А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/goods/calvin-klein-euphoria-endless-4178/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Изнасиловать?
— Мадди, что имел в виду капитан, когда сказал о том, что меня чуть не изнасиловали? — спросила она наконец. — Ведь он всего-навсего смотрел на меня и за это перенес страшные мучения.
Лежащая на узком топчане Мадлен мрачно уставилась в потолок каюты. Она тоже была очень расстроена, но больше беспокоилась за свою подопечную.
— Он сделал бы с тобой ужасную вещь, не появись вовремя капитан. Это я виновата, Беттина, не нужно было оставлять тебя одну.
— Но ведь этот человек даже не пошевелился, и вот теперь изуродован на всю жизнь.
— Он ослушался приказа капитана, и за это был наказан. Команду предупредили, чтобы никто к тебе близко не подходил, Беттина, но матрос не желал ничего слышать. Он бы овладел тобой, не услышь капитан твои крики, — спокойно объяснила Мадлен.
— Тогда почему месье Мариво сказал, что меня едва не изнасиловали?
— Ты хотела, чтобы этот человек прикоснулся к тебе?
— Конечно, нет, — испугалась Беттина.
— Ну вот, он бы не стал ничего слушать и сделал бы с тобой все, что хотел, против твоей воли.
Беттина в полном недоумении закрыла глаза. Так вот что такое насилие — когда мужчина принуждает женщину исполнять его желания. Но девушка больше не хотела знать, что означает «овладеть». Господи, как она глупа! Когда же научится хоть чему-нибудь?! Наверное, только став женой графа. Скорее бы настал этот час!
Глава 5

Наконец судно вошло в теплые воды, но до острова Сен-Мартен было еще далеко. Погода изменилась к лучшему, и ветер уже не был ледяным.
Беттина знала, что на маленьком острове не бывает зимы. Ее будущий муж владеет там большой плантацией и нажил большое состояние на продаже хлопка.
После жестокой порки ни один из матросов не осмеливался больше приблизиться к Беттине, даже когда ей позволялось выйти на палубу.
Через месяц судно снова попало в шторм, поначалу, правда, не такой жестокий, так что Беттина смогла снова вымыть волосы. Но потом дождь и ветер так усилились, что пришлось возвратиться в каюту. Буря продолжала бушевать, словно небеса разверзлись и обрушили гнев свой на несчастный корабль. Шторм продолжался всю ночь, Беттина не смогла уснуть и злилась на Мадлен за то, что та мирно похрапывала. Девушка была вне себя от страха, она боялась, что судно вот-вот перевернется и все утонут. Но где-то на исходе ночи, обхватив руками подушку, разметав все еще мокрые волосы, Беттина наконец задремала, а когда проснулась, вой ветра стих, солнце ярко сияло на голубом небе. Она выругала себя за все ночные страхи и ужасы. В конце концов, не такая уж сильная буря была!
Мадлен уже встала, оделась и налила немного холодной воды в тазик.
— Хорошо спала, детка? — весело спросила она.
— Вовсе нет, — проворчала Беттина, свесив стройные ноги с кровати и недовольно морщась, когда влажные волосы хлестнули ее по лицу.
— Мадди, будь добренькой, спроси капитана, нельзя ли мне высушить волосы на палубе?
— И не подумаю! По утрам тебе туда нельзя! — твердо объявила Мадлен.
— Если капитан разрешит, все будет в порядке! Сама знаешь, сколько времени мне нужно на то, чтобы просушить волосы! В прошлый раз я едва не простудилась.
— Смотри, как бы еще чего не подхватила на палубе! — проворчала Мадлен.
— Ну, Мадди, миленькая, пожалуйста!
— Хорошо, хотя мне это не очень нравится. Мадлен, покачав головой, вышла из каюты. Беттина быстро надела бархатное фиолетовое платье, красиво оттеняющее нежное личико. Вернувшись, Мадлен повела Беттину на нижнюю палубу.
— Мне все-таки это не очень нравится, поэтому лучше поспешить! — строго велела она. Но Беттина только засмеялась.
— Не могу же я заставить ветер дуть сильнее! Хорошо, обещаю поторопиться!
Она подставила лицо солнцу, но через несколько минут встрепенулась.
— А где капитан?
— На мостике. Удивляюсь, почему он дал согласие после того, что произошло!
Девушка заметила, как месье Мариво о чем-то горячо спорил с помощником.
— Взгляни, Беттина, — корабль! — воскликнула Мадлен.
Беттина обернулась и заметила на горизонте парус.
— Дамы, вы должны немедленно возвратиться в каюту! — раздался за спиной голос капитана. Девушка от неожиданности подпрыгнула.
— Если бы этот негодяй впередсмотрящий выполнял свои обязанности, вместо того чтобы глазеть на вас, то сумел бы вовремя заметить судно. А так оно идет прямо на нас.
— Но почему вы так встревожены, капитан? — нахмурившись, спросила Беттина.
— На мачте корабля нет флага. Возможно, пираты.
— Неужели они осмелятся напасть на нас? — охнула девушка.
— Вряд ли, мадемуазель, хотя с этими головорезами никогда нельзя знать наверняка. Попытаемся уйти от них, должен просить вас возвратиться в каюту. Не волнуйтесь. Мы не раз выходили победителями из схваток с пиратами!
Беттине стало плохо. Капитан велел не беспокоиться, будто это так легко. Она наслушалась рассказов о пиратах. Страшные, ужасные люди! Разбойники, бандиты, слуги дьявола, убийцы и насильники! Господи, не дай свершиться преступлению!
— Мадди, я боюсь! — вскрикнула она, готовая вот-вот разрыдаться.
— Не нужно, детка! Все будет хорошо. Мы ускользнем от них. А потом, может быть, это вовсе не пираты. Не бойся, Беттина. Капитан защитит тебя!
Мадлен пыталась утешить девушку, но Беттина тряслась, как в лихорадке. Вдруг неожиданно послышался громкий взрыв, эхом отозвавшийся в маленькой каюте. Женщины побледнели… Одна из мачт «Песни ветра» с треском переломилась. Послышались скрип трущихся друг о друга бортов, крики, выстрелы и вопли умирающих.
Мадлен рухнула на колени и начала молиться. Беттина присоединилась к ней. Вскоре выстрелы затихли, кто-то громко расхохотался. Может, команда «Песни ветра» выиграла сражение? Слабая надежда забрезжила в сердцах женщин. Но тут же они услыхали английскую речь. На судне служили только французы, не говорившие на других языках. «Песня ветра» захвачена пиратами!
Глава 6

— Кэп! Та девка, о которой я толковал, должно быть, спряталась в трюме или в одной из кают!
— Дьявол тебя побери, у нас времени нет! Обыщи все судно, да поскорее!
Беттина почувствовала, как мгновенно взмокла от страха. Ей хотелось только одного: умереть.
— Почему, о, почему капитан не дал нам оружия? — прошептала она, сжимая руки, чтобы они не дрожали.
— Должно быть, не ожидал, что дело так обернется, — спокойно ответила Мадлен. — Но не волнуйся, Беттина, я объясню их предводителю, что он может получить за тебя большой выкуп, если возвратит живой и невредимой графу де Ламберу. Тот, несомненно, согласится заплатить, ведь он француз и честь для него превыше всего.
— Но эти люди — пираты, Мадди! — вскричала Беттина. — Они убьют нас!
— Нет, детка, женщин без причины они не убивают. Не волнуйся и не выказывай страха. Притворись, что не знаешь английского. Разговаривать буду я. И ради Бога, не выказывай гнева, — предупредила Мадлен, — иначе они не поймут, что перед ними девушка из благородной семьи.
— Я для этого слишком боюсь.
— Вот и хорошо. Остается молиться, чтобы жадность взяла верх над похотью.
— Не понимаю, Мадди.
— И не нужно, милая, — озабоченно прошептала Мадлен. — Только помни — тебе лучше молчать.
Смех и шум становились все громче, пираты явно приближались к каюте.
— В трюме ее нет, кэп, а остальные каюты пусты.
— Ломайте дверь, — раздался глубокий бархатный голос; остальные немедленно выполнили приказ.
— Боже милосердный!
— Тише, — быстро приказала Мадлен. — Помни, английского ты не знаешь.
Беттина была вне себя от страха, опасаясь, что этот день — последний в ее жизни, и Мадлен не сможет ее спасти. Через несколько мгновений дверь подалась, и Беттина истерически вскрикнула при виде бородатых ухмыляющихся мужчин.
— Черт возьми, помощник, я бы собственную душу продал, лишь бы оказаться сегодня на месте кэпа!
— А где ваш капитан? — коротко спросила Мадлен.
— Скоро увидишь, старуха! — ответил один из пиратов, выталкивая их из каюты.
Проходя по палубе, Беттина старалась не смотреть на трупы матросов «Песни ветра». Женщин быстро перевели на другое судно. Мадлен не отходила от девушки, обхватив ее за талию.
Пиратский корабль был тоже трехмачтовым, почти такого же размера, как «Песня ветра». Но команда выглядела сущим сбродом — небритые, нечесаные, без рубашек, некоторые только в коротких жилетах и большинство без сапог. Золотые серьги в ушах, длинные бороды.
— Требую отвести меня к капитану, — заявила Мадлен провожатому.
С борта «Песни ветра» на палубу спрыгнул еще один матрос.
— Значит, вы говорите по-английски. Ну что ж, по крайней мере узнаем, сколько вы стоите!
Этот человек больше напоминал медведя; рядом с ним Беттина чувствовала себя тоненькой и хрупкой как тростинка. Она привыкла к тому, что многие мужчины были ниже ее, но этот возвышался над всеми. Широкоплечий, мускулистый, со зловеще нахмуренным лицом.
Беттина задрожала.
— Ну, что ты обнаружил, Жюль? — послышался знакомый голос.
Мужчина спрыгнул на палубу.
— Они знают английский, Тристан, по крайней мере старуха.
Тристан стоял позади Беттины; девушка повернулась, чтобы получше его разглядеть, и охнула — этот был еще выше Жюля, настоящий гигант! Беттине пришлось поднять голову, чтобы вглядеться в его лицо. Оказалось, что у него поразительно красивые светло-голубые глаза; тонкий шрам, рассекавший щеку, исчезал в густой бороде.
Беттина не могла отвести глаз от этого шрама; мышцы незнакомца напряглись, а взгляд стал ледяным. Грубо схватив девушку за руку, он оторвал ее от Мадлен и потащил по палубе.
— Месье, подождите! — закричала служанка. — Куда вы ее ведете?
Мужчина обернулся, холодно улыбаясь:
— В свою каюту, мадам, немного потолковать. Не возражаете?
— Конечно, возражаю!
— Придется потерпеть, — резко ответил он и потянул Беттину дальше.
— Месье, она не говорит по-английски, — в отчаянии воскликнула Мадлен. Раздался взрыв смеха, вновь остановивший пирата.
— Как же вы объясните ей, что делать, кэп?
— Думаю, тут много слов не понадобится.
Смех становился все громче; раздраженный капитан с силой сжал руку девушки, так что она вскрикнула от боли.
— Дьявол вас возьми, грязные собаки, — воскликнул он. — Хватит с вас развлечений. По местам и готовиться к отплытию. Извините, мадемуазель, если причинил вам боль.
Беттина, не ожидавшая извинений, с любопытством взглянула на него, но промолчала.
— Проклятье, — снова выругался он. — Жюль, веди сюда старуху.
Но Мадлен уже спешила к нему, вне себя от беспокойства.
— Вы не должны причинять ей вреда, капитан! Капитан удивленно взглянул на Мадлен и расхохотался.
— Вы приказываете мне, мадам?
— Не допущу, чтобы вы обидели ее, месье. Жюль громко хмыкнул, но капитан пригвоздил его к месту разъяренным взглядом и вновь обратился к Мадлен.
— Вы ее мать?
— Нет. Вынянчила ее и ее матушку. И детей буду растить! — гордо ответила Мадлен.
— Она беременна?
— Месье, как вы можете спрашивать такое…
— Отвечай, черт возьми!
— Нет, конечно, нет.
Раздражение капитана исчезло, как по волшебству.
— Скажи, почему ты знаешь английский, а она нет.
— Я… родилась в Англии, и родители привезли меня во Францию еще ребенком, — честно ответила Мадлен.
— Она совсем не говорит по-английски?
— Совсем, капитан.
Вздохнув, он оглядел Беттину:
— Кто она?
— Мадемуазель Беттина Верлен.
— Куда направлялась?
— На Сен-Мартен, чтобы выйти замуж за графа де Ламбер, — поспешно выдохнула Мадлен.
— А золото, которое мы нашли, — ее приданое?
— Да.
Капитан лениво улыбнулся, обнажив белые ровные зубы.
— Должно быть, ее семья очень богата. А нареченный тоже богат?
— Да, и хорошо вам заплатит, если доставите ее на остров живой и невредимой. Капитан снова засмеялся.
— Уверен, что заплатит, но об этом надо подумать. И, повернувшись к Жюлю, приказал:
— Отведи служанку в свою каюту и запри. Мадемуазель пойдет со мной.
Вопящую, брыкающуюся Мадлен уволокли силой, и Беттину затрясло от страха. Мгновенно вспомнились все истории, рассказанные в монастыре. Уж лучше мгновенная смерть! Она взглянула на палубу. Если одним прыжком добраться до поручня и броситься в эту синюю холодную глубину…
— О нет, Беттина Верлен, пока еще нет, — сказал капитан, словно прочитав ее мысли, и, взяв за руку, повел в каюту.
Оказавшись в маленьком неубранном помещении, Беттина прислонилась было к стене, но пират заставил ее сесть за длинный стол, наполнил кружки красным вином и пододвинул одну девушке. Стол был завален картами и морскими приборами, так что Беттина немного отодвинулась.
Откинувшись на стуле, он долго молча смотрел на девушку; та нервно закусила губу, ощущая, как краска заливает щеки.
— Мои люди считают тебя красавицей, Беттина, — небрежно заметил он. — Но, откровенно говоря, твое лицо так вымазано сажей, что трудно сказать…
Беттина инстинктивно вытерла лицо рукой, но ладонь осталась чистой. Девушка поняла, что капитан перехитрил ее.
— Значит, ты все же понимаешь английский. Я так и думал. Почему твоя служанка солгала? Беттина, чуть поколебавшись, ответила:
— Она… не хотела, чтобы я разговаривала с вами. Наверное, боялась, что выйду из себя.
— И что тогда?
— Пока мне не на что сердиться. Капитан весело улыбнулся.
— А помолвка? Старуха и здесь солгала?
— Нет.
— Значит, граф де Ламбер действительно богат?
— Да, очень, капитан, — ответила Беттина, немного успокоившись.
Пират уже не казался таким страшным. Беттина даже была готова признать, что он по-своему красив, хотя золотистая борода явно старила его.
— Вы разбогатеете, если доставите меня к жениху, — добавила она.
— Не сомневаюсь, — небрежно кивнул он. — Но ваше приданое уже сделало меня богачом, а я не беру на борт пассажиров.
— Тогда… что вы сделаете со мной после того, как… бросите в море? — язвительно осведомилась она.
— Совершенно верно.
Беттина в ужасе смотрела на него. Такого она не ожидала. Что же теперь делать?!
— Вы… вправду этого хотите?
Капитан молча уставился в кружку с вином, как бы размышляя. Потом поднял голову.
— Раздевайся!
— Что?! — прошептала Беттина.
— Хочу показать тебе, Беттина Верлен, что такое настоящий мужчина. Ну а потом, так и быть, доставлю тебя к жениху. А теперь сними платье. Не люблю насилия и не хочу причинять лишней боли.
— Нет, месье, нет! Граф де Ламбер не примет обесчещенную!
— Заверяю вас, мадемуазель, примет, да еще заплатит большой выкуп. Он видел вас, не так ли?
— Да, но…
— — Значит, не о чем говорить. Девственность вряд ли имеет для него такое уж значение.
— Нет! — твердо ответила Беттина. — Я не приду к нему обесчещенной. Ни за что!
— — Боюсь, у вас нет другого выбора. Но, уверен, граф предпочтет скрыть, что в брачную ночь в его постели была не девственница, — спокойно заметил пират.
— — Нет, вы не можете так поступить со мной! — закричала Беттина.
— Повторяю, мадемуазель, я хочу вас, и ничто вас не спасет. Но не терплю принуждения и насилия.
— Это и есть насилие, месье. Я не желаю иметь с вами ничего общего.
— Называй как хочешь, только не сопротивляйся.
— — Вы… Вы, должно быть, безумны. Неужели ожидаете, что я покорюсь и позволю… Ни за что! — взвилась Беттина, забыв о страхе. — Я буду сопротивляться изо всех сил!
— Давайте заключим сделку, мадемуазель. Кроме вас и служанки, на судне еще несколько пленников, и среди них — француз-капитан. Их привели для того, чтобы поразвлечься немного.
— Поразвлечься?
— Мои люди — народ бессердечный. Им нравится убивать как можно медленнее. Сначала отсекают уши, потом пальцы, потом ноги… стоит ли продолжать?
Беттина почувствовала, что ее вот-вот вырвет.
— И вы это позволяете?
— Почему нет?
Она смертельно побледнела. Должно быть, он сам в этом участвует. Господи Боже!
— Вы говорили о сделке, — еле слышно прошептала девушка.
— Твоя покорность в обмен на их жизни. Я все равно возьму тебя, так или иначе сделаю все, что захочу. Но пощажу пленников и высажу их в следующем же порту только с одним условием — если не будешь сопротивляться, — улыбнулся капитан. — Пойми, Беттина, ты уже проиграла, я все равно овладею тобой независимо от твоей воли. Но пленники… их судьба зависит от одного твоего слова. Каков же твой ответ?
— Неужели в вас совсем нет жалости? — прошептала Беттина.
— Ты меня удивляешь. За такой приз все можно отдать, а я хочу тебя!
— Но я вас не хочу.
— Знай, Беттина, что только из-за тебя я захватил корабль. Обычно я охочусь лишь за испанскими судами. Впередсмотрящий увидел тебя на палубе и рассказал мне о твоей красоте. Ты должна быть благодарна, что я не намереваюсь делить тебя с моей командой. Но довольно слов, я хочу знать твой ответ.
— Мне, видимо, ничего другого не остается, — медленно ответила Беттина, впервые в жизни чувствуя себя совершенно беспомощной. — Я должна спасти этих людей.
— И не станешь сопротивляться?
— Нет, месье, я покорюсь.
— Прекрасно. Ты приняла мудрое решение. Уверен, что пленники будут очень благодарны. Сейчас велю своим людям оставить их в покое. Пока меня не будет, разденешься и будешь ждать в постели.
Он вышел, закрыв за собой дверь. Спасения не было. Что могла сделать Беттина? Даже не имела права оказать сопротивление.
Нерешительно, очень медленно Беттина начала расстегивать платье. Наконец ей предстоит узнать, что это такое — любовь мужчины… Нет-нет, не любовь — насилие. Ну что ж, по крайней мере французские моряки будут спасены. Только эта мысль поддерживала ее и помогала пережить то, что предстояло вынести.
Когда пират вернулся в каюту, на Беттине оставалась только сорочка. Закрыв дверь, капитан, нахмурившись, резко спросил;
— Ты не передумала, надеюсь?
— Нет, а вы?
Он расхохотался и, подойдя ближе, остановился перед ней. Девушка вновь почувствовала себя маленькой и беспомощной рядом с этим великаном.
— Нет, малышка. Ничто не заставит меня изменить решение.
Собрав в кулак массу рассыпавшихся по плечам волос, он начал перебирать мягкие густые пряди.
— Сними сорочку, Беттина, — приказал он. — Я не могу больше ждать.
— А я ненавижу вас, месье! — прошипела она сквозь стиснутые зубы.
Он опять рассмеялся:
— Хотя очень приятно слышать такое обращение из прелестных губок, все-таки лучше зови меня Тристаном. А теперь допивай вино, Беттина, оно, наверное, поможет тебе. Никогда еще не был в постели с девственницей, говорят, в первый раз им очень больно.
— На земле не хватит вина, чтобы стереть из памяти то, как вы намереваетесь поступить со мной, месье Тристан!
— Просто Тристан! И не испытывай мое терпение. Чему бывать, того не миновать, но я могу изменить решение насчет пленников. Повторяю, допивай вино и раздевайся. Никаких возражений.
Ничего не оставалось делать. Она допила вино, повернувшись к Тристану спиной, медленно стянула сорочку и, перекинув на грудь густую вуаль белокурых волос, медленно подошла к своему мучителю. Тристан отнес этот жест на счет скромности, и хотя не рассердился, все же он не был намерен разрешить такую вольность. Откинув светлые пряди, долго жадно смотрел на прелестное обнаженное тело. Потом, сжав ладонями ее лицо, нежно поцеловал в губы.
Беттина не ожидала этого. Почему он ее целует? Почему не сделает то, за чем пришел, и не покончит с этим раз и навсегда?
Его губы разомкнули ее розовые губки, требуя ответа. Но какого? Беттина хотела отодвинуться, вырваться, но вспомнила о французских моряках. Необходимо думать только о них, и ни о ком больше. Она должна позволить ему делать все, что захочет.
Сильные руки обняли ее, прижали стройное тело к мускулистой груди; поцелуй становился все более настойчивым и жадным, но не жестоким. И внезапно Беттину охватило странное ощущение, никогда раньше не испытанное, словно кровь сильнее забурлила в жилах. Девушка невольно обмякла в страстных объятиях и, отдавшись поцелую, забыла о том, что находится голая в чужой каюте с незнакомцем.
Тристан неожиданно прервал поцелуи и поднял девушку, словно пушинку. Беттина на мгновение застыла и не сопротивлялась, когда пират осторожно положил ее на постель и с намеренной медлительностью начал снимать одежду, не сводя с нее взгляда. Девушка, в свою очередь, словно загипнотизированная, уставилась на него, хотя понимала, что должна отвернуться. Когда наконец Тристан остался обнаженным, Беттина в изумлении увидела стройное мускулистое тело, широкие плечи, узкую талию, твердый плоский живот и длинные ноги.
Тристан подошел к ней, лег рядом на узкую кровать и легко коснулся ладонью груди, ожидая ее реакции. И без того огромные глаза девушки недоуменно распахнулись.
Тихо рассмеявшись, он нежно сжал ее грудь.
— Хочешь, чтобы все кончилось как можно быстрее?
— Да! О, пожалуйста, Тристан, пожалуйста, не делайте этого. Прошу в последний раз, пощадите меня, не бесчестьте!
— Нет, малышка, слишком поздно.
— Тогда будь что будет! — запальчиво сказала Беттина.
Глаза Тристана рассерженно сузились, тяжелое тело втиснуло ее в мягкий матрац. Резкий толчок… обжигающая боль.
Отчаянно вскрикнув, девушка вонзила ногти в его спину, но боль исчезла так же мгновенно, как появилась.
Тристан начал двигаться, сначала медленно, потом все быстрее, и Беттине почему-то стало так хорошо! Она расслабилась, со стыдом наслаждаясь новыми для себя ощущениями. Но наконец он врезался в нее глубоко, сильно и, в последний раз, вздрогнув, сдавил в сокрушающих объятиях несопротивляющуюся девушку. Беттина не понимала, что теперь делать. И это все? Она признавалась, что ничего особенно неприятного не испытала, но если такова любовь, без нее можно превосходно обойтись. Где же это несказанное наслаждение, за которое мужчины не задумываясь идут на смерть?! Может, только они и испытывают какие-то чувства?!
— Прости, Беттина, я не думал, что все произойдет так быстро, но у тебя слишком острый язычок. В следующий раз все будет лучше — обещаю.
— В следующий раз?! — поперхнулась Беттина. — Но… я думала… что…
— Нет, малышка, — перебил ее Тристан, усмехаясь. — Сен-Мартен далеко, и, поскольку мы будем жить в одной каюте, я собираюсь брать тебя, когда захочу. Нас ждет очень приятное путешествие!
Он поднялся и начал одеваться. Беттина быстро натянула на себя покрывало. Что ей делать? Достаточно уже того, что она подчинилась однажды, ведь Тристан не дал ей выбора и теперь впереди ее ждет жизнь, полная стыда и позора.
Покориться еще раз? Снова и снова, когда не можешь даже сопротивляться, становиться любовницей пирата?! Как же после этого жить?!
Тристан пристально смотрел на нее. Подойдя ближе, он нагнулся и прикоснулся губами к ее губам.
— Я должен уйти, чтобы отдать приказ взять курс на Сен-Мартен. Ни при каких условиях не смей выходить из каюты.
— Но я хочу видеть Мадди! И пленников! Сказать им, что бояться нечего!
— Нет! — резко вскинулся он. — Твоя служанка сама пойдет к пленникам, а ты можешь увидеться с ними позже. Не сейчас.
С этими словами он вышел. Сначала Беттина решила запереть дверь, но к чему это приведет? Тристан просто выломает ее, и кто знает, что произойдет. До сих пор Тристан ни разу не вышел из себя, но все-таки взял ее силой. Не хотела бы Беттина видеть, как он потеряет терпение.
Подумать только, она в руках безжалостного пирата! Он может убить ее, если захочет! Беттина полностью в его власти и ничего не может сделать!
Встав с постели, девушка тупо уставилась на кровавое пятно на простынях. Ее кровь. Как она ненавидит капитана! Он обесчестил ее, украл молодость, разбил жизнь! Беттина яростно топнула ногой, но тут же опомнилась. Нет смысла выходить из себя, все равно ничего уже не изменишь. Но, Боже, что бы она ни отдала за возможность отомстить!
На умывальнике стоял небольшой кувшин с водой;
Беттина вымылась как сумела, поспешно оделась и, словно бросая кому-то вызов, налила в кружку еще вина. Но тут послышался тихий стук. Дверь открылась, в каюту ворвалась Мадди.
— О, Беттина… с тобой все в порядке? Он… он не?., .
— Он отвезет нас на Сен-Мартен, но…
— Значит, пощадил тебя! Благодарение Богу! Я так боялась за тебя, Беттина! Господи! Не знала, что и подумать, когда меня заперли! Капитан так силен… вдруг бы ему вздумалось причинить тебе зло!
— Он не пощадил меня, — тихо ответила Беттина. — Сделал все, что хотел.
— Беттина… нет! — разрыдалась Мадлен.
— Ничего, — вздохнула Беттина, обнимая свою нянюшку. — По крайней мере мы живы, и он обещал доставить нас на Сен-Мартен.
— Пресвятая Дева! Беттина, ведь он изнасиловал тебя. Бесчестный негодяй!
— Я пыталась уговорить его, но Тристан сказал, что желает меня и возьмет, несмотря ни на что. Но все позади, другого выбора не было. Зато я смогла спасти пленников.
— Каких пленников?
— Ты их еще не видела? — удивилась Беттина.
— Я ничего о них не знаю. Тот здоровый парень, Жюль, выпустил меня из каюты и приказал готовить. Корабельный кок был убит в сражении. Но я сначала решила зайти к тебе.
— Лучше пойди и отыщи, где содержатся заключенные. Один из них — капитан Мариво. Передай, чтобы не беспокоились о будущем, их высадят в следующем же порту. Если там есть раненые, позаботься о них, а потом возвращайся и все расскажи… Капитан не позволяет мне выходить из каюты.
— Я что-нибудь могу сделать для тебя? — встревоженно спросила Мадлен. — Не могу вот так уйти, зная, что тебе пришлось пережить.
— Нет, все в порядке, Мадди. Я думала, что это будет ужасно, но оказалось не так уж плохо. Он был нежен со мной, а кроме того, молод и красив. Единственное, что мучает меня, — другого выхода не было, и кроме всего, он совсем не заботится о моих чувствах.
— Я рада, что ты так это восприняла.
— Что я могла поделать? — отозвалась Беттина. Мадлен ушла, но через несколько минут вернулась.
— Никаких пленников нет, Беттина. Я попросила отвести меня к ним, но матрос ответил, что ни одного человека с французского корабля, кроме меня и тебя, на борту не было. Я спросила еще одного, и он сказал то же самое.
Беттина оцепенела. Всеми фибрами души девушка ощущала душивший ее невыразимый гнев.
— Он солгал! Солгал мне! Обманул. Пусть душа его вечно горит в аду!
— Беттина! — охнула Мадлен. — Что с тобой?
— Низкий лжец! Он сказал, что пощадит пленников… если я не буду сопротивляться! — взвилась Беттина. Зеленые глаза сверкали убийственной яростью.
— О, Беттина!
— Только поэтому я подчинилась. Господь знает, я не хотела сдаваться, но вынесла все только бы спасти их! Боже, клянусь, я его убью!
— Нет, Беттина, ты не должна так говорить! Случившегося не изменишь. И ты сама сказала, все было не так уж плохо, — уговаривала Мадлен.
— Не в этом дело! Он провел меня! Но капитан скоро узнает, что я думаю об этом обмане! Он еще пожалеет, что привел меня на свой корабль! Я отомщу! Клянусь, Тристан за все заплатит!
— Ради Бога, дорогая, успокойся! Кончится тем, что нас убьют!
Но Беттина не обращала ни на что внимания, меряя каюту широкими шагами и не слушая причитаний старой няни.
Глава 7

— Итак, Тристан, что ты решил делать с женщинами? — спросил Жюль, подходя к стоящему на палубе капитану.
— Отвезу на Сен-Мартен. Граф де Ламбер заплатит хороший выкуп, — ответил Тристан, — Лишние деньги не помешают.
— Согласен, хотя не знаю, что думают матросы. Но что скажет граф, когда узнает, что его невеста не девушка?
— Не узнает, по крайней мере до того, как заплатит выкуп, а тогда нам уже будет все равно. Но сомневаюсь, что это вообще имеет какое-то значение. Он захочет получить ее в любом случае.
— Ты — дьявол, Тристан, — засмеялся Жюль. — Значит, блондиночка так хороша, как выглядит?
— Лучше! Для женщины просто опасно быть такой красивой. Она сумела бы покорить мир, если бы хотела, но, думаю, еще не сознает собственной власти. Такая может разрушить жизнь любого мужчины…
— Но не твою, так?
— Нет. Я подумывал о том, чтобы оставить ее себе, но это может отвлечь меня от цели, а я не остановлюсь до тех пор, пока не найду Бастиду и не отправлю в ад его жалкую душонку.
— Знаю, что мучит тебя Тристан, но давай сейчас не вспоминать об этом. Времени, чтобы отыскать Бастиду, у нас достаточно.
— Ты прав, дружище. Сейчас надо думать о гораздо более приятных вещах!
Жюль озорно усмехнулся.
— А я думал, ты не любишь брать женщин насильно!
— Это правда, да к тому же не терплю ссор и истерик!
Но, как обычно, логикой и спокойствием можно всего добиться.
— Все люди тебе завидуют. Вряд ли им хоть раз в жизни довелось переспать с такой!
— Да и мне тоже. Ослепительная красотка, но характер!
— После того как мужчины увидели ее, у них одно на уме! Думаю, было бы неплохо бросить якорь в ближайшем порту. Пусть люди развлекутся пару дней в борделях, это поможет им забыть, кто упрятан в твоей каюте, так-то они спокойно потерпят до дома.
— Согласен, — решил Тристан. — Берем курс на остров Пресвятой Девы и доберемся к вечеру до Тортолы. Команда…
Но тут Тристан осекся, заметив служанку Беттины, беседовавшую о чем-то с матросом.
— Что она здесь делает?
— Я велел ей работать на камбузе, — пожал плечами Жюль. — С тех пор как погиб старый Ангус, мы ни разу не ели по-человечески.
— Старуха нас не отравит?
— Нет. Заставлю ее пробовать все блюда. Заметив, что служанка проскользнула в его каюту, Тристан нахмурился:
— Какого дьявола! Моя каюта не камбуз. Иди спроси Жоко, о чем старуха с ним говорила.
Жюль повиновался и, вернувшись, объяснил:
— Просила отвести ее к пленникам. Что это…
— Проклятье! — оборвал Тристан. — И Жоко объяснил, что никаких пленников нет?
— Конечно.
— Матерь Божья! Нужно было спросить меня, перед тем как освободить старуху! Теперь ад разверзнется, стоит мне перешагнуть порог каюты!
— О чем это ты?
— Я сказал девчонке, что мы взяли французов в плен и пощадить их можно только при условии, что она покорится. Теперь же обман выплыл наружу! Она, наверное, сейчас строит планы, как меня прикончить!
Жюль разразился смехом:
— Ты переоцениваешь девушку. Она, возможно, перепугана до смерти, чтобы хоть слово сказать!
— Сомневаюсь.
— Почему ты наплел все это? Проще пригрозить, что убьешь служанку.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":
Полная версия книги 'Любовь пирата'



1 2 3
 Nals margreid в интернет-магазине Декантер