А-П

П-Я

 по ссылке 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь выложена электронная книга Пятая колонна автора по имени Хемингуэй Эрнест Миллер. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Хемингуэй Эрнест Миллер - Пятая колонна.

Размер архива с книгой Пятая колонна равняется 55.79 KB

Пятая колонна - Хемингуэй Эрнест Миллер => скачать бесплатную электронную книгу






Эрнест Хемингуэй: «Пятая колонна»

Эрнест Хемингуэй
Пятая колонна


ALEXEY
Эрнест ХемингуэйПЯТАЯ КОЛОННАПредисловие Эта пьеса была написана осенью и в начале зимы 1937 года, когда мы ждали наступления. На этот год намечено было три крупных наступления Центральной армии. Первое, на Брунете, уже состоялось. Оно началось блестяще и кончилось кровопролитным и ничего не решившим боем, и мы ждали следующего. Мы так и не дождались его; но за это время я написал свою пьесу.Каждый день нас обстреливали орудия, установленные за Леганес и по склонам горы Гарабитас,1 и, пока я писал свою пьесу, в отель «Флорида», где мы жили и работали, попало больше тридцати снарядов. Так что если пьеса плохая, то, может быть, именно поэтому. А если пьеса хорошая, то, может быть, эти тридцать снарядов помогли мне написать ее.Каждый раз, выезжая на фронт, — ближайший пункт фронта находился на расстоянии полутора тысяч ярдов от отеля, — я прятал пьесу в скатанный матрац. Каждый раз, вернувшись и найдя комнату и пьесу в сохранности, я радовался. Пьеса была закончена, переписана и отослана перед самым падением Теруэля.Я написал ее для сцены, но один режиссер, подписав договор, умер в Калифорнии, куда он уехал подбирать труппу. Другой режиссер подписал договор, но не мог собрать денег на постановку. Перечитав пьесу, я нашел, что, независимо от того, годится она для сцены или нет, она читается хорошо, и потому решил включить ее в эту книгу рассказов. Это тоже рассказ, и он немного приблизит книгу к нашему времени. А впоследствии, может быть, кто-нибудь и поставит ее.Название пьесы взято из заявления мятежников, сделанного осенью 1936 года, о том, что, кроме четырех колонн, наступающих на Мадрид, они располагают и пятой колонной, находящейся в самом городе и готовой атаковать его защитников с тыла.Многие из тех, кто входил в эту Пятую колонну, погибли, но нужно помнить, что они были убиты на войне, в которой являлись такими же опасными и упорными врагами, как те, что погибали в рядах остальных четырех колонн.Четыре колонны, наступавшие на Мадрид, расстреливали своих пленных. В начале войны, когда удавалось захватить людей Пятой колонны внутри города, их тоже расстреливали. Впоследствии их стали предавать суду и приговаривать к нескольким годам тюрьмы, или лагеря, или к смертной казни — в зависимости от совершенных ими преступлений против Республики. Но в начале войны их расстреливали. Они заслуживали этого по закону военного времени, и они были к этому готовы.Кое-кто будет критиковать мою пьесу, потому что в ней я признаю тот факт, что людей из Пятой колонны расстреливали. Кроме того, будут говорить, и уже говорят, что в пьесе не показано благородство и величие того дела, которое защищает испанский народ. Она и не претендует на это. Для этого понадобится много пьес и рассказов, и лучшие из них будут написаны после того, как война кончится.Это всего только пьеса о работе контрразведки в Мадриде. Недостатки ее объясняются тем, что она написана во время войны, а если в ней есть мораль, то она заключается в том, что у людей, которые работают в определенных организациях, остается очень мало времени для личной жизни. В пьесе есть девушка, зовут ее Дороти, но ее можно было бы назвать и Ностальгией. Пожалуй, довольно мне говорить о пьесе и пора предоставить вам прочесть ее. Но если то, что она была написана под обстрелом, объясняет ее недостатки, то, с другой стороны, может быть, это придало ей жизненность. Вы, которые прочтете ее, лучше меня сможете судить об этом.О рассказах многого не скажешь. Первые четыре — последние, написанные мною. Остальные следуют в том порядке, в каком они выходили в свет.Первый мой рассказ — «У нас в Мичигане» — был написан в Париже в 1921 году. Последний — «Старик у моста» — передан по телеграфу из Барселоны в апреле 1938 года.Кроме «Пятой колонны», в Мадриде написаны «Убийцы», «Десять индейцев», часть романа «И восходит солнце» и первая часть «Иметь и не иметь». В Мадриде всегда хорошо работалось. Также и в Париже, и в Ки-Уэст, штат Флорида, в прохладные месяцы; на ранчо возле Кук-Сити, штат Монтана, в Канзас-Сити, в Чикаго; в Торонто, и в Гаване, на острове Куба.Есть места, где не так хорошо работалось, но, может быть, дело в том, что мы сами были там не очень хорошими.В этой книге много разных рассказов. Надеюсь, что некоторые вам понравятся. Когда я перечитывал их, то помимо тех, которые стали, довольно известными и даже вошли в школьные хрестоматии и при чтении которых всегда испытываешь какое-то смущение и не знаешь, в самом ли деле ты их написал или просто где-то слышал, — мне больше всего понравились: «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера», «В чужой стране», «Белые слоны», «Какими вы не будете», «Снега Килиманджаро», «Там, где чисто, светло» и рассказ под названием «Свет мира», который, кроме меня, никогда никому не нравился. Нравятся мне также и другие рассказы. Ведь если бы они мне не нравились, я не стал бы их печатать.Когда идешь туда, куда должен идти, и делаешь то, что должен делать, и видишь то, что должен видеть, — инструмент, которым работаешь, тускнеет и притупляется. Но лучше мне видеть его потускневшим и погнутым и знать, что придется снова выпрямлять и оттачивать его, но знать, что мне есть о чем писать, чем видеть его чистым и блестящим и не иметь что сказать или гладким и хорошо смазанным держать его в ящике и не пользоваться им.Теперь мне снова надо отточить его. Я хотел бы прожить достаточно долго, чтобы написать еще три романа и двадцать пять рассказов. У меня есть несколько неплохих на примете.2 Акт I, сцена 1 Семь тридцать вечера. Коридор в первом этаже отеля «Флорида» в Мадриде. На двери номера 109 прикреплен лист белой бумаги, на нем печатными буквами надпись: «Работаю, не беспокоить». Две девушки и два бойца в форме Интернациональной бригады идут по коридору. Одна из девушек останавливается и рассматривает надпись.
1-й боец . Идем. Времени и так мало. Девушка . Что тут написано?
Вторая пара проходит, не останавливаясь.
Боец . А не все ли равно? Девушка . Нет, постой, прочти мне. Ну, пожалуйста. Прочти мне по-английски. Боец . Вот еще не хватало. Образованная попалась. К черту. Не стану читать. Девушка . Ты не добрый. Боец . А от меня это и не требуется.
Он отступает на шаг и вызывающе смотрит на нее.
Так я не добрый, по-твоему? А ты знаешь, откуда я сейчас пришел? Девушка . Какое мне дело, откуда ты пришел? Все вы приходите из каких-то ужасных мест, и опять все уходите туда. Я только просила прочесть мне надпись. Не хочешь — не надо, идем. Боец . Ну давай, прочту. «Работаю, не беспокоить!»
Девушка смеется резким, визгливым смехом.
Девушка . Надо и мне завести такую надпись.
Занавес Акт I, сцена 2 Занавес сейчас же снова поднимается. Внутренность номера 109. Кровать, возле нее ночной столик, два обитых кретоном кресла, высокий зеркальный шкаф, стол, на столе пишущая машинка. Рядом с машинкой патефон. Электрический рефлектор накален докрасна. В одном из кресел, спиной к лампе, которая стоит на столе рядом с патефоном, сидит с книжкой в руках высокая красивая блондинка. За ней — два больших окна, занавески задернуты. На стене висит карта Мадрида, перед картой стоит мужчина лет тридцати пяти, в кожаной куртке, вельветовых брюках и очень грязных сапогах. Не поднимая глаз от книги, блондинка, которую зовут Дороти Бриджес, говорит нарочито вежливым тоном.
Дороти . Милый, право же, ты мог почистить сапоги, прежде чем входить в комнату.
Мужчина, которого зовут Роберт Престон, продолжает рассматривать карту.
И, пожалуйста, милый, не води пальцем по карте. Пятна остаются.
Престон продолжает рассматривать карту.
Милый, ты не видел Филипа? Престон . Какого Филипа? Дороти . Нашего Филипа. Престон (все еще у карты) . Когда я проходил по Гран-Виа, наш Филип сидел в баре Чикоте с той марокканкой, которая укусила Вернона Роджерса. Дороти . А что он делал? Что-нибудь ужасное? Престон (все еще у карты) . Как будто нет. Дороти . Ну так еще сделает. Он такой живой, всегда веселый, всегда в духе. Престон . Кстати, дух в баре Чикоте тяжелый. Дороти . Ты так бездарно остришь, милый. Хоть бы Филип пришел. Мне скучно, милый. Престон . Не строй из себя скучающую вассарскую куклу3. Дороти . Не ругайся, пожалуйста. Я сейчас не в настроении слушать ругань. А кроме того, во мне очень мало вассарского. Я ровно ничего не поняла из того, чему там учили. Престон . А то, что здесь происходит, ты понимаешь? Дороти . Нет, милый. Университетский городок — тут я еще хоть что-нибудь понимаю. Но Каса-дель-Кампо для меня уже совершенная загадка. А Усера, а Карабанчель!4 Просто ужас. Престон . Черт, никак не могу понять иногда, почему я тебя люблю. Дороти . Я тоже не понимаю, милый, почему я тебя люблю. Право же, в этом мало смысла. Это просто дурная привычка. Вот Филип — насколько он занятнее, живее. Престон . Вот именно — живее. Ты знаешь, что он делал вчера у Чикоте перед самым закрытием? Ходил с плевательницей и кропил публику. Понимаешь, брызгал на всех. Чудо, что его не пристрелили. Дороти . Никто его не пристрелит. Хоть бы он пришел. Престон . Придет. Как только Чикоте закроется, придет.
Стук в дверь.
Дороти . Это Филип. Милый, это Филип.
Дверь открывается, и входит управляющий отелем. Это смуглый толстенький человечек, страстный коллекционер марок, речь его отличается своеобразными интонациями и оборотами.
Ах, это управляющий! Управляющий . Как поживаете, мистер Престон, хорошо? А вы, хорошо, мисс? Я только зашел спросить, не найдется ли у вас какой-нибудь провизии, которая не соответствует вашим вкусам. Удобно ли вам, всем ли вы довольны, нет ли жалоб? Дороти . Теперь, когда починили рефлектор, все замечательно. Управляющий . С рефлектором всегда большие затруднения. Электричество — наука, еще не завоеванная рабочими. Кроме того, наш электротехник так сильно пьет, что это нарушает его мозговую деятельность. Престон . Наш электротехник вообще, кажется, не блещет умом. Управляющий . Он умный. Но — алкоголь. Неумеренное потребление алкоголя. И сразу — полная неспособность сосредоточить мысли на электричестве. Престон . Зачем же вы его держите? Управляющий . Он прислан профсоюзом. Скажу вам откровенно — большое неудобство. Сейчас в сто тринадцатом, пьет с мистером Филипом. Дороти (радостно) . Значит, Филип дома? Управляющий . Больше чем дома. Престон . То есть? Управляющий . Затруднительно объяснить в присутствии дамы. Дороти . Позвони ему, милый. Престон . Не буду звонить. Дороти . Тогда я позвоню. (Снимает телефонную трубку и говорит.) Ciento trece5. Алло, Филип? Нет. Лучше вы идите к нам. Пожалуйста. Да. Хорошо. (Вешает трубку.) Сейчас придет. Управляющий . Предпочтительнее, чтобы не пришел. Престон . До того? Управляющий . Хуже. Даже трудно представить. Дороти . Филип чудесный. Но только он водится с ужасными людьми. Не понимаю зачем. Управляющий . Я позволю себе прийти в другой раз. В случае, если вам будет доставлен провиант в таком количестве, что образуется избыток, — всегда приму с благодарностью для семейства, постоянно голодного и неспособного считаться с продовольственными затруднениями. Заранее мерси. До свидания. (Выходит в коридор, за дверью чуть не налетает на Филипа. Говорит за сценой.) Добрый вечер, мистер Филип.
Кто-то отвечает веселым басом.
Филип (за сценой) . Salud, camarada6 филателист. Удалось раздобыть какой-нибудь редкий экземпляр? Управляющий (негромко) . Нет, мистер Филип. За последнее время — преобладание публики из крайне неинтересных стран. Завален пятицентовыми Соединенных Штатов и французскими в три франка пятьдесят. Желательно бы camaradas из Новой Зеландии с корреспонденцией воздушной почтой. Филип . Будут, будут, не беспокойтесь. Сейчас просто временный застой. Обстрелы испугали туристов. Как только поутихнет, наедут делегации. (Вполголоса, серьезным тоном.) Чем вы встревожены? Управляющий . Всегда небольшие заботы. Филип . Не волнуйтесь. Все улажено. Управляющий . Тем не менее — продолжаю волноваться. Филип . Не стоит. Управляющий . Будьте осторожны, мистер Филип.
В дверях показывается Филип, очень большой, очень шумный, в резиновых сапогах.
Филип . Salud, camarada Пресный Престон. Salud, camarada Брюзга Бриджес. Как вы тут поживаете? Разрешите представить вам специалиста-электротехника. Входите, camarada Маркони. Что вы стоите за дверью?
Входит очень маленький и совершенно пьяный монтер в грязном синем комбинезоне, альпаргатах и синем берете.
Монтер . Salud, camaradas. Дороти . Salud. Филип . А вот camarada марокканка. Надо бы говорить: та самая camarada марокканка. Большая редкость — марокканская camarada. Она страшно застенчива. Входи, Анита.
Входит марокканка из Сеуты. Она очень смуглая, но хорошо сложена, курчавая, вид у нее вызывающий и отнюдь не застенчивый.
Марокканка (сдержанно) . Salud, camaradas. Филип . Это та camarada, которая укусила Вернона Роджерса. Три недели отлеживался. Вот это зубки. Дороти . Филип, милый, может быть, вы наденете на camarada намордник, пока она здесь, а? Марокканка . Почему оскорблять? Филип . Camarada марокканка училась английскому в Гибралтаре. Чудесное местечко Гибралтар. Там у меня было необыкновенное приключение. Престон . Только не рассказывайте сейчас. Филип . До чего вы мрачны, Престон. Вы тут расходитесь с линией партии. Время вытянутых лиц миновало. Мы переживаем период веселья. Престон . На вашем месте я не стал бы говорить о том, чего не знаю. Филип . Но я не вижу причин ходить с мрачной физиономией. А что, если предложить этим camaradas чего-нибудь прохладительного? Марокканка (Дороти) . У вас хороший комната. Дороти . Очень рада, что вам здесь нравится. Марокканка . Как так вы не эвакуирован? Дороти . А я не уезжаю, и все. Марокканка . А что вы кушать? Дороти . Иногда приходится туговато, но нам присылают консервы из Парижа с дипломатической почтой. Марокканка . Что с дипломатической почтой? Дороти . Консервы, знаете — Civet de lie'vri7. Foie eras8. Недавно у нас был изумительный Poulet de Bresse9. От Буро. Марокканка . Вы хотел смеяться? Дороти . Да нет. Что вы. Мы правда едим все это. Марокканка . Я ем суп из вода.
Она воинственно смотрит на Дороти.
Ну что? Я вам не нравился? Вы думал, вы лучше меня? Дороти . Нисколько. Я, вероятно, много хуже. Престон скажет вам, что я несравненно хуже. Но зачем нам проводить сравнение? Я хочу сказать, сейчас война и вообще, и все мы трудимся ради одного дела. Марокканка . Я вам буду выцарапать глаза, если вы думал, я хуже. Дороти (умоляюще и очень томно) . Филип, прошу вас, займитесь вашими друзьями и развеселите их. Филип . Анита, послушай. Марокканка . О'кей? Филип . Анита, Дороти очень милая женщина… Марокканка . Нашем деле нет милая женщина. Монтер (вставая) . Camaradas, me voy. Дороти . Что он говорит? Престон . Он говорит, что уходит. Филип . Не верьте ему. Он всегда это говорит. (Монтеру.) Camarada, останьтесь. Монтер . Camaradas, entonces me quedo. Дороти . Что? Престон . Он говорит, что останется. Филип . Вот это дело, приятель. Нельзя же так сразу уйти и бросить нас, правда, Маркони? Camarada электротехник не подкачает. Престон . Зато он уже достаточно накачался. Дороти . Честное слово, милый, если ты будешь так острить, я уйду от тебя. Марокканка . Послушайте. Все время разговор. Ничего, только разговор. Зачем мы тут? (Филипу.) Ты со мной? Да или нет? Филип . Как ты резко ставишь вопрос, Анита. Марокканка . Хочу ответ. Филип . В таком случае, Анита, ответ будет негативный. Марокканка . Как? Фотография? Престон . Понимаете связь? Аппарат, фотография, негатив. Правда, она очаровательна? Такая непосредственность. Марокканка . Зачем фотография? Ты думал, я шпион? Филип . Нет, Анита. Пожалуйста, будь благоразумна. Я просто хотел сказать, что я больше не с тобой. Пока. То есть я хочу сказать, что пока это более или менее кончено. Марокканка . Нет? Ты не со мной? Филип . Нет, моя красавица. Марокканка . Ты с ней? (Кивает на Дороти.) Филип . В этом я не уверен. Дороти . Да, это еще нужно обсудить. Марокканка . О'кей. Я буду выцарапать ей глаза. (Подходит к Дороти.) Монтер . Camaradas, tengo que trabaiar. Дороти . Что он говорит? Престон . Он говорит, что ему пора на работу. Филип . Не обращайте на него внимания. У него вечно такие сумасбродные мысли. Это его ide'e fixe10. Монтер . Camaradas, soy analfabetico. Престон . Он говорит, что он неграмотный. Филип . Camarada, знаешь, — нет, серьезно, если бы мы не учились в школе, все мы были бы такие же. Не расстраивайся, приятель. Марокканка (Дороти) . О'кей. Ну, я думал, ладно. Не надо ссора. Веселый компания. Да, о'кей. Только одна вещь. Дороти . Какая, Анита? Марокканка . Вы должен снять надпись. Дороти . Какую надпись? Марокканка . Надпись на дверь. Все время работаю — нехорошо. Дороти . Такая надпись висит у меня на двери со времен колледжа, и никогда это ничего не значило. Марокканка . Вы будет снимать? Филип . Ну конечно, она снимет. Верно, Дороти? Дороти . Могу и снять. Престон . Все равно ты никогда не работаешь. Дороти . Нет, милый. Но я всегда собираюсь. И я непременно закончу статью для «Космополитен», как только чуточку разберусь в том, что происходит.
За окном на улице раздается грохот, затем приближающееся шипение и снова грохот. Слышен стук падающих кирпичей и железа и звон разбитого стекла.
Филип . Опять стреляют.
Он говорит это очень спокойно и деловито.
Престон . Негодяи!
Он говорит это злобно и взволнованно.
Филип . Бриджес, душа моя, откройте-ка окна. Стекол в Мадриде нет, а скоро зима. Марокканка . Вы будете снимать надпись?
Дороти подходит к двери и снимает надпись, вытаскивая кнопки пилочкой для ногтей. Она отдает листок Аните.
Дороти . Возьмите себе. И кнопки берите.
Дороти подходит к выключателю и гасит свет. Затем открывает оба окна. Раздается звук, похожий на аккорд гигантского банджо, и приближающийся гул, словно налетает поезд метро или надземки. Затем снова оглушительный грохот, и сыплются осколки стекла.
Марокканка . Вы хороший camarada. Дороти . Нет, но я бы хотела быть хорошим camarada. Марокканка . Вы для меня о'кей.
Они стоят рядом в полосе света, падающей из коридора через открытую дверь.
Филип . Если бы окна были закрыты, все стекла разбились бы от сотрясения. Слышно, как вылетают снаряды. Подождем следующего. Престон . Какая мерзость, эти ночные обстрелы. Дороти . Сколько длился последний? Филип . Больше часа. Марокканка . Дороти, мы идем подвал?
Снова аккорд гигантского банджо — с минуту тишина, затем громкий нарастающий гул, на этот раз гораздо ближе, затем оглушительный взрыв, и комната наполняется дымом и кирпичной пылью.
Престон . К черту! Я иду вниз. Филип . Эта комната очень удачно расположена. Серьезно. Я не шучу. С улицы я вам показал бы. Дороти . Я, пожалуй, останусь здесь. Не все ли равно, где дожидаться? Монтер . Camaradas, no hay luz!
Он говорит эти слова громко и почти пророчески, стоя посреди комнаты и широко раскинув руки.
Филип . Он говорит, что света нет. Знаете, этот чудак становится страшен. Что-то вроде электрифицированного греческого хора. Престон . Я уйду отсюда. Дороти . Тогда будь добр, милый, возьми с собой Аниту и монтера. Престон . Идемте.
Они уходят. Опять раздается взрыв, на этот раз нешуточный.
Дороти (стоит рядом с Филипом и прислушивается к грохоту и звону, последовавшему за взрывом) . Филип, здесь в самом деле безопасно? Филип . Здесь не хуже и не лучше, чем в любом другом месте. Серьезно. Безопасно — не совсем то слово; но в наше время безопасность как-то не в ходу. Дороти . С вами мне не страшно. Филип . Постарайтесь перескочить через эту стадию. Это самая ужасная. Дороти . Ничего не могу поделать. Филип . А вы постарайтесь. Будьте умницей. (Подходит к патефону и ставит мазурку Шопена си-минор op. 33 № 4.)
Они слушают мазурку, освещенные отблеском рефлектора.
Жидковато и очень старомодно, но все-таки очень красиво.
Раздается грохот орудий с горы Гарабитас. Снаряд разрывается на улице за окном, окно ярко освещается.
Дороти . Ой, милый, милый, милый. Филип (поддерживая ее) . Не можете ли вы называть меня иначе? Вы при мне стольких людей так называли.
Слышны гудки санитарной машины. Потом, в наступившей тишине, опять звучит мазурка.
Занавес Акт I, сцена 3 Номера 109 и 110 в отеле «Флорида». Окна раскрыты, и в них льется солнечный свет. В середине стены, разделяющей оба номера, — дверь, завешанная с одной стороны большим военным плакатом, так что, когда она отворяется, проход остается закрытым. Но отворять дверь плакат не мешает. Сейчас она отворена, и плакат образует нечто вроде бумажного щита между обеими комнатами. Он фута на два не доходит до полу. На кровати в номере 109 спит Дороти Бриджес. На кровати в номере 110 сидит Филип Ролингс и смотрит в окно. С улицы доносится голос газетчика, выкрикивающего названия утренних выпусков: «El Sol»! Libertad»! «El ABC de Hoy»! Слышен гудок проезжающей машины, затем где-то вдалеке тарахтит пулемет. Филип снимает телефонную трубку.
Филип . Пришлите, пожалуйста, утренние газеты. Да. Все, какие есть.
Он смотрит по сторонам, потом в окно. Потом оглядывается на висящий на дверях плакат, сквозь который просвечивает утреннее солнце.
Нет. (Качает головой.) Не стоит. В такую рань.
В дверь стучат.
Adelante.
Снова стучат.
Войдите. Войдите!
Дверь отворяется. На пороге управляющий с пачкой газет.
Управляющий . Доброе утро, мистер Филип. Чувствительно благодарен. Доброе утро, доброе, доброе утро. Страшный вечер — вчера, не правда ли? Филип . Теперь все вечера страшные.
Он улыбается.
Дайте-ка мне газеты. Управляющий . Скверные вести из Астурии. Там очень плохо. Филип (просматривая газеты) . Здесь об этом ничего нет. Управляющий . Да, но я знаю, что вы знаете. Филип . Допустим. Кстати, когда я переехал в эту комнату? Управляющий . Вы не помните, мистер Филип? Вы не помните вчерашний вечер? Филип . Нет. Представьте себе — нет. Подскажите мне что-нибудь, может быть, я и вспомню. Управляющий (с искренним ужасом) . Вы в самом деле ничего не помните? Филип (весело) . Решительно ничего. В начале вечера как будто легкий обстрел. Потом Чикоте. Да. Привел сюда Аниту, просто так, для смеху. Она ничего не натворила, надеюсь? Управляющий (качая головой) . Нет, нет. Тут не Анита. Мистер Филип, вы совсем ничего не помните про мистера Престона? Филип . Нет. А что случилось с этим мрачным идиотом? Уж не пустил ли он себе пулю в лоб? Управляющий . Не помните, как вы его выбросили на улицу? Филип . Отсюда? (Не вставая, поворачивается к окну.) И что же — он и сейчас там? Управляющий . Не отсюда, а из парадного, вчера очень поздно, — по возвращении из Ministerio, после вечерней сводки. Филип . Есть увечья? Управляющий . Наложили несколько швов. Филип . А вы почему не вмешались? Почему вы допускаете такое безобразие в приличном отеле? Управляющий . Потом вы заняли его комнату. (Грустно и укоризненно.) Мистер Филип, мистер Филип. Филип (очень веселым тоном, но несколько смущенный) . Сегодня как будто очень хороший день? Управляющий . О да, день прекрасный. Можно сказать — день для загородных прогулок. Филип . Ну, а Престон что? Знаете, он ведь мужчина довольно солидный. Да еще такой мрачный. Должно быть, отбивался вовсю? Управляющий . Он теперь в другом номере. Филип . В каком? Управляющий . В сто тринадцатом. Где вы раньше жили. Филип . А я тут? Управляющий . Да, мистер Филип. Филип . А это что за гадость? (Глядя на просвечивающий плакат в дверях.) Управляющий . Это патриотический плакат, мистер Филип. Очень красивый плакат, — написан с большим чувством, только это его изнанка. Филип . А лицо где? Куда ведет эта дверь? Управляющий . В комнату леди, мистер Филип. Вы теперь в двойном апартаменте, как новобрачная парочка в медовый месяц. В настоящий момент — пришел посмотреть, все ли у вас в порядке, не нужно ли чего. Если что нужно — звоните в любое время. Примите поздравления, мистер Филип. Безусловно, поздравления и даже больше. Филип . Эта дверь отсюда запирается? Управляющий . Безусловно, мистер Филип. Филип . Так заприте ее и уходите, а мне велите принести кофе. Управляющий . Слушаю, сэр, мистер Филип. Не нужно сердиться в такой чудный день. (Торопливо и отрывисто.) Буду очень просить, мистер Филип, не забывайте — Мадрид, продовольственные затруднения; если случайно лишние продукты — все равно что: банка консервов, любой пустяк, — дома, знаете, всегда недостаток. Вы не поверите, мистер Филип, в такое время — семья из семи человек — позволяю себе роскошь держать тещу. Заметьте — ест все, что угодно. Все годится. Затем еще сын — семнадцать лет — бывший чемпион по плаванью. Как это называется — брасс. Сложение — вот (жестом показывает исполинскую ширину груди и плеч) . Аппетит? Вы просто не поверите, мистер Филип. И тут чемпион. Стоит посмотреть. Это только двое — а ведь всех семеро. Филип . Посмотрю, что там есть. Надо еще перенести все из моего номера. Если кто-нибудь будет меня спрашивать, пусть позвонят сюда. Управляющий . Чувствительно благодарен, мистер Филип. У вас душа широкая, как улица. В вестибюле вас ждут два товарища. Филип . Зовите их.
Все это время Дороти Бриджес в соседней комнате крепко спит. Она не проснулась во время разговора Филипа с управляющим, только раз или два пошевелилась во сне. Сейчас, когда дверь затворена и заперта, из одной комнаты в другую ничего не слышно. Входят двое бойцов в форме Интернациональной бригады.
1-й боец . Ну вот. Он ушел. Филип . Как это — ушел? 1-й боец . Ушел от нас, вот и все. Филип (быстро) . Каким образом? 1-й боец . Я вас спрашиваю — каким образом? Филип . Вы что, шутки шутить сюда пришли? (Поворачиваясь ко второму бойцу, очень сухим тоном.) Что это значит? 2-й боец . Он ушел. Филип . А вы где были? 2-й боец . Между лифтом и лестницей. Филип (1-му бойцу) . А вы? 1-й боец . На улице у парадного, всю ночь. Филип . А в котором часу вы покинули пост? 1-й боец . Я не покидал поста. Филип . Обдумайте свои слова. Вы знаете, чем вы рискуете? 1-й боец . Мне очень жаль, но тут ничего не поделаешь. Он ушел, вот и все. Филип . Нет, милый друг, далеко не все.
Он снимает телефонную трубку и называет номер.
Novente siete zero zero zero. Да. Антонио? Попросите его. Да. Еще не приходил? Нет. Пришлите взять двоих, отель «Флорида», номер сто десять. Да. Пожалуйста. Да. (Вешает трубку.) 1-й боец . Но мы только… Филип . Не торопитесь. Вам еще пригодится ваше воображение, когда придет время рассказывать. 1-й боец . Мне нечего рассказывать. Я вам все сказал. Филип . Не торопитесь. Постарайтесь собраться с мыслями. Садитесь и обдумайте все хорошенько. Помните: он был здесь, в отеле. Он не мог выйти, не пройдя мимо вас. (Берется за газету.)
Оба бойца понуро стоят перед ним.
(Не глядя на них.) Садитесь. Вон кресла. 2-й боец . Товарищ, мы… Филип (не глядя на него) . Не произносите этого слова.
1-й и 2-й бойцы переглядываются.
1-й боец . Товарищ… Филип (откладывая газету и придвигая к себе другую) . Я запретил вам произносить это слово. Оно у вас нехорошо звучит. 1-й боец . Товарищ комиссар, мы хотим сказать… Филип . Не стоит. 1-й боец . Товарищ комиссар, вы должны меня выслушать. Филип . Я вас выслушаю потом. Не беспокойтесь, друг мой. Я вас все время слушаю. Когда вы вошли сюда, вы говорили другим тоном. 1-й боец . Товарищ комиссар, пожалуйста, выслушайте меня. Я хочу сказать вам… Филип . Вы дали уйти человеку, который мне был нужен. Вы дали уйти человеку, который мне был необходим. Вы дали уйти человеку, который пошел убивать. 1-й боец . Товарищ комиссар, пожалуйста… Филип . Пожалуйста — неподходящее слово для солдата. 1-й боец . Я не настоящий солдат. Филип . Раз на вас военная форма, значит, вы солдат. 1-й боец . Я приехал сюда, чтобы сражаться во имя идеала. Филип . Все это очень мило. Но послушайте, что я вам скажу. Вы приезжаете сражаться во имя идеала, но при первой атаке вам становится страшно. Не нравится грохот или еще что-нибудь, а потом вокруг много убитых, — и на них неприятно смотреть, — и вы начинаете бояться смерти — и рады прострелить себе руку или ногу, чтобы только выбраться, потому что выдержать не можете. Так вот — за это полагается расстрел, и ваш идеал не спасет вас, друг мой. 1-й боец . Но я честно сражался. Я не наносил себе никаких умышленных ранений. Филип . Я этого и не говорил. Я только старался кое-что объяснить вам. Но, по-видимому, я недостаточно ясно выражаюсь. Я, понимаете, все время думаю о том, что будет сейчас делать человек, которому вы дали уйти, и как мне опять залучить его в надежное, верное место вроде этого отеля, прежде чем он успеет убить кого-нибудь. Понимаете, он мне был непременно нужен, и непременно живой. А вы дали ему уйти. 1-й боец . Товарищ комиссар, если вы мне не верите… Филип . Да, я вам не верю, и я не комиссар. Я полицейский. Я не верю ничему из того, что слышу, и почти ничему из того, что вижу. С какой стати я буду верить вам? Слушайте. Вы не выполнили задания. Я должен установить, с умыслом вы это сделали или нет. Ничего хорошего я от этого не жду. (Наливает себе виски.) И если вы не дурак, то поймете, что и вам ничего хорошего ждать не приходится. Но пусть вы это и без умысла сделали, все равно. Долг есть долг. Его нужно исполнять. А приказ есть приказ. И ему нужно повиноваться. Будь у нас время, я бы вам разъяснил, что, в сущности, дисциплина — это проявление доброты; впрочем, как показал опыт, я не очень хорошо умею разъяснять. 1-й боец . Пожалуйста, товарищ комиссар… Филип . Если вы еще раз это скажете, я рассержусь. 1-й боец . Товарищ комиссар… Филип . Молчать! Мне не до вежливости — понятно? Мне так часто приходится быть вежливым, что я устал.

Пятая колонна - Хемингуэй Эрнест Миллер => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Пятая колонна автора Хемингуэй Эрнест Миллер дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Пятая колонна у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Пятая колонна своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Хемингуэй Эрнест Миллер - Пятая колонна.
Если после завершения чтения книги Пятая колонна вы захотите почитать и другие книги Хемингуэй Эрнест Миллер, тогда зайдите на страницу писателя Хемингуэй Эрнест Миллер - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Пятая колонна, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Хемингуэй Эрнест Миллер, написавшего книгу Пятая колонна, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Пятая колонна; Хемингуэй Эрнест Миллер, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://1st-original.ru/goods/creed-aventus-2167/