А-П

П-Я

 смотрите тут 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Кроме того, маркиз сделал для Керна больше, чем отец, герцог Линвуд.Связи между их семействами установились несколько поколений назад. Дед Керна воспитывал осиротевших Хатуэя и его младшего брата, а впоследствии маркиз отплатил той же монетой, покровительствуя Керну. Мальчик очень; нуждался в наставнике, ибо отец в то время надолго исчезал, меняя любовниц, и объявлялся только для того, чтобы сотворить герцогине-затворнице очередного ребенка.Керн запомнил мать как неулыбавшуюся мадонну, редко выходившую из своих покоев. Она плакала по малейшему поводу. Даже сознавая себя любимчиком, мальчик научился ее не беспокоить, но обожал всем сердцем и не мог дождаться тех редких минут, когда она стискивала его в объятиях. Теперь он понимал горе матери, которой приходилось терпеть развратника мужа. А из шестерых детей в живых остался только он.Граф смутно помнил ее в гробу, тонкие руки скрещены на белом лифе платья. Когда настало время закрывать крышку, он испытал шок, ведь мама будет лежать одна в темноте, и ее будут, есть черви. Десятилетний Керн подбежал к священнику, начал толкать его и кричать. Лорду Хатуэю пришлось отвести его в сторону и удерживать мальчика, пока тот не выплакался до изнеможения.Герцог Линвуд при этом не присутствовал, он веселился на континенте. Получив известие о смертельной болезни жены, он сразу бросился домой, но явился лишь через неделю после ее похорон.Когда граф отправлялся на свой первый семестр в Итон, отец лежал бесчувственный после ночной попойки. Хатуэй опустил в руку мальчика кошелек с золотыми и помахал на прощание вслед уезжавшей карете.Керн всегда знал, что женится на единственной дочери Хатуэя, когда та подрастет. Леди Хелен Джеффриз тоже потеряла мать в юном возрасте. Теперь ей исполнилось восемнадцать лет, ему – двадцать восемь, а через два месяца, в самом конце лондонского сезона, они должны пожениться. Партия вполне устраивала Керна. Его невеста отличалась добротой и мягкостью характера, а их брак должен был связать две великие династии. Если, конечно, Хатуэй по-прежнему будет видеть в нем достойного жениха для своей дочери. И если Керн сможет предотвратить бурю, которую собирается поднять Изабелла Дарлинг.Черт бы побрал эту шантажистку! Если им суждено опять встретиться, он готов задушить мерзавку, чтобы раз и навсегда положить конец ее интригам.Карета остановилась у солидного, построенного из светлого камня дома; лакей с горящим фонарем распахнул перед графом дверцу экипажа. Надев цилиндр, Керн вышел, секунду помедлил, вдыхая прохладный воздух с неизменным привкусом сожженного угля. Он хотел собраться с духом перед встречей с Хатуэем, ибо намеревался сообщить маркизу, что его дочь может стать посмешищем для света. Керн чувствовал себя обязанным расторгнуть помолвку.На негнущихся ногах он поднялся по ступеням к двери под колоннадой, и слуга проводил его в изящный вестибюль. Граф знал этот дом не хуже собственного: от мраморной лестницы до каждого портрета на украшенных деревянными панелями стенах.– Маркиз дома? – спросил он у лакея.– Да, милорд, – ответил тот, принимая у него плащ и цилиндр. – Но он занят с гостем из провинции.Черт побери! Керну не терпелось разделаться с неприятной миссией, а теперь придется охладить свой пыл.– Веди меня к ним.Он последовал за слугой в гостиную с обитыми зеленой тканью банкетками и золочеными стульями.– Лорд Керн, – объявил лакей.Взгляд графа задержался на камине, возле которого стоял хозяин дома. Маркиз, невысокий, но импозантный мужчина, отличался горделивой осанкой героя войны, кустистые седые брови насуплены, волосы с проседью необычно взъерошены.Рядом сидел его младший брат, преподобный лорд Реймонд Джеффриз, пастор церкви Святого Георга. Плечи под изящной сутаной были непривычно сгорблены; обеими руками он сжимал трость из слоновой кости, ее конец глубоко вдавился в роскошный ковер. Лицо с орлиным носом выражало мрачную отрешенность.Вторжение Керна явно раздражало Лорда Реймонда, что весьма озадачило графа – он привык чувствовать себя в этом доме своим.На банкетке спиной к двери сидели две дамы. Светловолосая леди Хелен обернулась и приветствовала его такой радостно-простодушной улыбкой, что Керн укрепился в намерении сражаться за ее руку до последнего. Но от взгляда на ее соседку нежные чувства сразу померкли.Она не удосужилась даже повернуться. Соломенная шляпка скрывала ее лицо, под лучами вечернего солнца на одном плече блестели темные локоны, плечи развернуты, голова высоко поднята. Она держала себя как принцесса.Нет. Это галлюцинация. Опять.Керн обогнул банкетку. Ее руки скромно лежали на коленях, в вырезе неброского платья виднелась кружевная ткань.В следующий миг он понял, что глядит в лукавые карие таза Изабеллы Дарлинг.Как потаскуха могла проникнуть в один из наиболее респектабельных английских домов? Какую ложь она наговорила Хатуэю? И какую правду – леди Хелен?Словно в гневном удивлении, зашипели и взметнули искры поленья. В улыбке Изабеллы Дарлинг сквозило торжество. Она поднялась с банкетки, шагнула к нему и присела в изящном реверансе.– Лорд Керн, я так много слышала о вас от кузины.– Кузины? – непонимающе переспросил он.– Ну да. Я кузина леди Хелен. Мисс Изабелла… Дарси. – Она послала ему взгляд из-под ресниц, словно бросая вызов и призывая оспорить ее выдумку.Слова осуждения были готовы сорваться у Керна с языка, но выговорить их он не успел – Хелен опередила его, и взяла Изабеллу за руки.– Согласитесь, Джастин, замечательный сюрприз. Я и понятия не имела, что у меня есть кузина. Она приехала в Лондон.– И уже знакомится с джентльменами, – едко заметил преподобный Реймонд, стискивая пальцами набалдашник трости. – Видимо, девушку не научили вести себя.– О Боже! – ужаснулась Изабелла и, подняв ладони к щекам, заставила себя покраснеть. – Неужели я допустила оплошность? Ради всего святого, простите мои деревенские манеры!– Как не стыдно, дядя Реймонд, вы смутили нашу гостью! – Хелен усадила ее обратно на банкетку. – Дорогая Изабелла… Можно, я буду называть вас Изабеллой?– Ничто не доставит мне большего удовольствия.– Не надо обижаться. – Хелен похлопала гостью по руке. – Мы здесь одна семья. Дяде и папе не следует ворчать, вы же едва отряхнули дорожную пыль.– Боюсь, я вам навязываюсь. – Изабелла склонила голову, демонстрируя изгиб шеи. – Я уже упоминала, что после безвременной кончины родителей осталась в довольно стесненных обстоятельствах. Не могли бы вы порекомендовать мне какой-нибудь респектабельный пансион?– Силы небесные, только не это! – всплеснула руками Хелен. – Мы и слышать не хотим, чтобы вы останавливались у незнакомых людей. Конечно, мы тоже для вас незнакомые, но думаю, это ненадолго, скоро мы станем друзьями.– Вы так добры! – пробормотала Изабелла. – Какое счастье… если можно остановиться у людей, которым ты небезразлична.Она лгала очень мило, и Керн ощутил жуткий гнев.– Вы, наверно, ищете должность гувернантки или компаньонки. Позвольте вам помочь ее подыскать. Немедленно.– Благодарю, милорд. Но для утонченного человека вроде вас мои заботы не могут представлять интереса.– Напротив, я восхищаюсь людьми, которые ищут себе заработок. Кстати, у вас есть какие-нибудь особые дарования?Их взгляды встретились. Керн увидел в ее глазах негодование и упорную решимость пробиться в высший свет. Изабелла одарила его сияющей улыбкой.– Сожалею, милорд, но ваше предложение опоздало. Кузина уже предложила мне место в этом доме.– Не просто место. Наш дом станет вашим домом. – У Хелен навернулись слезы сочувствия. – Изабелла будет моей компаньонкой, начнет сопровождать меня в обществе. Ведь так, папа?Каменное выражение лица маркиза не выдало его мыслей.– Конечно, – проговорил он бесцветным голосом. – Мисс Дарси останется у нас до конца сезона. Я на этом настаиваю.Его заявление стало для Керна новым потрясением. Неужели маркиз проглотил ее шитую белыми нитками сказочку? Уж Хатуэя-то простаком никак не назовешь…От возмущения он стиснул спинку стула, представляя, что это горло Изабеллы.– И откуда же вы свалились, мисс Дарби?– Дарси, – поправила она и в упор взглянула на Керна. – Приехала в почтовой карете из Нортумбрии. Почти четыре дня в пути.– Странно. По вашему выговору я бы принял вас за жительницу Лондона.– Моя дорогая покойная матушка провела здесь детство. Видимо, я переняла речь у нее.И воровскую мораль. Керна так и подмывало назвать ее обманщицей, но он заметил, как Хелен прикусила губу, и не захотел расстраивать невесту. Во всяком случае, до тех пор, пока он не добрался до сути всех этих хитросплетений.Граф повернулся к ее отцу.– Хатуэй, вы, кажется, не упоминали об этой ветви своего рода?Маркиз насторожился, и в его, темных глазах мелькнули искорки беспокойства.– Родство весьма отдаленное, но мы рады мисс Дарси.– Понимаю. Она, конечно, представила рекомендательное письмо?– Это невозможно, ее родные умерли. Предостерегающие нотки в голосе маркиза исключали возможность дальнейших расспросов. Керн внимательно посмотрел на него и понял: Хатуэй знал ее настоящее имя. Но откуда? Неужели он тоже был связан с Авророй Дарлинг и попал в ее дневник?Невозможно!Маркиз предостерегающе взглянул на брата. Тот изобразил улыбку, хотя явно скрежетал зубами. Преподобный лорд Реймонд Джеффриз был на десять лет моложе его и в юности слыл повесой. Он до сих пор хромал после дуэли, которую старшему брату удалось каким-то образом замять. Но после того случая угомонился, обосновался с законной женой и получал средства к существованию от Хатуэя.Ну конечно, это лорд Реймонд.Когда-то он занимался недозволенными шалостями с Авророй Дарлинг, и брат оберегал его от скандала. Священник оперся о набалдашник трости.– Можно подумать, у меня есть время для пустой болтовни. Мне еще надо подготовиться к завтрашней проповеди.– И она должна быть очень яркой. – Хелен шутливо погрозила ему пальцем. – Кузина Изабелла и я будем слушать с нашей семейной скамьи.– «Я достойный пастырь и знаю своих овец». Вот тема моей проповеди. Никто из нас не в силах обмануть Всевышнего, ибо Он зрит всякую ложь в нашем сердце. – Реймонд бросил на Изабеллу мрачный взгляд и поднялся.– Я тебя провожу, – быстро сказал Хатуэй, и братья покинули гостиную, причем яростный стук трости свидетельствовал о невысказанном гневе преподобного.Керн еле сдержался, чтобы не последовать за ними и тут же не потребовать ответов. Нет, он побеседует с маркизом наедине, чтобы расставить все по своим местам. На этот раз маркиз не должен укрывать брата от скандала, иначе свершится большее зло, если Изабелла Дарлинг осуществит задуманное и выйдет замуж за аристократа.Граф почувствовал легкое прикосновение к руке. Ему улыбнулась леди Хелен.– Вы останетесь к обеду, Джастин?Ясными глазами и чистой, словно фарфоровой кожей ими напоминала выбежавшую из классной комнаты девочку, но ее наивность почему-то вызвала в нем раздражение.– Я разве приглашен?– Конечно. Вы всегда приглашены.Ему стало неловко за свою резкость. Она же не в состоянии угадать причины его плохого настроения, в этой девушке не было ни капли тени, один свет.– Я останусь, если это доставит вам удовольствие. – Он ласково положил ладонь на ее руку.– Вы уверены? – с сомнением произнесла Хелен. – Может, вы уже приглашены?..– Нет-нет!Изабелла наблюдала за происходящим. Она подмечала все и, судя по улыбке на красивых губах, наслаждалась его борьбой.– Осмелюсь предположить, миледи, что это я причина колебаний его сиятельства. – Изабелла заговорщически наклонилась к Хелен, и граф испугался, что она раскроет свою тайну, чтобы оскорбить невинность его невесты. Но она беззаботно продолжала: – Не сомневаюсь, он боится, что ваша кузина, этакая деревенская мышка, возьмет не ту вилку.– О нет, Джастин не такой сноб, – хихикнула Хелен. – А вы уж никак не мышка.– Но я одета именно так. Этого вы не можете отрицать. – Темные страстные глаза смеялись над ним, и Керн невольно поддался их дьявольскому очарованию. – А вы что скажете, милорд? Не проще ли сделать леди из прокаженной, чем из меня?Насмешница обратила его слова против него же. Граф сдержанно поклонился, а про себя признал, что Изабелла чертовски умна.– Вы преувеличиваете, мисс Дарси. Я бы не прочь сыграть Пигмалиона, но уверен – вы прекрасно справитесь сами.Два взгляда встретились: его – жесткий, ее – загадочный, возбуждающий. Керн не мог оторвать глаз от этой женщины, хотя рядом стояла Хелен и не понимала их намеков.– Сезон начнется грандиозно! – Хелен захлопала в ладоши. – Я его жду не дождусь. Вместе нам будет очень весело.Она справилась и попала в их круг!От слабости Изабелла опустилась на мягкий стул в просторной гардеробной леди Хелен. Какое счастье укрыться здесь и больше не ощущать враждебного присутствия Керна. При его появлении в гостиной Изабелла впервые в жизни испугалась, что может упасть в обморок. Она ждала разоблачений, и приготовилась выслушать, как ее назовут обманщицей.Но граф промолчал, и Изабелла поняла, что он решил оберегать невесту от неприятностей, чего бы это ни стоило его собственной гордости. Такая забота вывела ее из равновесия, ей захотелось почувствовать, что испытывает женщина, внушившая мужчине подобную любовь.Но Изабелла тут же прогнала завистливое чувство: лорд Керн просто вел себя по-джентльменски. Ведь и Хатуэй также оберегал свою единственную дочь.Утром, когда она показала им с братом некоторые выдержки из дневника Авроры, маркиз разозлился не на шутку, лицо у него побагровело. Изабелла даже испугалась, как бы его не хватил удар. Но в отличие от лорда Реймонда он не разразился бранью, не стал отрицать правды, только посмотрел на нее долгим взглядом, и по его лицу нельзя было ничего прочесть. У Изабеллы все похолодело внутри, однако Хатуэй вдруг согласился на ее условия: чтобы сохранить репутацию брата, он примет ее в своем доме и выдаст за дальнюю родственницу.Согласился. А вот лорд Керн наотрез отказался ее поддержать. Если бы он знал, что она подозревала его отца в убийстве!Эта мысль терзала Изабеллу уже три дня, после того как она прочла дневник матери. И Минни окончательно развеяла ее сомнения.Выслушав девушку, Минни опустилась на кровать, долго смотрела в пол, затем подняла на нее удивленный взгляд.– Ты думаешь, Линвуд отравил Аврору?– Или кто-то другой из ее любовников. – Спазм сдавил Изабелле горло. – Больше некому.– Я не собиралась тебе рассказывать, но теперь, наверное, стоит.– Что? – Изабелла схватила ее за сморщенные руки, бывшие некогда такими мягкими и белыми. – Ты знаешь, кто это сделал с мамой?– Вечером, перед тем как Аврора заболела, я видела, что к ней в спальню входил джентльмен. В темноте я не разглядела его лица, да и не придала этому значения. Твоя мать была человеком скрытным… – Минни тряхнула головой в чепце, словно избавляясь от наваждения. – Нет, Аврора умерла от лихорадки.– Я не ошибаюсь, и твои слова это подтверждают, – горячо возразила девушка. – Тот человек подсыпал ей отраву. Я должна его найти.Глаза Минни расширились от испуга, и она схватила Изабеллу за руки.– Не совершай опрометчивых поступков, дитя мое. Ты не в силах бороться с такими влиятельными людьми. Оставь все как есть.– Не могу. Я должна заставить его заплатить за преступление.С этого момента Изабелла не хотела слушать никаких предостережений, ничто ей не помешает свершить правосудие. Ни пугающая задача проникнуть в светское общество. Ни перспектива выдавать себя за леди. Ни даже угроза общения с заносчивыми аристократами вроде Керна.– Дорогая кузина, вы слишком задумались, – рассмеялась леди Хелен. – Перестаньте витать в облаках, лучше скажите, что вы думаете об этом.Изабелла подняла глаза на хозяйку дома, которая держала перед ней два платья: одно – светло-зеленое с белой пунктирной сеточкой поверх нижней юбки, другое – из шелка цвета слоновой кости с голубыми лентами в пышных коротких рукавах. Оба скромные, но модные, идеальные для дебютантки с комплекцией Хелен и цветом ее волос. Изабелла поняла, что та ждет похвалы.– Они просто восхитительны.– Их привезли сегодня утром от портного. Ну, какое?– Что какое?– Какое вы наденете к обеду? – хихикнула Хелен. – Что же еще?– О!Изабелла погладила мягкий шелк цвета слоновой кости. Со стороны Хелен очень великодушно поделиться с ней своим гардеробом. Изабелла ожидала встретить отпор, думала, ей придется ублажать высокомерную аристократку, но Хелен приняла ее с распростертыми объятиями. И от этого обман становился еще труднее.– А разве нельзя выйти к обеду в том, в чем я есть?– Боже мой, разумеется, нет! Папа настаивает на соблюдении формальностей в одежде. – Хелен повернулась к огромному шкафу и начала перебирать висящие на крючках наряды. – И Джастин тоже. Мы не можем позволить себе их расстраивать.– Лорд Керн не смеет диктовать, как вам одеваться, – вспыхнула Изабелла. – Он вам еще не муж.– Но скоро будет. – Хелен обернулась, прижимая к груди, светло-голубое платье. – Не правда ли, в его присутствии испытываешь благоговейный трепет. Красив. Умен. Само совершенство. Я никогда не знаю, что ему сказать.– Говорите что думаете. Заставьте его прислушиваться к вашему мнению.– Вам легко. А я, признаться, боюсь наскучить ему болтовней о вечеринках, сплетнях и других пустяках. Он же большую часть времени проводит в парламенте.– Но ведь он не член палаты, – удивилась Изабелла. – Его отец еще жив.– Джастин говорит, что набирается опыта к тому времени, когда по праву войдет в палату лордов. А я ничего не понимаю в политике. – Хелен тяжело вздохнула, словно на ее плечи опустился свинцовый груз. – Как вам удавалось так свободно с ним разговаривать?Хелен выглядела по-настоящему обеспокоенной, и Изабелла прикусила язык, чтобы не назвать лорда Керна самодовольным занудой.– Я с ним не помолвлена, и, может, поэтому на меня не действует его всемогущее величие.– К тому же вы, наверное, старше меня, – добавила Хелен и сразу поспешила исправить свою оплошность: – Господи, я вовсе не хотела сказать, что вы засиделись в девицах! Просто у вас больше житейского опыта. Восемнадцать лет я провела в классной комнате, изучая, какими достоинствами должна обладать настоящая леди. – Ее лицо прояснилось, и она обезоруживающе улыбнулась. – Я выхожу замуж в свой девятнадцатый день рождения, десятого июня. Вы еще не знали об этом?Восемнадцать, почти девятнадцать. По странному стечению обстоятельств они с Хелен родились в один и тот же год и месяц, только Изабелла – на два дня позже. Но как по-разному сложилась их судьба! Ее мать – куртизанка, тетушки – шлюхи, а Хелен – аристократка и всегда пользовалась уважением.– Нет, не знала, – тихо ответила Изабелла.– У меня будет великолепная свадьба. В самом разгаре сезона. – Прижимая к себе голубое платье, Хелен закружилась по гардеробной. – Только представьте, я иду по проходу церкви Святого Георга, поет хор, всюду алеют розы, люди улыбаются. Замечательно, как в сказке!Глядя на нее, Изабелла взгрустнула. В пять лет она воображала себя принцессой, мечтая, что, когда вырастет, у нее будут шелковистые белокурые волосы, небесно-голубые глаза и белоснежная кожа. Она станет жить во дворце, и ей больше никогда не придется есть отварную репу. Она заведет собаку, чтобы возиться с ней днем и прижимать к себе ночью. Ведь ее отец – король.К восьми годам Изабелла поняла обманчивость волшебных сказок. Ее волосы стали рыжевато-каштановыми, глаза – темно-карими, а кожа, если девочка много времени проводила на солнце, тут же покрывалась веснушками. Она жила в деревенском доме и регулярно ела отварную репу. Животные считались грязными, и ей даже не приходило в голову просить щенка. Отца у нее не было, мать жила далеко, и ее нельзя было беспокоить эгоистичными просьбами. Так говорила немногословная мисс Дотт, которая учила девочку, как должны вести себя маленькие леди.К двенадцати годам Изабелла поняла, что она не леди. Она родилась не в красивом доме, ей выпал не тот жребий. И еще приходилось слушать деревенские сплетни, мол, ребенка не пускают в город, потому что ее мать занимается там нехорошими делами с богатыми господами.Но изредка Аврора посылала за дочерью, и, ох, какие же это были поездки! В безумном вихре трат и поцелуев мама одевала ее в кружева и шелка, словно модную куколку. Днем они смотрели на гуляющих в парке лордов и леди, а по вечерам ходили мимо блистающих огнями домов, где аристократы ели торты и мороженое, где не знали никакой отварной репы.Изабелла вздыхала вместе с матерью, опять мечтая стать принцессой. Со временем в мечтах появился принц. Он влюбится в нее с первого взгляда, увезет на коне в замок, и они проживут там счастливо до конца своих дней. Она возьмет с собой маму, обе превратятся в леди, а все люди королевства будут ими восхищаться и обожать их.Но мать умерла, Изабелла, наконец, поселилась в замке, только не стала принцессой. Эта роль принадлежала Хелен.Милой, красивой, наивной леди Хелен, которая кружила по гардеробной, будто вальсировала с невидимым принцем.– В сказки верить опасно. – Изабелла почувствовала, что обязана это сказать. – Однажды вы можете испытать сильное разочарование.– Ах, дорогая! – Хелен остановилась напротив, ее лицо выражало сострадание. – Вам пришлось испытать так много ужасного: смерть родителей, потом вы остались совсем одна. Но я покажу вам, какой прекрасной может быть жизнь. И чтобы сделать ее еще великолепнее, вы будете у меня на свадьбе подружкой.– Вряд ли это разумно…– Ну, пожалуйста, Изабелла, вы должны! В понедельник начнем заниматься покупками и одновременно подберем вам гардероб. Для вашей яркой наружности мои вещи слишком пресные. Чтобы покорить свет, нужно иметь бальные наряды, веера, туфли, красивые шляпки.Именно о таком предложении и мечтала Изабелла, поскольку у нее самой не хватило бы денег на столь безрассудные траты. Ее грязновато-серое платье сохранилось еще с тех времен, когда она жила с гувернанткой, а слишком откровенные туалеты матери не рискнула бы надеть молоденькая девушка, которая к тому же заявила, что жила в деревне.– Как на это посмотрит ваш отец?– Будет доволен. Он самый замечательный и щедрый человек на свете.Чему Изабелла поверить не могла, как не могла поверить в порядочность любого вельможи. Разве его благочестивый брат не использовал мать, не сыграл на ее страстном желании любви?Девушку охватила черная тоска. Всю жизнь ей недоставало отца. Когда ее обижали, она мечтала о его объятиях, хотела, чтобы он укладывал ее по вечерам в кровать, выслушивал ее страхи, надежды и фантазии. Она жаждала теплоты, любви и защиты. И все это она уловила в голосе леди Хелен.Торжество по поводу удавшейся хитрости испарилось, оставив только горький осадок в душе. Почему Хатуэй согласился на ее условия? Хотел уберечь репутацию – свою и брата? Или поступил так в интересах дочери, желая защитить свою бесценную принцессу? Ответ не прибавил Изабелле радости: ощущение было таким, словно она обесчестила счастливое семейство.– Я так рада, что вы приехали к нам! – Хелен опустилась на колени: перед Изабеллой и схватила ее за руки. – Мы станем лучшими подругами. Вы будете моей кузиной, нет, сестрой, которую я всегда хотела иметь.Прикосновение горячих нежных пальцев лишь усилило ощущение неловкости. Изабелла вымученно улыбнулась. Леди Хелен не знала истинной причины ее появления здесь, но правда может выплыть, и очень скоро, если удастся доказать, что лорд Реймонд отравил Аврору Дарлинг.Однако Изабелле предстояло найти еще одного человека. Хотя мать тщательно скрывала его настоящее имя, дочь все же отыскала в дневнике кое-какие зацепки и догадывалась, кто ее отец.Теперь она намеревалась идти по его следу. Глава 3 Выходя из кареты маркиза, Изабелла оперлась на руку молодого лакея и подняла глаза на солидный каменный дом, окна которого светились как в сказочном замке. Сердце у нее приятно замирало, ведь сегодня она войдет в общество, будет танцевать с благороднейшими людьми, покинет толпу простых обывателей, которые ахают на улице, наблюдая за бесконечной вереницей карет и нарядных гостей.Лакей осторожно потянул девушку за руку, вернув к реальности.– Благодарю, сэр, – радостно улыбнулась она. Тот, покраснев, отвесил ей поклон.– Рад служить, миледи.Миледи. Уважительное обращение переполнило Изабеллу восторгом с оттенком вины. Прошедшие две недели она с помощью Хелен старалась подготовиться к этому моменту и запомнить строгие правила поведения в свете. Заучивала с наставником танцевальные па, радовалась, примеряя новые платья, лучшее из которых надела сегодня. Но внешняя сторона была наилегчайшей частью маскарада. Теперь пришел час настоящих испытаний: сумеет ли она обмануть аристократов?Изабелла присоединилась к гостям, поднимавшимся по лестнице к колоннаде входа. Украшенный золоченой тесьмой короткий жакет защищал ее от вечерней прохлады. Она слышала шелест своей зеленой юбки, обрывки разговоров, веселый смех и, несмотря на все сомнения, испытывала восторг. Ее отец принадлежал к этому миру.Высоко держа голову, Изабелла поднялась по ступеням. Она имела право находиться среди знати. Да. И, в конце концов, к ней будут относиться как к дочери благородного джентльмена, а не как к внебрачному ребенку шлюхи.Холодные пальцы, сомкнувшиеся на ее запястье, вернули Изабеллу к действительности. Она увидела сердитые глаза лорда Керна, и радость моментально померкла.Белый галстук подчеркивал смуглую кожу и темные волосы, а свет канделябров придавал его зеленым глазам необычайную глубину. Милейший джентльмен, который болтал с ними в карете, теперь излучал неподдельную враждебность.– Умоляю, ведите себя осмотрительно! – хрипло произнес ей на ухо граф.Да, этот человек отлично прятал свою грубую сущность от всех, кроме Изабеллы. Девушку коробило, когда она чувствовала, что ее не любят, но за годы, проведенные в деревне, где ей не давали прохода местные насмешники, она научилась скрывать обиду.– Извините? – невинным тоном спросила она.– Если вам приходит в голову любезничать со слугами, потрудитесь хотя бы делать это не на людях.– Любезничать? – Видимо, Керн намекал на лакея, и, заметив любопытный взгляд идущей впереди дамы, Изабелла понизила голос: – Вам-то, полагаю, не доводилось говорить ничего любезного слуге. Иначе вы бы поняли, что с моей стороны это всего лишь проявление обыкновенной доброты.– Ваша доброта известна, – пробормотал граф. – Особенно по отношению к богатым мужчинам.– А ваша невоспитанность бросается в глаза. – Изабелла покосилась на удерживавшую ее руку. – Отпустите меня. Найдите себе даму и сопровождайте ее.– В нашей компании еще одна дама. Но Хелен идет в сопровождении отца. Боюсь, нам с вами придется играть в вашу игру.– Замечательно, – процедила сквозь зубы Изабелла. – Только, когда мы войдем в дом, попрошу вас держаться от меня подальше.– Не спешите с благодарностью. – Он наклонился к ней, и девушка ощутила запах его одеколона, и что-то невольно дрогнуло у нее в душе. – Учтите, мисс Дарлинг, я не спущу с вас глаз.Изабелла чуть не вздрогнула. У графа достаточно власти, чтобы все разрушить. Одно его слово – и ее разоблачат как шарлатанку.Они смешались с толпой гостей, продолжать разговор стало невозможно, и вместе с другими они прошли через массивные двери. Изабелла слышала, как сзади болтала с отцом Хелен; граф рассмеялся какому-то ее веселому замечанию, повернулся, вступил в беседу, и его лицо сразу изменилось: резкие черты разгладились, оно стало мягче, добрее.Наблюдая за ними, Изабелла почувствовала глухую боль и странное одиночество. Все, кроме нее, принадлежали к этому миру по простому и непререкаемому праву рождения.– Мисс Дарси?Лорд Хатуэй предложил ей руку, намереваясь представить хозяевам. Девушка внимательно посмотрела на него, пытаясь найти в его лице признаки такой же, как у графа, враждебности, но заметила лишь холодную вежливость. И от этого она почувствовала себя еще больше виноватой, ибо использовала маркиза с Хелен в качестве орудия для осуществления своих планов. Когда Изабелла вошла в их дом, Хатуэй встретил ее ледяной надменностью, однако постепенно его каменная холодность стала давать небольшие трещины. Сегодня он даже ворчливо похвалил за столом ее манеры, а по дороге на бал вставил несколько шутливых комплиментов. Может, он действительно принял ее?..– Вы в нерешительности, – заметил маркиз. – Не стоит бояться: Уинфрей не кусаются.Изабелла взяла его под руку и улыбнулась с искренней теплотой.– Спасибо, милорд. Вы очень добры. – И порывисто добавила: – Я хочу, чтобы вы знали, насколько я это ценю.Но он не улыбнулся в ответ. Наоборот, его угольно-черные глаза заволокла печальная дымка, словно он жалел, что был любезен с шантажисткой.– Я делаю это только ради Хелен, запомните.– Хорошо.Теплое чувство к маркизу растворилось без следа. Глупо думать иначе, упрекнула себя Изабелла, глупо ждать истинного признания. Хотя на ней платье леди, в душе она по-прежнему изгой, и ею правит злой умысел.Лорд Хатуэй подвел ее к хозяевам дома, представив как давно потерянную родственницу из провинции. Лорд и леди Уинфрей сердечно приветствовали новую гостью, отчего у Изабеллы камень упал с души. Первый экзамен был сдан. Маркиз присоединился к группе мужчин, которые принялись обсуждать политику, а лорд Керн проводил Изабеллу и Хелен в бальный зал.Длинное помещение оформили под египетский базар, стены задрапировали под кибитки. По углам зеленели пальмы, яркие канделябры сияли как звезды под сводом темного неба. В алькове музыканты настраивали инструменты, одетые на арабский манер лакеи обносили гостей напитками. В зале царила атмосфера ожидания, и от этого у Изабеллы учащенно забилось сердце.Она здесь, одна из немногих допущенных на великосветский бал. Ее ждали новые, неведомые ощущения, столь же заманчивые, как сокровища пещеры Аладдина.Даже присутствие Керна не могло затмить предвкушение радости: наконец-то у нее появился шанс привести в исполнение свой план. А пока, не забывая о конечной цели, Изабелла собиралась повеселиться. У бедра она ощущала вес спрятанного в нижних юбках потайного кармана, где хранился дневник матери. Она благоразумно носила его с собой вместе с небольшим кинжалом для защиты. С сегодняшнего вечера ей предстояли встречи с несколькими джентльменами, упомянутыми в записках Авроры.И начнет она с человека, который, судя по всему, может быть ее отцом.– Позвольте пригласить вас на второй танец, – поклонился ей лорд Керн.– Спасибо, в этом нет необходимости, – твердо отказалась Изабелла.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":
Полная версия книги 'Ее тайная связь'



1 2 3
 decanter.ru/product/black-velvet-id3236