А-П

П-Я

 зеркало в спальню 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лавендер Вирджиния

Непрошеный гость


 

Здесь выложена электронная книга Непрошеный гость автора по имени Лавендер Вирджиния. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Лавендер Вирджиния - Непрошеный гость.

Размер архива с книгой Непрошеный гость равняется 70.71 KB

Непрошеный гость - Лавендер Вирджиния => скачать бесплатную электронную книгу


Вирджиния Лавендер
Непрошеный гость

1

Больше всего на свете Луиза Вербински ненавидела манекенщиц. Всякий раз, когда на экране огромного телевизора, приобретенного в рассрочку на два года за немалые деньги, начинали мелькать стройные высокие фигурки, она брезгливо морщилась и, пожимая плечами, переключала на другую программу.
Вот и теперь Луиза сидела на уютном плюшевом диване, облачившись в стеганый байковый халат и подобрав под себя ноги в дешевых капроновых чулках. В левой руке она сжимала большую кружку с сильно подслащенным горячим шоколадом. На тумбочке справа красовалась вазочка с домашним печеньем.
Миссис Вербински, как и целые батальоны других неработающих американских домохозяек, прекрасно готовила и гордилась этим. Целыми днями она просматривала телепрограммы, посвященные приготовлению экзотической пищи и устройству различных кухонных принадлежностей. По вечерам прилежно листала поваренные книги или перезванивалась с подругами, чтобы обменяться рецептиком-другим.
Впрочем, по поводу подруг, если соблюдать точность, совпадение не такое уж и полное. Подруг у Луизы не наблюдалось, ну, может быть, пара-тройка приятельниц, с которыми они сидели рядом на жестких скамейках на воскресной службе.
За тщательно заклеенными окнами старинного дома бурлила весна, ярко светило прозрачное апрельское солнце, говорливые ручейки текли повсюду из-под остатков талого снега, игнорируя безуспешные старания снегоуборочных машин от них избавиться. Радостно и оглушительно громко орали воробьи, в покрытых нежной зеленоватой дымкой садах шныряли опоссумы с вечно задранными хвостами, разыскивая, чем бы поживиться.
Дома же у этой спокойно и не в срок стареющей блондинки с тщательно и неумело подведенными голубыми глазами, обманчиво безмятежными, как небо летнего полдня, не водилось даже кошки. Птица в клетке исключалась по причине шума и перьев, собака тем более, немногочисленных тараканов раз в год уничтожали специально вызванные специалисты. Извечная смена времен года не ощущалась в этих немного пыльных, слишком многочисленных для одного человека комнатах.
Двойные, добротно сделанные окна не пропускали никакой шум с улицы, но не позволяли также расслышать ни шелест ветвей оживающих деревьев, ни сладостный шорох первого теплого дождя.
Кондиционеры в каждой комнате полностью убивали нежные ароматы весенних цветов и первой листвы, старательно понижая температуру воздуха до положенных двадцати градусов, одновременно иссушая его, делая стерильным и мертвым.
Постоянно работающий климатизатор восстанавливал влажность, но не был в состоянии ничего сообщить хозяйке дома ни о весеннем половодье, ни о солнечных зайчиках на медных карнизах.
Как и бесчисленные батальоны других американских домохозяек, Луиза Вербински была абсолютно и совершенно одинока.
Однако на этот раз безмятежный воскресный отдых был бесцеремонно прерван телефонным звонком. Телефон трещал пронзительно и не переставая. На том конце провода находился кто-то очень настойчивый.
– Давно стоило отключить этот распроклятый аппарат, – пробормотала Луиза, неохотно отставляя чашку и двигаясь с места. Впрочем, телефон, как и многое другое, находился в непосредственной досягаемости от дивана – только руку протянуть – и в настоящий момент трезвонил так, будто бы в маленьком городке начался пожар.
– Дом Вербински, – неохотно пробормотала Луиза, снимая трубку.
– Мамуля! Сколько лет, сколько зим! Что ж ты не звонишь, я жду, жду! Какая ты все-таки… – немедленно и пронзительно заверещала красная пластиковая вещица, словно бы зажив собственной жизнью.
Луиза передернулась, рука ее невольно потянулась к рычагу выключения связи, но было уже поздно.
– Мамуля, у меня к тебе масса дел! Тысяча! Сто тысяч! Ты должна мне помочь! – продолжала верещать трубка, неопровержимо доказывая факт полной и окончательной победы технического прогресса над хрупким человеческим благополучием.
На том конце телефонного провода находилась злополучная дочь Луизы, Эмма, и старательно отравляла матери воскресное утро, до того казавшееся несчастной на редкость приятным.
– Рада тебя слышать, Эмма, – сухо проговорила неудачливая мать. – Приятно сознавать, что ты вспоминаешь обо мне не реже чем раз в год. Какая завидная регулярность, какая трогательная забота! Что тебе нужно на сей раз?
– Ну, мамуля, не нуди, какая же ты скучная! – нимало не смутилась блудная дщерь.
– В чем дело?
Эмма Вербински, к сожалению, не относилась к числу людей, с которыми так уж приятно поболтать по телефону. Просто по той причине, что она никогда не звонила просто так, чтобы узнать, как жизнь, или поболтать о чем-нибудь приятном.
Интересно, какая именно неотложная надобность побудила ненаглядную доченьку протянуть наманикюренную ручку с десятисантиметровыми ногтями к телефону и набрать номер старого родительского дома в забытом всеми богами провинциальном Далтоне?
– Ну-у, мама! Почему ты такая неприветливая? Расскажи, как поживаешь? Как твое здоровье? Замуж еще не вышла? Сколько можно одной куковать?
Все ясно, значит, Эмме понадобилось что-то далеко не дешевое. Пара хорошо совместимых родственных органов для немедленной трансплантации, не иначе. Или что-то уж совсем невообразимое…
– Мое здоровье великолепно. – Луиза с тоской посмотрела на экран телевизора. – Поживаю хорошо. Замуж не вышла. Ты же знаешь.
– А теперь спроси, как дела у меня? – Эмма всю свою недлинную пока еще жизнь славилась непробиваемой защитой тяжелого танка. Теперь ее голос звучал весьма интригующе. Можно подумать, что у дочери и матери на самом деле прекрасные отношения и они перезваниваются каждый день, чтобы поведать друг другу свои самые сокровенные тайны и поделиться достижениями.
Неправда ведь.
– Хорошо, – сдалась несчастная мать. – Как твои дела, Эмма? Вообще-то я тороплюсь, у меня масса дел, так что постарайся быть краткой. К тому же междугородный разговор стоит денег…
– Но ты же заплатишь, мама, я заказала разговор за твой счет, – не дрогнула нахалка. – Впрочем, если ты настолько не рада меня слышать, то буду краткой. Мама, я влюбилась и выхожу замуж!
Луиза свободной рукой отерла со лба холодный пот. Опять, о господи!
– Он прекрасен! Просто самый настоящий гений! – продолжала трещать любимая доченька. – Вот только нам нужны деньги на свадьбу, потому что Питер музыкант и пока не зарабатывает много… Но поверь мне, он очень скоро прославится и мы озолотимся! Не могу же я безжалостно становиться на пути его таланта и требовать, чтобы мой любимый нашел себе другую работу. Это ниже его! Он должен творить! Понимаешь? Просто обязан!
– А при чем тут я? – ненатурально удивилась Луиза, отлично понимая, к чему клонит будущая новобрачная. – Я рада, конечно, но не забывай, что ты довольно давно отказалась поддерживать со мной всякие отношения. Просила не звонить без надобности, между прочим. Не припоминаешь? Впрочем, охотно приеду на вашу свадьбу, если позовешь. С огромным букетом цветов.
– Ха!
– Вот видишь. Так что я вполне сочувствую твоим затруднениям, но разве ты не зарабатываешь в своем модельном агентстве достаточно, чтобы содержать еще и этого… как его там… Питера?
Эмма обычно выходила замуж с частотой примерно раз в полгода, с тех пор как отпраздновала совершеннолетие. То есть данное бракосочетание, кажется, будет уже четвертым по счету. Или пятым… Вполне вероятно, что мать еще не обо всех проинформировали.
По какой-то неизвестной причине девушке чудовищно не везло с мужьями. С поразительной регулярностью она наступала на одни и те же грабли и очередным избранником снова оказывался неимущий поэт, или музыкант, или какой-нибудь начинающий писатель… Вот уж поистине упорство, достойное лучшего применения.
На деньги, затраченные на все эти бракосочетания, уже, кажется, можно было бы построить небольшой благотворительный центр… Для реабилитации безвинно пострадавших от семейной жизни.
Короче говоря, на очереди стоит очередной бездельник из того до отвращения богемного круга, в котором вращалась непутевая доченька. С протянутой рукой, вероятно. Да что там вероятно, совершенно точно!
Все эти молодые люди мнили себя непризнанными гениями, в той или иной степени были наркозависимыми, вытягивали из дурочки огромные деньги, из-за чего та постоянно сидела без единого цента, а потом исчезали в неизвестном направлении.
Опыт приобретается самостоятельно, тут никто не поможет, мрачно подумала Луиза. С семьей Эмма порвала всякие отношения давным-давно. Впрочем, вся семья-то состоит из одного человека. Родители самой Луизы погибли в автокатастрофе, когда той было всего восемнадцать. А потом сразу же родилась Эмма.
И теперь ненаглядной доченьке конечно же требуется только одно…
– Деньги, мама! Мне очень нужны деньги, потому что я временно на мели и по контрактам почти ничего не платят…
Временно! Постоянно…
– Видишь ли, Эмма, – начала она осторожно, пытаясь сообразить, как же наконец донести до дочери, что денег нет. Да и откуда бы им взяться. Вот только дочурка до сих пор оставалась в душе маленькой девочкой, уверенной, что стоит только погромче зареветь и затопать ногами, как мама сразу наскребет монеток на мороженое, расфуфыренную куклу Барби и ее противного пластикового Кена.
– Ну что тебе стоит помочь немного! У тебя же куча денег, ты их ни на что не тратишь!
– Дело в том…
– А свадьба непременно должна быть красивой и пышной! Это же так романтично! – трещал в трубке настойчивый голосок.
– Боюсь, что я ничем не смогу помочь. Ты же отлично знаешь, Эмма, что родители мне в свое время ничего не оставили.
В молодости Луиза отличалась таким же легкомыслием, о чем неоднократно горько жалела. Два совершенно и фатально неудачных брака, плодом первого стала ее дочь, причем оба мужа долго на супружеских ролях не задержались. По неизвестной причине.
Так она и осталась жить в огромном, монотонно скрипящем по ночам старом доме, доставшемся от рано умерших родителей, старея, полнея и беспрестанно перебирая разбитые мечты и сокрушенные надежды.
– А дом? – В голосе Эммы, всегда таком экзальтированном и слегка истеричном, прорезались неожиданно трезвые и жесткие нотки. – Тетя Марджи сказала мне, что ты собираешься продавать дом. По закону мне принадлежит ровно половина, не меньше! И не надейся меня надуть, мамочка! Не на такую напала!
– Ничего я продавать не собиралась и не собираюсь, – гневно отрезала Луиза. – Выкручивайся сама, мне надоели твои вечные просьбы о деньгах. Найди себе для разнообразия мужа, который позаботится о твоем благосостоянии, а не спустит все на шампанское и икру. Всего доброго! И не утруждай себя дальнейшими звонками!
Произнеся эту тираду, Луиза с остервенением швырнула трубку. После разговора с Эммой ей приходилось по полчаса приходить в себя и успокаивать сердцебиение. И когда только их отношения успели так чудовищно испортиться? По какой причине все пошло не так?
Что самое ужасное, Луиза действительно собиралась продать родительский дом и на вырученные деньги приобрести маленькую квартирку на окраине Далтона.
Не в том роскошном пригороде, соседствующем с огромным городским парком, где она жила сейчас, но где-нибудь неподалеку, в современном доме, что-нибудь вроде просторной студии с одной спальней. Много ли нужно одинокой женщине без особых увлечений.
Она могла бы потихоньку устроиться на хорошую и необременительную работу, а остаток денег положить в банк под проценты, потому что скромное жалованье кассирши в местном супермаркете едва покрывало расходы на содержание дома и еду. Да и медицинская страховка при этом полагалась самая дешевая, что дало себя знать в прошлом году, когда пришлось лечить зубы. Результат вышел, мягко говоря, неудовлетворительным.
Конечно же Луиза вовсе не собиралась обманывать родную дочь и присваивать причитающиеся той деньги, тем более что за добротный старинный дом, построенный еще в девятнадцатом веке и расположенный в таком чудесном месте, можно выручить приличную сумму.
Хотя сама мысль о том, что придется расстаться с домом, где выросла и который в свое время приобрели ее родители, удачливые польские эмигранты, потратив почти все, что удалось провезти с собой через океан во время Второй мировой войны, казалась кощунственной.
Но что поделаешь! Наверное, они надеялись, что заведут кучу детей, будут принимать гостей и всем найдется место, чтобы разместиться…
Человек, однако, как известно, предполагает, а Бог располагает… И одинокой женщине без особо доходных занятий не под силу содержать такую громадину. Да и для чего? Ради печальных воспоминаний? Ради сомнительного удовольствия бродить ночью в одиночестве по пустынным и страшным комнатам? Даже не имея при этом возможности съездить куда-нибудь, отдохнуть? Лучше уж обменять дом на деньги, которые, как известно, могут все!
Вот только все внутри переворачивалось при одной мысли о том, что какой-то длинноволосый бездельник, очередной трутень, накрепко присосавшийся к Эмме, потратит все это на свои удовольствия и потом, как и предыдущие варианты, бесследно растворится в ночи.
Все, что Луиза собиралась сделать, это просто положить долю дочери в банк и отдать ей когда-нибудь потом, когда Эмма наконец остепенится и сможет разумно распорядиться деньгами.
Ключевое слово здесь «разумно». Потратить с толком, а не вышвырнуть их на ветер, как обычно. Конечно, все это не совсем законно, но практичная домохозяйка рассчитывала пока не говорить дочери о сделке, юридически ведь домом владеет она, и только она…
Однако теперь уже поздно. Маргарет, владелица большой риелторской конторы и по совместительству двоюродная сестра Луизы, почему-то сочла нужным изложить Эмме суть дела. Очень приятно, но ничего не поделаешь.
Единственное, что приходило в голову несчастной Луизе, это немедленно отменить продажу. Денег совершенно нет, но что делать! Просто катастрофа!
Яркое голубое весеннее небо, видневшееся в отмытом до прозрачности окне, вдруг резко посерело. Мир потерял свои краски, потускнел и начал расплываться. Немедленно подступила паника и жуткая, непереносимая, ни с чем не сравнимая тоска.
Заученным жестом изнервничавшаяся женщина протянула руку к тумбочке, в которой хранились разные лекарственные средства, и достала пачку «прозака». Психоаналитик, измученный постоянными жалобами на угнетенность и плохое самочувствие, давно уже выписывал ей это мощное успокоительное вместо витаминов, даже не задумываясь.
Торопливо проглотив продолговатую голубую таблетку и запив ее жутко невкусным остывшим шоколадом, Луиза вернулась на старенький диван и терпеливо принялась ожидать, пока лекарство подействует. Со всеми проблемами она разберется позже. Когда-нибудь. В другой раз. Завтра, завтра, не сегодня… Никаких проблем и не существует. Она полностью держит ситуацию под контролем.
Привычная мантра пополам с таблеткой возымела свое действие и Луиза немного успокоилась. Старательно выбросив из головы любые мысли о сегодняшнем досадном происшествии, она протянула руку к пульту и снова включила телевизор. Никто не придет сегодня, чтобы помешать ее воскресному отдыху.
Как и батальоны других американских домохозяек, Луиза Вербински не быстрыми, но уверенными шагами двигалась к клинической депрессии, серотониновой зависимости и длительному лечению в больнице.
Как потерявший весла, парус и волю к жизни моряк, брошенный в одиночестве в маленькой утлой лодчонке, молча, совершенно не отдавая себе в этом отчета, она бессмысленно тратила свою жизнь на терпеливое и бесполезное ожидание конца.

2

В такой приятный весенний денек, который выдался в последнюю неделю апреля, практически невозможно было усидеть на работе, стуча по клавишам кассового аппарата и отпуская бесчисленное количество разных товаров. Чего только люди не покупают в преддверии лета!
Ручки для грабель и пластмассовые ведерки. Брикеты прессованного угля и складные детские качели. Фаянсовые сервизы, расписанные земляничным орнаментом, формы для льда, пластиковые трубочки для коктейлей. Плетеные ротанговые кресла, полосатые пляжные зонтики, решетки для барбекю…
Все это сплошным потоком проходило мимо изнывающей от скуки Луизы, которая целый день напролет пробивала длиннющие чеки, выписывала гарантии на то и на се, играя роль крохотной шестеренки, неутомимо поддерживающей бесперебойную работу огромного супермаркета по продаже всякой всячины, жизненно необходимой для сохранения цивилизации.
Магнитофоны. Сиденья для унитазов. Детское питание. Электроутюги. Лампочки. Разделочные доски.
Вереница вещей плыла и плыла перед ее утомленными глазами, нимало не задевая сознания. Луиза обычно даже и не осознавала, на что именно в данный момент собирается пробить чек.
Она водила над упаковками электронным считывателем, лишь иногда автоматически отмечая: ага, гирлянды, разноцветные шары и красные заводные санта-клаусы с противными электронными голосками… Значит, зима и Рождество.
Болотные сапоги, огромное количество тетрадей и ручек, обогреватели и непромокаемые плащи. Осень – открылся сезон охоты, а дети идут в школу.
Кудрявые крокусы в маленьких горшочках, пакеты с семенами, крем для загара и бесчисленные разноцветные пластиковые салатницы. Что ж, это снова наступила весна. Ясное дело.
Покинув стерильную кондиционированную атмосферу супермаркета и быстро прошмыгнув по улице, Луиза попадала домой, где и проводила большую часть свободного времени, не считая редких походов в банк для оплаты счетов. С некоторых пор она боялась бывать на открытом воздухе, и это состояние усугублялось еще и тем, что ей никак не удавалось одеться по погоде. Да она особенно и не придавала значения одежде.
С тех пор как Луиза начала полнеть, как-то не представлялось случая сменить гардероб, да и не хотелось ничего знать о новых размерах, поэтому она обычно натягивала на себя первое попавшееся под руку и пришедшееся впору что-нибудь. Джинсы и футболки, мешковатые юбки, черные туфли, напоминающие старомодные калоши.
Открытые вещи эта разочаровавшаяся в жизни женщина больше не носила и вообще предпочитала в основном немнущуюся практичную темную и жесткую синтетику. Мало красивого, зато удобно – натянул и пошел. Не нужно ни о чем думать. Общая картина ее жизни оставалась неизменной уже лет пять или шесть, с тех самых пор как Эмма, ее непутевая дочь, с грандиозным скандалом ушла из дому.
– А я тебе говорю, время всегда можно выкроить! Хочешь сказать, что у тебя не отыщется двух часов в неделю? Хватит заливать, ни за что не поверю!
Резковатый и энергичный голос напарницы Луизы, Лилиан Макмиллан, проникал прямо ей в мозг и застревал там надолго. Практически навсегда. Потому что если уж достойная дама чего решила, то отбиться от нее не представлялось возможным.
– Но, Лил, я же тебе уже объясняла, у меня просто нет времени. Сама понимаешь, хозяйственные дела поглощают с головой, – терпеливо отвечала Луиза, не поворачивая головы: Лилиан сидела за кассой как раз за ее спиной и по большей части подруги общались, не видя друг друга – поток покупателей оставался неизменно полноводным.
– Не понимаю, что ты там делаешь? Драишь полы зубной щеткой? Каждый день начищаешь столовое серебро? Закатываешь банкеты на двенадцать персон? Черт побери, да ты же живешь в этом несчастном доме совершенно одна!
– Видишь ли…
– По-моему, это все пустые отговорки. Луиза, заметь, у меня двое детей, причем младшей всего одиннадцать. Да еще попугай, которого постоянно выпускают из клетки, и два хомяка, которые роют в своей коробке, как экскаваторы. И я трачу на уборку ровно час в день.
– Правильно, это все потому, что у тебя квартира всего с двумя спальнями, – снова возразила Луиза, уже начавшая утомляться от энергичных нападок подруги, которой приспичило непременно заняться плаванием по воскресеньям. Вынь да положь! И что за характер такой…
И почему-то я всегда должна потакать ее дурацким идеям! – мелькнула в голове неприятная мысль. Тоже мне выдумка, бассейн! Мы уже не молоденькие девушки, чтобы ловить себе женихов, надевая зазывные открытые купальники.
Хотя, надо признаться, Лил всегда выглядела лучше нее. Впрочем, все зависит от природной конституции, тут уж ничего не поделаешь, как ни старайся. После рождения ребенка фигура всегда непоправимо портится.
Предаваясь этим упадническим размышлениям под настойчивое тарахтение приятельницы, Луиза всегда как-то забывала, что у той на самом деле двое детей, причем старший сын, Патрик, как раз ровесник Эммы, вот только более удачный экземпляр попался. Закончил колледж с отличием, получил высшее образование, устроился на очень приличную работу и с удовольствием живет вместе с матерью, да еще и деньгами помогает.
Лилиан случайно повезло, вот и все! Зато они всей семьей ютятся в крошечной конуре, да еще с животными – вечно пух и перья по всей квартире, грязища, пыль, непереносимый шум. Ступить некуда из-за разбросанных вещей, младшая дочь делает уроки в гостиной…
Вот у нее, Луизы, стерильная чистота: посуда блестит, стекла и зеркала протерты до прозрачности, вещи в идеальном порядке, на полу ни пылинки. А Лилиан только и думает, что о своей драгоценной внешности. Нашла чем дорожить… Бассейн! Подумать только! И это притом, что она никогда не вызывает чистильщиков ковров!
– Но ты только подумай, как благотворно повлияют занятия спортом на твое здоровье и состояние кожи! – Подруга была неумолима и ни за какие коврижки не собиралась прекращать пропаганду здорового образа жизни. – Да мы с тобой станем просто конфетками!
– Все еще надеешься подцепить себе ухажера? – не сдержала сарказм Луиза. – В сорок лет? Ну-ну… Знаешь, моя дорогая, мы с тобой уже не в том возрасте, чтобы верить в сказки.
Первый и единственный муж Лил трагически погиб несколько лет назад. Пожалуй, напоминать об этом было нетактично, но раздосадованная уколом в самое больное место Луиза не сдержалась. Здоровье ее и вправду оставляло желать лучшего: спала плохо, постоянно нервничала, разражалась слезами без причины. Хотя вполне возможно, что следует более регулярно принимать успокоительное, которое ей рекомендовал врач…
– Мне другой муж ни к чему, – отрезала Лилиан, ожесточенно барабаня по клавишам кассы. – И без него проблем хватает, сама понимаешь. Просто я искренне не понимаю, отчего следить за собой полагается только в том случае, если собираешься завести лихой роман? Тебе самой-то разве не хочется выглядеть покрасивее?
– Мне уже давно ничего не хочется, – сквозь зубы прошипела Луиза, пробивая в свою очередь чек на четыре металлических стула и искусственную пальму какому-то неприятному лысому дядьке.
– И совершенно зря. Ты ведь на пять лет младше меня, почему такое уныние? Неделями не расцветаешь…
– Цвести положено тебе, это же ты у нас Лилия, вовсе не я, – грустно пошутила Луиза.
– Ладно, тогда ты бери с меня пример, – не растерялась подруга. – Ну что, спрашиваю тебя в последний раз, упрямая ослица, будешь ходить со мной на уроки плавания по выходным или нет?
– Нет, моя дорогая, это исключено, – решительно пресекла дальнейшие уговоры неумолимая поборница чистоты и покоя. – Абсолютно и совершенно исключено. У меня нет ни единой свободной минуты на эти глупости.
Она было обернулась, желая подчеркнуть всю окончательность своего отказа, но тут за плечом послышалось раздраженное шипение.
– Ну и что вы мне пробили, мисс?
Луиза вздрогнула и немедленно повернулась обратно. Перед транспортером для покупок стояла весьма рассерженная пожилая дама в кокетливом весеннем пальто яркого василькового (боже ты мой!) цвета и крохотной шапочке-таблетке на тщательно уложенных волосах.
– Простите, мэм? – Луиза улыбнулась заученной и немного испуганной улыбкой. Больше всего на свете она боялась неприятностей на работе. – Я могу вам помочь?
– Да уж, будьте любезны, – ядовито ответствовала старушка, потрясая зажатым в руке аккуратным картонным пакетиком с витаминизированным кормом для канареек. – Вы только что своими руками выдали мне вот этот замечательный чек. А теперь скажите, пожалуйста, юная мисс, может ли сей скромный птичий завтрак стоить пятьдесят три доллара семнадцать центов?
Вот так ошибка! О ужас! Как же такое могло случиться? Луиза похолодела и поспешно принялась проверять зловещую бумажку. Да, все правильно, вместо корма для попугаев она по какой-то причине набрала номер огромного пятнадцатикилограммового пакета с сухим кормом для собак. Вот это ошибка!
– Ой, извините, это, наверное, считыватель ошибся… – пролепетала она. – Что-то у нас с аппаратурой.
– Вы только что на моих глазах набирали этот номер вручную, – пресекла всякие попытки оправдаться зоркая покупательница. – При этом даже не посмотрев на этикетку. У вас всегда так принято работать?
Все пропало! Какой скандал! И все из-за Лилиан с ее проклятым бассейном, провалиться бы ему сквозь землю, и как можно скорее!
– Сама не знаю, как получилось такое, сейчас позову управляющего…
Очередь, постепенно скапливающаяся за спиной старушки, недовольно зароптала. Луиза повесила на кассу табличку с надписью «закрыто» и принялась ждать прибытия мистера Пэддока, господина и повелителя кассовых аппаратов, державшего в смертном страхе всех несчастных служительниц супермаркета.
– И все потому, что ты отвлекала меня идиотскими разговорами! – никак не могла успокоиться несчастная страдалица, переодеваясь после работы в маленьком помещении для обслуживающего персонала. – Нашла время проповедовать здоровый образ жизни!
– Да ладно тебе, есть из-за чего переживать, – легкомысленно отвечала предполагаемая виновница всех бедствий подруги. – Ну, покричал наш бородач немножко, так это он всегда так, даже если никто не провинился. Охота тебе его слушать.
– А если меня бы оштрафовали?
– Не оштрафовали же.
Самым обидным было то, что пострадавшая покупательница напоследок прошипела жутко расстроенной Луизе:
– Вы, милочка, вроде еще не в маразме, а совершаете такие оплошности. Я понимаю, что весна, молодые люди кругом, одни свидания в голове, но нужно же как-то держать себя в руках! Вот доживете до моего возраста, тогда и будете страдать склерозом и болезнью Альцгеймера. А в ваши годы можно быть и повнимательнее, юная мисс!
Эпитет «юная мисс» нанес Луизе окончательный удар, более сильный, чем гневные вопли мистера Пэддока. Тоже мне, нашла юницу, старая кошелка! Может быть, подать на нее в суд за оскорбление личности?
Вот так всегда, работаешь целыми днями как проклятая на дурацкой, неинтересной, низкооплачиваемой должности! Когда другие живут в свое удовольствие и купаются в роскоши! Ночью невозможно заснуть, утром никак не проснешься… Все кому не лень тебя оскорбляют, никакого просвета в жизни… И тут еще трезвонит противная Эмма и требует денег!
Луиза не выдержала и зарыдала горькими и злыми слезами.
– Ну-ну, Лу, бедняжка, полно, прекрати, – бросилась утешать ее Лилиан, поспешно доставая из сумочки пачку бумажных салфеток. – Ну что ты так убиваешься, как будто бы конец света уже наступил? Ничего же страшного не случилось!
Хорошо, что большая часть работников уже разошлась и почти никто не видел размазывающую по лицу слезы и косметику Луизу, которой вдруг стало ужасно, непереносимо жаль саму себя. Так жалко, что и словами не опишешь. Действительно, почему это одним все, а другим – абсолютно ничего! Никакой удачи и счастья тоже никакого!
– Конечно, тебе-то что! – всхлипывала несчастная женщина, вцепившись в салфетку и скомкав ее до совершенной непригодности. – Ты сейчас придешь домой, там Анна и Патрик ждут, ужин на столе… попугай твой вонючий чирикает… А я одна, совсем одна… Как перст, – добавила Луиза для пущей значимости, еще пару раз всхлипнув в промокшую и перепачканную салфетку, и энергично высморкалась.
Кто же виноват, что ты одна как этот самый перст, мрачно подумала Лилиан, но промолчала. Она давно привыкла к неожиданным приступам слезливости своей приятельницы и знала, что они так же быстро проходят, как и начинаются. Надо только проявить терпение. Все равно ничего не изменится, бесполезно даже стараться.
– Занялась бы ты собой, Лу, сразу станет легче, глядишь и замуж бы снова вышла… – все-таки произнесла она примирительным тоном. – А то ты зацикливаешься совсем не на тех вещах, на которых надо бы…
– Ты опять! – моментально вызверилась на нее уже было несколько успокоившаяся Луиза. – Сама знаю! Отстань от меня со своими советами!
– Все-все, молчу.
Нет, это бесполезно! Если человек сам махнул на себя рукой, тут хоть пляши вокруг, хоть песни пой – ничто не поможет. Самовнушение – великая вещь. А что самое смешное, Луиза действительно младше нее на пять или шесть лет, а ведет себя так, будто бы ей все семьдесят. Да и выглядит в свои тридцать восемь лет на пятьдесят, особенно сейчас, в этом старушечьем мешковатом пиджаке, купленном бог весть на какой распродаже, с красными глазами, потеками туши и распухшим от слез носом.
– Знаешь, ты все-таки пойди умойся, а я тебя здесь подожду, если хочешь, – решительно подвела итог истерике Лилиан и подтолкнула подругу к двери. – Не пойдешь же ты так по улице. Ишь выдумала тоже, на всякие глупости обижаться. Подумай сама, если бы ты, скажем, пробила эти несчастные пятьдесят три доллара вместо пятисот тридцати… И обнаружила бы недостачу вечером… Как бы тебе такое понравилось? А так: вуаля, пожилая леди проявила бдительность, все спасены, можно танцевать. Правда?
В заплаканных глазах Луизы появилось несколько более осмысленное выражение. Она, видимо, в полной мере представила себе последствия такой ошибки и быстро успокоилась. Действительно, сегодня случилось еще не самое страшное!

Непрошеный гость - Лавендер Вирджиния => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Непрошеный гость автора Лавендер Вирджиния дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Непрошеный гость у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Непрошеный гость своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Лавендер Вирджиния - Непрошеный гость.
Если после завершения чтения книги Непрошеный гость вы захотите почитать и другие книги Лавендер Вирджиния, тогда зайдите на страницу писателя Лавендер Вирджиния - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Непрошеный гость, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Лавендер Вирджиния, написавшего книгу Непрошеный гость, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Непрошеный гость; Лавендер Вирджиния, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://1st-original.ru/goods/juicy-couture-viva-la-juicy-653/ 

 Карасева Наталья - Мой азиат - 23. «Это не пудель!» http://www.libok.net/writer/5503/kniga/15961/karaseva_natalya/moy_aziat_-_23_eto_ne_pudel