А-П

П-Я

 круглый стол в ангстрем 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Джордж Мелани

Единственная и наповторимая


 

Здесь выложена электронная книга Единственная и наповторимая автора по имени Джордж Мелани. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Джордж Мелани - Единственная и наповторимая.

Размер архива с книгой Единственная и наповторимая равняется 131.62 KB

Единственная и наповторимая - Джордж Мелани => скачать бесплатную электронную книгу



Roland; SpellCheck Афина Паллада
«Единственная и неповторимая»: АСТ, АСТ Москва, Хранитель; Москва; 2006
ISBN 5-17-035751-6, 5-9713-1746-6, 5-9762-0776-6
Аннотация
Юная Кейт, выросшая на улицах Лондона, предпочла опасную профессию воровки грязной и унизительной торговле собой. Девушка понимала, что когда-нибудь попадет за решетку… однако благородный лорд Алек Брекридж, которого она пыталась ограбить, предложил ей дружбу, помощь и покровительство.
Кейт, вынужденная принять предложение Aлека, поначалу не доверяет ему, но чем дальше, тем мучительнее становится ее отчаянная любовь к великолепному мужчине, не желающему отвечать на ее чувства…
Мелани Джордж
Единственная и неповторимая
Глава 1
Лондон, Англия
– Неужели тебе нечем заняться? – простонал Алек, отрываясь от стопки деловых бумаг, которые он изучал за письменным столом. Он смерил своего друга, небрежно прислонившегося к буфету красного дерева с бокалом лучшего виски из запасов Алека, негодующим взглядом. – Ты болтаешь без умолку, Уитфилд, а мне, как видишь, надо работать.
– Можно подумать, ты один занят делом, – недовольно пробурчал его светлость Энтони Уитфилд, снимая светлый волосок, прилипший к рукаву его безукоризненного черного сюртука, с таким отвращением, как будто ему нанесли оскорбление.
Алек удивленно вскинул брови:
– Ты намекаешь на то, что тоже поглощен работой?
– Мне не нравится твой тон, Брекридж.
Алек покачал головой. Помпезный титул герцога Глазборо не принес Энтони ни денег, ни веса в обществе. Никто не воспринимал его всерьез, так как его светлость не мог блеснуть ни внешностью, ни безукоризненными манерами. Единственным аристократическим качеством Энтони можно было считать его непомерное самомнение.
– Может быть, ты просветишь меня относительно характера своей деятельности?
Энтони небрежно пожал плечами, отчего содержимое его бокала выплеснулось через край на новый персидский ковер у ног Брекриджа. Он обратил на это внимание только потому, что опасался испачкать свои безукоризненно начищенные ботинки. С удовлетворением убедившись, что испорчен только ковер, Энтони вернулся к затронутому вопросу:
– Ты же знаешь, насколько широк круг моих симпатий, мне приходится необычайно много трудиться, чтобы удовлетворить всех приятных дам.
– Меня не интересует твой гарем. Энтони взмахнул руками:
– Дважды в неделю я обыгрываю Хантли и Торнтона в вист. Должен признаться, это не очень трудная задача, поскольку друзья плохо играют. Однако они настаивают на игре и я не могу отказать им в удовольствии.
Алек откинулся на спинку кресла и посмотрел на Энтони.
– Я имею в виду настоящую работу. Какие решения ты принимаешь и что предпринимаешь для их реализации?
Энтони даже потерял дар речи от изумления, что случалось с ним крайне редко.
– Боже милостивый, ты что, рехнулся? Почему я должен делать что-то несовместимое с моим положением и складом характера? Вспомни: мой предок – да упокоится он с миром – оставил мне некоторую сумму наличными, которую я должен потратить до того, как протяну ноги и отправлюсь на небеса.
– Ты уверен, что отправишься именно туда? – спросил Алек. – Моральное разложение и развратный образ жизни едва ли будут положительно оценены Всемогущим.
Энтони беспечно махнул рукой и рассмеялся:
– О, дорога на небеса мне обеспечена! От дьявола я уже откупился.
Алек решил, что дьявол вряд ли захочет переманить Энтони к себе, поскольку от Уитфилда одни только неприятности. Тем не менее Алек любил его, хотя ни за что бы в этом не признался.
Они отличались друг от друга, как день и ночь. Пока Энтони не пропускал ни одной вечеринки, пьянствовал и играл в карты, предаваясь всевозможным излишествам, Алек усердно трудился.
Ему не верилось, что минуло всего пятнадцать лет с того дня, когда его отец за завтраком уткнулся лицом в тарелку и умер.
Еще минуту назад они спокойно беседовали, а в следующее мгновение Эдвард Брекридж, седьмой граф в роду Сомерсетов, скончался. Неожиданно, не сказав на прощание ни слова. Казалось, с тех пор прошло лет пятьдесят.
Алеку с рождения было предопределено нести на своих плечах тяготы, связанные с графским титулом, он не ожидал, что все изменится так внезапно. В то время ему исполнилось семнадцать и он надеялся, что по крайней мере еще несколько лет сможет радоваться жизни. И хотя тогда Алек был плохо подготовлен к управлению большим хозяйством, тем не менее без колебания принял на себя ответственность за арендаторов, проживавших в его владениях.
Ему ни разу не пришла в голову мысль уклониться от своих обязанностей. Владея четырьмя поместьями, двумя текстильными фабриками и компанией по перевозке грузов, он не имел ни времени, ни сил на праздное времяпрепровождение. Он должен был также опекать мать и сестру. Да и роль богатого бездельника противоречила его натуре. Алека считали странным, однако это его не беспокоило. Ему даже нравилось, что среди людей своего круга он прослыл чудаком. А если у него возникало желание испытать острые ощущения, то достаточно было провести минут десять в обществе Энтони, который мог вывести из себя даже святого.
– Должен напомнить тебе, – сказал Алек, – что наряду с деньгами ты благодаря своему дорогому усопшему отцу унаследовал и титул, а также все, к чему он обязывает. К тому же денег у тебя не так уж много.
Граф Сомерсет подумал, что не стоит тратить время на бессмысленные нотации – все равно ничего не изменится. Энтони жил в своем, выдуманном мире.
– О, я ужасно тоскую по старику, – сказал Уитфилд искренне. – Мой предок был стоящим человеком, таких теперь уже не встретишь.
– Да, он был хорошим человеком, – сдержанно согласился Алек.
Энтони довольно долго задумчиво смотрел вдаль, потом сказал:
– Действительно, вместе с титулом я унаследовал ужасные обязанности, которые просто ненавижу. – Энтони взглянул на свои начищенные до зеркального блеска ботинки, когда же он поднял голову, лицо его скривилось в улыбке. – Однако деньги позволили мне нанять того, кто способен позаботиться о мирских делах, а я при этом могу наслаждаться жизнью. – Он пожал плечами. – Таким образом я выиграл вдвойне.
«Ну, начинается глупая болтовня», – тяжело вздыхая, подумал Алек.
– Уж перекладывать свои обязанности на других ты умеешь, Уитфилд, и при этом никто не скажет, что ты не являешься стопроцентным представителем элиты. Однако ты рискуешь, позволяя незнакомому человеку полностью контролировать свое имущество.
– Ты недооцениваешь меня, – хмуро ответил Энтони. – Я умнее, чем может показаться. Подобно одному почившему французу, кажется, Монти, я ввел в своем хозяйстве систему сдержек и противовесов.
Алек поморщился.
– Монтескье, но он также говорил: «Власть без знаний – утраченная власть». А поскольку у тебя нет необходимых знаний, Уитфилд, твоя система обречена на провал.
– Однажды, сэр, я обижусь на твой язвительные замечания и откажусь разговаривать с тобой.
– На это можно только надеяться, – пробормотал Алек.
Энтони вновь наполнил свой бокал.
– Однако я отвлекся, ведь мы говорили о тебе. Алек закрыл глаза. Неужели? Когда именно? Пожалуй, лучше прекратить этот разговор.
Он напустил на себя задумчивость и взялся за бумаги.
– Ты, как всегда, развлекаешься, а я должен сегодня многое сделать. Ты знаешь, где дверь.
– О нет, так легко ты от меня не отделаешься. – Слова Энтони прозвучали как погребальный звон над свежей могилой Алека. В длинном списке раздражающих качеств Энтони фигурировала способность этого сукина сына вцепиться мертвой хваткой в свою жертву и не выпускать ее, пока не выскажет все, что намеревался.
– Итак, о чем же мы говорили? – устало спросил Алек, не отрывая взгляда от бумаг.
– Об отсутствии твоего благотворительного вклада в общество, – последовал резкий ответ.
Алек медленно поднял голову и посмотрел на Энтони поверх стопки бумаг. Не оставил ли его приятель свой рассудок вместе с пальто у входной двери?
– Об отсутствии моего благотворительного вклада? Что ты придумал на этот раз?
– Это не выдумка, старик, а скорее… моя миссия. – Энтони присел на угол письменного стола. – Благотворительность стала сейчас всеобщим увлечением. Общество нашло новый способ развлекаться, хотя никто из этих глупых олухов понятия не имеет об истинной благотворительности.
Алек хотел напомнить Энтони, что его понятие об этом предмете мало чем отличается от общепринятого, однако не стал этого делать, поскольку тогда Уитфилд пустится в заумные рассуждения и они никогда не расстанутся. Такая перспектива заставила Алека содрогнуться. Беспокоясь за свое душевное равновесие, он воздержался от комментариев и ждал, надеясь на скорое и безболезненное окончание своих мучений.
Однако ничто не могло поколебать решимость Энтони.
– Половина светских бездельников считает, что, нанимая слуг, чтобы те выполняли все их капризы, они уже занимаются благотворительностью.
– Совсем как ты, Уитфилд, – сухо заметил Алек.
Энтони фыркнул и разгладил мнимую морщинку на лацкане своего изысканного вечернего сюртука.
– Будь добр, не перебивай меня. Итак, о чем я? Ах да… при этом они стараются перещеголять друг друга. Все это выглядит достаточно забавно.
Алек подавил зевоту.
– Представляю.
Энтони посмотрел на него, однако проигнорировал сарказм.
– Меня тоже заставили принять участие в благотворительности. Каждый должен по возможности помочь менее обеспеченным.
Алек приподнял бровь.
– Кажется, я наблюдаю один из признаков приближения конца света.
– Поскольку в последние дни ты полностью отгородился от внешнего мира, я решил сообщать тебе, что происходит за стенами этого дома, – продолжил Энтони.
– Твои разговоры всегда вызывают у меня головокружение. А теперь, если не возражаешь… – Алек многозначительно посмотрел на дверь.
– Разве ты не слышал, что я сказал?
Алек понял, что нечего и мечтать выставить друга вон. Опустив изучаемые бумаги на стол, он спокойно положил руки поверх них.
– Я внимательно выслушал тебя. И чего ты добиваешься от меня? Если речь идет о пожертвовании, так почему бы прямо не сказать об этом?
Открыв выдвижной ящик стола, Алек извлек металлическую коробку. Затем достал из кармана жилета небольшой ключ и открыл ее.
– Вот, – сказал он, вынимая пачку банкнот, – возьми это с моим благословением несчастным нуждающимся.
Покачав головой, Энтони взял деньги, фыркнул и бросил их назад в коробку.
– Куда подевалась твоя сообразительность?
– Я все понял, как надо, – ответил Алек, сдерживаясь из последних сил. – И хочу напомнить тебе, если ты забыл, что наша семья никогда не прекращала благотворительной деятельности. Моя мать и сестра уделяют много времени нескольким сиротским приютам. В больнице есть даже флигель Сомерсетов, пристроенный моим отцом. Так что нас не назовешь скрягами.
– О да, но что сделал лично ты?
– Я?
– Да, ты.
Алеку нестерпимо захотелось выпить.
Поднявшись из черного кожаного кресла, он подошел к буфету и налил себе бокал мадеры. Ему требовалось подкрепиться, и он ждал, когда Энтони наконец перестанет болтать, если вообще существовал предел его словоизвержению. Как правило, пространные рассуждения друга заводили его в тупик и часто он говорил только для того, чтобы послушать самого себя.
Запрокинув голову, Алек залпом осушил свой бокал. Крепкое вино плавно проникло внутрь. Ему пришлось притупить свои чувства, чтобы продолжать общение с Уитфилдом.
– Значит, ты упрекаешь меня в том, что я не занимаюсь благотворительностью лично?
– Наконец-то до тебя дошло, старик, – ответил Энтони, изучая свои ногти. – Что ты сделал для своего ближнего в последнее время?
Вот уж действительно, говорил горшку котелок: уж больно ты черен, дружок!
– Ты спрашиваешь меня, что я сделал?
– Да.
– Ну, я могу адресовать тебе тот же самый вопрос.
– О Боже, как с тобой трудно сегодня! – пробормотал Энтони, направляясь к буфету с пустым бокалом в руке.
– Как бы мне хотелось продлить этот вечер, – сказал Алек, морщась от головной боли. – У меня возникла проблема, на решение которой потребуется немало времени и сил.
Вновь наполнив свой бокал, Энтони насмешливо спросил:
– И что это за проблема, позволь поинтересоваться?
– Как заставить тебя воспользоваться парадной дверью.
Энтони тяжело вздохнул:
– Куда катится этот мир? Люди окончательно потеряли стыд.
– Жалеешь самого себя, Уитфилд? Энтони кивнул:
– Я погряз в этой жалости. – Он выпил содержимое бокала одним глотком, как бы подтверждая свои слова.
Алек понял, что, если он желает снова обрести покой, ему придется ускорить события.
– И как давно вы занимаетесь самобичеванием, ваша светлость? – сухо спросил Алек. – Мне казалось, что зачатки человеческой добродетели и благожелательности полностью искоренены в герцогстве Глазборо.
Энтони проигнорировал язвительный выпад друга.
– У меня хорошо развито чувство юмора, Брекридж. Однако, пожалуйста, воздержись от подобных уколов.
Алек постарался подавить смех, испытывая почти детское удовольствие, оттого что сумел вызвать раздражение у Энтони.
Не моргнув глазом, он продолжал:
– Прости за дерзость, я слушаю.
– Ладно. Как я уже говорил, некоторые проекты требуют участия богатых людей. Благотворительность, старина, начинается в доме. И я, – тоном записного трагика продолжил Энтони, – нанял несчастного парня с улицы, предоставив ему работу. Если это, черт возьми, не доброе дело, то тогда я не знаю, как это назвать.
Алек скептически выгнул бровь.
– Интересно, что тебя подвигло на это?
– Я же говорил тебе. Каждый должен по возможности…
– …помогать менее обеспеченным, – закончил за него Алек. – Да, это я уже слышал. А теперь мне хотелось бы узнать истинную причину.
Именно в этот момент Энтони наконец заинтересовался персидским ковром у себя под ногами.
– Я не понимаю, о чем ты говоришь.
– Прекрасно понимаешь, давай выкладывай. Энтони поднял голову.
– Знаешь, а ты все-таки порядочная дрянь. Алек скрестил руки на груди.
– Пусть так, однако тебе не удастся увильнуть от ответа.
Энтони провел рукой по своим светлым волосам и злобно проворчал:
– Все дело в нашем обществе, парень!
– Ну, это все объясняет, – усмехнулся Алек. – Ты получил предупреждение, не так ли?
На лице Энтони отразилось раздражение, вызванное необходимостью объяснять то, что, как он полагал, было и без того понятно.
– Я не смогу появиться ни на одном званом вечере, если не начну оказывать помощь страждущим. Это дьявольское мероприятие организовано главной дамой света, заставляющей всех женщин с безумной ретивостью выполнять распоряжения старой карги. Я не могу приблизиться ни к одной знакомой, чтобы та не спросила, что я сделал в порядке благотворительности. И если я отвечу: «Ничего», – они немедленно отвернутся от меня, словно я вообще не существую! Деньги и титул не помогут мне. – Он снова наполнил свой бокал и недовольно скривил губы. – Я могу обходиться без многих вещей, Брекридж, но я не могу жить без женщин. Они нужны мне как воздух.
Алек закатил глаза.
– Теперь понятно, почему в тебе пробудилось великодушие и ты нанял парня с улицы.
Энтони пробурчал в ответ что-то нечленораздельное:
– Как только закончится эта дьявольская эпопея, я его немедленно выгоню. Откровенно говоря, он вызывает у меня страх и я боюсь быть убитым в своей постели.
«Как будто это на самом деле возможно», – подумал Алек. Уитфилд явно преувеличивал драматизм своего положения, поскольку являлся чрезвычайно метким стрелком и довольно хорошим боксером. Просто он искал подходящий повод избавиться от несчастного парня.
– Понятно, – тихо произнес Алек. – В таком случае у меня остается только один вопрос. – Он сделал паузу и, убедившись, что завладел вниманием Энтони, резко сказал: – Какого черта ты здесь делаешь?
– Не надо кричать, у меня превосходный слух.
– Меня беспокоит не твой слух, а ход твоих мыслей. – Алек не дал Энтони времени на возражение и добавил: – Если ты достиг своей цели и снова стал любимцем света, то почему продолжаешь надоедать мне?
Энтони пожал плечами:
– Одного моего скромного доброго деяния недостаточно. Заручившись твоей помощью в этом фарсе, я заставлю всех до тошноты говорить о нашей гуманности.
– Увы, но правда в конце концов обнаружится.
– Я вынужден пойти на это! – Энтони нахмурился. – Я не думал, что эта чертова затея так затянется. И если женщины по-прежнему будут отказываться от знаков моего внимания, мне останется только отправиться в свое загородное поместье и переждать там безумное поветрие. – Он поднял глаза к потолку. – Боже милостивый, пусть оно поскорее закончится.
Алек не сдержался и рассмеялся.
– Я рад, что эти проблемы меня не касаются, – сказал он и направился к письменному столу, намереваясь возобновить работу, поскольку их разговор вступил в финальную фазу.
– Так ты поможешь мне? – В голосе Уитфилда слышалась отчаянная мольба.
Алек давно понял, что, имея дело с Энтони, надо быть готовым ко всему, поскольку его прихоти менялись ежедневно. Сегодня он пытается спасти весь мир, а завтра его заботы будут только о себе. Алек решил пойти другу навстречу. Действительно, что в том плохого?
Пожав плечами, он ответил:
– Почему бы нет?
Энтони оживленно потер руки.
– Ты сам должен все подготовить, – продолжил Алек. – У меня нет времени. Однако не слишком усердствуй. Постарайся не прислушиваться к странным голосам в своей голове, толкающим тебя на необдуманные поступки.
Энтони изобразил, что делает записи:
– Не слишком… усердствовать. Не прибегать… к личным… выпадам. Зафиксировано.
– Если ты испортишь все дело, я поймаю тебя и скормлю стае голодных волков.
– Надо… бежать… из… страны. – Энтони улыбнулся, обнажив ряд белых зубов. – Это всего лишь шутка!
Алек не среагировал.
– Ты мой должник.
– Не беспокойся, я расплачусь сполна.
Глава 2
– Кажется, этот фрукт созрел, пора его сорвать, – сказал высокий долговязый тип своим товарищам, указывая на модно одетого джентльмена на противоположной стороне улицы.
Сидя на корточках возле грязного обветшавшего здания в узком сыром проходе, они внимательно наблюдали за своей добычей.
– Похоже, у этого богача очень тяжелые карманы, как ты думаешь?
– Так почему бы нам не облегчить их? – раздался другой тонкий голосок. Из-под глубоко надвинутой шляпы на грязном лице поблескивала пара серых глаз, а тело прикрывала одежда не по росту. – Он совсем один, парни.
– Но выглядит весьма внушительно…
– …и гораздо моложе тех, кто обычно становится нашей добычей.
– Однако он просто напрашивается на неприятности, – продолжил тихий насмешливый голос. – И я доставлю их этому типу. – Фигура в темной облегающей одежде поднялась и оглядела разношерстную компанию. – Сидите здесь и наблюдайте, как работает мастер своего дела.
– Боже всемогущий! – сердито прошипел Энтони, доставая из жилета золотые карманные часы с гравировкой и пытаясь разглядеть циферблат в сгущающихся сумерках. – Где же этот Хантли, черт побери?
Оглядывая улицу и беспокойно переминаясь с ноги на ногу, Энтони испытывал желание поскорее направиться туда, где он намеревался провести еще одну беспутную ночь в шумном веселье.
Тут и там мелькали бродяги с бутылками спиртного за пазухой, и он, как ни странно, почувствовал жажду. В этот момент ему тоже хотелось глотнуть спиртного, и, сожалея, что не захватил с собой бутылку, Энтони готов был отнять ее у одного из валявшихся пьяниц. Эта мысль все сильнее овладевала им, по мере того как ожидание затягивалось.
Проклятие! Где же Хантли?
Неужели обязательно было выбирать захолустную таверну на окраине города? Почему именно в таком заброшенном месте?
Все из-за жены Хантли с ее лошадиной физиономией.
Энтони знал, что эта женщина ненавидит его и не без причины, конечно. Всякий раз, встретившись с Хантли, они неизменно попадали в какую-нибудь гадкую историю. Энтони предпочитал посещать бордели и прочие низкосортные заведения. Хотя, по мнению Брекриджа, титул герцога требовал определенной ответственности, Энтони предпочитал всем своим обязанностям кутеж.
В этот вечер он отправился в это экзотическое место, потому что в городе у Хантли было много знакомых, которые не колеблясь расскажут его жене, где и с кем он был. И если хозяйка узнает, что муж снова ей солгал…
Энтони содрогнулся от этой мысли. Он считал себя довольно бесстрашным, однако у жены Хантли было телосложение кузнеца и мерзкий пронзительный голос, способный парализовать любого.
Энтони вглядывался в мрачную дыру, именовавшуюся таверной, однако не осмеливался войти внутрь в одиночестве. Беззубым завсегдатаям может не понравиться покрой его чрезмерно дорогого костюма, а также блестящие ботфорты, и тогда может начаться свалка. Он не против хорошей потасовки, так как любил подраться. Энтони мог легко справиться с четырьмя или пятью клиентами, однако даже с его способностями работать кулаками нельзя одержать победу, когда в таверне толпится около двадцати или тридцати человек. Тем не менее надо выпить хотя бы стаканчик, чтобы поднять настроение, и, поскольку его приятель все еще не прибыл, он мог бы начать без него. Впрочем, эта заманчивая мысль была далека от реализации. Однако Хантли, этот несносный тип, должен явиться в ближайшие две минуты или Энтони отправится на подвиги без него!
– Апчхи!
– Что за черт?
Энтони повернулся и увидел в сумерках фигуру в черном одеянии. Мальчишка крадучись удалялся, прихватив его бумажник!
Проклятие, он даже ничего не почувствовал! Бросившись за мальчишкой, Энтони схватил его за рубашку.
– Перестань дергаться, гаденыш! – прошипел он, когда тот попытался угодить ногой ему в пах. Только быстрота реакции спасла Энтони.
– Убери от меня свои грязные лапы, вшивый аристократ! – раздалось в ответ шипение, и неистово замелькали руки в тщетной попытке достичь цели.
– О Боже! – Энтони расхохотался, легко удерживая паренька на расстоянии вытянутой руки. – Какие выражения у такого сопляка!
– Сопляка? Дай только добраться до тебя! Я так врежу, – негодующе вопил воришка, продолжая сопротивляться, – что ты увидишь звезды, каких никогда не видел на небе, если не отпустишь меня сию же минуту!
Мальчишка был наглым, но явно чувствительным к унижениям. По-видимому, этот грязный карманник не выносил, когда ему напоминали о его хрупком телосложении.
– Уж не хочешь ли ты напугать меня? – насмешливо спросил Энтони. – Я весь дрожу.
– Отвали, или я распишу тебя так, что родная мать не узнает, – пригрозил парень, засовывая руку в карман.
Энтони лишь удивленно приподнял бровь в ответ на эту угрозу.
– Чем? Вилкой? Вечер начинается с сюрпризов. Интересно, что еще ты прячешь от меня? Что, если я схвачу тебя за лодыжки и немного потрясу? Может быть, вместе с вилкой вывалится целый столовый сервиз?
– Сволочь! – Парень злобно посмотрел на Энтони, затем вынул руку из кармана и на землю с глухим стуком упал дешевый нож.
* * *
Товарищи воришки с ужасом смотрели, как их вожак борется с незнакомым щеголем.
– Чтоб мне провалиться, этот тип поймал Фокса! – воскликнул один из подростков постарше.
– Никогда еще никому не удавалось поймать Фокса, – возразил худой низкорослый паренек. – Клянусь, я ни за что не поверил бы в это, если бы не увидел собственными глазами. Боже всемогущий, я думал, что скорее земля разверзнется и целиком поглотит меня, чем Фокс окажется пойманным.
– Что нам делать?
– Надо спасать нашего вожака, вот что! – авторитетно заявил самый высокий парень, помощник предводителя. – Поднимайте свои чертовы задницы и вперед!
Раздались одобрительные голоса, и подростки начали обсуждать план нападения на проклятого аристократа, чтобы спасти Фокса. Они представляли собой сплоченную шайку, готовую постоять за любого из своих членов, и не собирались отдавать своего товарища без борьбы.
Они собрались было перебежать через улицу, когда раздался громкий голос и какой-то толстяк бросился к блондину, державшему Фокса.
– Уитфилд! Я иду на помощь! Держись!
Энтони поднял голову, удерживая непокорного пленника одной рукой и поправляя галстук другой! Хантли, запыхавшийся, приближался к нему, как всегда опоздав. Услышав слова о помощи от своего приятеля, Энтони покачал головой и улыбнулся. Грузный Хантли никому не мог помочь, кроме себя за обеденным столом. Тем не менее он был добрым малым. Энтони почти устыдился, что снова вовлекает Хантли в неприятную ситуацию. Почти – потому что было бы смешно испытывать раскаяние в данном случае.
Энтони открыл было рот, собираясь сообщить Хантли, что тот несколько опоздал с помощью, но передумал. Ему не хотелось разочаровывать своего приятеля, предлагавшего свои услуги от чистого сердца. Волоча сопротивляющегося оборванца по улице в направлении ближайшей тюрьмы, Энтони тем самым демонстрировал Хантли, что тот может не беспокоиться. Воришку следовало передать властям. Может быть, тогда этот маленький болван и сквернослов оставит свои гнусные привычки. Энтони никогда не слышал такой отборной брани, какая исторгалась из уст юного паренька. Он считал, что неплохо изучил язык обитателей лондонского дна, однако оказалось, что ему еще очень далеко до этого оборванца. Маленький беспризорник выдавал такие красочные тирады, от которых щеки Энтони покрылись румянцем, хотя он был прожженным распутником.
Хантли, отдуваясь, подошел к нему.
– Не… беспокойся… Уитфилд, – сказал он, тяжело дыша. – Я… спасу… тебя.
Энтони свободной рукой похлопал друга по спине.
– Сначала тебе надо отдышаться, не так ли?
Именно в этот момент извивающийся воришка в очередной раз попытался вырваться, решив, что Энтони отвлекся.
И его светлость пропустил удар – башмак мальчишки угодил ему в коленную чашечку. Он упал на землю, увлекая за собой маленького мерзавца.
– Что ты делаешь, гнусный червяк! – прошипел Энтони, ухватившись за колено одной рукой и продолжая держать своего пленника другой. – Я придушу тебя. Посмотрим, какой ты выносливый, когда окажешься в сырых стенах Ньюгейтской тюрьмы. Заключенные позабавятся, заполучив такую лакомую крошку, как ты.
Глаза мальчишки под полями шляпы расширились от страха и тревоги.
– Я не хочу в Ньюгейт! Я скорее убью тебя! – Паренек снова начал отчаянно бороться.
– Хантли, ради Бога, тебе пора тоже что-то делать! – воскликнул Энтони, когда маленький кулачок угодил ему в нос.
И, разумеется, Хантли сделал только то, что мог сделать мужчина его комплекции. Он просто уселся на мальчишку. Из легких паренька с шумом вырвался воздух, и он, задыхаясь, раскрывал рот, как рыба, выброшенная на берег.
– Так ты убьешь его, Хантли, – заметил Энтони и, когда боль в его колене немного стихла, медленно поднялся на ноги.
Хантли выглядел огорченным.
– Видишь ли, мне очень трудно теперь подняться. Энтони протянул руку своему дородному приятелю и сразу понял, что ему потребуются обе руки и значительные усилия, чтобы сдвинуть такую массу. В конце концов ему удалось поднять Хантли на ноги, а воришка остался лежать не двигаясь.
– Матерь Божья, кажется, ты его раздавил! – сказал Энтони и опустился на колени рядом с неподвижным телом. В этот момент мальчишка сделал глубокий, прерывистый вдох и Энтони почувствовал огромное облегчение.
– Ты издеваешься надо мной, Уитфилд, – сказал Хантли, – а я между тем спас тебя, и ты не должен забывать об этом.
Энтони взглянул на него.
– Напомни мне отблагодарить тебя позднее. Хантли фыркнул и с тревогой посмотрел на пленника.
– Может быть, вызвать констебля? – спросил он. – Этот грязный тип сойдет за убийцу.
Энтони хотел было сказать, что не стоит вызывать констебля – он сам сдаст воришку властям, но тут повнимательнее вгляделся в бледное личико с испуганными глазами.
– Будь я проклят, – ошеломленно пробормотал он. Хантли заглянул через его плечо.
– В чем дело? Что случилось?
Энтони медленно протянул руку, но воришка увернулся.
– Спокойно, парень, – сказал Энтони и сдернул шляпу с головы пленника. – О, кажется, мне следовало сказать – девушка, – поправился он, когда из-под шляпы высвободилась темная масса длинных шелковистых волос. Девушка смотрела на него сквозь густые темные ресницы, обрамлявшие красивые, широко посаженные, сердитые голубые глаза. Энтони покачал головой. – Черт побери, меня свалила на землю девчонка!
– Я врежу тебе еще раз и гораздо сильнее, мерзавец! Энтони расхохотался.
– О, это просто умора!
– Что тебя так развеселило? – сердито спросила девушка.
– Ты, дорогуша, – ответил Энтони низким голосом, оценив достоинства лежавшей перед ним хрупкой красавицы. Однако если бы взгляды могли убивать, он был бы уже мертв. – Ты просто восхитительный, небом ниспосланный дар.
– Даже не думай об этом, мистер. – Девушка чуть отодвинулась. – Бывало, я кастрировала мужчин покрупнее тебя.
Энтони насмешливо изогнул бровь.
– Неужели? Я постараюсь это запомнить.
– Ты отведешь меня в Ньюгейт? – Она подняла подбородок и попыталась сдержать мысли об ужасном месте. Все преступники знали, что это самая отвратительная тюрьма в Англии. Многие предпочитали смерть заключению. – Я не боюсь ни тебя, ни полицейских! – заявила девушка, но Энтони прекрасно видел, что она лжет. Тем не менее ее бравада произвела на него впечатление.
Он протянул руку, чтобы помочь ей подняться, однако она оттолкнула ее. Невероятно наглая девчонка!
– Я не нуждаюсь в твоей помощи, – резко заявила девица, с трудом поднимаясь на ноги.
Теперь Энтони посмотрел на нее другими глазами, смерив взглядом с головы до ног.
– Как я мог спутать тебя с мальчишкой? – Он обошел ее вокруг, затем остановился и еще раз взглянул на округлые ягодицы, подчеркнутые мужской одеждой. – Как, в самом деле? – пробормотал он. – Ты весьма изящная штучка, не так ли?
– Ну и что? Мне ни к чему быть таким громадным увальнем, как ты, чтобы заниматься своим делом.
Энтони не обратил внимания на ее сарказм и лениво улыбнулся.
– Да, ты маленькая и, вероятно, очень ловкая.
– Не сомневайся! – ответила она самонадеянно. – Я бы ускользнула и от тебя, если бы меня не угораздило чихнуть. – Она провела пальцем под носом. – Ты до последнего момента ничего не замечал.

Единственная и наповторимая - Джордж Мелани => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Единственная и наповторимая автора Джордж Мелани дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Единственная и наповторимая у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Единственная и наповторимая своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Джордж Мелани - Единственная и наповторимая.
Если после завершения чтения книги Единственная и наповторимая вы захотите почитать и другие книги Джордж Мелани, тогда зайдите на страницу писателя Джордж Мелани - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Единственная и наповторимая, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Джордж Мелани, написавшего книгу Единственная и наповторимая, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Единственная и наповторимая; Джордж Мелани, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 интересное предложение 

 Хейердал Тур - «Ра» http://www.libok.net/writer/7603/kniga/39639/heyerdal_tur/ra