А-П

П-Я

 диван для гостиной в современном стиле купить в angstrem 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Ластбадер Эрик Ван

Джейк Мэрок - 01. Цзян


 

Здесь выложена электронная книга Джейк Мэрок - 01. Цзян автора по имени Ластбадер Эрик Ван. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Ластбадер Эрик Ван - Джейк Мэрок - 01. Цзян.

Размер архива с книгой Джейк Мэрок - 01. Цзян равняется 358.91 KB

Джейк Мэрок - 01. Цзян - Ластбадер Эрик Ван => скачать бесплатную электронную книгу



Джейк Мэрок – 01

OCR Денис
«Эрик Ластбадер. Цзян»: АСТ; Москва; 1994
ISBN 5-88196-299-0
Оригинал: Eric Lustbader, “Jian”
Перевод: Н. Михайлов
Эрик ван Ластбадер
Цзян
Тот, кто терпелив и осторожен,
Всегда одолеет брага,
Этими качествами не обладающего.
Сунь Цзы. «Искусство войны»
Нет греха паче невежества
Кристофер Марло
Никто из персонажей романа, кроме легко узнаваемых, не имеет прототипов в реальной жизни — ни в прошлом, ни в настоящем.
Хотя я старался быть максимально точным, некоторые исторические события пришлось передвинуть в соответствии с логикой повествования.
Э. Ластбадер
Пролог
Время настоящее, лето
Тосимо-Ку, Токио
Сутулый старик вышел из сплошной завесы дождя и сложил свой зонтик из промасленной рисовой бумаги с такой тщательностью, словно свертывал парус на своей джонке. Не торопясь, поднялся по ступенькам из толстого шифера, осторожно обойдя каменную бадью, в которую прозрачная дождевая вода стекала с крыши по бамбуковому желобу.
Здесь он на мгновение задержался и, склонив голову, как прилежный ученик на уроке, прислушался к мерному шуму дождя за спиной и к веселому журчанию струйки воды справа от него. В смешении этих звуков было что-то необычайно приятное. Оно напомнило ему о соразмерном соотношении печали и радости, которое дает человеческой жизни ту тонкую и неповторимую, изысканную прелесть, ради которой, собственно, и стоит жить. «В красоте так много печали, — сказал ему как-то его отец. — Когда ты поймешь это, сын, знай, что с этого момента ты уже не ребенок».
Как давно это было! Старик покачал головой и, скупо улыбнувшись своим мыслям, раздвинул рукой традиционную занавеску из веревочек, унизанных бусинами, закрывавшую дверной проем. По-японски она называется науанорен, как и само заведение, куда он пришел, — нечто вроде кабачка, получившего свое название от этой занавески, в старые годы заменявшей дверь.
Комната, куда он вошел, была невелика и, несмотря на дождь, заполнена людьми. Сизый дымок клубился в воздухе, будто выдыхаемый из пасти отдыхающего дракона, и постепенно растворялся, превращаясь в голубоватую дымку и придавая всей картине оттенок таинственности, как на полотнах импрессионистов.
Отвечая на приветствия друзей, старик пробрался к своему месту за столом мимо высокой, облаченной в кимоно фигуры. Поклонившись, он отметил про себя изысканную красоту орнамента, украшавшего традиционное японское одеяние этого человека: черный орнамент на черном фоне. Старика здесь явно ждали. Официант поставил перед ним бокал холодного пива, и он благодарно кивнул головой. Заказал он блюдо, которое ему особенно нравилось в этом заведении: жареные головы морского окуня. Нигде в Токио их не умели так превосходно готовить, как здесь.
С большим удовольствием отхлебнул пива, а там и окуня подали, и он воздал ему должное, одновременно ведя оживленную беседу с друзьями. Если он и заметил, как высокая фигура в кимоно направилась к двери, расположенной в глубине обеденного зала, и скрылась за закрывающей дверной проем бисерной занавеской, но не подал вида.
Этот науанорен отличался от большинства ему подобных, хотя передняя, обеденная зала была весьма типична для тысяч таких же заведений, усеивающих острова, как звезды — небо.
Справа и слева по коридору, в который попадал гость из переднего зала, были комнаты. Поскольку полы во всех жилых помещениях в Японии испокон веков застилаются традиционными татами - соломенными подстилками размером в 18 квадратных футов, — то размер этого коврика является в Японии своеобразной единицей измерения жилой площади.
Фигура Ничирена замерла на мгновение в дверном проеме. С высоты своего роста он окинул коридор беглым взглядом. Во всех комнатах — а они были большие, по восемнадцать татами каждая — стояли длинные столы самшитового дерева. Вокруг них собрались люди в строгих деловых костюмах, но все они, как один, сидели, подавшись всем телом вперед. Глаза их сверкали, на бледных лицах выступил пот, полосатые галстуки были сбиты набок, верхние пуговицы накрахмаленных сорочек расстегнуты. В ярком свете ламп испарина на коротко подстриженных волосах сверкала, как капельки росы в лучах солнца.
Ничирен буркнул себе под нос нечто презрительное, оглядывая игроков. Затем его глаза остановились на тех из них, что были обнажены по пояс и чья кожа им вполне заменяла рубашку. От запястий рук и до подбородка, от шеи и до пояса — каждый дюйм их тел был густо покрыт татуировкой. В Японии ее делают несколько иначе, чем в других частях света. Цветную тушь вносят под кожу не иглой, приводимой в движение электричеством, а так, как это делалось в течение многих столетий, — резцами и иглами, специально предназначенными для этого вида искусства. Ничирен знал, как много лет уходит на то, чтобы расписать таким образом все тело. Он не мог не поражаться силе воли этих людей: их стойкость к боли вызывала симпатию к ним.
Каких только сюжетов здесь не было! Вот две очаровательные куртизанки в невероятно сложных одеяниях из расписанного узорами шелка склонились в поклоне; вот тигр с рельефной мускулатурой, изображенный в прыжке; вот дракон, извергающий из пасти пламя; вот рыбаки вытягивают сети на фоне Фудзиямы... И до чего ничтожными кажутся и люди, и даже сам океан рядом с величавой горой, покрытой вечными снегами!
Под низкими стропилами дым стоял коромыслом. Время от времени гейши приносили игрокам сакэ и рисовые лепешки с кухни.
Из-за стола поднялся один из игроков. Возможно, долгое сидение утомило его и он решил немного отвлечься, чтобы потом с новой энергией продолжать просаживать деньги. Ничирен усмехнулся про себя, наблюдая, как он проковылял в одну из маленьких комнат — на шесть татами — в глубине коридора. Туда сейчас пошлют к нему женщину, а, может быть, в знак особого расположения, и двух.
Ничирен двинулся по коридору мимо двух больших бассейнов и нескольких банных отделений, где клиенты могли расслабиться. В конце концов он добрался до двери, не прикрытой традиционной бисерной занавеской.
Это была обычная, отодвигающаяся в сторону дверь, — фузума. Снимая свои деревянные башмаки, он помедлил секунду, прежде чем задвинуть за своей спиной дверь и войти в комнату с церемонным поклоном.
Это была комната на девять татами. Единственным предметом мебели здесь был черный лакированный столик. На почетном месте слева сидел Кизан, владелец этого заведения и оябун - то есть глава — одной из самой могущественной в Токио группировок якудза.
В переводе на язык американских реалий слово «якудза» означает гангстерский клан. Но, как и во всем другом, Япония отличается от других наций и в организации преступных группировок. Например, члены якудзы связаны между собой моральным кодексом гири — то есть долга — не менее прочно, чем класс самураев связан кодексом бусидо - то есть чести.
Если вообще правомерно говорить о воровской этике, то внутри японской якудзы. она неукоснительно соблюдается.
В центре лакированного столика была перламутровая инкрустация, изображавшая фамильный герб Кизана: несколько соединенных друг с другом мазу - традиционных японских коробочек разного размера, предназначенных для того, чтобы мерить рис. В древней Японии они были символами богатства.
По левую руку от Кизана, на почетном месте, сидел еще один человек. Он был тощ, как щепка, с впалой грудью и невероятно худым лицом, на котором выделялись выразительные, словно горящие темным пламенем, глаза.
Трое мужчин церемонно поклонились друг другу, и Ничирен занял свое место за столиком. Кизан сам приготовил зеленый чай и передал чашки своим гостям, как положено по японскому этикету. Кроме вежливых приветствий, которыми они обменялись, когда Ничирен вошел, ни слова не было произнесено, пока все они не сделали по глотку, ощутив вкус божественного напитка на языке, на нёбе и внутри себя.
— Ваш чай просто превосходен! — произнес человек с впалой грудью.
Он был одет в темный костюм в полосочку, из под которого выглядывала ослепительно белая сорочка. Среди игроков, собравшихся в больших залах этого заведения, он бы ничем не выделялся, как камешек среди других камешков на берегу моря, если бы не глубокие следы ветряной оспы на лице.
— Большое спасибо, Хигира-сан, — наклонил свою лысую голову хозяин.
Это был приземистый, могучий, как борец сумо. человек с широкой грудной клеткой, мускулистыми руками и бычьей шеей. Черты его лица были грубоватыми и можно было с уверенностью сказать, что это лицо крестьянина.
Ничирен со своими прямо-таки девически нежными чертами лица казался его полной противоположностью. Некоторые даже всерьез считали, что эта его необыкновенная красота дает ему власть над другими людьми. Но он, как и Кизан, обладал также качеством, которое японцы называют словом хара - внутренней силой, — место для которой они отводят в нижней части живота человека. Хара угадывалась в нем и когда он стоял в дверях, и когда присел перед чайным столиком. У него был высокий лоб, точеный овал лица, из-за которого к нему постоянно приставали художники, умоляя попозировать им, чтобы они могли запечатлеть некие таинственные силы, которые они усматривали в этом лице.
— Всегда рад приветствовать вас в Доме Паломника, — сказал наконец Кизан, обращаясь к Хигире с легким поклоном.
Хигира мрачно улыбнулся своеобразному чувству юмора, которое проявил Кизан, называя свое заведение таким образом, так как паломничество является одним из занятий, к которому японцы относятся с необычайной серьезностью. Особенно если это паломничество по Золотому кольцу, включающему в себя посещение 88 буддистских святилищ.
— Я думаю, — сказал он, — что вы были бы еще более рады, сели бы мое посещение было последним.
— Вы не правы, инспектор, — возразил Кизан. — Если не вы, то кто-нибудь другой придет, кого надо будет «подмазывать». Мы его не будем знать, и, конечно, не будем относиться к нему с таким же уважением, с каким относимся к вам.
Хигира слегка покраснел от такой неприкрытой лести. Он никогда не слышал подобных комплиментов у себя на службе.
— Спасибо, — пробормотал он, низко наклоняя голову, чтобы скрыть, до какой степени он был польщен. Украдкой бросил взгляд на часы. — Надеюсь, вы не сочтете это за невежливость с моей стороны, но, сами понимаете, время...
— Конечно, — откликнулся Ничирен, но даже не пошевелился.
Их всех сковала некоторая напряженность, и тишина, повисшая в комнате, стала прямо-таки осязаемой. С другого конца длинного коридора сюда волнами накатывали вспышки эмоций игроков. Впечатление было такое, будто они сидели на берегу моря.
Несмотря на дружеский тон собеседников, Хигира начал потеть всеми порами. Он чувствовал на себе взгляд бездонных глаз Ничирена, который буквально сверлил его, причиняя почти физическую боль. Грудь его была стеснена, и он, казалось, забыл, что это напряжение можно снять, вобрав в легкие свежий запас воздуха. Правила вежливости запрещали ему произнести хотя бы слово, и взгляд Ничирена все сильнее и сильнее стискивал ему горло, словно стальными клещами.
Кизан наблюдал за Ничиреном внимательно, но осторожно, так, что тот не мог заметить этого. Не только напряженность и тишина, которые Ничирен умел нагнетать, делали его таким опасным противником, но и ощущение того, что в каждое мгновение этой абсолютной тишины, он мог внезапно взорваться совершенно неукротимой энергией. Как ветер, который гонит по морю гигантские волны. Эта его способность была сродни стихийной и поэтому казалась Кизану еще более опасной.
Скоро Хигира уже не мог сдержать себя и начал ерзать. Именно к такой тактике прибегал, по наблюдению Кизана, Ничирен, играя в го — в известную японскую игру на расчерченной доске с помощью белых и черных камешков. Он удерживал противника в невыгодном для него положении, а затем серией молниеносных ударов прорывал его оборону и делал победный ход.
Когда крупные капли пота уже образовались на лбу Хигиры и начали одна за другой перемещаться ниже и скользить, оставляя влажные следы на его впалых щеках, губы Ничирена чуть-чуть скривились.
Из складок своего кимоно — черный орнамент на черном фоне — он извлек золотой ключик, вставил его в отверстие, скрытое между краями двух татами на полу, и повернул его. Тайник открылся, и Ничирен достал из него корзинку, величиной не больше шляпной коробки. Затем он поставил ее на стол, как раз на то место, где был изображен герб Кизана.
Хигира смотрел на нее, как завороженный.
— Это оно и есть? — спросил он, сам чувствуя глупость своего вопроса.
Вместо ответа Ничирен снял с корзинки крышку и с некоторой торжественностью положил ее на татами рядом с собой.
— Что в ней, скажите на милость? — пролепетал Хигира совсем пересохшим ртом.
Ничирен откинул рукав кимоно и запустил руку в корзинку. Когда он ее вынул оттуда, язык Хигиры присох к небу.
— Уф! — издал он какой-то нутряной звук, словно его ударили в солнечное сплетение.
Рука Ничирена сжимала отрубленную человеческую голову. Кровь все еще сочилась с обрубка шеи, и голова слегка раскачивалась в воздухе, поскольку Ничирен держал ее за волосы.
— О великий Будда! — прошептал Хигира. — Сизуки-сан!
— Ваш всегдашний соперник, — тихо сказал Ничирен. — Теперь ваше продвижение по службе гарантировано, не так ли?
В его голосе были слегка распевные интонации, характерные не столько для японского, сколько для китайского языка.
— Да, но...
Новое покачивание головы заставило Хигиру почувствовать легкую тошноту. Но он по-прежнему не мог оторвать глаз от жуткого зрелища, от этого кровавого трофея.
Словно загипнотизированный незрячими глазами мертвеца, он пролепетал запинающимся, как у пьяного, языком:
— Я не это имел в виду... Я не хотел... Я...
— Сизуки-сан отдавалось предпочтение в вашем кейбацу , - сказал Ничирен, подчеркивая всю причудливость, некоторую нереальность происходящего своим высоким, напевным голосом. — Он должен был жениться на дочери вашего непосредственного начальника Танабы-сан. Это окончательно решило бы его судьбу... и вашу. Так что у вас были причины для беспокойства, Хигира-сан. Благодаря этому браку, он обошел бы вас по службе.
— И вы правильно сделали, — прибавил Кизан, — что со своими проблемами пришли к нам.
— Да, но...
У Хигиры было ощущение, что все это происходит в страшном сне. Ужас от того, что повлекла за собой его неосторожная просьба, стиснул его своими холодными лапами.
— Еще десять дней — и было бы поздно, — сказал Ничирен. — Сизуки-сан женился бы, стал членом семьи Танабы-сан и, следовательно, неуязвимым...
— Как видите, другой альтернативы просто не было, — сказал Кизан и участливо взглянул на своего гостя. — Хигира-сан?
— Да, да, я, понимаю.
Хигира оттащил себя от края бездны, к которой эти откровения подталкивали его. Все его воспитание говорило ему, что не стоило обращаться к этим людям. Тем не менее, он все-таки пришел сюда и попросил у них помощи. Жадность и амбиции сделали его слепым, и он не подумал о последствиях, которые должны были произойти с такой же неизбежностью, с какой по воде идут круги, если в нее бросить камень.
Нравилось это ему или нет, но он перешагнул через невидимый, но очень важный барьер, и теперь ему уже не вернуться к прежней спокойной и размеренной жизни. Уют домашнего очага и душевный покой никогда прежде не казались ему такими далекими и несбыточными. Отныне ему суждено жить по законам, навязанным ему его же собственной алчностью и честолюбием. Он на мгновение закрыл глаза, покоряясь своей карме, как будто этот жест отречения мог хоть в какой-то степени вернуть утраченный им покой.
— Теперь вы можете не опасаться соперников, — подытожил Кизан, весьма довольный тем, что Ничирен избавил Хигиру от его проблем.
Если бы Хигира не пришел к ним сам и не попросил помощи, им бы пришлось организовывать целый ряд мероприятий, которые все равно подтолкнули бы его к этому шагу. А так все получилось само собою и гораздо проще.
— Через несколько лет, — продолжил Кизан, — хроническое заболевание, от которого и теперь страдает Танаба-сан, разовьется настолько, что даже его железная воля не поможет ему находиться на руководящей работе. Время вынудит его уйти на покой.
Кизан широко улыбнулся, ощерив свои белые, мелкие, как у лисицы, зубы. Затем окинув своих гостей довольным взглядом, он прибавил:
— Вот тогда у нас появится повод отпраздновать кое-какое событие, а? — Он засмеялся. — Начальник полиции Хигира! Звучит?
Ответив самому себе на этот вопрос утвердительным кивком, он заключил:
— Мы все рады за вас. Вы теперь член нашей дружной семьи. И мы и впредь будем заботиться о вас.
Все трое одновременно подняли свои чашки. В этот момент, когда они, воздев глаза к потолку, смаковали божественный напиток, раздался осторожный стук в дверь. Ничирен поднялся на ноги и подошел к двери, находившейся за спиной у Кизана. Резким движением руки он отодвинул ее и замер, будто созерцая сложный и несколько озадачивающий образец современного искусства.
Он стоял, вглядываясь в освещенное лицо, будто по волшебству возникшее из полутьмы смежной комнаты. Наконец он произнес:
— Значит, вы все-таки здесь. По правде сказать, я не верил, что это произойдет.
* * *
За порогом Дома Паломника дождь монотонно стучал по листьям, печально согнувшимся под тяжестью влаги.
Для людей, сидевших в засаде напротив входа в это заведение, оно казалось обрамленным зарослями сине-зеленых ирисов и аквиллегий. Гардении тех же расцветок застенчиво поднимали головки, чтобы и на них обратили внимание.
— Вот она, волшебная. Зеленая страна!
Джейк Мэрок улыбнулся про себя, услышав, как Мэнди Чой тихо повторил за ним произнесенное шепотом восклицание. Они старались не шуметь, хотя и без того дождь, словно помогая им, заглушал все шорохи.
Но зелень была поистине роскошна! Наступило время летних дождей, по-японски называемых цую, что в буквальном переводе значит «сливовые дожди». Эти дожди, как и масса других больших и малых событий, вызывают у японцев непередаваемое чувство, которые даже получило особое название: одаяка. Оно присуще не только человеку, но и переменчивым стихиям, как море или погода. И сине-зеленые цвета аои, доминирующие в японском пейзаже в период летних дождей, являются, по мнению японцев, самыми что ни на есть одаяка среди всех природных цветов. Джейк взглянул на часы.
— Мэнди, позови остальных, — шепнул он по-японски. — Уже пора.
Маленький китаец кивнул и растворился в сине-зеленой мгле надвигающихся сумерек. Скоро он вернулся с четырьмя юношами. Все они были китайцами. Джейк сам их готовил для работы на Гонконгской базе. Все они прекрасно говорили по-японски, и для них, в отличие от Джейка, это была первая поездка в Японию.
Он наблюдал за тем, как они приближались, с гордостью отца, радуясь точности и легкости их движений. На всех была одинаковая одежда: белые тенниски, брюки цвета хаки, широкие в бедрах, как бриджи. Волосы прижаты лентой, называемой хачимаки, пересекающей лоб. На ногах дзикатаби - мягкие, как индейские мокасины сапожки, облегающие ногу, как варежка — руку, и даже, как варежка, имеющие специальное отделение для большого пальца, чтобы в них было удобно лазать и даже «хватать» ногой. У всех шестерых был вид бригады рабочих, возвращающихся домой после трудового дня. Имен-до такое впечатление они и хотели производить на окружающих.
Джейк смотрел, не отрываясь, на вход в заведение, мысленно отсчитывая секунды и готовясь дать команду к броску. Он всегда полагался на свое внутреннее чувство времени: оно у него было точным, как хронометр.
— Джейк, — шепнул приблизившийся к нему вплотную Мэнди Чой, — а что если его там нет?
— Он там, без сомнения.
Мэнди посмотрел на сосредоточенное до одержимости лицо друга, и у него засосало под ложечкой. Зачем мы только пришли сюда? - подумал он. — Четвертое число месяца. Это число считалось несчастливым. Плохое предзнаменование.
Да хранят нас боги! - подумал он, а вслух сказал:
— Мы очень рискуем. Ты уверен в своих информаторах?
— Абсолютно, — ответил Джейк. — Он здесь.
Я бы предпочел схватиться с кем угодно, только не с Ничиреном, - подумал Мэнди. — С кем угодно. Хоть с самим дьяволом, в которого верят христиане... Но Ничирен и Джейк... Река ненависти, безбрежная и темная...
Джейк сделал три глубоких вдоха. За своей спиной он почувствовал напряжение и учащенный пульс тех, кого он привел сюда. Они как волны прилива, толкающие его в спину и понуждающие его двигаться вперед. Ничирен! - подумал он. — Теперь ты от меня не уйдешь! Страшные образы копошились в его подсознании. Мысли, которым он никогда не давал ходу, сейчас сорвались с привязи и метались в хаотическом беспорядке. И вместе с ними — эмоции, грозившие потопить всякое логическое мышление.
Кровь все быстрее бежала в жилах и шумела в ушах, как воинственный клич.
— Ладно, — шепнул он. — Пошли!
Быстро темнело. Зажглись огни. Неоновая вывеска над входом в заведение озарила улицу розовым и бледно-зеленым светом. Отбрасываемые Джейком и его людьми тени, когда они двинулись по направлению к входу, казались особенно черными на мокром ночном асфальте. Редкие пешеходы спешили мимо, прикрываясь от косого дождя зонтиками, как средневековые рыцари щитами. Какая-то собака безостановочно лаяла в переулке и эхо отбрасывало ее лай от каменных заборов.
Контуры города были смягчены расстоянием, а его дрожащие огни казались размытыми моросившим дождем.
Джейк прошел сквозь бисерную занавеску на двери, и бусинки, унизывавшие висящие нити зазвенели, когда он отвел их рукой и затем отпустил, входя в обеденную залу. Он ощущал рядом с собой Мэнди, а за спиной — остальных, и напряжение, сковывавшее его члены, схлынуло. Он уже не был отдельным человеком, он был частью дантая, боевой группы. Он вернулся в Японию.
— Тут где-то канализационную трубу прорвало, — объяснил Мэнди, когда к ним подошел управляющий. — Это все из-за дождя. Цую. Надо проверить все здания в этом квартале и в соседних.
Лица, повернувшиеся было в их направлении, когда они зашли, снова отвернулись, и прерванные разговоры возобновились. Руки снова потянулись к сакэ и к пивным кружкам. Джейк незаметно исчез, когда Мэнди заговорил с управляющим, и теперь двигался между столиками. Где-то слышался смех. Аромат жареной рыбы, смешанный с табачным дымом и запахом пота.
Они прошли мимо управляющего и, внезапно изменив направление, быстрым шагом направились к задней двери, занавешенной традиционной бисерной занавеской. Двое охранников в кимоно преградили им путь, но Мэнди и один из ребят врезали им ребром ладони в подвздошную кость, а затем — по шее. Пистолеты выпали из рук охранников, а сами они распластались на полу. Боевики перешагнули через них и двинулись дальше по коридору.
Жестом Джейк направил двух своих ребят в северный игорный зал, двух других — в южный, а сам с Мэнди двинулся в сторону западного зала, где, по его сведениям, мог сейчас находиться Ничирен.
Отодвинув в сторону раздвижную дверь, Джейк оказался в комнате на шесть татами . Несколько темно-красных и серых футонов - матрасиков, используемых японцами вместо кроватей, деревянные сундучки танджу с потускневшими от времени металлическими частями. На стенах — японские мечи катана в роскошных ножнах.
Не успев как следует оглядеться, Джейк замер на месте. Раздвинулась еще одна дверь, и в комнату вошли двое. Голые торсы, украшенные татуировками, у каждого — меч в ножнах.
Какое-то короткое мгновение Джейк и эти двое смотрели друг на друга из противоположных углов комнаты, затем татуированные молодцы обнажили мечи и двинулись на Джейка, играя мускулами. Мэнди в это время схватился в дверях еще с одним охранником.
Джейк отскочил вправо к стене, уклоняясь от первых стремительных выпадов противников. Его рука сама нащупала на стене один из катана. Едва выхватив его из ножен, он почувствовал, что этому мечу не меньше трех столетий. Легкий и необычайно удобный в руке. Настоящий музейный экспонат, но это не значило, что его лезвие утратило свою остроту. Искусный оружейник недаром многократно складывал раскаленную стальную полосу и снова и снова бил по ней молотом, выковывая с самозабвением буддийского монаха лучший в мире клинок.
Видя, что он вооружился, татуированные охранники разделились, собираясь напасть на него одновременно с двух сторон и тем самым увеличивая свои шансы на победу.
Джейк понимал, что теряет драгоценное время. С каждой секундой вероятность, что сегодня он захватит врасплох Ничирена, все уменьшалась.
Когда татуированные бросились на него, он воспользовался приемами куми-учи , парировав удар сверху, нанесенный противником справа, молниеносным горизонтальным движением меча, от которого звон пошел по всей комнате. Затем, продолжая это движение, он незаметно опустил клинок ниже и полоснул им по животу второго противника.
Острая сталь прошла сквозь кожу, плоть и кости охранника. Дико закричав, он подхватил руками вываливающиеся внутренности и упал на колени. Бесполезный меч зазвенел по полу, а Джейк двинул поверженного противника левой рукой, так что он упал лицом вперед, и, как бы оттолкнувшись от него, изменил направление своего вращения, начал поворачиваться вправо, откуда на него наседал второй противник.
Леопард с безумными глазами в буро-желтых и красных тонах повернул к Джейку свою оскаленную пасть, когда татуированный напряг все мышцы, готовясь повторить свой отбитый во время первой атаки удар. Он занес меч и ударил им сверху вниз, пытаясь рассечь Джейку череп.
Но Джейк уже изменил позицию, продолжая свое вращательное движение, и оказался сбоку от противника. Удар спереди ему уже не угрожал.
Когда катана татуированного опустился донизу, а сам он по инерции подался вперед, Джейк поднял свой клинок на высоту плеча так, что его заостренный конец описал небольшую дугу. Раздался короткий вскрик, и лезвие впилось в мясистую часть руки противника.
Поскольку клинок был невероятно острым и Джейк, нанеся удар, вложил в него всю силу, сталь отсекла руку напрочь, полоснув грудную клетку.
Кровь хлынула фонтаном из ужасной раны, и по комнате распространилось зловоние, будто приоткрылся плотно запаянный цинковый гроб. Джейк перепрыгнул через оседающий на пол труп, повернул на мгновение голову в сторону двери в смежную комнату, уловив за ней какое-то движение. Мэнди и остальные ввалились в комнату со стороны коридора.
Взмахнув катана , Джейк рассек материю на раздвижной двери в смежную комнату и одним прыжком очутился там.
Трое людей сидели за низеньким столом, на котором стояла корзинка размером со шляпную коробку. Что в ней? Женская шляпка из блестящей черной соломки? Лица людей повернулись к нему, как подсолнухи поворачиваются навстречу солнцу, и взгляд Джейка впился в одного из них.
На человеке было черное кимоно, украшенное черным же орнаментом. Черные как смоль глаза казались очень большими на узком лице с заостренным по-кошачьи подбородком. У человека была длинная, почти женская шея и точеные черты лица. Иссиня-черные густые волосы по моде прошлого столетия спускались почти до плеч.
— Ничирен!
Возглас это вырвался у Джейка каким-то свистящим шепотом. Сердце колотилось в груди, рот внезапно пересох. Ужас накатил на него, сродни тому ужасу, который он испытал когда-то в детстве еще на фильме о Дракуле. Вот и сейчас он почувствовал такой же иррациональный, необъяснимый ужас. Воспоминание о том, что случилось на реке Сумчун, заставило его вздрогнуть и отступить на шаг.
В следующее мгновение Джейк заметил, что рука Ничирена скользнула в складки кимоно. Он бросился вперед, выставив перед собой катана. Но тут же перед ним вырос Кизан, загородив собой Ничирена. Правая рука оябуна, сжатая в кулак, была вытянута в его направлении. Обостренное шестое чувство предупредило Джейка об опасности, когда пальцы Кизана разжались, как лепестки цветка, и все в комнате вздрогнули от его вопля: «Киа!»
Джейк знал, какое смертоносное оружие находится в руках оябуна, и когда металлическая цепь с грузами на концах просвистела в воздухе, он был готов к этому и, слегка склонив клинок, перехватил ее. Но, прежде чем он успел поймать ее рукой, Кизан ловким вывертом освободил ее и, мгновенно перейдя в наступление, махнул ею сверху вниз, круша оборону Джейка. Тот отступил, поднимая катана , а Кизан сложил кулаки вместе для удара. Но Джейк предвидел этот маневр и сумел отклониться. Цепь с грузами уже снова готова была захлестнуть ему шею, но он успел взмахнуть мечом и нанести скользящий удар.
Джейк даже крякнул, как мясник, когда лезвие меча зацепило оябуна, хотя тому почти удалось уклониться от удара. Клинок рассек руку, плечо и задел ребра.
Глаза Кизана потемнели от боли, и он начал оседать на колени. Джейк не знал, насколько глубоко ему удалось ранить противника, и он занес меч для второго удара, когда боковым зрением заметил какое-то резкое движение. Страшный крик вырвался из чьей-то стесненной глотки. Не будь внимание Джейка сконцентрировано на последнем ударе, он бы внял предостережению. Какой-то сферический предмет, описывая в воздухе дугу, летел прямо на него.
Он крикнул что-то своим людям, но окружающий мир уже раскололся на множество фрагментов, которые кружились, сталкивались друг с другом, пока предметы вокруг вообще не утратили конкретные очертания, превратившись в одну смазанную массу, как беспорядочные мазки краски на холсте.
Мэнди схватил Джейка за руку, развернул к себе и поволок из комнаты. Джейк чувствовал тело товарища, прижимавшего его к себе, чувствовал тепло этого тела и ту защиту, которое оно давало. И тут же его взгляд упал на группу людей у противоположной стены. Японские лица. И женщина. Расплывчатое чувство ускользающего времени... Затем рукав кимоно, как парчовый занавес, заслонил ее лицо.
А комната тем временем раздувалась, как пузырь, и меняла цвет, становясь бело-желтой. Жуткий вой заполнял все ее пространство и лез в уши с такой силой, что, казалось, барабанные перепонки не выдержат и лопнут. Стены треснули, осыпав его своими осколками, а потолок раскололся, как плавучая льдина, на несколько кусков, которые с омерзительным грохотом рухнули вниз.

Джейк Мэрок - 01. Цзян - Ластбадер Эрик Ван => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Джейк Мэрок - 01. Цзян автора Ластбадер Эрик Ван дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Джейк Мэрок - 01. Цзян у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Джейк Мэрок - 01. Цзян своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Ластбадер Эрик Ван - Джейк Мэрок - 01. Цзян.
Если после завершения чтения книги Джейк Мэрок - 01. Цзян вы захотите почитать и другие книги Ластбадер Эрик Ван, тогда зайдите на страницу писателя Ластбадер Эрик Ван - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Джейк Мэрок - 01. Цзян, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Ластбадер Эрик Ван, написавшего книгу Джейк Мэрок - 01. Цзян, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Джейк Мэрок - 01. Цзян; Ластбадер Эрик Ван, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 yves saint laurent black opium купить