А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бабкин Борис Николаевич

Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны


 

Здесь выложена электронная книга Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны автора по имени Бабкин Борис Николаевич. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Бабкин Борис Николаевич - Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны.

Размер архива с книгой Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны равняется 317.02 KB

Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны - Бабкин Борис Николаевич => скачать бесплатную электронную книгу



обожженые зоной -


«Сто баксов на похороны»: АСТ; Москва; 2005
ISBN 5-17-026485-2
Аннотация
Убийство таксиста в крупном российском городе. Убийство, в котором все указывает на устранение случайного свидетеля. Убийство, за которым незамедлительно следует целая серия преступлений – еще более невероятных и нелепых. Подозреваемый есть, и он не просто сознался, но берет на себя буквально все подряд. Почему? Неужели же не найдется человек, способный проникнуть в немыслимую криминальную паутину? Неужели невозможно будет остановить девятый вал преступлений? И кто возьмет это в свои руки, если не испугается вступить в смертельно опасную игру?
Борис Бабкин
Сто баксов на похороны
У подъезда двенадцатиэтажного дома остановилась бежевая «семерка», из нее вышел рослый молодой мужчина и поднял голову. С балкона третьего этажа ему весело махали молодая женщина и малыш.
– Пойдем папу встречать, – сказала мальчику женщина и отступила к балконной двери. И тут раздались три выстрела. Потом еще один. Женщина подошла к перилам балкона. У машины лицом вниз лежал ее муж.
– Двое, – боязливо оглядываясь по сторонам, негромко говорил коренастый мужчина. – Он из машины достал пакет. Вытащил медведя и цветы. К нему с двух сторон подскочили двое – и трах-трах-трах! Потом один поднес пистолет к виску и еще раз выстрелил. Это, как по телевизору говорят, контрольный выстрел. – Навряд ли, – возразил капитан. – Скорее всего бытовое. Видал, жена какая? Красавица. Так что, может, слезы при нас льет, а сама, как похоронит, дней через сорок замуж выйдет. А платить убийце ей нечем. Да ладно, пусть этим розыск занимается. Ну и смена! За час – два выезда на убийство.
Старший лейтенант милиции, недовольно поморщившись, спросил:
– Как выглядели эти двое?
– Не помню. – Коренастый отступил назад.
– Они туда, – махнула рукой пожилая женщина, – побежали. Двое. Оба крепкие такие, молодые. Когда Николай подъехал, я как раз газету читала. И в окно посмотрела. Он своим, жене и сынишке, помахал и нагнулся к машине. А тут двое подскакивают и стреляют ему в бок и в спину. Он как раз выпрямился и тут же упал. Один ему в голову снова выстрелил, и побежали они к гаражам.
– Пистолеты несут! – Кто-то из все прибывающей толпы сообщил остальным о приближении двоих милиционеров. В руке одного был целлофановый мешочек с двумя пистолетами.
– Кому мог помешать? – выйдя из подъезда, качнул головой капитан милиции. – Просто частник. На своей машине на хлеб зарабатывал.
– Но что заказное, – буркнул старший лейтенант, – однозначно.
– Куда?! – инстинктивно бросив правую ногу к педали тормоза, воскликнул пожилой водитель. Многотонная машина на мокром асфальте после резкого торможения только ухудшила бы ситуацию. Джип «патрол», обгоняя «Ниву» с прицепом, шел в лоб «КамАЗу». Водитель успел увидеть раскрытый в отчаянном крике рот человека за рулем «Нивы» и повернувшуюся к заднему сиденью женщину, прежде чем джип, избегая столкновения, резко свернув вправо, ударил «Ниву» в бок и сбросил с дороги. «Нива» перевернулась. Прицеп мотнулся и зацепил джип. Водитель «КамАЗа» начал притормаживать. Но прежде чем машина остановилась, проехал около двадцати метров. Водитель и его напарник подбежали к стоящей на крыше «Ниве», чуть в стороне из оторвавшегося прицепа вываливалась замороженная рыба. Из джипа вылезли четверо и подождали водителя «КамАЗа» с напарником. – Да он пьяный! – Поднявшись, усатый осуждающе покачал головой.
– Мужики! – К ним шагнул плечистый молодой мужчина с тонкой полоской черных усиков. – Сдернули отсюда! Вы ничего не видели, ясненько? Номерок мы ваш записали. Если где-то вякнете – пеняйте на себя.
Трое других, нагло улыбаясь, стояли молча. Один из них держал в руке записную книжку. Шагнув вперед, показал ее водителю. В книжке был записан номер «КамАЗа».
– Тоня! – раздался от «Нивы» отчаянный крик. – Димка!
– Сдернули отсюда! – приказал шоферам плечистый.
Водитель «КамАЗа» и его напарник пошли к машине. Трое из джипа спустились к «Ниве». Они увидели зажатые смятой крышей детские ноги и расползавшуюся по мокрой траве кровавую лужу. Один присел. Вскочив, выматерился.
– Там шкура, – пояснил он приятелям. – Голова в лепешку разбита, и шея чем-то перебита.
– Тонька! – снова раздался отчаянный крик.
Трое обошли «Ниву» и увидели до пояса вылезшего в разбитое окно молодого мужчину. Из пробитой головы шла кровь. Левая рука была как-то неестественно вывернута.
– Димка! – снова закричал он.
– На, мужик! – Присев, один вытащил из кармана плоскую бутылку коньяка. – Влей. Сразу полегчает.
– Тонька! – хрипло позвал тот.
Ему в открытый в крике рот сунули горлышко бутылки. Он сделал несколько глотков и потерял сознание.
– Что здесь?! – К «Ниве» подбежали мужчина и женщина.
Наверху, на обочине, стояла бежевая «шестерка».
– А вы что, – усмехнулся усатый бандит, – не видите?
Женщина, присев, заглянула и тут же отошла, закрывая рот ладонью. Возле джипа останавливались машины.
– Вы помогите, – посмотрев на часы, усатый кивнул на «Ниву», – а у нас срочное дело.
Он сунул руку в карман. Глаза раненого приоткрылись.
– Это на похороны от профсоюза. – Усатый сунул ему в нагрудный карман окровавленной рубашки сто долларов.
– Тоня, – снова застонал раненый, – Димка…
Молодой темноволосый мужчина, открыв глаза, потянулся. Пружинисто поднялся и, несколько раз махнув руками в стороны и вверх, упал на кулаки и отжался двадцать пять раз. Прыжком встал, выбросил вверх ногу и дважды легко коснулся пяткой выключателя. Довольно улыбнувшись, он босиком прошлепал в ванную, открыл холодную воду. Ожидая, когда ванна наполнится, пошел на кухню. На столе лежала записка: «Завтрак на плите. Разогрей. Целую. Инна». Раздался звонок в дверь. Не спрашивая кто, молодой человек открыл дверь. Его согнул сильный удар в живот. Вбежавшие в квартиру омоновцы завели ему руки за спину, ткнули головой в стену и, бросив на пол, нацепили наручники. – Оперуполномоченный Крепов, – сухо ответил он.
– Вы чего?! – заорал молодой человек.
Ответом был короткий пинок в бок.
– Молчать! – бросил один из омоновцев. Кухню и две комнаты, прикрывая друг друга, проверяли еще шестеро. В прихожую вошел мужчина. Присев на корточки, укоризненно качнул головой:
– А ведь мы поверили тебе, Зубов.
– Да ты чего?! – закричал Зубов. – Майор! Охренели, что ли?! Я…
– Заткнись! – Омоновец чувствительно ткнул его стволом автомата.
– Ты, сука! – крикнул Зубов. – Встать мне дай! Я тебя, гребень…
Его снова ударили ногами.
– Прекратить! – приказал майор.
Зубова рывком подняли на ноги. Заломив скованные руки, повели к двери. Вцепившись в бронежилеты выводивших его омоновцев, он одновременно ударил их пятками по коленям. Омоновцы его отпустили. Падая лицом вперед, Зубов сумел приземлиться на лопатки и прыжком встать на ноги. Он увернулся от удара и, высоко подпрыгнув, ударом коленом в грудь отбросил омоновца назад. Сильный удар прикладом между лопаток свалил молодого человека на пол, и трое омоновцев несколько раз пнули Зубова ногами.
– Что вы делаете?! – В открытую дверь вбежала молодая красивая женщина.
– Стоять! – остановил ее один из омоновцев. – Вы кто?
– Его жена, – не отрывая взгляда больших синих глаз от лежащего Зубова, ответила она. – Инна Анатольевна Зубова. Что вы делаете? Я буду жаловаться!
– Это ваше право, – заметил майор. – Ваш муж задержан по подозрению в убийстве.
– Какое убийство? – отшатнулась Инна.
– Обычно так говорят, когда есть данные, что именно человек, которого задерживают, совершил убийство.
– В квартире чисто, – вышел из кухни молодой мужчина в штатском. – Если не считать этого. – Он протянул майору конверт с пачкой долларов.
– Пять тысяч… Похоже, плата.
– Я позвоню адвокату! – бросила Инна и прошла в комнату.
– Влияние Запада, – усмехнулся майор. – Сейчас и в трубки гаишников без адвоката не дуют. Новые русские, мать их.
– Извините! – Выйдя из комнаты с сотовым телефоном, Инна обратилась к майору: – Как ваша фамилия? И звание?
– Собирайся! – усмехнулся старший сержант милиции. – Медики сказали, что лечение вполне можешь продолжить в камере. Хмурый коротко выматерился.
– Но… товарищ капитан, – умоляюще посмотрел на стоявшего рядом человека в штатском сидевший на кровати молодой мужчина с перебинтованной головой.
– Собирайтесь, Свиридов. Погибли ваши жена и сын. Вы были пьяны. Я бы таких, как ты, – понизив голос, зло добавил он, – без суда и следствия стрелял.
– Товарищ капитан… – растерянно округлил глаза Свиридов.
– Поехали! – уловив настроение капитана, требовательно бросил старший сержант.
– Но я же сказал, – отчаянно проговорил Свиридов, – что…
– Тебе что, – шагнул к нему молчавший до этого рослый парень в камуфляжном костюме, – особое приглашение требуется?
– Но я не виноват! – прижавшись к стене спиной, крикнул Свиридов.
Старший сержант и «камуфляж» бросились вперед. Они легко закрутили кричавшему от боли Свиридову руки за спину и потащили к двери. В распахнувшуюся дверь палаты заглянул пожилой врач.
– Доктор, – простонал Свиридов. – Ради Бога…
– Жену и ребенка угробил, – перебила его медсестра. – Пьяница! Выпил, так сидел бы дома.
– Не пил я! – отчаянно закричал Свиридов.
– Заткнись! – «Камуфляж» чувствительно ткнул его кулаком в бок. Выглядывающие из палат люди провожали Свиридова и его конвоиров осуждающими взглядами.
– Вообще приборзели, – буркнул хмурый пожилой мужчина, – прям в больничке метелят.
– Таких, как он, – возмущенно посмотрел на него невысокий лысый толстяк, – на пожизненное нужно отправлять. Ребенка и жену сгубил. А если бы врезался в кого?
– Тебе, псу, – отрезал хмурый, – и месячишки бы хватило. А вообще бы ништяк, если бы он тебя, козла лысого, таранил. Его же какой-то гребень из новых русских, мать их, подбил.
– Каждый пытается свалить свою вину на других, – сказал лысый.
– Кроме Свиридова, – прикурив, проговорил средних лет мужчина, – у них никого нет. Родители Антонины Ивановны, супруги Свиридова, погибли. Тоже в аварии. Родители Свиридова отравились угарным газом. Так что, – затянувшись, он пожал плечами, – хоронить женщину и ребенка некому. К тому же лично я верю ему. Техники, осматривавшие машину, сказали, что в дверце со стороны водителя вмятина и имеются частицы краски. Такие же найдены на прицепе. Как говорят техники, прицеп, видимо, задел машину, которая сбила «Ниву». К тому же… – Мы служим закону, – прервал его Владислав. – И поэтому не имеем права поддаваться эмоциям. Свиридов управлял машиной в состоянии алкогольного опьянения. Совершил ДТП, в результате которого имеются человеческие жертвы. И он ответит за содеянное.
– Свиридов был выпивши! – отрезал его собеседник. – А следовательно, должен нести ответственность. Шоссе было мокрое, и Свиридов просто не справился с управлением, превысил скоростной режим…
– Как мы любим решать все просто, – покачал головой первый. – «Скоростной режим, нести ответственность»… А если действительно все было именно так, как говорит он? Представь это, Владислав, и поймешь…
– Ты? – удивленно отступила назад молодая полнотелая женщина. – В Саратов. Там один дяденька несговорчивый…
– Ну? – переступив порог, взглянул на нее усатый.
– Мужик будет сидеть. Его сегодня, наверное, уже, – она взглянула на часы, – забрали из больницы.
– Точно?
– Ну зачем ты так, Славик? – укоризненно покачала она головой. – Я же никогда тебя не обманывала. Да, звонил Константин Федорович. Он недоволен.
– Уютный – козел! – криво улыбнулся Вячеслав.
– Я не знаю чем, но…
– Ты не сказала ему об аварии?
– Нет.
– Правильно сделала, – улыбнулся Вячеслав. Чмокнув женщину в щеку, повернулся и открыл дверь.
– Ты не останешься?
– Пора! – С деланным сожалением он пожал плечами. – Но как смогу, сразу на недельку приеду.
Он вышел.
– Чего там? – спросил сидевший в джипе «патрол» рыжеватый верзила.
– Все о’кей.
Рыжеватый, обернувшись, подмигнул сидевшему сзади крепкому молодому мужчине в очках.
– Я думал, нам хана, – сказал водитель. – Такая махина в лоб катила! А Славик молоток, «Нивушку» шарахнул, и все путем. Мужичку коньячку влил, и привет, пишите письма.
– Поехали, – забираясь на заднее сиденье, буркнул Вячеслав. – Кость недоволен. Уютный стуканул. Сучонок!
– Куда мы?
– Ты, мусор, дерьма обожрался на опохмелку? – процедил Зубов. – Или черта во мне видишь? Сам прикинь: хрен к носу – хобот получается. Я бросил пушку после того, как с каким-то кентом завалил одного. А на пушке мои пальчики. Ну ты, мусор, и мочишь капканы! – В камеру, – сказал следователь вошедшему в кабинет милиционеру.
– Вот заключение экспертизы, – спокойно ответил следователь. – Я тебе уже, однако…
– Да мне хрен на то, что там твои собратья накатали! – заорал Зубов. – Я не чертило! Въехал?! Если и стрелял бы, то уж хренушки пушку со своими отпечатками бросил.
– Отпечатки найдены на обойме, – по-прежнему невозмутимо проговорил следователь. – И на пат…
– Ты во мне киллера видишь? – насмешливо перебил Зубов. – Хрен знает что вы там понакатали! Кстати, – усмехнулся он, – во сколько в терпилу стреляли?
– Время твоих вопросов не наступило, – буркнул следователь. – Но чтобы ты был откровеннее и не питал иллюзий, скажу: на это время алиби у тебя нет. На обойме отпечатки твои. На патронах тоже имеются. Кроме того, есть свидетели, которые видели преступников. Я говорю об убийцах, и по внешним данным ты очень похож на одного из киллеров. К тому же тебя дважды видели у дома, где убит…
– Я весь день был на даче! – бросил Зубов. – С женой. И меня видела продавщица. Вернулись мы в восемь вечера. Соседи из сто первой видели!
– Значит, разговора не получится, – собрав листы в папку, вздохнул следователь. – Ну что же. Как говорится, тебе виднее. Завтра снова вызову. Скорей бы прокурор дал санкцию на твой арест. Такие, как ты, вот где сидят! – Следователь провел рукой по горлу. – Строите из себя…
– А ты?! – Зубов приподнялся. – В детстве, наверное, молотили в каждом подъезде, вот и нацепил форму ментовскую. Ты даже сейчас боишься. Твои приятели на задержание ходят. Их нет-нет да валят. А ты морду нажрал и ходишь с бумажками. Ты не мент и не легавый, – усмехнулся он. – Мусор! Вот ты кто!
* * *
– Виктория Анатольевна, – вздохнул мужчина в светлой рубашке и джинсах, – я все прекрасно понимаю. Убили вашего мужа. Но постарайтесь прийти в себя. Хотя бы ради того, чтобы наказать убийц. Вы видели, как убегали двое. Можете описать их внешний вид? Ну, одежду, рост. Может, что-то…
– Я уже говорила об этом. – Всхлипнув, светловолосая женщина тяжело вздохнула. – Я только видела, как бежали двое молодых мужчин. К гаражам. Как были одеты?… – Она пожала плечами. – В джинсах. Это который бежал последним. Первый, по-моему, в спортивном костюме. Высокие оба. Лиц не видела. – Прижав к глазам платок, всхлипнула.
– Завтра я заеду за вами, – сказал оперативник. – Вы будете нужны.
– Хорошо, – сквозь слезы тихо ответила она. – Сына я отвезла к свекрови. Во сколько вы заедете?
Ответить он не успел.
– Впрочем, не нужно, – покачала головой Виктория. – Я сама приеду. Во сколько?
– В рот ментов! – войдя в камеру, буркнул Зубов. – Козлы гребаные! Подвесили, сучары! Ну, гниды! Высчитать бы, что за гребень, я бы его… Повернувшись, он увидел двух ментов с направленными на него пистолетами. К нему бросились еще трое. Одного он сбил ударом ноги. И от сильного удара дубинкой по голове рухнул на пол. Услышав в камере крики, один из охранников открыл ее. Оттуда вывалился милиционер с разбитым лицом. Коридор наполнился бегущими к месту побоища охранниками.
– Земеля, – лениво бросил лежавший на подостланном пиджаке здоровяк, – не вякай. Тут…
Зубов, стремительно шагнув вперед, коротко и резко ударил здоровяка пяткой в живот. Сдавленно икнув, тот сложился пополам. Зубов снова его ударил. Сидевшие у стены двое парней вскочили. Зубов, крутанувшись, ребром правой ладони смазал одного по шее. Тот покачнулся и упал. Второй последовал за ним.
– Ты тоже крутой? – Развернувшись, шагнул к вжавшемуся в угол коренастому мужчине.
– Зуб, я… – испуганно уставился на него тот, – не…
– Ты же с ними пайку хаваешь! – Зубов коротким резким ударом в солнечное сплетение согнул его и осмотрел остальных.
– Все путем, Зуб, – заискивающе кивнул один. – Лихо ты их сделал!
– Зря ты, Пашуха, на Лошака наехал. Он под крутыми ходит. Так что, – покрутил головой пожилой мужчина в разорванной майке, – тебе надо в оба посматривать. Эти парнишки…
– Хорош, Купец, на меня жути гнать! – усмехнулся Зубов. – Я таких, как они, сам знаешь где видел.
– Тебе оно, понятное дело, виднее. Но я тебя предупредил.
Послышался звук отпираемого замка и скрежет засова. Дверь распахнулась. В камеру ворвались трое милиционеров с дубинками.
– Все путем, начальник! – отскакивая к стене, заорал Купец.
Зуб, отшатнувшись, ушел от дубинки и коленом ударил в живот милиционера. Удар дубинки второго пришелся между лопаток и заставил его с воем выгнуться. Зубова сбили на бетонный пол. Его начали избивать дубинками.
– Хорош вам! – Купец шагнул вперед и толкнул одного из милиционеров ладонями в грудь.
В камеру ворвались еще четверо и начали без разбора избивать всех. В небольшой камере милиционеры мешали друг другу. Зуб, с искаженным болью лицом, сбив с ног стоявшего у двери в коридоре охранника, выскочил и захлопнул дверь.
– Стоять! – раздался угрожающий крик.
– Господи, – покачала головой Инна, – неужели все-таки он действительно убил человека? – Вздохнув, промокнула повлажневшие глаза. – Я уже ответила на этот вопрос, – вздохнула Инна. – Друзей у Павла нет. А после свадьбы мы с ним решили, что встречаться со своими знакомыми он не будет. Они, как и его преступления, останутся в прошлом. «Но почему он снова пошел на это?» – уже не в первый раз спросила она себя.
– С кем в последнее время, – спросил оперативник, – встречался ваш муж?
– Не знаю, – всхлипнула Инна. – Я виделась с ним в основном вечерами. У меня два небольших магазина. Сейчас такое время, что нужно постоянно контролировать работу продавцов. А позавчера, когда его арестовали, я приехала домой за бумагами для налоговой инспекции. Как же он мог? – без перехода спросила она. – Ведь я поверила ему. Он был судим за нападение на…
– За пиратство, – сказал оперативник. – Был осужден на пятнадцать лет. Кто-то сумел сделать так, что отсидел он всего три года. И вообще вы, Инна Анатольевна, удачно выбрали себе мужа. Особо опасный преступник. Ранее трижды судим за опасные преступления. Первый раз – в пятнадцать лет…
– Изуродовал милиционера, – сквозь слезы перебила Инна, – с целью завладения оружием. Пистолета при старшем сержанте не было, и Павел сильно избил его со злости. Получил восемь лет. Отсидел шесть с половиной. После освобождения через три месяца совершил вооруженное ограбление инкассаторов в Тульской области. Осужден на двенадцать лет. Освобожден через шесть, по прошению о помиловании. Ему в этом везет, – невольно улыбнулась она. – Что же касается удачно сделанного мной выбора, вы абсолютно правы. Паша прекрасный муж. Он хорош во всем. И я никогда не жалела, что дождалась его. Правда, – смущенно замялась Инна, – я жила в гражданском браке с одним человеком. Но Павел все понял и никогда не упрекал меня. Но почему он снова совершил преступление? Вы уверены, что это… – Не договорив, она снова всхлипнула.
– Вы не ответили на мой вопрос, – напомнил ей оперативник, – с кем встречался в последнее время ваш муж?
– Снимите наручники, – сердито посмотрела на стоявшего рядом мужчину в камуфляже женщина в белом халате. – Я обязан доложить, – буркнул он, – потому что сам решения принять не могу.
– Он очень опасен, доктор! – Милиционер бросил взгляд на Зубова. Его голова была замотана окровавленным бинтом.
– Послушайте, – строго перебила она, – вы выполняете свою работу, я – свою. И поэтому давайте не будем мешать друг другу. В тюрьме он ваш клиент, и вы держите его по своим правилам. Но здесь больница, и он для меня просто человек, которому я обязана оказать помощь.
– Хорошо, – нехотя согласился милиционер. – Но, надеюсь, против нашего присутствия вы возражать не станете?
– Разумеется, нет. – Она взглянула на шевельнувшего скованными руками Зубова. – Но хочу сразу сказать: он и еще трое из доставленных вами по крайней мере на сутки останутся здесь.
«Камуфляж» чуть слышно выматерился.
– Вы всегда так выражаете свое несогласие? – недовольно спросила врач.
Владислав взглянул на вошедшего в кабинет мужчину в сером костюме и удивленно покачал головой: – Да?
– Что с тобой, Андрей? Ты сияешь, словно получил большое наследство в долларах.
– Я действительно доволен, – улыбаясь, кивнул Андрей. – Вот, ознакомься. Свидетели ДТП. По поводу Свиридова.
– Ну что ты еще затеял?
– Есть свидетели, которые утверждают, что машину Свиридова с трассы сбили. В общем, слово в слово повторяют показания Свиридова. И цвет верхнего слоя краски, обнаруженной на вмятине «Нивы», тоже совпадает. Они, кстати, готовы дать показания в суде. Так что, Владислав Андреевич, вы явно поторопились.
– Почему же они сразу не говорили об этом?
– Там все подробно описано, – усмехнулся Андрей. И уже серьезно, зло добавил: – Хорошо еще, что они пусть письменно, но не испугались сообщить о том, что видели. Не каждый бы решился на подобное. Их спровадили с места аварии пистолетом. Так что дело нужно передавать в угро.
– Но Свиридов был пьян, – хмуро напомнил Владислав.
– Уж ты ли не знаешь, – хмыкнул Андрей, – как это делается!
– Почему эти свидетели, – Владислав припечатал кулаком лист, – уехали и только потом у них, видите ли, совесть проснулась? В общем, я вот что скажу: все ясно, и Свиридов будет отвечать…
– Ладно. Значит, я пойду к начальству.
– Уж не поделился ли с тобой Свиридов выручкой от рыбы? – насмешливо улыбнулся Владислав.
– А вот этого не надо! – Андрей пошел к выходу.
Владислав взял сотовый телефон.
– В сущности, мы уже ничего не решаем. – Остановившись у двери, Андрей повернулся: – Но все-таки я сообщу об этом.
Набиравший номер на сотовом телефоне Владислав мысленно обматерил его.
– А я вижу, в последнее время, несмотря на кризис, – неожиданно проговорил Андрей, – ты жить лучше стал. После ареста Свиридова даже сотовый приобрел. Богатеешь прямо на глазах.
Холодно улыбнувшись, он вышел.
– Тварина! – прошипел Владислав.
В сотовом прозвучал женский голос:
– Вот это хрен! – насмешливо проговорил весь в татуировках, по пояс голый мужчина с заметной плешью. – Значит, тебя сшибли, ты же и крайний? Ты по натуре принял грамм двести? Или… – Молчать! – гаркнул милиционер.
– Да вот в том-то и дело, – вздохнув, опустил голову сидевший на бетонном полу Свиридов. – Не пил я. Я вообще, можно сказать, не пью. По праздникам грамм сто раза за два выпиваю, и все. А тут…
– Все непьющие, – с усмешкой проговорил крутивший «козью ножку» пожилой мужчина, – пока пузырек не увидят.
– Но я действительно не пил! И поэтому когда мне сказали, что в крови есть алкоголь и даже трубка…
– Ты, земеля, молоти свою копну потихонечку, – посоветовал лежавший на постеленной на пол куртке грузный пожилой мужчина. – И не вякай про это. Я про твою делягу базарю. Взял одну ноту и тяни ее. А здесь делиться не с кем, да и незачем.
– Ты, Бетховен, чего метешь? – обидчиво поинтересовался татуированный. – Если…
– Правильно Бетховен базлает, – поддержал грузного мускулистый мужчина. – Ты, земеля, вообще про дело ни с кем не чирикай. Нигде. Конечно, только с мусором, когда вызовет.
– А насчет того… – неожиданно проговорил прикуривший «козью ножку» пожилой. – Я базар слышал, что эти крутые, у кого пальцы веером, сами в кого-нибудь втешутся, а потом – мол, земеля, давай бухнем. Или даже под ножом или «дурочкой» пить заставляют. А у нас закон гребаный: если запах маешь – виноват.
Свиридов, явно пытаясь что-то вспомнить, закрыл глаза. В это время дверь камеры открылась.
– Свиридов! – властно бросил открывавший и вторую, решетчатую дверь милиционер. – К следователю.
Свиридов поднялся и шагнул к выходу.
– Руки за спину.
– Не гони жути на него, начальник! – хохотнул Бетховен. – Мужик и так того гляди в петлю полезет.
– Хорошо, – кивнула полнотелая женщина, – я с ним обязательно свяжусь. – Положив трубку, вздохнула. – Как со Славкой созвониться? – вслух спросила она себя. Помолчав, хлопнула в ладоши. – Он же мне номер сотового оставил. А как из другой области ему по сотовому звонить? Наверное, только с другого сотового можно. Пойду к соседям схожу. У них тоже сотовый. Говорила ведь, – недовольно проворчала она, – оставь мне сотовый. А то как вот теперь быть?
– Чего тебя дергали? – спросил вернувшегося в камеру Свиридова Бетховен. – Все путем! – перебил его Бетховен. – Мужика крайним по налогам пустили. Он не стукач.
– Свидетели появились. Кто-то видел, как…
– А вот это никого не касаемо, – прервал его уголовник. – Я думал, может, из родни кто прикатил.
– Нет у меня никого. Жена и сын были… – Свиридов опустил голову и всхлипнул. – Погибли…
– Ты чё, мужик? – насмешливо бросил сидевший на корточках с кружкой воды в руке небритый мужчина. – Слезы, как баба, льешь. Может, и в зад…
Не договорив, поперхнулся и ударился затылком о стену.
– Ты думай, что базаришь, – наклонился над ним худой. – Если еще раз на мужика вякнешь, на параше место маять будешь. Въехал?
– Да ты чё?! – вскочил небритый. Дотронувшись пальцем до затылка, заорал: – Ты мне за что в харю въехал?! Да я тебя…
– Завянь! – перебил его Бетховен. – Тебе правильно врезали. Не раскрывай пасть не по делу. У него, – он мотнул головой на Свиридова, – малец с бабой погибли, а его же за это и по делу пустили. Так что не лезь к мужику.
– Извини, – посмотрев на Свиридова, хмуро бросил небритый.
– Ничего, – вытирая слезы, сказал тот. – Я понимаю, что это… ну, не по-мужски, что ли. Но, понимаете, нет у меня больше никого. Я их похоронить и то не смогу… – Тяжело вздохнув, он опустил голову.
– Хорош тебе! – подойдя, хлопнул его по плечу Бетховен. – Тем более что сейчас у тебя какие-то свидетели объявились. Не ломай уши, все путем будет.
– Спасибо, – прошептал Свиридов.
– А вот так, – вмешался худой, – в этих местах не говорят.
Увидев обращенный на него взгляд Свиридова, Бетховен утвердительно кивнул.
– Все равно… спасибо вам.
– Как тебя кличут-то? – усмехнулся худой.
– Олег.
– Ты вроде мужик крепкий, – проговорил плешивый, – а какой-то… – Подыскивая слово, чтобы не обидеть, замолчал.
– Да я никогда, – правильно понял его Олег, – ни с кем не дрался. В детстве, конечно, бывало. А так все время на людей везло, наверное. Вот даже вы, и то…
– Хорош! – прервал его Бетховен. – Давайте похаваем. Тебе сегодня что-то из жрачки притащили? – Он посмотрел на сидевшего в углу и не проронившего ни слова невысокого толстячка. – С братвой делиться надо, – усмехнулся он.
Худой шагнул к толстяку и поднял набитый пластиковый пакет. Толстяк испуганно взглянул на него и промолчал.
– Вот это да! – Худой вывалил из пакета колбасу, конфеты, шоколад, хлеб и несколько банок консервов. – И не вскрыто ничего. Похоже, с ментами у тебя увязано! – неожиданно жестко добавил он.
– У моей жены знакомый в милиции работает, – испуганно пролепетал толстяк. – Вот он…
– Ну что? – нервно спросил Владислав. – Ты связалась с ним? – Влип! – Владислав, жадно затянувшись, подошел к бару, достал бутылку водки. Налил рюмку и залпом выпил. – Нет, звонить не буду. Посмотрим, что за свидетели эти…
– Не получилось, – ответила женщина. – Я не знаю, как звонить ему на сотовый. Номер есть, но не знаю…
– Набирай код, – перебил ее он. – Где зарегистрирован телефон и номер его сотового. У него какой? – спросил Владислав.
– Сотовый…
– Впрочем, ладно, я сам попробую на него выйти. – Выматерившись, отключил телефон. – Зря я в это влез, – пробормотал он. – Но не думал, что Свиридова с трассы спихнули. К тому же поддавши он был. Впрочем, мне ничего предъявить не могут. Лапин, правда, о чем-то заикался сегодня. Вот гнида! – проворчал. – Строит из себя черт-те что. Мне надо этих опасаться. На кой я писанулся? Думал, бабок прилично заработаю. Они все-таки нормально на лапу дали. А дело пустячное. Водитель пьян, и вся недолга. А тут эти свидетели появились, мать их! – Он вздохнул. – У меня если и будут неприятности, то от этих крутых. На кой я влез? – Он закурил и взглянул на сотовый. – Номер я не спросил… Вообще-то они ничего не докажут. Какие, на хрен, баксы? Я и в глаза никого не видел. Клавка тоже не вякнет. Ей неприятности не нужны. В общем, пусть будет как получится. Если свидетели номер ихней тачки запомнили, то и цепанут их очень скоро. Но ведь у них наверняка приятели такие же есть. Вот влип. Что же делать?
– Ты чего сидишь? – заглянула в комнату невысокая миловидная женщина. – Я тебе говорила…
– Отстань! – рявкнул он.
Женщина мгновенно исчезла. Он услышал ее быстрые шаги и хлопок двери.
– Зря мы, Егорыч, влезли в это, – вздохнул рябоватый мужчина. – Ведь вызовут нас. Ну скажем мы, что видели, как джип «Ниву» сбросил. И дальше что? Спросят: почему сразу не сообщили? Почему номер не запомнили? А если о том, что нас под пистолетом спровадили, заикнемся, то тогда, Егорыч, возникнут проблемы. – Да я уже и не волнуюсь особо, – улыбнулся Степан. – Просто сразу как-то страху на себя нагнал, вот и начал. Поехали? – Он поднялся.
– Не бойся, Степка, – усмехнулся его напарник. – Это просто гаврики какие-то. Были бы серьезные преступники, так бы себя не повели. К тому же мы скажем, что видели, как какая-то машина «Ниву» сшибла. Остановились, но там народ собирался, а нам нужно было срочно…
– Нас с тобой за неоказание помощи пострадавшим и упрячут, – перебил Степан. – Или за то, что сразу не сообщили.
– Тогда скажем как было, – решил Егорыч.

Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны - Бабкин Борис Николаевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны автора Бабкин Борис Николаевич дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Бабкин Борис Николаевич - Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны.
Если после завершения чтения книги Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны вы захотите почитать и другие книги Бабкин Борис Николаевич, тогда зайдите на страницу писателя Бабкин Борис Николаевич - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Бабкин Борис Николаевич, написавшего книгу Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Обожженые зоной -. Сто баксов на похороны; Бабкин Борис Николаевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн