А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/catalog/muzhskaya-parfjumerija/hermes/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь выложена электронная книга Барбаросса автора по имени Попов Михаил Михайлович. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Попов Михаил Михайлович - Барбаросса.

Размер архива с книгой Барбаросса равняется 429.84 KB

Барбаросса - Попов Михаил Михайлович => скачать бесплатную электронную книгу





Михаил Михайлович Попов
Барбаросса



Михаил Попов
БАРБАРОССА

***

Из энциклопедии «Британика».
Издательство Вильяма Бентона.
1961. Т.3.




БАРБАРОССА (лат. Barba – борода; rossa – красноватый, рыжий) – буквально: рыжебородый. В истории человечества несколько людей получили подобное прозвище. Римский император Нерон Агенобарб (37–68) (лат.barba – борода; aheneus – медный, бронзовый) – буквально: меднобородый; германский император Фридрих I Барбаросса из династии Гогенштауфенов (1125–1190) и алжирские властители и пираты братья Барбаросса (родились после 1482 –Арудж убит в 1518; Хайраддин умер в 1546).

– имя, которое дали христиане семье грозных морских разбойников и турецких адмиралов XVI века – Аруджу (Харуджу), Хизру (Хаир-ад-Дину; Хайраддину) и Хасану, сыну Хайраддина. В 1840 году капитан Уолсин Естерхази, автор исторического описания правления Османской империи (европейское название – Оттоманская империя) – название Турции по имени династии турецких султанов (1299–1922). Основатель – султан Осман I. Соответственно турки часто назывались османами.

в Африке, выдвинул предположение, что Барбаросса – Рыжебородый – было просто искажением имени Баба Арудж (отец Арудж). Современная арабская хроника, опубликованная С. Рэнгом и Ф. Денисом в 1837 году, ясно говорит о том, что именем Барбаросса христиане называли только Хайраддина.
Основателем семьи стал Якуб (Якоб), выходец из Румелии Румелия (тур. Rumeli) – общее название завоеванных в XIV–XVI вв. турками-османами балканских стран. Турецкая провинция с центром в Софии

, возможно, по происхождению баварец. Он обосновался на острове Митилена (в прошлом и ныне Лесбос) в Эгейском море уже после того, как его завоевали турки. Якуб вел торговлю гончарными изделиями на побережье, и его четыре сына – Элиас, Исаак, Харудж и Хайраддин – все родились после 1482 года. Хайраддин стал гончаром, Исаак – торговцем, а Элиас и Харудж занялись морским разбоем. Во время столкновения с галерой, принадлежавшей рыцарям ордена святого Иоанна Военно-монашеский орден святого Иоанна основан в Палестине во время Крестовых походов, выбрал своим покровителем святого Иоанна Крестителя. После ухода крестоносцев под натиском мусульман из Святой земли этот орден еще долгое время владел островом Родос, а потом Мальтой, где стал называться Мальтийским орденом.

, причалившей к острову Родос, Элиас был убит, а Харудж взят в плен; позднее турецкий паша паша – титул властителя области (провинции) в Османской империи

выкупил его и помог вернуться на море. Некоторое время Харудж находился на службе у мамлюков Мамлюки (араб, невольники) – воины-рабы (в основном белые), составлявшие гвардию во время правления в Египте династии Айюбидов. В 1250 г. мамлюки свергли Айюбидов и основали династию мамлкжских султанов, правившую до 1517 г. Свергнуты турками-османами.

, еще господствовавших в Египте. Когда возник конфликт между мамлюками и турецким султаном Селимом I Грозным (правил с 1512 по 1520 г.), Харудж отправился в Тунис. Во время непрекращающихся конфликтов между правителями берберских государств берберы – группа народов (туареги, кабилы и др.), населявшая Северную Африку и говорившая на берберо-ливийских языках

в Северной Африке он служил наемником, продолжая вместе с тем совершать пиратские набеги на торговые корабли христиан. В Тунисе к нему присоединился его брат Хайраддин. Исаак тоже вскоре последовал за братьями. Харудж и Хайраддин, объединившись с маврами маврами называли арабов, изгнанников с Пиренейского полуострова, после того как Фердинанд Католик (1452–1516) – фактически первый король объединенной Испании – захватил в 1492 г. последний оплот арабских завоеваний на полуострове – Гранаду

, высланными из Гранады, грабили города на побережье Испании. Их состояние значительно увеличилось за счет убийств, грабежей и насилия. Штаб братьев-пиратов находился на острове Джерба в заливе Габес. В 1512 г. Они предприняли попытку захватить у испанцев Бужи (ныне Биджая – порт Алжира), но потерпели поражение, в бою Харудж потерял руку, отстреленную выстрелом из аркебузы Аркебуза – старинное фитильное ружье. По другим источникам Аруджу оторвало руку выстрелом из пушки.

. Вскоре оправившись от поражения, братья в 1514 г. отвоевали у Генуи город-порт Джиджелли (современный Джиджель – порт вАлжире), а после вторичной схватки при Бужи их призвали на помощь жители Шершеля и города Алжира, ведущие отчаянную борьбу против испанцев. Братья разграбили эти города и убили местных жителей, взывавших к ним о помощи.
Но испанцам удалось удержать форт Пеньон на маленьком скалистом острове, одном из четырех, прикрывавших естественную гавань города, именем которого (Аль-Джазаир) и был назван город Алжир. В 1518 г. султан Тлемсена призвал Харуджа оказать помощь в гражданской войне. Тот хитроумно убил престолонаследника и сам захватил город. Соперники султана обратились за помощью к испанцам. Те изгнали Харуджа из города и убили его при попытке бежать в Рио-Саладо.
Хайраддин, продолжая удерживать свои владения, попросил поддержки у могущественного турецкого султана Селима I Грозного. Султан дал Хайраддину титул бейлербея буквально: эмира эмиров, властителя властителей

и вместе с ним установил турецкое правление в Северной Африке. Несколько лет младший Барбаросса продолжал покорять местных эмиров и князьков и вел войну с христианами.
В 1519 г. Хайраддин отразил атаку испанцев на Алжир, но ему не удавалось выгнать своих врагов с острова в гавани Алжира вплоть до 1529 г.
Будучи ревностным борцом в войне с христианами, он был центром притяжения турок, арабов, мавров и стал великим героем ислама. Имя Барбаросса, данное ему христианами, наводило ужас среди его врагов. В 1534 г. Хайраддин в качестве капудан-паши капудан-паша – титул в Османской империи, означающий «командующий флотом»

султана Сулеймана I Великолепного (1495–1566) захватил Тунис.
Император Священной Римской империи Карл V (1500–1558) выступил против Турции, встав на защиту местного властителя, овладел городом и разгромил большую часть флотилии Барбароссы. В 1541 г. Карл V напал на Алжир, хотя Хайраддина там не было.
С 1543 по 1544 г. Барбаросса командовал эскадрой, посланной Сулейманом к побережью Прованса для поддержки Франциска I (1494–1547), короля Франции, в его борьбе с императором Карлом. Во время стоянки турецкого флота в порту Тулона мусульманин Хайраддин Барбаросса не позволял звонить в колокола христианских церквей, пока корабли его находились в гавани,– почти шесть месяцев. После ухода из Франции Хайраддин на обратном пути в Константинополь разграбил много городов на побережье Италии.
Когда в 1546 г., уже уйдя на покой, Хайраддин умер в своем дворце в Константинополе, то ему наследовал его сын Хасан, получивший от турецкого султана титул бейлербея Африки. Хасан Барбаросса, как и его отец, большую часть жизни провел в Леванте.

Первый пролог

Никогда прежде Нерон не видел снов. Они начали являться к нему после убийства матери. Ему снилось, что он правит кораблем, но кормило не слушается его, ускользает, превращается в змеиное туловище. Ему снилось, что жена Октавия медленно увлекает его в густой черный мрак и стаи длинных, крылатых муравьев витают над ним и сыплются на него. Иногда он видел во сне, как статуи, воздвигнутые в театре Помпея, обступают его толпою и угрожающе молчат; его любимый испанский скакун превратился сзади в обезьяну, а голова осталась лошадиной и издает громкое ржание; в мавзолее сами собой распахнулись двери, и послышался голос, зовущий Нерона по имени.
Император вскочил и уселся на пропотевшем ложе.
В комнате никого не было. В бронзовых жаровнях дотлевали последние угли. Там, где он спал, всегда жгли ароматические вещества, потому что величайший из римлян отвратительно пах. Этот запах родился вместе с ним и только вместе с ним должен был умереть.
Император встал и на невероятно худых босых ногах пошел к выходу. Отодвинул тяжелую расшитую занавесь и выглянул.
Никого!


В комнате не было телохранителей, у входа в комнату не было стражников.
По крупному, неприятному несмотря на довольно правильные черты лицу пробежала судорога. Нерон медленно пригладил короткие рыжие волосы и опустил руки на свой выпуклый живот. Его часто заставали в этой позе, она говорила о том, что император находится в состоянии тягостной задумчивости.
На этот раз Нерон находился в этом состоянии недолго. Он быстрым шагом двинулся вдоль по пустому дворцовому коридору, останавливаясь у каждой двери и стуча в нее кулаками.
Ему никто не отвечал.
Дворец будто вымер.
Что-то бормоча себе под нос, шлепая подошвами по холодному камню, Нерон вернулся в свою спальню и обнаружил, что с его ложа уже исчезли простыни, исчез и ларчик, в котором он хранил яд.
– Спикул! – крикнул в отчаянии Нерон.– Спикул!
Но гладиатор не явился.
– Спикул, приди! Я хочу принять смерть от опытной руки!
Император кинулся вон из спальни и, приволакивая ногу, побежал к лестнице, что спускалась к Тибру. Может быть, он хотел броситься в его темные воды. Даже наверное хотел. Но решимости ему не хватило.
У последнего спуска он замер, шепча:
– У меня нет ни недруга, ни друга.
В этом положении его застали Фаон, Спор и Эпафродит.
Он был так растроган их появлением, что даже прослезился. На их вопрос, что император тут делает, Нерон процитировал им последнюю строку из «Эдипа-изгнанника» автор приводит строку из трагедии неизвестного древнегреческого поэта-драматурга

:
– «Жена, отец и мать мне умереть велят».
Все трое в один голос начали уговаривать его повременить с этим делом. Поскольку во дворце находиться было опасно – в любой момент здесь могли появиться люди Гальбы,– они советовали императору скрыться в укромном месте, где можно было собраться с мыслями и силами.
– Разве есть укромное место в этом мире всеобщего злодейства?
Фаон предложил для этих целей свою усадьбу, что стоит между Соляной и Номентанской дорогами всего в четырех милях от Рима.
В императоре внезапно проснулась решительность. Он велел подавать коней. Как был, босой, в одной тунике, он взобрался на серого жеребца. Ему подали плащ, дабы он мог укутать голову, и платок, чтобы прикрыть лицо.
Стоило небольшой кавалькаде покинуть Сервилиевы сады, как небо распорола вспышка небывало сильной молнии и раздался раскат ужасающего грома. Всадники мчались по улицам, полным народу. «Они посланы за Нероном»,– услышал Нерон вслед. Раздался второй удар грома, и конь императора шарахнулся в сторону, лицо беглеца раскрылось. Отставной солдат-преторианец, узнав его, отдал ему честь.
Доскакав до поворота Соляной дороги, Нерон велел отпустить коней, и люди стали пробираться сквозь кусты и терновник. Шли очень медленно, потому что императору все время приходилось подстилать под ноги плащи.
Наконец выбрались к задней стене виллы. Фаон посоветовал Нерону укрыться в яме, из которой брали песок для строительства, пока он сходит в дом и проверит, нет ли там засады.
– Я не пойду живым под землю.
Ожидая, когда вернется верный вольноотпущенник, император нестерпимо захотел пить. Он потребовал вина, но никто не в силах был ему подать даже воды. Спор просил его немного подождать, ибо в доме у Фаона вино, несомненно, отыщется. Не обращая внимания на, его благоразумные рассуждения, Нерон подошел к первой попавшейся луже, из которой, может быть, мгновение назад лакали собаки, и, зачерпнув оттуда, выпил. После этого он горько сказал:
– Вот напиток Нерона.
Наконец можно было пробираться на виллу. Чтобы появление императора осталось в тайне, ему пришлось на четвереньках лезть через узкий, вырытый под забором проход. Плащ его был изорван, лицо оцарапано. Едва добравшись до первой каморки, он свалился на тощую подстилку, прикрытую ветошью, но спать не стал, страшась сновидений.
Потребовал еды. Ему дали обычный хлеб, ибо ничего другого не было. Он с возмущением отказался.
– Снимите с меня мерку.
Фаон и Эпафродит поинтересовались зачем.
– Снимите с меня мерку и тут же, возле дома, на моих глазах выройте по ней могилу. Принесите воды и дров, без них не управиться с трупом.
Нерон дал еще несколько приказаний, свидетельствующих, что он принял решение умереть. Причем каждое приказание император сопровождал причитанием:
– Какой великий артист погибает!
У него на глазах посыльный вручил Фаону некое письмо. Император, проявив внезапную ловкость, выхватил его из рук вольноотпущенника. Прочитав написанное, побледнел.
Это было постановление сената, в нем Нерон объявлялся врагом, и всем, кто его увидит, надлежало схватить императора для предания казни по обычаю предков.
– Что это за казнь?
Спор, понурив голову, сказал:
– Тебя разденут догола, голову зажмут колодкой и будут сечь до тех пор, пока ты не умрешь.
Нерон вытащил два кинжала, захваченные в последний момент. Опробовал их острия, выбирая более надежный. Но нанести себе удар не смог.
– Нет, час еще не пробил.
Но, сказав это, он велел Фаону, Спору и Эпафродиту начинать крик и плач по нему, как по уже умершему.
Они отказались. Тогда император схватил Фаона за грудь и взмолился:
– Помоги мне, помоги! Я не могу умирать один. Покажи мне пример!
Вольноотпущенник ничего не успел ответить, как император рухнул на свое ложе и стал причитать:
– Дальше жить нельзя, будь разумен, дальше жить нельзя! Ты гнусен, Нерон, ты гнусен!
На улице послышался стук копыт. Это были те, кому велели захватить его живым. Император в трепете выговорил:
– Коней, стремительно скачущих, топот мне. слух поражает.
После этого велел Эпафродиту, своему советнику по прошениям, взять кинжал обеими руками и выставить вперед. Более не раздумывая, с открытыми глазами Нерон бросился на острие грудью.
Когда ворвался центурион, посланный за ним, он еще дышал. Офицер наклонился, чтобы зажать его рану плащом: ему было велено доставить преступника живым. Нерон прошептал: «Вот она, верность» – и испустил дух.

Второй пролог

Шатер императора Священной Римской империи Фридриха I Гогенштауфена стоял на большом зеленом холме. Слева его подножие обтекал небольшой извилистый ручей, справа обнимала пышная ореховая роща. И возле ручья и в роще было полно людей, лошадей и собак. Все они пребывали в слегка возбужденном; говорливом состоянии. Трехдневная передышка, данная старым императором войскам, закончилась. Было объявлено, что сегодня поход продолжится.
Третий крестовый поход.
У входа в огромный белый, украшенный синими ромбами и желтыми лентами шатер собрались все главные военачальники. Справа от входа первым стоял Николай Цорн, предводитель тяжелой рыцарской кавалерии, за ним Отто Фрейзинген, командир конных кнехтов, далее Марк Эвергейм, возглавляющий кавалерию брабантскую. Слева от входа расположились Филипп Куртнэ, Вальтер Герольдсек и фон Отто Гизебрехт, начальники соответственно наваррской пехоты, пеших кнехтов и арагонских стрелков.
Первым из шатра вышел камердинер императора Вильгельм Либенцеллер. Он подал знак герольдам, они подняли свои трубы, приложили их к губам, и над холмом вознесся торжественный, высокий, чуть хрипловатый звук.
– Его величество император!
Фридрих явился. Большой тучный бородатый человек, с одновременно сонным и внимательным взглядом из-под тяжелых век.
Собравшиеся склонились в подобающем полупоклоне.
Трубы герольдов взяли тоном ниже.
Император поднял руку.
Музыка стихла.
– Мы выступаем, господа.
Все знали об этом заранее, но согласно обычаю выразили бурную радость.
– Вильгельм, одеваться!
В тот же момент за спиной Фридриха появились два пажа, в руках у них была императорская кольчуга. Кольчуга необыкновенная, ее изготовили по методу, называвшемуся «ячменное зерно». Суть его в том, что каждое кольцо куется отдельно, причем сверху на одном делается выступ, а снизу отверстие. Выступ пропускается в отверстие соседнего кольца, а затем оба кольца склепываются. Мастера захваченного измором Милана изготовили для императора это чудо кузнечного дела.
Вслед за кольчугою, по всем правилам облачения, Фридриху были надеты наколенники. Каждый состоял из пяти частей кованого железа. Средняя, выпуклая часть свободно скользила при сгибании-разгибании по верхней и нижней частям. Верхняя и нижняя наглухо крепились к кольцам кольчуги. Средняя удерживалась на специальных шарнирах.
Потом настал черед наплечников. Они были выполнены в виде выпуклых кусков железа и ремнями крепились все к той же кольчуге.
Пока продолжалась эта неторопливая, тщательно выверенная процедура, император, чтобы не терять времени, расспрашивал Рахевина, своего секретаря. Он хотел знать, не поступили ли за ночь какие-нибудь новые известия о Саладине Саладин (Салах ад-Дин) (1138–1193) – египетский султан, основатель династии Айюбидов, возглавивший борьбу мусульман против крестоносцев

.
Оказалось, поступили.
– Говори.
Длинный лысоватый секретарь смущенно покашлял.
– Говори же!
– Сведения весьма странные, ваше величество. Доносят, что Саладин приказал срыть стены Арктосиса и Хевана. Эти крепости лежат как раз на нашем пути в Святую землю, если мы не изменим путь движения.
– Мы не изменим путь движения, клянусь тем, ради чего мы сюда прибыли.
– Однако это известие не может не вызвать смущения,– сказал начальник рыцарской кавалерии.
– Он просто распускает такие слухи, которые могли бы вызвать в нас беспечность,– высказал свое мнение Марк Эвергейм.
Ему возразил Филипп Куртнэ:
– Известие, что Саладин срывает стены своих крепостей, вызовет у нас, наоборот, прилив сил.
– Надо еще раз допросить гонца, может быть, его неправильно поняли,– сказал Отто Фрейзинген.
В этот момент императору подвели коня. Он возбужденно похрапывал сквозь отверстия в кожаном наглавнике – шанфройне. Шанфройн был изготовлен из листов плотного пергамента и кожи, которые наклеивались друг на друга еще сырыми. Их натягивали на формовку, воспроизводящую лошадиную голову. Продольная железная полоса проходила от макушки до ноздрей. Отверстия для глаз были защищены с боков железными раковинами. Наушники были совершенно замкнутыми, с обрезанным в виде свистка верхним отверстием. В таком облачении конь был защищен не только от стрел, но и от копий.
– Нет,– сказал император,– никого не надо допрашивать, я уверен, что гонцы сообщили правду. И не надо надеяться, что Саладин сошел с ума, так же как не стоит рассчитывать на то, что таким образом он демонстрирует нам готовность подчиниться.
Собравшиеся у шатра молча ожидали, чем Фридрих завершит свою речь. Он решил помедлить. До того момента, когда взберется на коня. С помощью четырех пажей, руководимых Либенцеллером, ему удалось это сделать.
– Я думаю, нам надо насторожиться, господа. Саладин срыл стены этих крепостей, чтобы у его людей не было соблазна за этими стенами скрываться. Он знает о наших силах. Никогда христианский мир не посылал в Святую землю такого войска.
– И под таким командованием,– пропел Рахевин, но его лесть не была замечена.
– Гарнизоны этих крепостей он присоединит к своему войску, которое, очевидно, слабее нашего. Нам предстоят жестокие сражения, противник будет стоять насмерть.
Военачальники склонили головы в знак почтения к императору и преклонения перед его мудростью.
Императору подали шлем, он был, несомненно, византийской работы. Тулья из вороненого железа с восемью сходящимися позолоченными полосами. Место их соединения покрывал золоченый шишак. Низ шлема был обит золоченою же полосой с изображениями животных.
Водрузив это тяжеленное и импозантное сооружение на свою мощную голову, Фридрих сказал:
– Нам пора, господа.
Военачальники надели шлемы.
Император набрал воздуха в кольчужную грудь и мощно проревел:
– Гроб Господень, защити нас!
Ответом ему было мощное подспудное гудение сквозь отверстия в шлемах.
– Гроб Господень, защити нас!
Император тронул поводья, и его конь тяжело, уверенно и неторопливо зашагал вниз с зеленого холма.
Дорога шла вдоль ручья. Он постепенно набирал силу, и уже к середине дня можно было смело говорить, что крестоносная армия движется не вдоль ручья, но вдоль речки. Фридрих специально держался рядом с водным потоком, ибо был наслышан, сколько бедствий вынесли рыцари Христа в засушливых палестинских землях как раз от отсутствия благодатной влаги. Помимо благотворной духовной жажды их зверски изводила жажда физическая – для многих великолепных воинов, для многих великолепных армий она стала причиной гибели. Поэтому император положил себе ни в коем случае не повторять ошибок прежних полководцев на этот счет.
С речкой пришлось расстаться лишь тогда, когда она в прямом смысле слова перегородила путь. Она как бы говорила: если хочешь быть в моем обществе, ступай не на юг, как ты наметил, а со мною на восток.
– Будем переправляться,– велел император и, чтобы показать, как это делается, первым отправил своего могучего жеребца в воды потока.
Речка была хотя и быстрой, но неглубокой. Вода едва доставала до стремени. Конь медленно, но уверенно перебирал копытами по каменистому дну.
Справа и слева от императора шумно въезжали в воду и другие рыцари, со смехом прыгали пехотинцы и брели вперед, поднимая над головою копья.
И тут конь Фридриха оступился – копыто соскользнуло с большого плоского камня. Жеребец и император вместе, как огромная укрепленная башня, рухнули вправо. Вода торопливо и жадно накрыла их. Те, кто находился рядом, на мгновение растерялись – они были поражены видом происходящего. Потом сразу с десяток человек бросились в воду. Вода сбивала их с ног, волокла за собой. Кто-то добрался до императора, схватил за руку, попытался поднять, но нога застряла в стремени. Конь тоже бился под водой, он воевал за свою жизнь, но на стороне реки, не давая спасающим как следует подхватить императора.
Когда Фридриха Гогенштауфена вынесли на берег, выяснилось, что он уже испустил дух.




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая
ГАЛЕРА И ГАЛИОТ

Утром двадцать второго мая 1504 года из порта Генуи вышли две галеры, принадлежащие флоту его святейшества Папы Юлия Римскую католическую церковь в это время возглавлял Папа Юлий II (1503-1513)

, «Золотая» и «Бирюзовая». На борту первой из них находился кардинал Антонио Колона – один из ближайших приближенных римского понтифика. Это было не случайно, ибо в трюмах кораблей, направлявшихся в город Чивитавеккья, находился весьма и весьма ценный груз. По той же причине на палубах теснилась многочисленная вооруженная охрана, возле заряженных пушек стояли канониры с тлеющими фитилями, впередсмотрящие неотрывно озирали окружающую водную равнину.
Впрочем, большинство тех, кому выпало участвовать в этом путешествии, относились ко всем этим предосторожностям едва ли не иронически. В самом деле, разве можно представить себе человека, который решился бы напасть на столь мощные и хорошо вооруженные суда, да еще находящиеся под охраной папского авторитета.
Среди морских разбойников того времени было предостаточно людей дерзких, но ничего не было слышно о безумцах.
Первые два дня плавания прошли спокойно, и галеры благополучно останавливались на ночь в портах Специи и Ливорно. И кто мог ожидать, что третий день закончится столь трагически.
Его преосвященство восседал в массивном деревянном кресле, установленном в том месте палубы, что называется ахтерпиком ахтерпик – кормовой отсек корабля

, неподалеку от входа в капитанскую каюту. Кстати, на время плавания и сама каюта сделалась корабельным жилищем высокопоставленного римлянина. Судоводителю «Золотой» галеры приходилось ютиться под так называемой сенью. Ее натягивали над кормовой частью судна в жаркое время дня или во время непогоды. Капитан, краснорожий, хриплоголосый генуэзец по имени Пицци, воспринял это изменение в своем образе жизни спокойно. Более того, старался всячески услужить своему гостю, ибо имел определенные виды на будущее. В своих мечтах он представлялся себе то командиром одной из эскадр священного флота, то капитаном Генуэзского порта. Кардинал был той фигурой, которая могла помочь осуществлению этих мечтаний.
Антонио Колона, сорокалетний меланхолик со всеми признаками аристократического вырождения на длинном бледном лице, неторопливо завтракал. Держа в тонкопалой руке ножку куропатки, он время от времени откусывал от нее и задумчиво жевал, морща при этом левый глаз,– ему сильно досаждал стук большого барабана, установленного в носовой части галеры. Огромный одноглазый гигант лупил по нему двумя тяжелыми войлочными колотушками. Таким образом задавался ритм всем ста двадцати гребцам, мерно раскачивавшимся вперед-назад на сорока банках Банка – поперечная скамья на гребном судне (лодке)

вдоль бортов корабля.
Заметив неудовольствие кардинала, Пицци осторожно приблизился к его правому плечу и, покашляв, спросил:
– Ваше преосвященство, не прикажете ли прекратить?
– Что именно?
– Барабанный бой, насколько я заметил, он мешает вам завтракать.
– Не столько завтракать, сколько думать, милейший капитан.
– Вот именно.– Пицци, стоявший в полупоклоне, уже выпрямился, чтобы отдать соответствующий приказ своему боцману, квадратному кривоногому сардинцу по имени Гро, но кардинал его остановил:
– А что станет с кораблем, если барабанщик перестанет стучать?
– Сначала ничего.
– А потом?
Капитан набрал воздуху в грудь – он не любил говорить правду, и особенно сильно – неприятную правду.
– Гребцы могут сбиться с ритма, «запутать» весла…
– И?
– Мы потеряем немного времени, чтобы вернуться к прежнему порядку,
– Понятно,– скучным голосом сказал его святейшество, ему было велено доставить груз как можно скорее, и он не был расположен терять ни секунды драгоценного времени,–Скажите, капитан, а если в бою вражеская стрела выбьет глаз вашему барабанщику или он упадет за борт, как гребцы узнают, с какой скоростью им следует ворочать весла?
– На этот случай у нас есть Гро, он будет задавать ритм голосом.
– А если…
– А если и ему достанется стрела, тогда…
Капитан не договорил, раздался крик мальчишки-впередсмотрящего:
– Корабль!
– Прошу прощения, ваше преосвященство,– пробормотал капитан и бросился в носовую часть корабля по деревянному настилу, проложенному между банками, на которых раскачивались мокрые от пота кандальники.
Кардинал рассеянно откусил от своей куропатки, но жевать не стал. Появление неизвестного корабля его немного расстроило. Не сильно, но достаточно для того, чтобы пропал аппетит. Втайне он надеялся, что это плавание пройдет без приключений, даже без таких ничтожных, как встреча с неизвестным кораблем. Его преосвященство выплюнул изжеванное мясо на палубу и отшвырнул в сторону недоеденную ножку. Она не упала за борт, а плюхнулась на сиденье между двумя гребцами, сделавшись объектом их вожделенных взглядов.
Капитан уже бежал обратно с докладом. На лице его светилась успокаивающая улыбка. Он был рад, что может сообщить его преосвященству новости, развеивающие дым неприятных мыслей.
– Это всего-навсего галиот.
– Что такое «галиот»? – спросил кардинал, являвшийся предельно сухопутным человеком в обычной жизни.
– Такая же галера, как моя, только значительно меньше. У нас арбалетчиков на борту больше, чем людей на ней.
– Вы говорите так, словно он собирается нас атаковать.
Капитан замахал загорелыми волосатыми руками:
– Что вы, что вы! Он идет параллельным курсом и не думает к нам приближаться.
– Не думает? А если задумает?
– У нас есть чем его встретить. Фитили дымятся, а чтобы натянуть арбалет, достаточно нескольких мгновений.
Офицеры «Золотой» галеры, слушая успокаивающие речи капитана, тихо хмыкали, они воспринимали происходящее на ахтерпике как веселый спектакль.
– Кроме того, «Бирюзовая»! – бодро закончил свою речь Пицци и поклонился так, как, по его представлениям, должен был поклониться воспитанный кавалер. Его преосвященство решил, что капитана скрутила короткая судорога.
– При чем здесь «Бирюзовая»?
– Я уверен, что она бросится нам на подмогу. На ее борту тоже есть пушки, арбалеты и гвардейцы.
Кардинал покосился на стоящий слева от его кресла столик с остатками завтрака. Аппетит у него не проснулся, но он счел нужным сказать:
– Спасибо, капитан, вы совершенно меня успокоили.
На лице Пицци появилась восторженная улыбка. Он хотел добавить что-то соответствующее его состоянию, но, не будучи прирожденным оратором, с трудом подбирал слова. С трудом и, главное, долго. Настолько долго, что к нему успел приблизиться лысый боцман и что-то прошептать на ухо. Выражение капитанского лица померкло. Заскучавший было кардинал встревожился:
– Что там у вас?
– Боцман говорит, что «Бирюзовая» отстает.
– Что значит «отстает»? – Его преосвященство нервно покрутился в кресле.
Капитан, ничего не отвечая, бросился на корму. Кардиналу не терпелось самому увидеть, что там происходит, но он не мог как мальчишка бегать взад-вперед по палубе, и ему оставалось одно – нервничать, сидя на месте.
Через несколько минут вернулся смущенный Пицци.
– Так что там? Клянусь ранами святого Себастьяна, вы выведете меня из себя!
– Не думаю, ваше преосвященство, что вам следует расстраиваться. «Бирюзовая» на самом деле отстает, но это ничего не значит.
Кардинал побледнел, хотя казалось, что бледнее уже некуда. Таким образом выражался его священный гнев. Капитан понял, до какой степени им недовольны, и поспешил вычерпать словами возникшее недоразумение:
– Если вы изволите помнить, ваше преосвященство, вечером мы намеревались пристать к берегу в порту Пьомбино. Туда же, вне всякого сомнения, прибудет и «Бирюзовая», так мы договаривались. Мы ведь с самого начала старались не плавать ночью во избежание тех неприятностей, что могут подстерегать нас под покровом темноты.

Барбаросса - Попов Михаил Михайлович => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Барбаросса автора Попов Михаил Михайлович дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Барбаросса у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Барбаросса своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Попов Михаил Михайлович - Барбаросса.
Если после завершения чтения книги Барбаросса вы захотите почитать и другие книги Попов Михаил Михайлович, тогда зайдите на страницу писателя Попов Михаил Михайлович - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Барбаросса, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Попов Михаил Михайлович, написавшего книгу Барбаросса, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Барбаросса; Попов Михаил Михайлович, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн