А-П

П-Я

 здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Уткин Владимир Сергеевич

Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки


 

Здесь выложена электронная книга Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки автора по имени Уткин Владимир Сергеевич. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Уткин Владимир Сергеевич - Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки.

Размер архива с книгой Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки равняется 4.31 MB

Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки - Уткин Владимир Сергеевич => скачать бесплатную электронную книгу



Гремящий мост - 1

«Гремящий мост»: Наташа, Параллель, Олимп; М., Нижний Новгород, СПб.; 1994
ISBN 5-85874-074-Х, 5-86067-013-3
Аннотация
Сборник «Гремящий мост» продолжает серию «На заре времен», задуманную как своеобразная антология произведений о далеком прошлом человечества.
В том вошла трилогия Владимира Уткина «Вдоль Большой реки», «Гремящий мост», «Горизонты без конца», повести Софьи Радзиевской «Рам и Гау», Дмитрия Харламова «Сказание о верном друге», Янки Мавра «Человек идет».
Содержит иллюстрации.
Владимир Уткин
Вдоль Большой реки


Глава 1
ВОЗВРАЩЕНИЕ
Ходок устал. Вот уже много дней мерили землю его сухие жилистые ноги.
Бесшумно пробирался он сквозь густые колючие заросли, легко взбегал на крутые холмы, стремительно переплывал реки. Легкой тростинкой казалась в крепких руках огромная дубина, унизанная осколками черного кремня. И все-таки Ходок устал.
Путь Ходока - тяжелый путь, не каждый его выдержит. На этом пути слабый спутник - помеха. Он может оставить след, зашуршать в зарослях, и тогда погибнут оба.
Два дня просидел Ходок под палящим солнцем на узком каменном выступе, спасаясь от долгогривого зверя. Как хотелось пить! Но внизу караулил зверь, и Ходок высидел. Хищнику надоело ждать, и он ушел.
Путь Ходока - долгий путь. Через леса и степи, через реки и горы ведет этот путь в земли чужих племен, и нет ему конца.
Редко бывает Ходок в родном стойбище. Он приносит племени кремень и солнечный камень, ракушки и краски, отыскивает места, богатые дичью, и места, удобные для жилья, договаривается с соседними племенами о совместной охоте и обмене.
Встречаются племена, которые хорошо принимают уставшего путника: дают место у своего костра, слушают рассказы о других землях и народах. Но таких мало. Большинство не любит, чтобы кто-то чужой ходил по их землям.
У дальнего болота воины большеруких гнались за Ходоком, метали в него, словно в зубра, свои копья. Но он запутал следы и, как всегда, ушел. В землях большеруких можно найти ледяной камень. Копье с наконечником из такого камня пробивает даже шкуру толстокожих.
Ходок снова пойдет туда. Но не сейчас. Сейчас ему надо спешить к племени, потому что он видел плосколицых. Если бы можно было кого-нибудь послать с этой вестью в стойбище… Тогда бы он остался и проследил, куда пойдут плосколицые. Но Ходок один. Тропа разветвлялась. Все чаще пересекали ее узкие тропинки. Вот тропинка к озерам, где ловят рыбу, тропинка к реке с черной водой. А вот эта ведет к ягодным полянам. Теперь недалеко до стойбища.
С холма перед Ходоком открылась Большая река. Он остановился, всматриваясь в серовато-синюю воду, сверкавшую под лучами летнего солнца. В лесу ревели туры, на перекате ловил рыбу молодой медведь, а с луговых озер доносился гогот гусей. За лугами синела степь. Стада джейранов, сайгаков, лошадей казались желтыми пятнами, утонувшими в высокой траве. Черными глыбами возвышались над степью носороги, мелькали серые точки, цепью огибавшие стадо лошадей: это охотились степные волки.
На высоком холме, между оврагом и речушкой, впадавшей в Большую реку, чернели круглые хижины, крытые закопченными шкурами. Сейчас, в летнюю жару, шкуры были заброшены на самый верх хижин, обнажая скелеты из жердей, вставленных в черепа мамонтов, которые были вкопаны в землю вокруг хижин. На жердях лежали лопатки, позвонки, рога, образуя костяные стены хижин. Связанные кожаными ремнями, изгибались над входами бивни мамонтов. Между хижинами на шестах сушилась рыба.
У края стойбища две женщины каменными скребками очищали шкуру: видно, собирались шить из нее одежду. Ходок всмотрелся, но не узнал женщин.
На зеленом склоне, полого спускавшемся к реке, кувыркались дети, а от мастерской Молчуна доносились гулкие удары. Ходок улыбнулся: отец работает - значит, здоров.
Он подошел к частоколу. Дубовые стволы, потемневшие от времени, были наклонены заостренными верхушками наружу, и казалось, что стойбище угрожает лесу тяжелыми боевыми копьями. Проход, который на ночь закладывали жердями и колючим кустарником, сейчас был открыт, и Ходок свободно прошел в стойбище. Большие серые псы окружили его плотным рычащим кольцом, но, узнав своего, завиляли хвостами и отошли, а к Ходоку уже спешили женщины, бежали дети, ковыляли старики. Они терлись головами о его плечи, похлопывали по спине, хватали за руки. Раздавались редкие и негромкие приветственные возгласы: племя Туров не любило шуметь. Шум привлекает врага, выдает человека хищнику. Даже собаки в стойбище почти не лаяли, а рычали редко и тихо.
Сбросив с плеч большой кожаный мешок с камнями и ракушками, Ходок направился к мастерской.
Молчун работал на краю стойбища у оврага.
Над двумя большими валунами был устроен навес из жердей и шкур. Под навесом лежали и висели кожаные мешочки с охрой, белой глиной, сажей, смешанной с жиром, пучки трав, костяные палочки, иголки, осколки кремня. Рядом лежали куски бивней - целые и расщепленные, долота, кремневые топоры, резцы.
Молчун делал наконечник для копья. Внимательно вглядываясь в трещины, он легкими ударами топора отбивал куски кремня; вертел в черных искривленных пальцах наконечник и снова отбивал лишнее или сглаживал неровности кремневым долотом.
Он не прекратил работы, когда Ходок подошел к навесу, но по задрожавшей руке и быстрому взгляду, брошенному из-под густых волос, прикрывавших лицо старика, Ходок понял, что отец ждал его и беспокоился.
- Долго ходил, - проворчал Молчун, откладывая наконечник.
Ходок отвязал от пояса небольшой мешочек.
- Краска, отец. И ледяной камень, но мало. Спешил. Где вождь?
- Охотится. К вечеру будет. Пока отдохни.
Ходок кивнул. Дети плотной толпою окружили его, карабкались на плечи, рассматривали его дубину. Ходок развязал мешок и стал оделять их подарками - кого камешком, кого ракушкой или клыком хищника. Тесной стайкой толпились поодаль молодые ловцы, с завистью разглядывая оружие Ходока.
«Как все выросли, - с трудом узнавал одного за другим Ходок. - Вон Дрозд: он все больше становится похожим на отца. А Быстроногий Олень совсем вытянулся. Правда, плечи узкие. Настоящей силы у него еще нет. А где же Орлик?»
Ходок улыбнулся, вспоминая беловолосого мальчишку, который так горячо просил взять его с собой.
От стайки подростков отделился Бобр, старший сын вождя, и протянул Ходоку большую щуку.
- Пусть Ходок поест, - сказал он. - Бобр только что убил ее. - И просиял, когда Ходок принял подарок.
Ребята стали неохотно расходиться. Ходок не пригласил их в хижину, значит, рассказов пока не будет. Ходок устал. Может, позже, у вечернего костра, когда вернется вождь…
Ходок прилег на старые вытертые шкуры. «Надо будет добыть новые шкуры. Молчун ведь не может охотиться…»
Он вздохнул.
Ходок был тогда совсем малышом, когда у племени Туров стали пропадать люди. Не вернулась женщина, ушедшая за ягодами. Исчезли двое ребят, которые били рыбу на лесном озере. Охотники искали пропавших и там, где их следы обрывались, нашли отпечатки лап огромного волка.
- Дух леса прогневался на своих детей, - шептали женщины. Они перестали ходить за корешками и ягодами, только в сопровождении воинов шли за водой.
Два раза Мамонт, вождь племени, устраивал облавы на хищника, но волк избегал воинов, обходил засады, нападая на одиночек.
- Это отец племени Волков, - говорили суеверные - Нужно принести ему жертвы. Убить его невозможно…
Но жертвы и заклинания не помогали. И тогда Мамонт пошел на волка один. Пошел и не вернулся.
Тревожно стало в стойбище. Двойная цепь костров защищала его от леса, но все равно с наступлением темноты никто не решался выйти из хижины. А волк бродил у самой ограды, подстерегая неосторожных. Тоскливый, мрачный вой заставлял дрожать женщин и детей; огромная серая тень, мелькавшая в кустах, прогоняла из лесу самых отважных.
Днем шесть женщин пошли за водой. Вернулось пятеро. Мать Ходока не вернулась.
Молчун собрал оружие и ушел. Десять дней не было его, а на одиннадцатый он приполз, волоча сломанную ногу. Ласковые женские руки подняли раненого, отнесли в хижину, вылечили. Но сломанная нога срослась неправильно, и Молчун больше не мог охотиться.
Он никому не рассказывал о схватке с гигантским волком. Да его никто и не спрашивал. Охотники прошли по его следам и нашли тушу убитого зверя. Два копья торчали в его груди, а возле разбитой головы валялась сломанная дубинка Молчуна.
Глава 2
СОВЕТ
Вождь вернулся к вечеру. Он притащил на своих широких плечах молодого оленя и, сбросив груз, облегченно распрямился, обошел стойбище, заглянул к Молчуну и направился к Ходоку, который поджидал его, сидя на большом валуне у входа в хижину. Ходок сидел неподвижно, опустив голову на колени, и, казалось, дремал.
Он не сразу поднял голову, когда вождь остановился перед ним. Вождь нетерпеливо переступил с ноги на ногу.
- Собирай совет, - негромко сказал Ходок. - На землях Львов появились плосколицые.
Вождь вздрогнул.
- Ходок никому не сказал? - обеспокоено спросил он, оглядываясь.
- Зачем? - пожал плечами Ходок.
Вождь облегченно вздохнул. «Ходок всегда поступает правильно. Пусть об опасности пока знают только старейшины. Может, плосколицые и не доберутся до Туров. Земли Львов далеко от их стойбища. Но подготовиться к нападению надо…»
Старейшины собрались на небольшой поляне у священного дуба, покрытого красной краской на высоту человеческого роста. Помощник вождя Седой, высокий воин с седыми волосами, подошел и стал у дуба.
- Ходок видел плосколицых… - сказал он негромко, - пусть расскажет.
Ходок прикрыл глаза, вспоминая. Он лежал за густой зеленой завесой ивняка, у самой воды, когда на реке показался плот. Плосколицых было двое. Отталкиваясь шестами, они вели плот у самого берега и внимательно всматривались в прибрежные заросли. Ходок легко мог бы убить этих двоих, но на реке показался второй плот, с целой гурьбой плосколицых.
- Они шли вверх по реке, - закончил свой рассказ Ходок.
- Ходок не посмотрел, где они остановились? - неодобрительно спросил Коротколапый Лис.
- Ходок спешил. А послать было некого.
- Может, они просто охотились? - передернул плечами Вороний Глаз.
Вождь остановил его нетерпеливым движением руки.
- Если плосколицые не придут, - сказал он, - хорошо! А если придут? Они могут окружить стойбище. Нужно будет много оружия, много мяса. Нужно готовиться. Пусть Ходок сходит к Рысям и Медведям. Пусть понесет им в подарок кремень и священную красную краску. Они любят ее.
- У нас мало краски, - перебил его Седой.
- Пусть Ходок добудет новой, а потом позовет Рысей и Медведей на Большую охоту. Вместе мы убьем много мамонтов и договоримся вместе встречать плосколицых.
- Зачем нам Рыси и Медведи? - проворчал Большой Зубр. - Они потребуют часть добычи. Мы и сами побьем плосколицых.
- Зубр мало думал, - вздохнул вождь. - Плосколицых много, а Туров мало. У плосколицых оружие смерти. Как Туры уберегутся от них?
Старейшины молчали.
- Так, - сказал вождь. - Охотники будут охотиться в лесу и степи. Нужно много мяса. Если придут плосколицые, мы не сможем охотиться. Молодые ловцы будут укреплять ограду. Женщины соберут много ягод и грибов.
Глава 3
НОСОРОГ
По лесной тропе шли двое. Короткий кожаный плащ, наброшенный на плечи мальчика, был перетянут ремнем, за которым торчали кремневый нож и короткая дубинка. Правой рукой он держал за руку девочку с рыжими волосами, а левой сжимал длинное копье с костяным наконечником. Девочка куталась в накидку из шкуры оленя, расшитую оленьими жилами, выкрашенными красной краской. Два браслета из кости мамонта охватывали ее обнаженные руки, а на шее девочки виднелось ожерелье, на котором вперемежку висели ракушки и кусочки янтаря.
- И тогда Лис выгнал меня из хижины, - рассказывала девочка. - Сказал: мало ягод. А Рыжая Белка старалась. Принесла не меньше, чем другие. Выгнал, - повторила она, едва сдерживая слезы. - Ночью. Под дождь.
- Потерпи, - успокаивал ее мальчик, хмуря светлые брови. - Скоро Орлик станет охотником и поставит свою хижину. А может, Белка хочет перейти в хижину Седого?
- Белка подождет, - вздохнула девочка. - Седой хороший. Но в его хижине много народа…
Орлик кивнул. Белка права. Старая Медведица, мать Седого, лучше всех в племени знала травы, которые утоляют боль. В хижине Седого всегда толпились больные, раненные на охоте, женщины и дети. Кроме того, вместе с Седым жила его жена Сойка с двумя малышами. Много людей в хижине Седого. Не считая многочисленных зверушек, которых постоянно притаскивал из лесу Дрозд в подарок малышам.
Впрочем, почти во всех хижинах Туров жили зверьки, подобранные людьми: зайцы, белки, ежи, лисята… Сойка подобрала как-то даже детеныша леопарда, чья мать погибла в схватке с медведем, защищая его. Леопард вырос и ушел в лес, но далеко от стойбища не уходил и совсем не боялся людей.
Дрозд, сын Седого, и Орлик, его воспитанник, редко бывали в хижине.
Отец Орлика провалился под лед и ушел к духам реки. Мать умерла во время большого мора, который погубил и родителей Белки. Орлика забрала к себе Сойка, а Белку - Лис, который приходился ей дядей. И если Орлику было хорошо в уютной, пахнущей травами хижине Седого, Белке приходилось несладко. Слишком уж злым был Лис. Его не любили в племени, хотя и уважали за хитрость и охотничье умение.
- Потерпи, - повторил Орлик, положив руку на худенькое плечо девочки.
Пустая сосновая шишка шлепнулась у ног Орлика. Пушистый зверек лукаво выглянул из-за ствола.
- Смотри, белка пришла к Белке, - засмеялся Орлик. - Пусть обе белки собирают ягоды и грибы. А Орлик пойдет к болоту, где бывают свиньи.
Он положил копье на плечо и скрылся в зарослях.
- Не уходи далеко, - крикнула ему вдогонку Рыжая Белка. Орлик осторожно выглянул из-за дерева. Так и есть. Кабан, две свиньи и шесть поросят. Зарылись в грязь и блаженствуют. Поросята даже постанывают от удовольствия. Орлик начал подбираться к поросенку, огибая секача, лежащего ближе к берегу. Он поднимал копье, готовясь метнуть его, когда до него донеслись крики Белки. Сразу же забыв о свиньях, со всех ног пустился он к ягодной поляне, а кабаны с треском врезались в кустарник. Не добегая до поляны, Орлик упал на землю и быстро пополз между кустами. Ему показалось, что крики доносятся откуда-то сверху. Он поднял голову. Обхватив руками и ногами толстую ветку дуба, рыжая Белка висела на дереве, с ужасом глядя вниз. Огромный шерстистый носорог, утробно фыркая, подрывал корни дерева и был похож сейчас на большую свинью, перепачканную землей. Орлик вскочил и выбежал из-за кустов.
- Эй! - крикнул он. Носорог повернул голову.
- Иди сюда.
Носорог фыркнул, потряс головой и снова наклонился к корням дерева. Орлик отломал большой корявый сук, размахнулся, и сук звонко ударил по длинному черному рогу. Носорог наклонился и медленно двинулся к мальчику, но, сделав несколько шагов, остановился и снова пошел к дереву.
Орлик с сожалением осмотрел наконечник своего копья. Длинный, острый, он легко пробивал шкуры коз и оленей, но толстую шкуру носорога ему не пробить. Если бы попасть в глаз…
Но тогда надо подойти спереди совсем близко. А толстокожий бегает быстро.
Мальчик сжал копье и начал медленно обходить поляну, стараясь держаться поближе к толстым стволам. До носорога оставалось двадцать шагов, десять… Орлик в три прыжка подскочил к носорогу и изо всей силы ударил копьем в основание волосатого хвоста. А еще через мгновение он уже сидел на ветке ближайшего дуба, а носорог яростно колотил рогом в ствол дерева. Летели куски коры, сыпалась листва, сухие ветки.
- Беги! - крикнул Орлик подружке.
Но Рыжая Белка как будто окаменела. Широко раскрытыми глазами смотрела она на зверя и продолжала держаться за ветку. Она уже не кричала, а только тихонько всхлипывала. Слезы промыли две светлые дорожки на красной краске, которой были покрыты ее щеки, и казалось теперь, что на лице Рыжей Белки нарисован узор, какой носят взрослые женщины.
- Беги! - снова закричал Орлик. - Носорог не увидит тебя. Но девочка продолжала сидеть на дереве.
Орлик рассердился.
- Беги же! Или я залезу к тебе на дерево и сброшу прямо под ноги толстокожему.
Белка вздрогнула. Медленно-медленно, нерешительно соскользнула она на землю, сделала шаг, другой и вмиг понеслась к опушке, едва касаясь ногами травы, уворачиваясь от колючих ветвей.
А Орлик привязал себя к ветке кожаным ремнем, служившим ему поясом, устроился поудобнее и стал ждать темноты. В темноте толстокожие видят плохо, и он был уверен, что удерет от носорога.
Зверь перестал колотить по стволу, и мальчик не заметил, как уснул.
Проснулся он от холода. Стемнело. На фоне заката четко чернели верхушки деревьев. А внизу, в густом переплетении веток и кустов, уже ничего не было видно. Орлик прислушался. Где-то далеко скулил шакал. Мяукала голодная рысь. Где же носорог? Орлик отломил сухую ветку и бросил в кусты. Плотная темная туша с топотом врезалась в кустарник. Орлик тихо соскользнул с дерева и пополз к опушке. Носорог затих, видно, прислушиваясь. Затих и Орлик, вжимаясь лицом в мягкую теплую землю, пахнувшую грибами и прелой листвой.
Тяжелые шаги послышались у дерева, на котором только что он сидел. Зверь с шумом обнюхал ствол и пошел по кругу, высоко поднимая рогатую морду, втягивая ноздрями воздух. Все ближе и ближе подходил он к Орлику, и тот понял, что через несколько шагов носорог учует его. Он не захватил с собой ветки, а искать ее в темноте - значило зашуметь. Вздохнув, Орлик осторожно вытащил из-за пазухи широкий кремневый нож, привстал на колени, размахнулся и швырнул далеко в сторону. Нож зашуршал в сухом валежнике, и носорог с фырканьем помчался туда. А Орлик наконец-то выбежал на опушку и со всех ног кинулся к стойбищу. Носорог гнался за ним до самого холма и долго еще бродил вокруг стойбища, топоча и фыркая, но Орлик уже миновал частокол и лежал у костра, делая вид, что ничего не произошло.
Седой одобрительно потрепал по плечу воспитанника, тихо подошла и села рядом с ним Белка, но окончательно счастливым Орлик почувствовал себя тогда, когда Ходок, обращаясь к нему, сказал:
- Завтра пойдешь со мной за краской…
Пойди с Ходоком!
Как давно мечтал об этом Орлик. Он побежал готовить оружие.
Глава 4
ЗА КРАСКОЙ
Они вышли ночью, бесшумно обогнув караульного. Ходок быстро вел Орлика по лесу, а когда костры стойбища скрылись за деревьями, залег в кустарнике, прислушиваясь. Потом они долго брели по ручью, переплыли озеро и снова пошли лесом. Небесный Медведь то смотрел прямо в лицо Орлику, то скатывался налево, а один раз очутился за его спиною.
«Ходок запутывает следы, - понял Орлик. - Но от кого? Ведь это земли племени».
Настало утро, и Ходок удвоил осторожность. Он обходил открытые поляны и холмы, заметал еловыми ветками следы на тропинке, осторожно, стараясь не поломать ни одной веточки, пробирался кустарником.
У желтых холмов они вышли к небольшой поляне. Сквозь густую траву виднелись обломки костей и обугленные древесные стволы. Тихо струился ручеек, полузасыпанный хворостом и хвоей.
- Здесь было стойбище, - остановился Ходок, поднимая с земли желтый черен.
- Кто их убил? - спросил Орлик.
- Плосколицые, - с ненавистью проговорил Ходок.
- Плосколицые?
- Они приходят издалека. Грабят, убивают, жгут хижины. Их много. У них оружие, которое убивает…
За желтыми холмами местность понизилась. Все чаще под ногами хлюпала ржавая вода. Могучие дубы и ели сменились зарослями осины и небольшими березовыми рощами. Множество озер, густо заросших осокой, кишело утками, гусями, журавлями.
Ночевали они посредине озера. Из сухих стволов и камыша Ходок сделал плот, и они спали на нем, пока утренний ветерок не подогнал плот к низкому заболоченному берегу.
К вечеру они вышли к зеленому болоту, тянущемуся до горизонта, и Ходок, вооружившись длинным шестом, осторожно ступил в воду, внимательно вглядываясь в темную глубину, перепрыгивая с кочки на кочку, которые пружинили под ногами.
Местность начала повышаться. К вечеру они подошли к глубокому оврагу, на дне которого в белых песчаных берегах струились тысячи ручейков, покрывая дно оврага влажной серебряной паутиной.
Ходок и Орлик спустились на дно и пошли вниз по оврагу, пока под ногами у них не зачавкала ржавая болотная вода. Здесь Ходок опустился на колени, шаря в воде руками. Время от времени он вытаскивал грязные, темно-коричневые комья и выбрасывал их на берег.
- Собери хворост, - приказал он Орлику.
Орлик наломал сухих веток и сложил их у стенки оврага.
Ходок переложил ветки мхом, потом вытащил из кожаной сумки желтый блестящий камень и начал ударять по нему кремнем. Сноп искр посыпался из камня на мох, заклубился сизым дымком, вспыхнул неяркими язычками огня. Ходок положил сверху на огонь два дерева крест-накрест. Деревья горели посредине, а когда середина сгорала, Ходок подвигал к ней несгоревшие части.
- Такой костер будет гореть долго, - сказал он, бросая в пламя темно-коричневые комья.
- А желтый камень?
- Я нашел его там, - кивнул головой Ходок, - за болотом. Это камень, в котором живет огонь.
Когда костер погас, он вытащил из пепла комья, ставшие буровато-красными, и сложил их в кожаные мешки.
- Потом их истолкут, - объяснил он Орлику, - и прожарят на камнях. Будет красная краска. А теперь разбросай костер и все обгоревшие ветки засыпь песком. Потом замети ветками все следы.
- От кого мы прячемся? - не выдержал мальчик.
- От племени.
- Но мы же несем краску племени?
- Краски мало, - буркнул Ходок. - Будут брать все, скоро кончится. Начнут красить копья, деревья. Дети начнут красить воду. Ходок уже видел такое.
Орлик задумался.
Много краски нужно племени. Краской мажут головы новорожденным и посыпают ею умерших. Краской покрывают лица женщины, чтобы выглядеть красивее. Краской раскрашивают браслеты и бусы. Краской красят стены хижин, чтобы солнце - отец краски - всегда было с племенем, охраняло его от злых духов ночи. На краску можно выменять шкуры, мясо и оружие.
Краска - богатство племени, такой же запас, как запас жира, мяса, шкур.
Но если краски будет очень много, ее не станут беречь, так же, как не берегут охотники мяса, когда его слишком много. А много ли краски в земле? Может, она рождается от лучей солнца и вырастает? А может, это кровь земли? Тогда ее не так много. Если выпустить кровь из зверя, другой не будет.
В стойбище они вернулись ночью и сразу же пошли к Молчуну.
Молчун работал. На гладко отполированной пластинке тонким резцом он вырезал ломаные линии, а потом костяной палочкой вдавливал в них краску.
- Принес?
Ходок опустил у костра мешок с комьями.
Молчун положил несколько комков на лопатку мамонта и молотком из оленьего рога раздробил их, а потом долго растирал порошок кремневым долотом. Подкинув хвороста в очаг, он поставил на него лопатку с порошком. Тлела кость, дымился порошок, и вместе с дымом улетучивался коричневый цвет. Порошок наливался ярко-красным цветом, превращаясь в священную краску племени.
Зевая и потягиваясь, вошел вождь. Вместе с Ходоком они вывалили содержимое большого мешка, стоящего в углу хижины, на шкуры и начали разбирать груду вещей, откладывая некоторые из них в сторону.
Здесь были браслеты из гладких пластинок и браслеты с головами зверей; фигурки мамонтов, носорогов и медведей, которые приносят удачу на охоте; светильники из мягкого камня, которые просвечивают розовым цветом, из колена мамонта, чья губчатая кость горит долго и ярко; наконечники копий, ножи, скребки, иголки… Ходок разделил отобранные вещи на две части.
- Это Медведям. А это Рысям.
- Ходок, наверное, устал, - виновато сказал вождь. - Но надо спешить. Плосколицые не станут ждать. Надо предупредить Медведей и Рысей.
- Завтра, - кивнул Ходок. - Орлик пойдет с Ходоком. Боясь, как бы Ходок не передумал, Орлик опрометью выскочил из хижины. Кроме того, нужно было хоть немного поспать перед дорогой.
Глава 5
У МЕДВЕДЕЙ
Орлик встал с рассветом, но Ходока уже не было в хижине Молчуна. Наскоро закусив вяленой рыбой, Орлик выбежал за частокол. «Ходок хочет узнать, как Орлик ходит по следу, - догадался мальчик. - Нужно догнать Ходока».
Сначала тропа была широкой и утоптанной. По ней ходили воины и женщины, бегали дети. Вот почему тропа не зарастала.
Но дальше она разбегалась множеством мелких тропочек, которые трудно было заметить в густой траве.
Орлик осмотрелся. На узкой извилистой тропинке, чуть припорошенная пылью, лежала ветка. Острый конец ее указывал на густой кустарник. Орлик переступил через ветку и пошел по тропке, петлявшей в кустарнике.
Холмы, поросшие соснами, сменились березовым лесом, а за ним начались болота. Ветки, воткнутые в зеленые кочки болота, означали безопасную переправу. Орлик шел быстро, на ходу закусывая ягодами и вяленым мясом, запивая водой из ручейков. Он шел весь день, не останавливаясь, но усталости не чувствовал.
Смеркалось. Настороженно притих лес. Хищники выходили на охоту. Орлик поднял копье над головой и продолжал идти. Скоро лес кончился. Перед Орликом заблестел под луной широкий луг, а за ним, на далеком холме, заросшем кустарником, он увидел светлую точку костра.
- Это Ходок, - догадался Орлик - наши охотятся в другой стороне, а чужих здесь не должно быть.
Низкое, утробное ворчание донеслось с луга. «Львы, - понял молодой охотник, - их несколько. Дальше идти опасно».
Он вскарабкался на высокий дуб, улегся в развилке ветвей и лежал там, всматриваясь в небесные огни, пока львы не ушли.
Костер горел на небольшой полянке, у вершины холма, окруженной густым орешником. Орлик осторожно выглянул из-за куста: около костра никого не было. Он встал, сделал шаг, другой, и вдруг сильный удар по голове опрокинул его на траву.
Когда Орлик открыл глаза, напротив него сидел Ходок, задумчиво глядя в пламя.
- Орлик ходит по лесу, как неуклюжий кабан, - проворчал он, не поворачивая головы. - Нельзя подходить к костру сразу. Около костра легко устроить засаду.
Ходок бросил в костер еловую ветку. Вспыхнуло пламя. Полетели искры. Ослепленный Орлик на несколько мгновений зажмурил глаза, а когда открыл их, Ходок исчез. Орлик помотал головой и снова увидел Ходока. Небрежно перекинув через плечо оленью шкуру, тот нанизывал на прутик куски мяса.
- Ходок - великий колдун, - задрожал мальчик. - Он может превращаться в тень.
- Это большая тайна, - поучительно сказал Ходок. - Смотри еще.
Он расправил шкуру и шагнул к кустарнику. Шкура сливалась с листвою. Фигура Ходока стала расплывчатой и, казалось, расползлась в темноте.
- Двигаться надо медленно и плавно, - тихо звучал голос Ходока. - Пойдешь быстро - и враг увидит ноги; махнешь рукой - и весь станешь видим врагу. Медленно и плавно, как желтый лист на воде. Слейся с темнотой, и она укроет тебя.
Копье вонзилось у ног Орлика.
- Не замахивайся, бросая копье, - продолжал Ходок, - и враг не увидит, откуда ты его кинул.
- Орлик запомнит - прошептал мальчик. Утром они вышли на широкую прямую тропу.
- Земля Медведей, - кивнул Ходок на череп медведя, висевший на суку. - Не спеши. Они увидят нас и скажут вождю. Вождь разрешит идти. А если нельзя, поперек тропы положат копье.
Они пошли по тропе, нигде не увидев запрещающих знаков.
Хижины племени Медведей едва возвышались над землей. Издалека казалось, что кто-то оставил на поляне несколько больших куч веток.
- Они копают землю, - объяснил Орлику Ходок, - в дно ямы вбивают колья. Потом переплетают их ветками, накрывают шкурами, а сверху замазывают глиной. Наши лучше, теплее. По эти строят быстро.
Высокий седовласый старик в медвежьей шкуре вышел из-за частокола, окружавшего хижины, высоко подняв правую руку. За ним шли несколько вооруженных воинов.
Ходок положил копье на траву и развязал мешок. Он вытащил из него несколько кусков солнечного камня, три браслета и мешочек с краской.
Маленькие глазки старика заблестели. Он сгреб подарки и уселся напротив Ходока.
- Туры приглашают Медведей на большую охоту, - медленно сказал Ходок. - Вместе они убьют много мамонтов. Пусть Медведи готовятся и шлют своих охотников.
- Когда придут мамонты? - спросил старик.
- Когда гуси с красными носами сядут на наши озера…
- Ладно. Медведи придут.
Ходок помолчал немного и продолжал все так же медленно:
- Ходок видел плосколицых на Большой реке. Нужно договориться… если плосколицые нападут на Туров, пусть Медведи помогут отбить их. Если на Медведей, то Туры помогут.
Воины Медведей зашевелились, переговариваясь. Язык Медведей был похож на язык Туров, хоть и не совсем, и Орлик понимал почти все сказанное ими.
- Нет, - сказал наконец старик. - Если нападут плосколицые, Медведи не пойдут к Турам. Если Медведи пошлют воинов на помощь турам, плосколицые нападут и разорят их хижины. Пусть каждый защищается своими силами.
Он встал, встал и Ходок, молча кивнул Орлику, чтобы тот шел за ним.
- Почему они не пригласили нас в стойбище? - спросил Орлик, когда стойбище Медведей скрылось за деревьями.
- Медведи берегут свои тайны. Они делают широкие наконечники с зазубринами из мягкого камня. Такие не ломаются о ветки. Зазубрины не дают копью выпасть из раны зверя. Но шкуру толстокожих не пробивают. Хороши только для лесной охоты.
- Ходок много знает…
- Тайны племени - богатство племени. Узнай много тайн - и племя твое станет сильным и богатым.
- Но медведи не захотели помогать Турам отбить плосколицых. Зачем Ходок позвал их на большую охоту?
- Больше охотников - больше мамонтов. Медведи унесут мясо и шкуры. А кости останутся Турам. Турам нужны новые хижины… - Ходок задумался. - И потом, - сказал он, - после большой охоты Медведи лучше подружатся с Турами. И тогда мы снова поговорим о плосколицых.
Лес становился все гуще. Все чаще они обходили буреломы, болота, овраги. Наконец кроны деревьев сомкнулись над головами путников, и они шли в зеленых сумерках по звериным тропинкам, петлявшим между гигантских стволов, покрытых сплошным ковром сизовато-зеленого мха.
- Исчезать в пламени костра легко, - сказал Ходок.

Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки - Уткин Владимир Сергеевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки автора Уткин Владимир Сергеевич дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Уткин Владимир Сергеевич - Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки.
Если после завершения чтения книги Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки вы захотите почитать и другие книги Уткин Владимир Сергеевич, тогда зайдите на страницу писателя Уткин Владимир Сергеевич - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Уткин Владимир Сергеевич, написавшего книгу Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Гремящий мост - 1. Вдоль Большой реки; Уткин Владимир Сергеевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/wine/khikhvi