезал? А, ну да. – Я поднял кружку, чтобы не пришлось больше говорить.
Но это было нечестно, они тут распинались, а я просто сидел как отмороженный, повесив голову, точно бесплодная племенная кобыла. Нет, они заслуживали большего. Я облизнул пивную пену с губ и продолжил: – Не просто врезал. На самом деле, слушайте, что бы я сделал – Я встал во весь рост. Если вы хотите сказать как следует, стойте прямо. Я встал напротив Легза, как будто бы он судья, а я – это он. – Я бы встал перед ним. Высокий и красивый, безбашенный и все такое. Вот так гляди. Посмотрел бы ему в глаза пару секунд, вроде как оценивая. А потом…
Некоторые хорошо дерутся кулаками. Некоторые знают, куда надо ударить ногой. Есть еще такие, которые всегда носят с собой что-нибудь колюще-режущее или кое-что посолиднее из ящика с инструментами. Иногда – нужна дополнительная помощь. Особенно в моей работе. В жизни каждого вышибалы есть моменты, когда оказывается, что им недовольна парочка клиентов, и нужно что-нибудь такое, чтобы нормально добраться до дома. Поэтому у меня всегда разводной ключ в подкладке кожанки. Но эти штуки для крайних случаев, в большинстве стычек они не нужны.
Я все-таки отдаю предпочтение другому оружию. Своей голове. Я изучил все способы ударов головой, которые есть в учебниках. Прямой, сбоку, с наскока, вы называете – я бью. Секрет в том, чтобы расслабить шею и представить, что твоя голова – ядро, которым рушат здания. Намечаешь цель – лучше всего нос или скулу – и кидаешь ядро. Я кинул свое ядро в Легза.
Понимаете, еще один залог хорошего удара головой – это контроль. Надо уметь изменить направление удара – или даже остановиться – в последний момент. Я так обычно и делал. И все смеялись, ничего больше. Я останавливал голову, когда мой лоб был в половине дюйма от скулы Легза. Все дело в мускулах шеи. Я всегда так делал, когда стоял у двери. Вроде бы бьешь, потом тормозишь. Пусть знают – для тебя это как два пальца об асфальт. И я никогда не бил того, кого не собирался. До этого момента.
Легз уронил кружку и рухнул на пол как мешок с репой, Я сделал основательный глоток и потер лоб, думая, как это вышло и что теперь делать.
– Ты облажался, – произнес через пару секунд Фин, качая головой.
– Да не хотел я. – Я допил пиво и склонился над Легзом. Его стакан не разбился, я поднял его и поставил на стойку. У Легза под левым глазом была небольшая ссадина. Когда я на нее взглянул, в кишках у меня неприятно заворочалось. Выглядит хуже, чем есть на самом деле.
– Да уж, хуже некуда, – сказал бармен Нейтан, который подошел, чтобы налить нам еще пива. – Я не потерплю такого бардака в своем баре, Ройстон Блэйк. В Мэнджеле полно пабов, где всем на все насрать. Но я не позволю своим клиентам бить друг другу морду. Вот. – Он вытащил полотенце, которым вытирал столы, и протянул мне.
– Спасибо, – сказал я и вытер кровь с лица Легза.
– Мать твою… Это ж пиво подтереть. Вот для лица.
Он протянул мне чистую белую тряпку, смоченную холодной водой. У Легзи с лицом уже все было нормально, не считая ссадины. Так что этой тряпкой я вытер пиво с пола.
– Ты облажался.
– Закройся, Фин.
– Вы не можете оставить его здесь, – сказал Нейтан. – Это повредит заведению.
– Не гребет, Нейтан. Че с ним делать-то?
– Это повредит заведению. В больницу везите. Они таких принимают.
– Каких таких?
– Таких, которые мне весь пол кровью заливают.
– Нейтан, это ж Легзи, один из твоих лучших клиентов.
– Не сейчас.
– Ты облажался, – сказал Фин.
– Приволоки стакан воды, Нейтан.
– Воды? Как-то для тебя необычно.
– Просто дай воды.
– С газом или без?
– Бля, Нейтан. Из-под крана.
– Это плохая вода.
– Почему?
– Не рекомендую пить в Мэнджеле воду из-под крана. Необесцвеченная. И на вкус дерьмовая.
– Бля, ты воду нальешь или нет?
– Ладно. Чего орать-то? Пинту или половину?
Когда Нейтан вернулся, я взял кружку с барной стойки и плеснул Легзи в лицо. Это не помогло, только кровь немного смылась.
– Ну и какой от этого толк? – спросил Нейтан. – Вот кружка пива помогла бы. И не думай, что тебе не придется платить. Вода тут не халявная.
– Вот поэтому она и не помогает, – сказал Фин. – А пивом он сможет догнаться хотя бы. Не вода ему нужна.
– Бля, да заглохни ты, Фин. – Я открыл Легзи рот и влил туда воду. Несколько секунд он лежал без движения, не дышал, вообще ничего. Потом начал кашлять, плеваться и пытаться сесть.
– Ну, помоги ему, что ли, – сказал Нейтан. – Хоть это-то ты можешь, наверно, для него сделать.
Я помог Легзи сесть и снова вытер ему лицо. Но он еще долго кашлял и не мог нормально дышать. Потом попытался встать и снова плюхнулся на задницу. Я взял его за руку.
– Отвали от меня, – сказал он. Снова попробовал встать, на этот раз успешно, и взялся за стойку, чтобы удержать равновесие.
– Все путем? – спросил Фин.
– Ага, да. А где мое пиво Один из антидепрессантов последнего поколения.

?
– Ну… – Фин посмотрел на меня и пожал плечами.
У Легзи по щеке снова потекла кровь, но не как раньше, намного меньше. Такая себе мелкая ссадина, такие на футболе получают, когда два игрока одновременно прыгают за мячом. Он вытер кровь, очень быстро, если не присматриваться – не заметишь.
– Ну, так где мое хреново пиво?
Нейтан посмотрел на меня и поднял бровь.
Я начал что-то говорить, но у меня в глотке пересохло и ничего не получилось. Я прокашлялся и начал заново:
– Я разлил его, Легзи. Извини, что так вышло. Нейтан, принеси Легзи еще одно пиво, ладно? Побыстрее только.
Нейтан стоял столбом еще секунд десять, по-прежнему глядя на меня. Финни тоже смотрел на меня. Легзи прикуривал.
– То, что у него нет пива, не моя вина, – сказал Нейтан. – Я бармен. Человек, который наливает пиво. Не тот, кто его носит, понятно? – Не отрывая от меня глаз, он налил полную кружку и грохнул ее на стойку.
Легзи взял ее и сделал глоток.
– Что случилось? – У него снова начала кровить щека. На этот раз он ее не вытер. А еще он не смотрел на меня. Не смотрел с тех самых пор, как я случайно двинул ему головой. – Ага. Вот оно. Так что ты там говорил, Блэйк? Ты сказал, что я мудак, что не отпиздил того судью, да? Ты это сказал?
Я посмотрел по сторонам. Никто на нас не пялился. Но я знал, что они слушают.
– Нет, я…
– Я зассал, да? Позволил судье выставить меня мудаком, да? Он так сказал, Фин? Потому что иначе я ума не приложу, что могло случиться.
– Слушай, подожди, – сказал я, пока Финни не определился, по какую он сторону баррикад. – Я не говорил, что отпиздить судью – это правильно, так? Я просто сказал, что я бы так поступил. И если мне память не изменяет, Финни сказал то же самое.
– Ты меня, бля, не впу…
– Подожди, Фин. Ладно? Теперь послушай, Легзи, если мы с Фином так поступили бы, это не значит, что и тебе это нужно делать Понимаешь, мы с Фином – деревенщина. У нас нет того класса и воспитания, как у тебя. У меня в семье сплошные сборщики репы, насколько я знаю. А уж Фин… Я сильно удивлюсь, если окажется, что его родственники умеют пользоваться тарелками.
Финни открыл рот, но ничего не сказал. Он наблюдал. Хотел посмотреть, как я выберусь из этой задницы.
– Насилие – это не решение проблем, продолжал я. – И те из нас, у кого есть мозги это понимают. Даже такая деревенщина, как мы с Финном. Но когда становится жарко и судья размахивает своей поганой красной карточкой и ведет себя так, будто он лучше тебя, – в такие моменты мы об этом принципе забываем. Но ты, Легз, ты же знаешь, как себя вести. Ты знаешь, когда навалять какому-нибудь пиздоболу, а когда отойти от нормального парня, который, может, просто встал не с той ноги. Вот и все.
Я сделал большой глоток и утопил в пиве остатки слов. Я достал сигарету и протянул ребятам пачку. Фин взял себе сигарету. Я допил пиво и позвал бармена Нейтана. Следующий круг был за мной.
– Ну… – Легз говорил, а сам смотрел куда-то в глубину бара. У него на лице появился маленький пластырь, я не заметил, когда это случилось. Выглядел он нормально, будто порезался во время бритья. Но все равно не смотрел мне в глаза. – Знаешь, Блэйки, ты прав.
Я сделал лицо посерьезнее.
– Знаешь, Легз, думаю, в этом случае так и есть.
– Да, так и есть. В том, что касается вас с Фином. Деревенщина долбаная. – Он засмеялся.
Подошел Нейтан и тоже начал смеяться. Скоро к ним присоединились еще какие-то девахи, сидевшие рядом. Потом сломался Финни, и я остался один, как последний мудак. «Хер с ним», – подумал я и тоже рассмеялся.
– Эй, Легзи, – сказал Фин, держась за живот. – Так что ты сделал-то?
– Когда я что сделал?
– С судьей. Он ведь тебя удалил, так?
– А, с этим-то… – Легзи затянулся и выпустил дым через ноздри. Нейтан смотрел на него, убирая мои деньги в кассу. Девахи тоже смотрели и ждали. И Финни смотрел. А я смотрел, как оседает пена в моем следующем пиве. – Дал по яйцам, что ж еще.
Но минуту спустя, когда все перестали ржать и хлопать Легзи по шине, я перехватил его взгляд. Мимолетный, но он мне кое-что сказал, так громко, будто Легзи это проорал. Это взгляд говорил, что все не в порядке, что мне не следовало его бить. Взгляд говорил, что я выставил Легзи мудаком и он не особо от этого счастлив.
И я думаю, именно тогда все и покатилось в такое дерьмо.

2

Знаете, бывают моменты когда так хочется кебаба, что ты можешь пропахать тридцать миль по пересеченной местности, если в конце тебя ожидает большая шаурма с соусом чили. Вот такой момент был у меня. Да и Фин сказал, что у него примерно то же. К счастью, «Кебаб и чипсы Олвина» были ярдах в ста от «Длинного носа». Раньше-то, конечно, забегаловка называлась просто «Чипсы старого Олвина». Я точно не помню, когда к названию прибавился кебаб. И вряд ли кто помнит. Несколько лет назад. Тогда же, когда появились кебабы. Никто точно не знает, что туда кладут. Кто-то говорит, это овцы, кто-то говорит, козы. Есть еще такие, кто говорит, что в шаурме вообще нет мяса. Но всем плевать. Если вкусно, это едят.
Мы пошли туда и какое-то время просто жрали. Слышны были только машины, шаги и наше чавканье. Я взял самую большую шаурму, пакет чипсов, которые положили туда же, и все это утопало в специальном соусе Олвина, где чили было достаточно, чтобы убить с десяток стариков и младенцев. Фин взял то же самое, но с мятным соусом. Я уже давно забил на попытки объяснить, что настоящий пацан не будет использовать мятный соус вместо чили. Но некоторым хрен что объяснишь. К тому же мы все не идеальны. У меня у самого недостатков навалом. Вы о них очень скоро узнаете.
Фин рыгнул, пернул и запустил оберткой от кебаба в проезжающее мимо такси. Водитель загудел.
– Знаешь, что, Блэйки, – сказал Фин. – Не стоило тебе этого делать.
– Чего делать? – спросил я. Большой кусок упал мне на подбородок. Я облизнулся, оставив немного соуса, который жег мне губы даже после того, как я их облизал.
– Долбать Легзи. Надо поосторожнее.
Я об этом уже и не думал. Это было как-то очень давно, столько воды утекло, все такое. Плюс к тому с тех пор я выпил десять или двенадцать кружек, и пиво уже подошло к концу. Легз, казалось, и сам вскоре об этом забыл. И правильно сделал. В конце концов, случайность – это случайность, а если друзья обижаются друг на друга, это как пить пиво из чайной чашки, как говорится. Это неправильно, да и смысла никакого. Ну, да, он свалил рановато, когда ночь еще не вошла во вкус. Но Легзи был молочником, так что такое для него допустимо.
– Легзи в полном порядке, – сказал я. – Это же только царапина.
– Дело ж не в этом. Легзи не нравится, когда из него делают мудака, вот что. Тебе надо было это помнить.
– Да нет, он в норме. – Я сунул в рот последний кусок и начал жевать. Как и Финни, я скомкал бумагу и хотел было запустить ее в проезжающую машину. Но это был Мясной фургон, и я передумал.
– Блядь, – сказал Финни. – Ты почти слажал.
Секунду нам казалось, что Мясной фургон поедет дальше по дороге. Сегодня Мантоны до меня уже докопались, а доебываться до меня два раза в день было не в их привычках. Но фургон притормозил и остановился в нескольких ярдах от нас.
Мы оба тоже встали, потом медленно тронулись дальше.
– В чем дело? – прошептал Фин.
– Хэзэ.
– А должен знать. Они ж до тебя доебались.
– Это кто сказал?
– Меня-то они не трогают, так? Значит, дело в тебе. Они всегда тебя дергают.
– Закройся, мать твою.
Мы подходили все ближе и ближе к фургону. Задние двери у него были грязные, но никто там ничего не написал. Никто никогда ничего не писал на грязи Мясного Фургона. Единственные слова, которые были на кузове, – МАНТОН МОТОРЗ, написанные сбоку черной и красной краской. Мне стало как-то паршиво. Фин прав – Мантоны доебывались только до меня. По крайней мере последние два года. Но они всего лишь проверяли. Они никогда со мной серьезно не связывались и никогда не будут. Нет, тут было что-то другое, но я не мог точно сказать, что именно.
Проходя мимо кабины, я не смог заставить себя туда посмотреть. К тому же окна все равно затемненные, так что смысла не было. Но можно было точно сказать, что Джесс на пассажирском, Ли за рулем, а Баз, судя по всему, между ними, если втиснулся. И все они сейчас ловят мой взгляд. Я остановился.
Не знаю точно, почему. Я остановился прямо у окна. Фин тоже встал, хотя я чувствовал – далось ему это нелегко. Я повернулся и посмотрел в темное окно.
Окна были затемненные, это да. Но если там, за окном, было не лицо, не знаю, что это могло быть.
Мне захотелось побежать. Мне захотелось рвануть с места и не останавливаться, пока за мной не закроется дверь.
Я ведь вышибала, стою у двери.
Да, придется признать. Я тогда испугался до усрачки, вам, наверное, сложно будет поверить, учитывая мою профессию, репутацию и все прочее. Но как и все профессионалы, я умел сделать морду кирпичом. Даже умудрился слегка улыбнуться и кивнуть. А потом пошел себе дальше, словно ничего не случилось.
Финни пробежал несколько ярдов, но притормозил, когда увидел, что я все еще иду.
– Ништяк, – сказал я. – Они просто на мозги наезжают, вот и все.
– Точняк.
– Не тащатся за нами?
Фин глянул через плечо и покачал головой. Мы прошли еще минуты две или три, и Фин опять заговорил:
– И что ты собираешься делать?
– С чем?
– С чем? С долбаными Мантонами.
Я пожал плечами и плюнул в канаву.
– Надо что-то делать, Блэйки. Мантоны на тебя наехали.
– Мантоны на меня не наехали.
– А похоже, что наехали. Всем пацанам так кажется.
Я остановился.
– Ладно, и че говорят?
– Ниче. То, что я тебе сказал.
– Че ты слышал?
– Ничего, говорю же.
– Рассказывай.
– Отвали от меня, Блэйк. Рубашку порвешь.
Я отпустил его, но отодвигаться не стал.
– Ладно, ладно, – сказал он. Его дыхание пахло блевотиной. Финни был устроен по-другому, не как мы. У него была привычка втихую отвалить в сортир и проблеваться там от души кружек после восьми. – Пацаны говорят, что… что Мантоны на тебя наехали.
– Хуйня. Давай говори, мудила.
Я смотрел, как он встает с земли и отряхивает пыль и сухие листья с джинсов. Наверное, я его слишком сильно толкнул, он обычно твердо стоял на ногах, даже когда ссал, и никогда не падал сам. Но я этого не помнил. У него локоть немного кровоточил, и мне бы, в обычный день, стало от этого паршиво, как и от того, что я ударил Легза. Но сегодня был совсем не обычный день. Сегодня был день, когда все покатилось в дерьмо.
– Они называют тебя…
– Да не тяни ты, бдя.
– Они называют тебя ссыклом, Блэйк. Блэйк, ты как?
Я достал сигарету, прикурил и одной затяжкой скурил где-то четверть.
– Все путем, брат?
– Ну да.
– Мне показалось, ты чуть не упал.
– Нет, я в норме. – Я начал подниматься на холм. Было как-то совсем непросто. Этот разговор меня подкосил.
– Ты же знаешь, они всегда так.
– Ну да.
– Они говорят, потому что не понимают. Что-то про тебя и База Мантона, больше я ничего не знаю. Я о чем, меня там не было, я не знаю, что произошло. Но я знаю, что ты не ссыкло.
Я вздрогнул. Я хотел сменить тему, но менять ее было не на что.
Фин облизал свои тонкие губы.
– Так ты это, расскажешь, что случилось, или как?
Я знал его настолько давно, что мы уже оба не помним, сколько именно. Мы вместе ходили в школу, он, я и Легз. Вместе прогуливали уроки, вместе играли на дороге, вместе сперли первую сумку, вместе ограбили первый дом. В первую ночь, которую я провел в камере, Фин и Легз были рядом. Мы даже трахались первый раз вместе. То есть не совсем вместе. Но с одной девахой. По очереди. Один слезает, другой залазит. Ее звали Дебби Шепард, она жила в квартире за старой кожевенной мастерской Куперза. Это стоило нам по десятке с каждого плюс бутылка водки на троих.
Да, Финни был моим другом.
Но если пацан твой друг, это ж не значит, что ему можно доверять, так ведь? Если ты рассказываешь ему свои самые сокровенные мысли, это то же самое, что вытащить яйца и попросить его по ним не бить. Зачем провоцировать? Я не собирался оказывать ему такую услугу. Да и он мне тоже.
– Не беси меня, – сказал я. – Я в норме. Я о тебе беспокоюсь, ходишь тут с одной половиной мозга в башке.
Он смотрел на меня несколько секунд, пока мы шли рядом. Может, пытался прочесть мои мысли. Говорят, некоторые это умеют. Посмотрят пристально и просветят твой череп насквозь, увидят все, о чем ты думаешь. Не знаю, правда это или нет. Может, и правда. Но если кто это и умеет, так точно не Финни. Финни собственную задницу не сможет найти, даже если ему воткнуть туда рождественскую елку.
Через пару мгновений он пожал плечами и покачал головой. Он качал головой несколько секунд, будто пытался вытряхнуть все мысли, которые там были, но безуспешно. Потом он начал говорить о футболе и о том, что он втайне надеется занять место Легзи в команде «Длинного носа». Честно говоря, я не думал, что у него получится. Уж очень разными игроками они были. Фин бегал как легавая и вел мяч как младенец. Навыки у него были. Но Легз был сердцем команды. Страсть, командный дух, отвага – у него было все. Он мог переломать вам ноги, если бы это привело к победе. Именно поэтому он связался с судьей. Ударил чувака по голени под носом у этого свистуна. И то, что он дал ему по яйцам, Легзу не поможет. Похоже, на один сезон его исключат.
Конечно, я тоже раньше играл. Был вратарем – и совсем неплохим, как мне кажется. Когда я пропускал мяч, мне было больно. Куда больнее, чем от любого удара. Но это было давно, тогда Бет была еще жива. А когда ее не стало, я забил на все голы. Мячи могли лететь мимо меня, как шарики для пинг-понга во время бури, а мне было насрать.
Об этом я думал, пока Фин продолжал распинаться, что у него был шанс заполучить майку с номером девять. Я его не слушал. Когда Фин говорит про футбол, отключиться от того, что он говорит, очень просто. Поэтому я был не особо готов к тому, что он сказал потом.
– Что-что? – спросил я, думая, что ослышался.
– «Хопперз». Как у тебя дела там?
– Где?
– В «Хопперз». Не тупи. Ты там работаешь, бля.
– Я знаю, что такое «Хопперз». Почему ты об этом спрашиваешь?
– Мать твою, я что, не могу узнать, как у тебя дела на твоей блядской работе?
– А, ну да. Все в порядке.
– Да?
– Ага.
– Хорошо.
Мы прошли еще немного. Я снова проголодался, несмотря на кебаб. Или это странное ощущение в желудке не из-за голода. Проехало такси. Я посмотрел на парочку на заднем сиденье. Деваха была чем-то похожа на Салли. Но та сказала, что сегодня никуда не пойдет. Напиздила, как обычно. Я не говорю, что это плохо или что-то такое. Пиздобольство было частью ее характера, вроде того. Принимай как есть или иди на хрен.
Мне захотелось оказаться с ней в этом такси. Даже если она была там с каким-то бухим в жопу чуваком, который лапал ее за сиськи и засовывал язык в рот. Неожиданно мне захотелось быть там вместо того, чтобы тащиться на холм с Финни. Почему все всегда заканчивается тем, что мы вместе идем домой? У него что, не было бабок на такси? Я повернулся, чтобы задать ему этот вопрос. Но он меня опередил.
– Так что ты все-таки собираешься делать с этими Мантонами? – спросил он. – Эй, ты куда? Блэйки! Что я такого сказал?

Немного позже я вернулся в город, скулеж Финни остался далеко позади. По правде говоря, дело было не только в том, что я хотел свалить от Финни. Я знал, что он не желал мне зла, просто трепался. Если честно, я просто не был пока готов вернуться домой. Там больше ничего не осталось с тех пор, как погибла Бет. Никто не ругал меня, если я засыпал перед ящиком. Никто не открывал окно, если комната была забита дымом и пердежом. Никто не убирал пустые бутылки и не вытряхивал пепельницу. Это все, что я помню о тех днях. Только хорошее. Я знаю, было и плохое, то дерьмо, которое нас расстраивало и от которого у меня вскипали мозги. Но мне не хотелось об этом думать. И я не мог вернуться домой.
Я шел по одной дороге, потом по другой. То, что я свалил от Финни, пошло мне только на пользу. Появился какой-то зуд в ногах, я мог бы бродить всю ночь.

Мертвецы - Уильямс Чарли => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Мертвецы автора Уильямс Чарли дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Мертвецы у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Мертвецы своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Уильямс Чарли - Мертвецы.
Если после завершения чтения книги Мертвецы вы захотите почитать и другие книги Уильямс Чарли, тогда зайдите на страницу писателя Уильямс Чарли - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Мертвецы, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Уильямс Чарли, написавшего книгу Мертвецы, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Мертвецы; Уильямс Чарли, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 купить духи алла пугачева интернет магазин