А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бабкин Борис Николаевич

Удавка из прошлого


 

Здесь выложена электронная книга Удавка из прошлого автора по имени Бабкин Борис Николаевич. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Бабкин Борис Николаевич - Удавка из прошлого.

Размер архива с книгой Удавка из прошлого равняется 244.91 KB

Удавка из прошлого - Бабкин Борис Николаевич => скачать бесплатную электронную книгу



Борис Бабкин
Удавка из прошлого

Красноярск
Четверо мужчин в камуфляже бросились к двухэтажному особняку. Двое впрыгнули в раскрытые окна. Еще один вбежал в открытую дверь черного хода. Четвертый с пистолетом прижался спиной к стене и замер.
– Хрен им на рыло! – подняв рюмку с коньяком, со смехом проговорил рыжеволосый амбал. – Правда, уши поломать пришлось, все-таки у ментов все козыри были. Но получилось. За то, чтоб всегда так было! – Он выпил.
Пятеро сидящих за столом мужчин одобрительно загудели и подняли рюмки. И тут, распахнув спиной дверь, в зал влетел длинноволосый парень. На шум обернулись все. Рыжий оторопело уставился на лежащего без сознания парня.
– Чё за дела? – успел спросить он.
В дверь вбежали двое в масках. Выбив стекла, в окна впрыгнули еще двое. Они быстро уложили на пол сидевших за столом, забив рыжему кляп, заклеили скотчем рот, защелкнули наручники и потащили его к двери. Четвертый, обходя лежащих, сильно бил их по коленям и рукам.
– Вы чего, мужики? – Из комнаты, покачиваясь, вышел рыхлый бородач. – Куда вы…
Резкий удар ногой в живот согнул его. И тут же он получил в лицо солдатским ботинком.
– Выходим! – приказал человек, держащий за руку рыжего.
– Понял, – кивнул сидящий за рулем микроавтобуса с затемненными стеклами коренастый бородач и завел машину.
Микроавтобус задом въехал в открытые ворота. Двое подтащили к нему рыжего и сунули в открытую дверцу. От особняка к машине бежали еще двое. Они тоже запрыгнули в салон. Микроавтобус рванулся с места.
Плотный молодой мужчина вышел из «мерседеса». Потянувшись, зевнул и рассмеялся:
– Хрен вам, ментовня поганая, облизнитесь, сучары!
В кармане прозвучал вызов сотового. Он поднес его к уху.
– Да.
– С освобождением, Топорик, – услышал он.
– Все путем, – кивнул плотный. – Ты насчет бабок звонишь? Отдам. Пару деньков гульну как следует и отдам. Тебя приглашать не стал, публика не твоего класса. Но обязательно отметим это дело. Пока! – Топорик отключил сотовый.
– Как отпустили? – всплеснула руками полная женщина.
– Да вот так, – мрачно отозвался вошедший в комнату крепкий мужчина. – Отпустили. Не доказана его вина, и все! – Он выругался.
– Чусану тоже выпустили… – Женщина всхлипнула.
– Я им устрою освобождение, – процедил мужчина. – Кровью умоются, гниды!
– Господи! – ахнула женщина. – Костя, что ты такое говоришь-то? Посадят ведь тебя. Перестань даже думать об этом. Их Господь накажет…
– Хватит тебе, Оксана. Они сейчас смеются над нами. И я с ними разберусь.
– А где ты был?
– Водкой душу грел.
Двое людей в масках грубо вышвырнули из машины рыжего в наручниках и с завязанными глазами и потащили к входу в полуразрушенную церковь. Там бросили его лицом вниз и тут же, приподняв за скованные руки, поставили на колени.
– Ты совершал насилие над людьми, – услышал он хриплый голос. – И пора ответить за содеянное.
Один из затащивших его рывком отодрал ленту скотча. Рыжий закашлялся.
– Вы чего? – прохрипел он. – Вы кто?
– Виновен он и заслуживает смерти? – спросил человек с хриплым голосом.
– Виновен, – негромко отозвались остальные.
– Да вы кто такие? – испуганно закричал рыжий. – Я…
Сильный удар в живот согнул его. Он уткнулся лицом в кирпичный пол. Сверху медленно опустилась эластичная веревка с петлей на конце.
– Нормально кто-то поработал, – проворчал невысокий майор милиции, – подарок нам сделали. Пятеро из тех, с кем мы очень хорошо знакомы, и у каждого ствол и даже наркотики. И кто же их так отмолотил?
– Говорят, человек пятнадцать их отработали. Разумеется, под стволами автоматов их держали. Врут, – убежденно сказал плотный оперативник. – По следам мы определили: четверо всего было. Двое в окна прыгнули, двое в дверь. Внизу еще четверо связаны. Шестерки, на стреме стояли.
– А где хозяин? – спросил майор. – Ведь этот домище на Чусанова записан. Что битые говорят?
– Утащили его те, кто их отоваривал.
– Не понял.
– Помнишь Тупика? Его, кстати, до сих пор не нашли. Освободили его, судья санкцию на арест не дал. По подозрению в убийстве его брали. На другой день тоже пропал. И до сих пор не объявился нигде и ничего не взял с собой. Да если труп он, то слава Богу. Нам волокиты меньше. Сейчас их хрен упрячешь. Свидетелей не найдешь, а если и есть кто, то через сутки отказываются от своих показаний. И в итоге редко кого сажаем.
– Привет! – К ним подошел блондин среднего роста.
– Здоров, Леха! – Майор пожал ему руку. – Видел крутых этих? – Он кивнул на дверь. – Всыпали им по первое число. А хозяина утащили в неизвестном направлении. – Он рассмеялся.
– Как утащили? – удивился Алексей.
– Молча, – усмехнулся плотный.
– Шеф прибыл, – сообщил капитан.
– Ну и что скажете? – спросил, входя, полковник милиции.
– А чего говорить, Станислав Павлович? – Майор пожал плечами. – Все наглядно – пятеро побитых и внизу еще четверо. Но те, что внизу, шестерки. А тут Игрока, Борца, Мастера, Мороза и Филю отоварили. Так сказать, элиту уголовного мира нашего славного города.
– Чусанов где? – спросил полковник.
– Неизвестно, – ответил майор. – Как говорят эти, его утащили…
– Неуловимые мстители появились, – недовольно проворчал полковник. – Прокуратура дело забирает под свой контроль. Ладно, сегодня же все обсудим. – Он пошел к двери.
– Плакал выход в люди, – вздохнул майор. – Сегодня собрался Людку на концерт повести. Фабриканты Пугачевой приехали. Уж очень она хотела. А мы будем до утра заседать.
– Такова наша милицейская доля, – подмигнул ему Алексей.
– Тебе, Арин, все до лампочки, – отмахнулся майор. – А вот появится жена в доме, тогда и поймешь, что такое…
– Если женюсь, – перебил его Алексей, – то только когда на пенсию выйду. А вам, Андрей Степанович, не надо было заранее обещать.
– Так пусть она одна идет, – вмешался плотный.
– Ты, Сашка, вообще молчи, – повернулся к нему майор. – Ты тот еще донжуан. В общем, дома меня ожидает непогода.
Атаманово
– Привет, – посмотрел на вошедшего в кабинет черноволосого молодого мужчину сидевший за столом полный человек лет пятидесяти.
– Все хорошо, Ниро, – кивнул тот. – Я привез деньги.
– Ну зачем же ты, Яшка, – укоризненно перебил его хозяин, – сразу заговорил о деньгах? Садись, – он кивнул на кресло, – поговорим, выпьем чего-нибудь. Ты что хочешь?
– От коньяка хорошего не отказался бы, – вздохнул Яшка, – а то все как-то не получается, с работой надо трезвую голову иметь.
– Слова мужчины, – одобрительно заметил Ниро. – Земфира! – позвал он. – Коньяк и фрукты. Посидим, обсудим кое-что, а тут и обедать пора подойдет, – улыбнулся он.
* * *
– Приехал Яшка, – тихо проговорил куривший трубку пожилой цыган. – Значит, не послушал нас Ниро. А ведь это плохо кончится. – Он жадно затянулся.
– Да ты всю жизнь чего-то боишься, – снисходительно проговорил крепкий молодой мужчина в кожаной безрукавке, – поэтому и живешь, как нищий. Пойми ты, Будо, время кочевки давно закончилось. Только те, кто не может приспособиться к новой жизни, раскатывают…
– Что ты знаешь о цыганской жизни, Кичо? – вздохнул Будо. – Это все не наш образ жизни, – кивнул он на трехэтажное здание. – И ездили мы на лошадях, а не на автомобилях.
– Я предпочитаю табун лошадей в моторе джипа, – рассмеялся Кичо.
– Но не думаешь о том, – возразил Будо, – что это когда-то кончится и будет плохо нам всем. Сам подумай, сейчас…
– Хватит, Будо! – Кичо засмеялся. – Я жизнью доволен и менять ее не собираюсь. Нас никто не трогает и не тронет.
– Ты слишком молод и горяч, – снова вздохнул Будо, – и поэтому ничего не понимаешь.
– Хорошее дело вы делаете, – проговорил Ниро, – что сдаете других торговцев. Молодцы! – рассмеялся он.
– А что делать? – усмехнулся Яшка. – Жить-то надо. И вот он, выход – покупателей больше и нам польза. Все-таки…
– Да понял я, чья это мысль, – махнул рукой Ниро и поднял рюмку. – Давай пока за его здоровье.
Красноярск
– Твою мать! – приглушенно выругался остановившийся в дверях старший сержант.
– Чего там? – спросил прапорщик и расширил глаза. – Не сам вздернулся, – с трудом проговорил он. – Вызывай оперативку.
– Кажется, Чусанов нашелся. – Александр сунул в подмышечную кобуру пистолет.
– Я тоже так думаю, – отозвался Алексей.
– Быстрее вы! – поторопил сидевший за рулем лысый водитель.
– Да я понятия не имею, кто мог Чусану уделать, – пожал плечами Топорик. – Врагов, конечно, полно, но чтоб вот так, внаглую, в его коттедже бригадиров и его парней отоварили… Понятия не имею, кто бы это мог быть. Уж больно нагло работали и умело. Там Мастер один чего стоит. Да и другие не подарок. По крайней мере…
– А не связываешь ли ты это с последним делом? – спросил невысокий плешивый мужчина в золотых очках. – Например, я думаю, что это как-то связано именно…
– Хорош тебе, Яков, кто мог это устроить? Пахан этого придурка, которого мы по-пьяному делу притоварили, просто…
– Этот «просто», – не дал ему договорить плешивый, – служил в морской пехоте. Так что учитывай его друзей по службе…
– Да ладно, – недовольно перебил его Топорик, – нашел, блин, морских котиков. Костика этого в баре двое моих так отметелили, когда он стал на них жути гнать, что он неделю отлеживался. Хотя, возможно, Костик сам рохля, а приятель у него какой-нибудь ломака. Я в это, конечно, не особо верю, но проверить стоит. – Взяв бокал с пивом, Топорик сделал несколько глотков. – А где ты свидетелей нашел? Ну, которые…
– Не об этом волноваться стоит, – недовольно заметил плешивый. – Я, например, очень боюсь.
– Да хватит тебе, Суцкий, ты-то при каких тут? Хочешь, я тебе пару парнишек дам?
– Но ты говорил, что у Чусанова были тренированные охранники.
– Да еще неизвестно, что с Чусаной, может…
– Уже известно, – не дала договорить Топорику вошедшая в комнату миловидная женщина. – Сейчас менты в развалинах старой церквушки недалеко от аэропорта и нашли Толика. На веревке, – усмехнулась она. – И чтоб никто не подумал, что от раскаяния сам повесился, плакатик на груди – «Так будет с каждым».
– Да, – произнес мужчина в прокурорском мундире, – вот и нашли Чусанова. Не ожидал я подобного. Ведь недавно против него дело об убийстве возбудили, а тут…
– Суд не нашел доказательств его вины, – усмехнулся куривший рядом с накрытым куском ткани трупом Алексей. – Но видно, кто-то рассудил иначе. Так будет с каждым, – кивнул он на плакатик на груди у трупа.
– Черт возьми, теперь нам это дело всучат, – пробормотал следователь прокуратуры. – И придется найти…
– А не хочется? – покосился на него Алексей.
– А тебе?
– Да я бы, если б моя воля была, на месте таких кончал. А то сейчас… – Он выругался.
– Не один ты так думаешь, – заметил Александр. – Но выходит, и Тупиков тоже убит. Его месяц назад освободили, взяли за избиение таксиста, повлекшее смерть, но тоже ничего не доказали. Освободили из зала суда, и он пропал. Сначала было мнение, что сбежал, но его документы и вещи на месте. Значит, и Тупиков убит.
– Трупа нет, – сказал Алексей, – дела нет. Но наверное, ты прав. Выходит, теперь на очереди Топориков.
– Но тогда и судью могут убить, – вмешался следователь прокуратуры, – и защитника.
– А кстати, кто судил Тупика? – спросил Алексей.
– Да Позов, он Тупикова освободил. Мы писали кассационную жалобу.
– Понятно, – кивнул Алексей. – Хотелось бы знать, кто это, хотя бы для того, чтобы пожать ему руку.
– Чтоб затем застегнуть на ней наручники, – засмеялся Александр. – Не очень гуманно.
– Ладно, Арин, – к Алексею подошел судмедэксперт, – мы свое отработали. Заниматься этим ты будешь, Ловков? – взглянул он на следователя.
– Хрен его знает кто, – пожал плечами тот. – Но лично мне бы не хотелось, хотя бы потому, что этот Чусанов та еще мразь.
– Хорошо, что кто-то это понимает, – кивнул эксперт. – Повесили этого сукиного сына профессионально, перекинули веревку через балку, набросили петлю и натянули.
– Чусану вздернули, – быстро говорил в сотовый Топорик. – Нашли его в церквушке около аэродрома. Там раньше совхоз был. Вот там и повесили. И плакатиком на груди: «Так будет с каждым». В общем…
– И ты чувствуешь дыхание смерти, – насмешливо произнес голос в трубке, – на своей…
– Хорош балдеть, – перебил Топорик. – Тупик тоже пропал, нет его нигде.
– Да не трусь ты, Олежка. Чусана, он и есть Чусана. Точнее, был им и мешал многим. Я ему всегда говорил – не кончится добром твоя самодеятельность. Он и китаезам дорогу не единожды переходил, и с таежниками ссорился. Его, кстати, предупреждали не раз.
– Ни китаезы, ни таежники так не мочат, – возразил Топорик. – И плакат на груди.
– Ну, все ясно – наверняка таежники его подвесили и предупредили: если кто еще влезет в их дела, тоже повесят. А как у тебя дела с ними?
– Да вроде как по шоколаду. Не было у меня с ними стычек. Я не раз базарил Чусане – не лезь ты к ним.
– Ну вот и нашли крайних. Но я, например, и на китаез думаю. Ладно, я перетру с Лохматым. А ты на кой хрен засветился? Ведь запросто мог на срок уйти. На кой хрен вам этот…
– Да по бухаре все вышло. Он со шкурой был, ништяк малолеточка. А мы в подпитии были. И отпустили пару комплиментов. Парнишка занесся. Ну мы и стали его пинать. А он, паскуда, сдох в больничке. К его родичам сунулись, они бабки наотрез брать отказались, ништяк, у нас…
– Не у вас, – поправил его абонент, – у меня. И мне это немалого стоило. Впрочем, об этом потом. А сейчас ты должен кое-что выяснить.
– Смотри! – отскочив от канавы, воскликнула молодая женщина.
– Что там? – повернулся к ней мужчина, менявший колесо «Москвича».
– Там труп висит… – Побледневшая женщина указала вперед.
– Что? – спросил по телефону подполковник милиции. – Где? – Услышав ответ, покачал головой.
– Кто его нашел? – спросил плотный майор с седыми висками.
– Да вон они, – старший лейтенант ДПС кивнул на стоявших у «Москвича» мужчину и женщину, – вызвали нас по сотовому. Паспорт, водительские покойного, – он протянул завернутые в целлофан документы, – в заднем кармане джинсов были. Точнее, того, что от них осталось… обглодал труп кто-то весьма прилично. Если б не документы, то только эксперты смогли бы определить.
– Тупик это, – сказал подошедший Александров. – Серьга в правом ухе и кольцо на пальце с гравировкой.
– Эксперты должны подтвердить, – поморщился майор. – И то, что это Тупик, не прибавляет мне оптимизма, – вздохнул он. – Похоже, появился маньяк, который мочит отпущенных судом преступников.
– Ну и пусть мочит, – усмехнулся Александров, – нам работы меньше. А то ловишь-ловишь, а он, сука, все равно на свободе. И ходит по земле…
– Значит, таких можно убивать? – перебил его майор.
– А ты сам, Лапин, что думаешь?
– Преступление должно быть раскрыто, а преступник понести наказание. И решать, виновен ли человек, и наказывать имеет право только государство. И не тебе об этом говорить.
– Да знаю я. Но порой просто бесит, когда…
– Начальство прибыло, – негромко сообщил старший лейтенант.
– Итак, – прокурор края осмотрел сотрудников следственного отдела, – какие будут соображения?
– Трупов с плакатиками уже два, – доложил рыжеволосый следователь. – Это не единичный поступок доведенного до отчаяния…
– Какие еще будут соображения? – остановил его прокурор.
– Тупиков и Чусанов были связаны делами, – негромко проговорила молодая русоволосая женщина. – Вполне возможно, что им мстят за совершенное ими…
– Мы проверили всех, – перебил ее прокурор, – кто был так или иначе связан с ними.
– Вполне возможно, они совершили преступление, о котором мы не знаем, – сказала женщина. – А пострадавший нанял людей и…
– Так, – прокурор стукнул ладонью по столу, – прорабатываем все версии. Основной пока являются криминальные разборки. Разумеется, это не исключает и других версий. Дело будет вести Игорь Васильевич Борисов, – показал он на крепкого мужчину лет сорока пяти. – Помощников он выберет сам. Прошу вас, Игорь Васильевич, работайте в тесном контакте с уголовным розыском.
– Хорошо, – кивнул Борисов.
– Он повешен около месяца назад, – сообщил, снимая перчатки, эксперт. – Других повреждений нет. По крайней мере все кости целы. Шейные позвонки продавлены и сдвинуты вверх. Поэтому я и утверждаю, что он был повешен. Кстати, документы сунули в его карман совсем недавно. Дня два, от силы четыре. Месяца полтора назад там было дорожное кафе, потом его сожгли. Кто – неизвестно.
– Мы знаем это, – кивнул Алексей. – И тоже думаем, что труп оставили там, чтоб его быстрее обнаружили. Но кафе сожгли, потому повешенного тогда не нашли, а обнаружили сейчас случайно.
– Я бы не заявлял так категорично о случайности, – возразил подполковник. – Надо проверить эту парочку на предмет…
– Арин, – позвал Алексея майор, – иди-ка сюда. Посмотри, что здесь за надпись? – В руке он держал какую-то бумажку.
Алексей подошел.
– Делай вид, что читаешь, – прошептал майор, – иначе он достанет тебя. Этот Громахин все знатока изображает. Его скоро на покой отправят, вот он и лезет во все дела.
– Да в курсе я, – кивнул Алексей. – Просто обижать старика не хочется. Все-таки он сколько лет эту лямку тянет, ни разу на лапу не брал и ранен раз восемь. А ты что думаешь об этих вешателях?
– Не знаю, что и сказать. Ясно, что не все так просто. В коттедж к Чусанову занырнули тренированные парни. И не убили никого, связали и оставили нам. Ведь хотя бы за хранение оружия они уже на срок пойдут. Следовательно, кто-то организовал команду. Мне, например, кажется, что еще трупы будут. – Майор вздохнул. – Вроде и неплохо – мразь давят, но работы нам прибавится. А когда выйдем на них, что делать? Ведь они вроде как социальные санитары.
– Волков тоже санитарами зовут, – усмехнулся Арин, – но лицензию на отстрел периодически дают. А эти, как ты говоришь, санитары – сейчас преступники. Они демонстративно убивают. И оставляют плакатик как бы в назидание другим.
– Слава тебе Господи, – перекрестилась Оксана. – Хотя, может, грех так говорить, но я рада, что хоть одного уже нет на свете. Ведь он с тем, другим, нашего Андрюшку… – Голос ее дрогнул, и она отвернулась.
– Выходит, не перевелись еще люди в нашем крае, вздернули одного гада. Может, и другой под прицелом ходит. Я уж и сам думал об этом, – кивнул муж. – Но как-то…
– Да перестань ты, – испуганно сказала Оксана. – Ты о нас подумал? Ведь посадят тебя и во внимание не возьмут, из-за чего ты…
– Все, хватит, не береди мне душу. А то возьму ружье и пойду картечью другого напичкаю. Видела ты, какие они оба здоровенные кабаны? Как подумаю, что они нашего Андрюшку били… – Играя желваками, он сжал кулаки.
– И тебе наподдали.
– Просто не ожидал я, что эти двое начнут прямо в баре. Я с ними еще встречусь.
– Да перестань ты, Костя, ведь убьют тебя или посадят. И что тогда нам делать? Что я Ленке-то скажу? Она звонит и просит, чтоб Андрей к телефону подошел. Я ж не говорила ни маме, ни ей, что Андрюши больше нет. – Оксана заплакала.
– Перестань, – глухо попросил Константин. – А твоим старикам надо про Андрюшку сказать, а то не по-людски выходит. Убили их внука, а мы не сообщили и похоронили без них.
– Так отец только что инфаркт перенес. Если бы узнал, то умер бы.
– Но одного все-таки сделали. – Константин обнял жену. – И других такое ожидает.
– Короче, вот что, мужики, – Топорик осмотрел стоявших перед ним крепких парней, – кто-то нам войну объявил, поэтому надо всегда быть наготове. Понятно?
– А чего тут непонятного? – усмехнулся один из парней. – Мы уж базарок вели за эту хреновень. Скорее всего это таежники, мы им сколько раз дорогу переходили. И Чусана им путь в город закрыл. Мы же их продавцов с рынка вышибали. И Тупик с ними не раз схлестывался. Короче, мы тут перетерли, что к чему, и решили…
– Решать буду я! – отрезал Топорик. – Насчет таежников неясно. Вполне могли и китаезы с Чусаной расправиться. Таежники не вешают, да еще плакат этот. На китаез это можно списать, у них тут дел много, а мы им здорово мешаем. В общем, мужики, внимание и еще раз внимание. И от меня…
– Слышь, Топорик, – насмешливо перебил его голос, – ты, похоже, за свою задницу боишься больше, чем за…
– Кто это там чирикает? – Топорик шагнул вперед. – Смелые стали! – Он криво улыбнулся. – Забыли, как я вас собирал? И отмазывал не раз. Не вы же увязывали…
– Да мы просто давно по-настоящему не работали, – не дал ему договорить другой. – И бабок приличных из-за этого не маем. Тут вас с Чусаной отмазывали, и нам обещали неплохие бабки дать.
– Получите, – сказал Топорик. – Дайте мне в себя прийти. Все-таки четыре месяца в камере проторчал. Сами понимаете.
– А когда отмечать будем? – спросил кто-то.
– Сегодня вечером большая пьянка! – крикнул Топорик.
– Да мы-то при каких тут? – поинтересовался по телефону бритоголовый верзила лет тридцати пяти.
– А узкоглазые могли? – спросил его человек, который говорил по телефону с Топориком.
– Запросто. Они желают все к своим рукам прибрать. Всю Сибирь уже заселили. На Дальнем Востоке их до едрени фени. И здесь свои кварталы желают создать.
– Вот что, Лохматый, ты перетри с Топориком. По-хорошему перетри. Объединитесь и пару раз врежьте им как следует. А потом данью все торговые точки обложите. Не поймут, тогда уже по-другому говорить будем.
– А может, лучше сразу им по черепушкам настучать? Ведь оборзели вконец, сучары узкоглазые.
– Не торопись. Надо это делать тогда, когда с ментами будет увязано. Я звякну и скажу, когда можно будет серьезно китаезами заняться.
– Ништяк. А насчет Топорика… Лучше тебе ему сказать об этом. А то ведь у нас кое-какие вопросы нерешенные остались. Я согласен на работу вместе с ним потому, что китаезы уже достали. Они, сучары гребаные, с корейцами и эвенками снюхались.
– С Топориком я базарил, и он в курсе. Как ты думаешь, кто мог Чусану вздернуть?
– Да мы здесь и сами варианты прикидывали. Вроде, кроме китаез, некому. Но с другой стороны, на подобное они вряд ли пойдут. И плакат этот хренов… Не родня ли этого пацана забитого? Пахан у него в десантуре служил, в морской пехоте, точнее. И вроде цыгане к этому отношение имеют. А в городе троих повязали, в тех районах, где цыгане торговали. Ну а наши люди вмешались, и их повязали. Вот я и мыслю, уж не цыгане ли их подставили? Разобраться надо бы. Просто сейчас дела имеются, а как все решу, я с ними…
– Не спеши. Ты постарайся выяснить, кто в натуре имеет отношение к повешенным. Может, кто-то из корейцев или эвенков вздернул Тупика и Чусану. Насколько я в курсе, Чусана с Тупиком хотели на меховщиков счетчик включить.
– Узнаю. У меня там есть стукачи.
– Слышал я, – затянувшись из длинной трубки, кивнул сидевший перед костерком пожилой мужчина с редкой бороденкой. Он снова глубоко затянулся и закрыл глаза.
– Лесовик, – сказал стоящий перед ним китаец, – я хочу знать, твои люди сделали это или нет?
– Не мои. – Старик покачал головой. – Мои убивают в тайге. А в городе мы не убиваем. – Он поднял голову. – А почему ты спросил об этом, Китаец?
– Милиция начала операцию по прочесыванию районов вокруг Красноярска. И мы думаем, что это связано с повешенными. В городе забрали около сотни наших рабочих. И их снова отправят…
– А ты мне вот на что ответь, – пробормотал Лесовик. – Почему вы все в Россию лезете? И бьют вас тут, и назад отправляют, а вы, как пчелы на мед, слетаетесь. Чего вам тут надо?
– А ты что, депутат Государственной думы? Или скинхедом стал? – Китаец усмехнулся.
– Да нет. Ни то и ни другое. Понять пытаюсь и не могу, почему вас русские мужики терпят. Вы же у них работу забираете, женщин в постель укладываете. Неужели не понимают, что очень скоро русских не останется?…
– Ты уверен, что твои люди не участвовали в этом? – снова спросил Китаец.
– Я о своих все знаю. – Лесовик снова затянулся.
– Пошли, – тихо сказал Китайцу мужчина с обветренным, темным от загара лицом. – Он сейчас обкурится, и говорить с ним будет невозможно.
– А ты, Соболь, ничего не знаешь о повешенных? – спросил Китаец.
– Кроме одного, – со злостью произнес Соболь. – Я бы сам вздернул их, если б мог. Они у меня дядю в прошлом году убили. Но не я это.
– Кто же? – пробормотал Китаец.
– За что вы его? – пытаясь остановить уводящих мужа двоих милиционеров, кричала Оксана. – Он ни в чем не виноват!
– Отойдите, Лопатина, – строго проговорил капитан. – Мы предлагали ему идти самостоятельно, а он попытался оказать сопротивление.
Милиционеры вывели Константина из квартиры.
– Я жаловаться буду! – со слезами закричала Оксана. – Настоящих бандитов отпускаете, а честного человека забираете. Костя! Я сейчас же еду в прокуратуру!
– Это ваше право. – Капитан вышел.
Опустившись на пол, Оксана зарыдала.
– Что случилось? – осторожно заглянув в комнату, спросила соседка.
– Костю забрали, – отозвалась Оксана.
– Плакаты изготовлены в одно время, – говорил полковнику милиции эксперт. – Примерно восемь месяцев назад. Свойства краски…
– Избавьте, Илья Семенович, от подробностей, – улыбнулся полковник. – Я и в школе не дружил с химией, знаю только, что Менделеев открыл периодическую систему элементов.
– Вы хотя бы знаете фамилию Менделеева. Многие не знают и этого. – Эксперт рассмеялся.
– Где был двенадцатого? – зло спросил лейтенант милиции сидевшего перед ним в наручниках Лопатина.
– Да иди ты! – дернулся к нему тот. – Дома и был! Вы совсем с ума посходили! Да! Я убил бы этих двоих, если б мог! Но не трогал я их! Не трогал!
– Слушай сюда, Лопатин, – криво улыбнулся старлей, – лучше напиши явку с повинной. У тебя убили сына, и ты думал, что это…
– Я не думаю, – перебил его Лопатин, – а знаю! Это они убили Андрюшку! И вы это знаете, но…
– Заткнись! – прервал его милиционер. – Я тебе даю последний шанс…
– Хватит! – резко произнес, входя, полковник. – Что за чертовщина тут происходит?! Почему он в наручниках?
– Его доставили по делу Чусанова, – ответил старлей. – И…
– Немедленно отпустить! – не дослушав, приказал полковник. – Кто…
– Я, – услышал он голос вошедшего седого подполковника. – Люди, которые нашли повешенного Тупикова, его знакомые. Так что…
– Снимите наручники и отпустите его! – повторил полковник. – Вас, Антон Петрович, прошу пройти со мной, – сдержанно обратился он к подполковнику. – А вы извинитесь и отвезите Лопатина домой. – Он взглянул на старшего лейтенанта.
– Четверо их было, – нехотя проговорил коротко остриженный амбал, лежавший на кровати с загипсованными ногами. – Отработали они нас шустро. Чусану выстегнули и потащили к двери. Хотя нет, браслеты ему нацепили, рот заклеили скотчем и глаза завязали. Я как раз очнулся и видел это. А потом меня снова вырубили и ноги, суки, переломали. Ништяк не одному. Знать бы, кто эти умельцы, мать их! А теперь еще и чалиться придется. Уж вы-то не упустите момент упрятать. – Улыбаясь, он взглянул на сидевшего рядом Арина.
– Не упустим, – весело согласился тот. – И получите по статье за хранение по максимуму. Правда, можешь себе срок скостить, если вспомнишь, что эти четверо говорили. Ну, может, по именам или кличкой кого-то называли?
– Да ни хрена они не говорили, – поморщился уголовник. – Влетели и давай нас ломать. Двое в окна, двое в дверь. Сначала одного из шестерок Чусаны забросили. Я поначалу подумал, что это ОМОН, но потом понял, что нет. В темном камуфляже все они были. А в натуре Чусану вздернутым нашли?
Арин, не отвечая, спросил снова:
– Оружие у них было?
– Я не видел. Слишком быстро все это произошло у них. Из нас никто и сопротивляться не смог. Влетел шестерка Чусаны, и начали они вчетвером всех укладывать. Только Мастер вроде пытался ударить одного. Точно, ногой хотел врезать, но его сзади другой вырубил. Впрочем, если бы мы и начали отмахиваться, ловить нечего было, у них школа классная. А тут еще мы растерялись. В общем, ничего больше сказать не могу. Но мы все равно узнаем, кто это такие, и свое с них получим.
– Может, шепнешь, когда узнаете? – усмехнулся Алексей.
– Сам узнаешь, когда трупы найдешь, – процедил уголовник.
– Хорошо. – Алексей вышел из палаты. – Не приходил к нему кто-нибудь из приятелей? – спросил он сидевшего у двери милиционера.
– Да не положено же, – поднявшись, доложил тот.
– Я и не говорю, что положено. Никто не пытался?…
– Нет, – покачал головой старший сержант.
– Отправляйте его на пенсию, – нервно говорил полковник. – Додуматься надо – те, кто нашел повешенного…
– Я уже в курсе, – кивнул генерал-лейтенант милиции. – И скоро проводы устроим. Не хотелось его обижать. Все-таки… – Не договорив, рассмеялся. – Он убежден, что это дело рук Лопатина. И знаешь, Букин, – вздохнул он, – вполне возможно, Антон Петрович прав. Лопатин служил в специальном подразделении морской пехоты. Неуравновешен, несколько раз его задерживали за драки. Правда, уголовных дел не заводили. К нему иногда приезжают сослуживцы. Так что можно допустить, что Лопатин вызвал своих приятелей и они устроили самосуд.
– А за месяц до этого для тренировки повесили Тупикова? – усмехнулся Букин.
– Черт возьми! – воскликнул генерал. – Я и забыл об этом. Запудрил мне мозги Громахин и почти убедил, – засмеялся он. – Не надо брать…
– Он уже был в ИВС, – не дал ему договорить полковник.

Удавка из прошлого - Бабкин Борис Николаевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Удавка из прошлого автора Бабкин Борис Николаевич дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Удавка из прошлого у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Удавка из прошлого своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Бабкин Борис Николаевич - Удавка из прошлого.
Если после завершения чтения книги Удавка из прошлого вы захотите почитать и другие книги Бабкин Борис Николаевич, тогда зайдите на страницу писателя Бабкин Борис Николаевич - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Удавка из прошлого, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Бабкин Борис Николаевич, написавшего книгу Удавка из прошлого, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Удавка из прошлого; Бабкин Борис Николаевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн