А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бабкин Борис Николаевич

Сюрприз для оборотня


 

Здесь выложена электронная книга Сюрприз для оборотня автора по имени Бабкин Борис Николаевич. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Бабкин Борис Николаевич - Сюрприз для оборотня.

Размер архива с книгой Сюрприз для оборотня равняется 240.81 KB

Сюрприз для оборотня - Бабкин Борис Николаевич => скачать бесплатную электронную книгу



Бабкин Борис Николаевич
Сюрприз для оборотня

Чукотка, поселок Глубинка

– Я уже сказал! – громко говорил плотный мужчина в старом грязном камуфляже. – Я ухожу! И ничто меня не заставит передумать. Если вы посмеете предпринять что-то в отношении моих родных, я…
– Где Алхимик? – прервал его бородатый амбал. – Скажи…
– Все, – плотный указал рукой на дверь, – убирайтесь! И передайте…
– Где Алхимик? – зло повторил амбал.
– Я сказал – вон отсюда!.. – Плотный, выронив карабин, ухватился за рукоятку вонзившегося ему в живот охотничьего ножа и повалился.
– Зря, – недовольно буркнул амбал. – Алхимик нужен был. Где теперь эту сучару искать?
– Да он шмальнул бы, – сказал здоровяк со шрамом на лбу, – и завалил бы кого-нибудь. Он же, сука, в спичечный коробок с пятидесяти шагов навскидку попадал.
– Стой! – послышалось с улицы, и тут же раздался выстрел.
Здоровяк и амбал выскочили на крыльцо.
– Там кто-то есть… – Невысокий узкоглазый мужчина с «винчестером» в руках кивнул на каменную гряду. – Я выстрелил, но не попал, кажется…
– Проверить! – рявкнул амбал.
Трое молодых мужчин с оружием бросились к гряде.
– Наверняка Алхимик, – предположил здоровяк.
– Навряд ли, – возразил амбал. – Он бы завизжал с испуга.
– Сейчас приедет, – усмехнулся здоровяк. – Все-таки зарплата маленькая, а жить хочется широко. Так что…
Послышался шум подъезжавшей машины. Из-за каменной гряды показался «уазик».
– Нет никого… – К ним подошли трое.
– Там волк был, – сказал один. – По тундре…
– Да я точно человека видел, – перебил его узкоглазый.
– Все, – отмахнулся амбал, – ждите у тачки. Узкоглазый и трое парней быстро пошли к реке. «УАЗ» остановился и дважды мигнул фарами.
– Страхуется, – усмехнулся здоровяк.
– Теперь понятно, почему мы до сих пор не в камере, – усмехнулся один из троих. – Нас…
– Закрой рот, – чувствительно ткнул его стволом «винчестера» узкоглазый, – и забудь о том, что видел, или помогу! – Он упер ствол в подбородок повернувшегося к нему парня.
– Да ты чё, Местный? – испугался тот. – Я…
– Все, – узкоглазый забросил ремень «винчестера» на плечо, – давайте чайку попьем.
Второй парень вытащил из рюкзака двухлитровый термос.
– Идиоты! – недовольно проговорил сидевший рядом с водителем «уазика» плешивый мужчина в очках. – И что теперь? Не надо было этого. Если бы сами пришли, я бы сразу… – Не договорив, он махнул рукой. – Да что теперь об этом болтать. Подожгите домишко. Тут полно бродяг разных, так что на них и спишется. Кстати, два дня назад около Снежного так и было, троих завалили и подожгли. Поэтому действуйте. – Он подбросил на ладони сверток. – Все?
– Пересчитай, – усмехнулся амбал.
– Верю. – Плешивый сунул сверток в карман штормовки. – Трогай, – буркнул он и захлопнул дверцу.
– Господи, – лихорадочно шептал сидевший в деревянном туалете мужчина, – помоги. Спаси, Господи!
– Зажигайте, – прикурив, кивнул амбал.
– Да погоди, – остановил его здоровяк. – Ошмонайте все, чердак просмотрите. У него пушнины всегда много было. Да и жратву не забудьте. А если самопал найдете, вообще благодать! – хохотнул он.
– Вона как, – вздохнув, пробормотал седобородый старик. – А тя, значится, не заметили? – покосился он на молодую русоволосую женщину.
– Заметил один, – вздохнула она, – стрелял. Я побежала и в какую-то яму свалилась. Там искали двое или трое.
– Надобно те, милка, уезжать, – вздохнул старик. – В милицию, как я понял, ты обращаться не пожелаешь. Оно и верно, счас время не такое, чтоб, значится, в милицию идти. Провожу я тя до Маркова. Там и вертолеты часто бывают, и даже самолет раз в неделю летает. Оттель и улетишь. Только помалкивай об этом деле-то. А то ведь здеся людишки ой как часто пропадают. На тя вроде как и подумать не могут, но, один хрен, тут те оставаться не в жилу, нельзя, в общем.
– Хорошо, что я увидела…
– Забудь, те сказано! – крикнул старик. – И никому ни слова. Ну а уж как доберешься до своей Москвы, сама думай, как быть. Хотя и там у вас эти самые оборотни в погонах имеются. А уж тут…
– Но наверняка и у вас здесь, – перебила женщина, – большинство честных…
– Ага! – усмехнулся старик. – То-то и находят подснежников по весне в сопках и в тундре. И почему-то те, кто в тундру не суется для охоты, в мехах ходят и постоянно на курорты разные ездят. А кто пасет олешек али охотится, ничё не мают. Меха, можно сказать, караванами уходят. И рога оленьи тоже. А уж за те места, где золотишко есть, и говорить неохота, там вообще власти нет. Даже прокурор и тот не медведь! – Он засмеялся. – Хотя…
– Такие дела творятся, а вы, Семен Федорович, веселитесь, – упрекнула женщина.
– Так ежели завсегда помнить, что хреново на белом свете жить, – вздохнул старик, – то и вообще жить не стоит. А мне в петлю башку совать охоты нет. Лет, конечно, уж шестьдесят, как ни верти, но силенка пока имеется, и подаяния не прошу, и в обиду себя не дам. А ежели уж беспредел начнется, я погутарю с ими с переводчиком… – Он кивнул на висевший на стене пятизарядный карабин. – У него и подружка имеется, и жалится смертельно. – Старик взял двустволку двенадцатого калибра. – За просто так меня никто не скушает. И медведь на зуб пробовал, и росомаха в горло пыталась вцепиться, и с волками разбирался ножом, так что не дам себя в обиду. А вот ты, Маша… я когда тя приметил, очень даже удивился: это ж надо – такую фифочку тут увидать. И занесла же тя нелегкая. И не боишься одна тут путешествовать? Ружьишком своим, могет, зайца испугаешь. Стрельнуть-то смогешь, али так, для собственного утешения носишь с собой?
– Смогу, – улыбнулась Мария. – А в эти края я с детства мечтала попасть. Все-таки здесь самый край нашей страны… и все не так, как в центре и даже в Сибири. Оленей я только в зоопарке и видела. А здесь даже ездила на них. И волков с вертолета стреляла. Спасибо вам.
– Да ты благодарить-то не торопись. Беду на тебя просьба моя накликала. Не вели я те пойти за вяленкой к Степану, и не было бы у тя опаски сейчас. Но не волнуйся, я те помогу дойти до Маркова и оттуда отправлю на материк. Ну, точнее, до Билибина, оттуда до Магадана запросто доберешься. А потом куды захочешь. Ты вот что скажи, ты где работаешь-то? Ведь билет сюда стоит не дешево. И не похожа ты на богачку.
– В отпуске я, – улыбнулась она. – А работаю там, где нравится. Не обидела я вас таким ответом?
– Да что ж обижаться-то? Я спросил потому, что ты о работе своей не упоминала ни разу. Что живешь в Москве, знаю. Отец твой и мать тоже в столице. А о работе ни слова. И кажись, я тя где-то видел. Вот хоть убей, но кажется мне, и все дела.
– Может, похожа на кого-то из ваших старых знакомых, – улыбнулась Маша.
– Могет, и так. В общем, вот что. Завтра с утречка и двинемся к геологам, тут недалече, через пару часиков у них будем. Долетим до Маркова, а там мыслить будем, куда тебе ловчее добраться. Счас давай поедим и на боковую. Я с утречка пораньше встану и приготовлю, что с собой возьмем.
– Мне нужен Алхимик! – прорычал полный мужчина в накомарнике. – А вы…
– Да все путем, – усмехнулся амбал. – Нам посоветовал…
– Плевать мне на советы! Найдите Алхимика! Он должен отдать все! Ясно вам?! И еще. Вы уверены, что никто ничего не видел?
– Да все путем, – повторил амбал. – Мы…
– Там были какие-то двое, – перебил его полный. – И еще: от дома Арпиева бежала девка, ее видели. Узнайте, кто такая, и уберите ее. И найдите Алхимика!
– Погоди, Бублик, – растерялся амбал, – какая девка? Там не было…
– Я сколько раз говорил, чтоб не называли меня…
– Слушай, ты, – не выдержал здоровяк, – не строй из себя блатного. И не верещи, а то у меня от твоих воплей в ушах звенит. Мы сделали то, что сделали. Алхимика не было там, девку мы тоже не видели. И еще двоих каких-то. Кто тебе…
– Местный видел человека на гряде, – зло напомнил Бублик. – А двоих у ручья заметила баба Кривого. Они видели пожар и наверняка запомнили вас. Кретины!
– Слушай, ты, – здоровяк ухватил Бублика за шею и поднес нож к его губам, – если еще раз тявкнешь, я тебе язык отрежу и заставлю сожрать без соли! Понял?
Бублик, не удержавшись, с размаху сел на пол.
– Где Шаман? – спросил здоровяк.
– Больно, – проскулил Бублик. – Я скажу Шаману…
– Где он? – повторил здоровяк.
– Его не будет два дня, – потирая копчик, ответил Бублик. – И я советую вам найти за это время Алхимика, девку и тех двоих. Свяжитесь с Дятлом, наверняка он что-то знает, и вам легче будет искать двоих, а тем более девку. – Он поднялся и вышел.
– Значит, в натуре Местный видел кого-то, – процедил амбал.
– Надо к Дятлу занырнуть, – сказал верзила.
– Нельзя у него светиться, – покачал головой амбал.
– Пошли к нему Алиску, пусть перетрет. Если заява была, то от кого и что в ней написано.
– Тоже верно, – согласился верзила.
– А те двое скорее всего деляги залетные. Насчет мехов, может, мясца, рыбки или…
– Их надо в тундре искать.
– Шугани Местного, пусть со своими охотничками пошарят.
– И куда теперь? – зло спросил бородач в камуфляже. – Похоже, влипли мы по самое некуда.
– Спокуха, мон шер, – усмехнулся худощавый блондин, – наслаждайся чудным воздухом и прелестью дикой природы. Правда, здесь, оказывается, люди не так дружелюбны, как мы думали, и тем не менее…
Мимо левого уха бородача просвистела пуля. Мужчины упали. Бородач вскинул карабин, прицелился.
– Видишь кого? – передергивая затвор винтовки, спросил блондин.
– Видел бы – пульнул! – отозвался бородач.
– Похоже, неприятности продолжаются… – Блондин осмотрелся. – Надо к ручью прорваться, там мы их хрен подпустим. На счет «три» стреляем в ту сторону и вниз. Тут метра три-четыре, успеем запросто. Раз, – начал он, – два, три!
Вскочив, они от бедра начали стрелять в сторону поросшей редким кустарником сопки и, петляя, бросились к пологому склону холма. С сопки трижды выстрелил карабин. Но мужчины быстро, с трудом удерживаясь на ногах, бежали вниз. Не сумев остановиться, бородач прыгнул в воду.
– Давай сюда! – крикнул он. – Здесь по пояс. Удерживая над головой оружие, они перешли на другой берег и скрылись в зарослях стланика.
– Упустили! – процедил Местный. – Где теперь их искать? – Он зло посмотрел на двоих молодых чукчей.
– Туда идти нельзя, – виновато отозвался один. – Там геологи, а у них рация. Сразу вызовут…
– И я про это! – закричал Местный. – Головы с вас снять мало. Охотнички, мать вашу! – сплюнул он.
– А вы кто? – держа руку с револьвером перед собой, нервно спросил мужчина средних лет.
– Просто захотели посмотреть дикие края, – улыбнулся блондин. – Но похоже, это кому-то не понравилось. Вы не могли бы взять нас с собой? – кивнул он на вертолет. – Мы сделаем все, что скажете. И копать будем, и…
– Ладно, – ответил тот и сунул оружие в кобуру. – Помогите оборудование погрузить. Мы в Марково летим. Возможно, вам лучше в Певек. Завтра утром…
– В Марково нам и надо, – сказал блондин. – Верно? – Он взглянул на бородача.
– Ага, – кивнул тот.
– Ты где была? – спросил Машу Семен Федорович. – Я проснулся, тебя нет. Где была-то?
– Так еще только девять часов, – ответила она. – Я вышла на улицу. Хорошо…
– А кто там был? – перебил ее старик.
– Откуда вы знаете? – удивилась Маша. – Вы спали и даже храпели. – Она улыбнулась. – А был здесь милиционер, старший лейтенант…
– Ты рассказала ему что-нибудь? – встревожился старик.
– Только о том, что там дом горел.
– Перец тебе в ноздрю! – Он вскочил. – Ведь предупреждал: никому ничё не говори – а она враз выложила. Собирай свой рюкзак и сваливаем. Как давно он укатил? – Включив плитку, старик поставил на нее чайник.
– Только что, – удивленно ответила Маша. – А почему вы спросили?
– Уйти успеем, – кивнул он. – Да собирай ты свои пожитки-то! Счас время не на нас начало работать. Теперича они знают, где тебя искать. Вот на старости лет, хрыч безголовый, себе напасть-то нажил…
– Но ведь он милиционер, почему вы…
– Я ж тебе говорил, не раскрывай рот, пока отсель не выберешься. Я-то, старый хрыч, попал, как куропатка в кастрюлю. Да собирайся ты, едрена бабушка! – закричал Семен Федорович. – И пукалку свою заряди. И запомни вот что, молодуха: ежели полезет кто, стреляй наповал. Иначе тя ухлопают. Ясно?
– Конечно! – Маша схватила десятизарядный мелкокалиберный карабин «Белка». Из спортивной сумки вытащила две обоймы и пачку патронов. Быстро и умело, это отметил старик, набила обоймы патронами.
– Могешь пользоваться, – одобрительно проговорил Семен Федорович, – значится, и стрелять могешь. Не забудь, что говорил, бей наповал. А не то тебя шлепнут и меня заодно. А на небесах, перед Богом, ежели такой имеется, я грех на себя возьму. Ясен день?
– Ясно, – вздохнула Маша. Старик прислушался.
– Кажись, везет тебе, деваха, – улыбнулся он и бросился к двери. – Не вылазь, – услышала она.
– Где она? – спрыгнув на землю, спросил молодой мужчина в белом халате.
– Несут! – громко отозвался мужчина с забинтованной головой.
– А у вас что? – спросил врач.
– Задел он меня трохи. Жену здорово подрал. Живот и ногу.
Из вертолета выпрыгнули два санитара.
– Да деваха у меня в избе, – говорил Семен Федорович. – Живот у нее прихватило. Аппендицит, кажись. Ежели гнойный, запросто могет ножкой дрыгнуть в последний раз.
– Так давай ее сюда, – кивнул плотный мужчина. – Вертушка за бабой Митрова прилетела. Они по ягоду пошли и на медведя нарвались. Людоед, его в марте пьянь подняла из берлоги. Он тогда двоих и попробовал. А тут…
– Так я веду молодуху? – Семен Федорович хлопнул его по плечу.
– Давай, только шустрее. – Повернувшись, он крик-
нул: – Шурка! Подмогни Федорычу! У него там молодуха, туристка, животом мается.
– Так, может, ее того самого, – усмехнулся плечистый, – приголубить по-хорошему, и…
– Я те, сукин сын, приголублю! – закричал плотный. – На руках неси! Бегом, твою мать!
– Пошли, Семен Федорович, – заторопился плечистый. – Я ее, голубушку…
– Около дома погоди, – перебил его Семен Федорович. – А то с материка баба, стесняется. Так что…
– На материке стеснительных мало осталося, – хохотнул плечистый. – Посмотришь по телику…
– Не дай Бог ты ее хоть взглядом обидишь, – остановившись, сурово посмотрел на Шурку старик. – Я тя как зайца распотрошу.
– Да я так, – виновато заговорил тот. – Сам знаешь, я к этому делу охочий, но больше на словах. Пошли, а то ведь вертолет ждать не станет, Александре здорово мишка пузо порвал.
– Значит, у Тургунова она? – усмехнулся амбал. – Ясно. Пошлю туда парней. А точно там? – спросил он крепкую женщину в спортивном костюме.
– Мне так сказали.
– А где же эти двое? – Амбал недовольно взглянул на стоявшего рядом Местного.
– Ты на меня не косись, – процедил тот. – Не могли же парни около геологов их валить. Они молчат, никуда не сунулись и не сообщили. А от геологов запросто могли. Вот баба уж стукнула мусоренку. Ништяк, что…
– Все, – оборвал его амбал, – посылай парней.
– А с Тургуном как быть? – спросил Местный. – Ведь она ему, сто пудов, сказанула. А этот старый хрен запросто может…
– По ходу дела видно будет, – отмахнулся амбал. – Если поперек встанет, делают пусть и под ограбление играют. Правда, у него взять нечего, но все равно пусть сыграют под бродяг. Как раз под этих двоих, – усмехнулся он, – они же были совсем рядом. Работайте.
– Да тут ни хрена и не надо особенного, – торопливо говорил Семен Федорович. – Держись за правый бок и стони. Главное – на вертолет попасть, а там можно перестать. Мол, прошло, а что было, хрен его знает. Так что стони. Тя на руках понесут.
– Я сама пойду, – возразила Маша.
– Цыц, едрена бабушка! – рявкнул старик. – Я те дам сама! Шурка! Входь! Бери и неси. Только аккуратно, – строго предупредил он вошедшего здоровяка, – а то хрен знает, что у ней там.
– Я очень осторожно, – пообещал Александр. – Шуркой меня кличут, – стеснительно представился он покрасневшей Марии. – Вы меня за шею ручкой возьмите, так и вам легче будет, да и мне тоже.
Семен Федорович забросил ремень «Соболя» за плечо, подхватил Машину сумку. Александр с Машей на руках вышел на крыльцо. Старик взял карабин. Сплюнув, положил его и подошел к шкафу. Открыв, вытащил из-под простыней паспорт и конверт с деньгами. Сунул в боковой карман куртки и, взяв карабин, пошел к выходу.
– Вы чего, мужики? – услышал он голос Александра. Бросил сумку, снял с шеи «Соболь», передернул затвор карабина и шагнул к двери.
– Ша, дядя Семен! – послышался сзади насмешливый голос.
Ему между лопаток чувствительно ткнулся ствол карабина.
– Едрена бабушка, – проворчал старик, – значит, снова вы, хунхузы чукотские.
– Ага! – оскалился в усмешке узкоглазый молодой мужчина. – Дернешься – пришью. Нам девка нужна. Заберем и уйдем. Влезешь – пришибем и дом подпалим. Мы с тобой отношения никогда не портили, – засмеялся он.
– Отпусти ее, – сказал рослый чукча в камуфляже, – надорвешься. Или кайф ловишь? – Он захохотал. – Все-таки аппетитная штучка.
Вздохнув, Александр усадил побледневшую Машу на ящик у двери.
– Чего вам от нее надобно-то? – Он хмуро посмотрел на рослого и стоящих позади двоих с карабинами.
– Нам она нужна, – кивнул на Машу тот и усмехнулся. – Топай сюда, киска. Ты отвали, Шурик, – угрожающе предупредил он шагнувшего к нему Александра, – а то сдохнешь. Маша вздохнула.
– Что вам нужно? – негромко спросила она.
– Ты! – Шагнув вперед, рослый схватил ее за руку.
Присев, она ухватила его за кисть, крутнувшись влево, ударила уже падающего чукчу локтем в висок и выбросила в ударе правую ногу. Ребро ступни попало в солнечное сплетение рванувшегося к ней парня. Александр с широкого замаха ударил кулаком второго в ухо.
– Пока, Семен Федорович, – посмеиваясь, проговорил выходивший на крыльцо плотный чукча. Остановившись, он уставился на лежащего на земле рослого и от удара прикладом по макушке рухнул. Из дома выскочил Семен Федорович.
– Молодец, Шурка, – увидев лежащих, сказал он. – Быстро к вертолету! – Он бросил Маше ее сумку и карабин.
– Да это не я, – удивленно глядя на Марию, пробормотал Александр.
– Пошли! – Семен Федорович побежал.
– Вот это хрен, – выдавил Александр. – Жжет как перец. Ловко ты…
– Не отставай! – на бегу отозвалась Маша.
Пнув замычавшего бандита, Шурик бросился за ней.
– А что за дыра такая, – громко спросил блондин, – Марково это? Там есть аэропорт?
– Что-то вроде, – так же громко отозвался геолог. – А вы чего в этих краях делаете?
– Романтику искали, – усмехнулся блондин.
– Понятно. Тут таких романтиков по весне подснежниками зовут.
– Почему подснежниками? – спросил блондин.
– Когда снега тают, трупов немало обнаруживают, их называют подснежниками.
– Понятно. Значит, мы вполне могли стать цветочками, – сказал блондин на ухо бородачу. – А этот, похоже, не геолог, – кивнул он в сторону сидевшего на ящике с инструментами бледного худого мужчину. – Или вертушку плохо переносит, или…
– Так он оттуда, – перебил его бородач. – От пожара мимо нас проскочил. Я думал, чемпион мира какой тренируется, – хохотнул он.
– Не похоже, чтоб он там жил. Может, узнать…
– Да не суетись ты, – остановил его бородач. – И так уже в нас шмаляли. Меньше знаешь, дольше проживешь. В этих местах такой девиз.

Марково

– И что? – зевнув, спросил по телефону молодой крепкий мужчина в плавках. – Я в отпуске и…
– Нужен ты, – перебил его мужчина. – Очень нужен. Приезжай, все объясню. Твоя помощь необходима.
– Слушай, – недовольно поморщился крепкий, – я отдохнуть, в конце концов…
– Приезжай и сам решишь, что делать, – не дал договорить ему абонент, и телефон отключился.
Выматерившись, крепкий взял банку пива и сделал несколько глотков.
– Эй, на борту! – громко проговорил он. – Подъем и вперед. У тебя времени пять минут или десантируешься в окно.
Допив пиво, он пошел в ванную.
– Чего орешь? – зевая, поднялась с кровати молодая женщина. – Опохмелиться есть?
– Пиво в холодильнике, – ответил мужчина. Шлепая босыми ногами, она прошла в кухню.
– Чем черт не шутит, пока Бог спит, – вздохнув, пробормотал он. – Вот что значит по пьяному делу в постель ложиться. Хотя ночью все красавицами кажутся. Банки вполне хватит, – остановил он вытаскивающую вторую банку женщину. – Зарплата на столе. Осталось три минуты. Если выйду, а ты еще будешь тут, лишишься бабок.
– Я к майору Буланову, – нервно проговорил, остановившись у окна дежурки, тщедушный мужчина.
– Он ждет, – кивнул капитан с повязкой дежурного. – Двадцать первый кабинет.
– Ну вот, – вздохнул Семен Федорович, – значится, все-таки ушли мы от этих отморозков.
Как ты? – Он посмотрел Маше в глаза. – Здорово испугалась?
– Да. Неожиданно все произошло. И знаете, я вам не верила…
– Вот спасибочки, – засмеялся Тургунов. – Я думал, мне показалось. В общем, вот что, сейчас тебя станут пытаться перехватить. Идти в милицию тут смысла нет. Могет, и не продались здешние, но кто его знает, вдруг кто-то куплен. Так что лучше в милицию не ходить. Но выбираться отсель тебе надобно как можно шустрее. Самолет полетит только через три дня. Должен сегодня, но погода вишь какая… – Он взглянул на небо. – А этот самолетик частный. Могет, по своим делам упорхнул, могет, и народу мало, в общем, придется дожидаться. Счас пойдем к Севке, есть тут у меня племяш. Молодой мужик, ветреный, но верить ему можно. Ежели бы ты, конечно, была с деньгой большой, то он бы и выбраться помог. За большую деньгу он и черту рога обломает. Ничё не опасается, сорвиголова, одним словом.
– А Александра не убьют там? – тихо спросила Маша.
– Нет. И меня не тронут. За тя, конечно, поспрашивают, но не тронут. Местных они не забижают. Ежели делами с ими повязан, то могут. Как Арпиева Митрия убили. Ну, того, про которого…
– Он был с ними?
– Был. Говорил ему сколько разов: брось ты эти дела, ведь нехорошо кончишь. А ему все едино… Пошли, – сказал Семен Федорович и махнул рукой.
– К майору Буланову, – сказал дежурному крепкий.
– Двадцать первый кабинет, – отозвался тот.
– Здорово, дядька Семен, – весело улыбаясь, кивнул мускулистый молодой мужчина.
На его плече Маша увидела татуировку «Морпех уделает всех».
– В морской пехоте служил, – заметил ее взгляд молодой.
– Севка, – представил его Тургунов. – А это Мария Ивановна. Ты располагайся, – кивнул он ей. – А мы с Севкой покалякаем трохи.
– В кухне все, что хотите, – с улыбкой проговорил Всеволод. – Хороша баба, – провожая ее взглядом, сказал он. – И где ты ее…
– Закрой пасть! – осадил его Тургунов. – Дело есть. Правда, денег больших не обещаю. В общем, слухай.
– Во невезуха, – проворчал бородач. – Похоже, хрен отсюда выберешься… – Чертыхнувшись, он вытащил сигареты.
– Не везет так не везет, – посмеиваясь, кивнул блондин.
– Я тебе, Француз, сразу говорил – надо было с геологами в Певек лететь, а не с пожарными в эту дыру. Предупреждал я тебя…
– Послушай, Варяг, – улыбнулся блондин, – Певек – это порт, пограничная зона, там в усиленном режиме работают МВД и остальные службы, нас с тобой там…
– Так и здесь уже косятся, – кивнул направо бородач.
Проследив его взгляд, Француз увидел двух милиционеров.
– А чего ты удивляешься? – усмехнулся он. – На местных мы не похожи, на прибывших сюда по приглашению тоже. Надеюсь, ксивы у нас ломать они пока не станут.
– Да пусть проверяют, – отмахнулся Варяг. – Паспорта в порядке. И въезд разрешен, и выезд. Только, похоже, зря мы все это затеяли. Кроме неприятностей, ничего не поимели.
– Хорошо еще, нас бы не поимели! – засмеялся Француз. – Надо куда-то занырнуть отдохнуть. Чтобы не светиться особо и…
– А куда? – недовольно прервал его Варяг.
– Извините, – подошла к ним немолодая женщина. – Вам комната не нужна? – смущенно спросила она.
– Очень даже нужна, – улыбнулся Француз. – Я сейчас узнаю, когда…
– Трое суток аэропорт работать не будет, – перебила женщина.
– Куда идти? – спросил Француз.
– Послушайте, – попросила она, – можно ваши документы посмотреть?
– Конечно! – Француз достал паспорт.
– Ну и дела тут у вас, – сказал молодой крепкий мужчина. – Выходит, взять взяли, а…
– Да никто меня не брал, – быстро проговорил тщедушный мужчина лет сорока пяти. – Я все объяснил товарищу майору.
– В общем, мы крутили тут дело о связях местных бандитов с пограничниками, – перебил его плотный лысый майор. – И таможня там засвечена, и пограничники. Уходит от нас много пушнины, изделий из кости, местные умельцы делают разные безделушки, а они оказываются за рубежом, где пользуются большим спросом. Также рыба, мясо и пантокрин. Это лекарство из рогов молодых…
– Не держи меня за мента с дубовой головой, – улыбнулся крепкий. – Что такое пантокрин, я в курсе. А при каких тут он? – кивнул крепкий на тщедушного.
– Сигизмунд Карлович, по его словам, – сказал майор, – был втянут в это дело против его воли. Угрозы, шантаж и…
– Да-да-да! – торопливо проговорил тщедушный. – Все так и было. Я имел неосторожность помочь одному человеку в бизнесе. Партию пушнины отправляли в Ленинград, то бишь в Санкт-Петербург, – виновато поправил он себя. – Я никак не…
– Давайте по делу, – попросил майор.
– Хорошо. Я понимаю, бизнес сейчас не всегда чистый. Неуплата налогов, завышение цен, в конце концов обман – все это довольно частые явления. Но убийство – это…
– Стоп! – бросил майор. – Про убийство вы мне ничего не говорили.
– Потому и не говорил, Павел Валерьевич, что вы… – Сигизмунд Карлович тяжело вздохнул. – Не могу я тут говорить, неужели не понимаете? Вы думаете, оборотни в погонах только на Петровке сидят? То есть, извините, сидели. И поверьте мне, их и тут немало. Собственно, я всегда с пониманием относился к таким…
– Вы конкретно можете сказать, что имеете в виду?
– Уважаемый Павел Валерьевич, я пришел к вам только потому, что знаю вас как честного, порядочного человека. Поверьте и вы, уважаемый… – Сигизмунд взглянул на крепкого. – Извините, не имею чести быть с вами знакомым.
– Альберт Потапов, – ответил тот.
– А по отчеству как вас величать?
– Не обязательно, – улыбнулся Потапов.
– Так вот, – продолжил Сигизмунд, – я пришел, чтобы просить помощи и защиты. Мне необходимо попасть в Москву, только там я буду откровенно говорить. И кое-что могу подтвердить документально. Поверьте, уважаемые, – он постучал по плоскому чемоданчику, – это многого стоит, из-за этого я и пришел к вам, Павел Валерьевич. Мне необходимо, минуя все кордоны, попасть в Москву. Я убежден абсолютно – уже завтра меня начнут искать. И не для того, чтобы вернуть долг или просто поздороваться. Меня убьют. Именно поэтому…
– Извините, – перебил Альберт, – здесь вам ничего не угрожает. Вы не станете возражать, если мы поговорим наедине?
Майор удивленно посмотрел на него.
– Разумеется, нет, – поспешно проговорил Сигиз-мунд, – ради Бога. Я выйду и, если можно, сварю кофе. – Он взглянул на майора.
Едва он вышел, Альберт спросил:
– Насколько все это серьезно?
– Очень, – вздохнул майор. – В самом деле что-то здесь происходит не так, как надо. Пицкевич, – кивнул он на дверь, – действительно пару раз проходил как свидетель по делу о незаконном обороте пушнины, но только как свидетель.
– Ты конкретнее можешь? – спросил Потапов.
– Да хрен поймешь, что тут происходит, – раздраженно отозвался майор. – Берем с поличным. Пушнина, панты и все остальные дела. Вроде все, сели они. Но хре-нушки – понятые, оказывается, ничего не видели, свидетелей не найдешь, и те, кого брали, на свободе и ручкой нам из иномарки делают. И что особенно противно – не знаешь, кому верить. На всех, с кем работаешь, смотришь с подозрением. Пару раз брали тут кое-кого из начальства, но отпустили. И перевели куда-то. Пицкевич позавчера звонит и сообщает, что может многое объяснить, но боится к кому-либо обращаться и очень просит меня никому не говорить о том, что он…
– Подожди, – остановил его Потапов. – А может, он просто кому-то прилично задолжал и хочет…
– Знаешь, почему я обратился к тебе? Пицкевич очень испуган. А до этого нашли три трупа, и это не бомжи, а охотники, довольно состоятельные люди.
– Понял. Короче, к этому Пицкевичу следует относиться серьезно. Но объясни, как ты это представляешь? Мне что, надо стать его тенью?
– Об этом я и хотел с тобой поговорить. Пицкевича надо доставить живым до Магадана. И отдать его…
– Стоп! Выходит, у вас здесь есть крыса?
– В том-то и дело. А вот кто?… – Майор выругался.
– Значит, мне надо доставить его в Магадан. Ну, это не проблема, посадишь нас на самолет и…
– Здесь как раз и проблема. Прямого самолета до Магадана нет. И в Якутск не попадешь. А до Билибина еще добраться надо. Дать охрану не могу.
– Да это я понял.
– Лететь самолетом отсюда опасно. Пицкевич говорил об этом, а уж он, похоже, действительно знает многое. Здесь месяц назад один бригадир оленеводов пришел в милицию и начал давать показания против Плотника. Есть тут такой. Плотник – это фамилия. Петр Андреевич. Пятьдесят пять лет. Бывшей жене, Нине Петровне, сорок шесть. Дочери Алене двадцать семь. Сыну от первой жены, Игнату, тридцать три.

Сюрприз для оборотня - Бабкин Борис Николаевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Сюрприз для оборотня автора Бабкин Борис Николаевич дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Сюрприз для оборотня у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Сюрприз для оборотня своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Бабкин Борис Николаевич - Сюрприз для оборотня.
Если после завершения чтения книги Сюрприз для оборотня вы захотите почитать и другие книги Бабкин Борис Николаевич, тогда зайдите на страницу писателя Бабкин Борис Николаевич - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Сюрприз для оборотня, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Бабкин Борис Николаевич, написавшего книгу Сюрприз для оборотня, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Сюрприз для оборотня; Бабкин Борис Николаевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн