А-П

П-Я

 элизабет арден 5 авеню 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лейкер Розалинда

Платье от Фортуни


 

Здесь выложена электронная книга Платье от Фортуни автора по имени Лейкер Розалинда. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Лейкер Розалинда - Платье от Фортуни.

Размер архива с книгой Платье от Фортуни равняется 197.77 KB

Платье от Фортуни - Лейкер Розалинда => скачать бесплатную электронную книгу



OCR Larisa_F
«Платье от Фортуни»: Русич; Смоленск; 1995
ISBN 5-88590-214-3
Аннотация
Роман Розалинды Лейкер повествует о трогательной и трагической любви двух талантливых людей, о Париже начала века.
Русский граф Николай Карсавин и прекрасная француженка Жюльетт Кладель устремляются навстречу любовному урагану, целиком отдаваясь охватившему их чувству.
Особое очарование этой любовной истории придает мастерски воссозданная атмосфера мира высокой моды Парижа.
Розалинда Лейкер
Платье от Фортуни
Глава 1
Николай Карсавин вряд ли заметил бы ее, если бы не уличная пробка на Пьер Каррон. Что-то привлекало взгляд… Легкие, быстрые шаги по тротуару, залитому апрельским солнцем? Чемодан с дорожными наклейками? Видимо, она только что приехала в Париж.
Девушка с любопытством поглядывала по сторонам, но не обратила внимания на Николая, лениво развалившегося на заднем сидении новенького «Роллс-ройса».
Карсавин улыбнулся. Наблюдать за ней было интересно. Париж всегда что-нибудь да предложит… Николай направлялся в русское посольство на встречу, назначенную им самим, но не имеющую ничего общего с его дипломатическими обязанностями. Если бы машину вел он сам, то никогда не поехал бы по этой улице, поскольку именно здесь располагались престижные ателье – haute couture – Пуаре и Ландель, и из ворот особняков часто выезжали экипажи, запряженные чистокровными лошадьми. Устойчивые заторы в движении стали закономерностью, не составил исключения и сегодняшний день.
Продолжая рассматривать девушку, Николай с удовлетворением отметил отличную фигуру, подчеркнутую хорошо сшитым кремовым жакетом. Длинная юбка скрывала ноги, но высокий рост предполагал их стройность. Природа щедро наградила девушку умением, впрочем, нередким для француженки, придавать стиль и элегантность любой одежде.
Лицо нельзя назвать красивым в общепринятом смысле слова, но своеобразие черт предполагало неординарность натуры: тонкий нос, четко очерченный подбородок, карие глаза и чувственный рот. Волосы цвета светлой меди скрыты шляпкой, но несколько непослушных прядей соперничали с солнечными бликами.
На небольшом кожаном чемодане Николай разглядел инициалы: Ж.К. Ему захотелось узнать имя незнакомки…
* * *
Жюльетт была рада, что решила оставить вещи на Лионском вокзале, и пошла пешком. Какое облегчение обнаружить – город, где она родилась, почти не изменился. Ведь она не была здесь восемь лет – все время, пока обучалась в школе при монастыре, а последний год исполняла обязанности учительницы вышивания. Но Париж не утратил ни грана своего удивительного умения сочетать несочетаемое! Жюльетт радостно вдыхала аромат жареных кофейных зерен, изысканных вин, цветущих деревьев, дорогих сигар, тонких духов и острый запах чеснока. Париж! В мире нет лучшего города, когда тебе всего лишь восемнадцать, и жизнь готова распахнуть перед тобой любую дверь!
Заметив цветочницу, Жюльетт решила купить букетик фиалок. Она так и не заподозрила, что за ней неотрывно наблюдают глаза незнакомца. Девушка поднесла фиалки к лицу и, закрыв глаза, блаженно вдохнула весенний аромат. Глядя на свое отражение в витрине парфюмерного магазина, укрепила фиалки на шляпке, подсунув стебельки под ленту, и вдруг почувствовала, что за ней наблюдают. Машинально поправив волосы, Жюльетт бросила быстрый взгляд влево, вправо и только потом взяла в руку чемодан.
Тут, наконец, дорожная пробка рассосалась, «Роллс-ройс» тронулся с места. Николаю пришлось повернуть голову, чтобы в заднее стекло машины следить за девушкой, которая могла в любую минуту исчезнуть в толпе.
* * *
Жюльетт шла по улице, всматриваясь в номера домов. Она еще никогда не бывала в особняке – доме моделей haute couture своей сестры. Дениза, на шестнадцать лет старше Жюльетт, вдова безвременно ушедшего из жизни барона Клода де Ланделя, сумела выбрать подходящее место, чтобы обеспечить себе богатую клиентуру.
Жюльетт знала – Дениза вряд ли обрадуется неожиданному появлению сестры. А если еще станет известна причина…
Впереди ее ожидало немало сложностей, но как все-таки здорово оказаться дома! Нет, Жюльетт больше никогда не покинет Париж! По крайней мере, на такой срок. Пребывание в школе вдалеке от очарования родного города казалось ей сейчас просто ссылкой. Недели, месяцы она будет бродить по знакомым с детства местам, хотя они напоминают о горькой утрате – смерти родителей.
Жюльетт остановилась у входа в особняк, рассматривая роскошный фасад, предполагающий атмосферу дорогих вещей и богатых клиентов под крышей этого дома. Когда девушка сделала еще один шаг к подъезду, швейцар широко распахнул золоченую дверь.
Коридор плавно переходил в широкую мраморную лестницу. Открывая свое дело, Дениза увлеклась стилем, который традиционно называли art nouveau, и, надо сказать, немало преуспела… Стены украшала медная чеканка с повторяющимся рисунком – прекрасными ирисами. Живые цветы, источавшие нежный аромат, заполняли вазоны, по форме напоминающие вытянутые духовые трубы.
По лестнице с узорчатыми перилами Жюльетт поднялась на первый этаж, где располагалась приемная. Примерочные салоны отделялись друг от друга непрозрачным маликским стеклом. Оно поблескивало, отражая свет ламп под шелковыми абажурами, которые держали в руках серебристые скульптуры женщин. Жюльетт слышала отдаленные голоса из примерочных. У входа в один из салонов оживленно беседовали две женщины. Тонкое белое кружево, обрамляющее их шеи, придавало собеседницам сходство с лебедями. Впечатление усиливалось общим стремлением к S-образному силуэту, начиная с выпуклого корсажа и заканчивая подолом юбки. Жюльетт могла только гадать, на какие ухищрения пошли модельеры, чтобы добиться нужного эффекта – благо, ей самой никогда не требовались никакие сложные манипуляции с безжалостными булавками.
– Bonjour, мадмуазель! – к ней обратилась улыбающаяся женщина в элегантном платье из серого шелка.
Должно быть, это мадам Мийо, директриса и правая рука Денизы во всех делах. Именно она, видимо, та точка опоры, вокруг которой вращается их маленькая вселенная – модельеры, клиенты, ткани, серебристые скульптуры… Мадам, которая всегда величественно и с достоинством встретит даже конец света, если он настанет.
Жюльетт объяснила, что она приехала издалека и хотела бы повидаться с сестрой, в заключение добавив:
– Но я не предупредила о своем приезде.
– Баронессы сейчас нет, но, надеюсь, она не будет против, если я сообщу вам, где ее можно найти. Она направилась на встречу с подругой, приехавшей в Париж из Америки, кажется, из Луизианы, и остановившейся в отеле «Бристоль» на Вандомской площади.
Лицо Жюльетт осветилось улыбкой.
– Может быть, это мадам Гарнье?
– Да, насколько я знаю, именно так. Жюльетт повернулась и заторопилась к выходу.
Люсиль Гарнье была давним другом родителей. В семье считали ее тетей Денизы и Жюльетт, даже, когда муж Люсиль уехал из Парижа, чтобы представлять коммерческие интересы Франции в Новом Орлеане. За долгие годы мадам Гарнье только один раз приезжала в Париж, и то в связи с трагическими обстоятельствами, но теперь, видимо, решила восстановить старые дружеские связи.
Пока Жюльетт училась в школе, Дениза нечасто писала ей, поэтому письма Люсиль девушка читала, не отрываясь, ведь они приходили издалека, оттуда, где так много нового и волнующего, но где все же пытаются сохранить традиции старой Франции.
Жюльетт села в омнибус, идущий к Вандомской площади. С очередным поворотом омнибуса ее мысли также приняли другое направление. Девушка вспомнила о времени, когда Дениза впервые объявила младшей сестре о своем намерении открыть собственное дело. Это случилось после похорон Клода Ланделя – Жюльетт тогда уже год, как училась в монастырской школе. Дениза была просто вне себя от ярости, когда узнала, что основную часть состояния покойный муж завещал детям от первого брака. Денизе же досталось умеренное содержание и поместье в окрестностях Сен-Жермен, да и то при условии, что она не выйдет замуж вторично.
– Как я смогу жить на эти гроши! – бушевала Дениза, изливая душу младшей сестре. Горе безутешной вдовы она уже в полной мере продемонстрировала друзьям и знакомым. – Клод отомстил мне! О, как он был щедр в самом начале нашей совместной жизни, а затем превратился в зануду, день и ночь возмущающегося тем, что называл «эта твоя экстравагантность»! – закусив губу, она быстрыми шагами мерила комнату для посетителей монастырской школы. Было прохладно, и Дениза не сняла черную соболью шубу, подол которой чуть не со свистом рассекал воздух при резких поворотах, шелковая юбка шуршала, касаясь колен. – К счастью, я была достаточно умна, чтобы немного скопить для начальных капиталовложений, когда он был еще достаточно щедр и тратился на меня без оглядки. Да, я всегда по возможности стремилась получить в подарок не какую-нибудь безделушку, а брошь или серьги от Картье!
– Ты собираешься еще раз выйти замуж? – спросила Жюльетт, сидя за столом, на котором лежали образцы вышитой ткани. Монахини полагали, что сестра Жюльетт, возможно, заинтересуется ими, но Дениза даже не взглянула на вышивку.
– Еще раз замуж?! – Дениза даже остановилась. – Никогда! Эти престарелые джентльмены ужасно ревнивы и видят в тебе только свою собственность, а молодые – все до одного неверны. Уж я-то знаю, – в ее голосе зазвучали горькие нотки. – Хочу сказать тебе, такого брака, как у наших отца и матери, больше не найдешь во всем Париже, – Дениза глянула на часы. – Мне пора. Не бойся, я вполне могу оплатить твое обучение. Клод немало пожертвовал этой школе, а когда ты ее окончишь, то получишь небольшую сумму – в соответствии с его завещанием. Одно крашеное яйцо из большой корзины.
Жюльетт любила Клода, его добрые глаза. Возможно, с тех пор, как она последний раз видела мужа сестры, в глазах Клода появилась грусть, которую стерла только смерть.
– Очень трогательно с его стороны.
– Однако он мог быть более трогательным по отношению к своей жене! – Дениза тряхнула волосами. – Но я не собираюсь прозябать в нищете до конца жизни.
– И что ты будешь делать?
– У меня есть чутье деловой женщины и вкус. Я знаю, что такое мода. А уж если ты чем-то обладаешь, то стоит пустить это в ход.
– Но как?
– Больше я пока ничего не хочу говорить, но позже сообщу, как идут дела.
Жюльетт знала, что теперь очень не скоро получит хоть какую-нибудь весточку…
Когда письмо все-таки пришло, обратный адрес был: «Ателье Ландель». Дениза без малейших сожалений продала несколько живописных полотен, полученных от мужа в качестве подарков на дни рождения. Одно из них Клод купил на аукционе в Лувре, и теперь картина принадлежала какому-то американскому миллионеру, после того, как он расстался с весьма кругленькой суммой. Дениза вложила почти все деньги в устройство Дома Ландель. Используя возможные знакомства, она обеспечила появление в своем ателье нужных людей, которые, если и не делали заказы, то увеличивали престиж заведения. Покрой «от Ландель» затмил славой дневные платья от Борта, а роскошные вечерние туалеты были вполне достойны сравнения с великолепными ансамблями от Паквин. Книга регистрации заказов оказалась заполненной буквально за неделю, а штат портних и закройщиц увеличен вдвое.
– Ты шьешь дешевле, чем другие? – наивно спросила. Жюльетт во время одного из внезапных визитов Денизы.
– Нет! – рассмеялась Дениза. Теперь она ничем не напоминала ту разъяренную женщину, что приехала к Жюльетт после смерти мужа. – Как раз наоборот: немного дороже. Это позволяет считать наши модели более престижными. Мы начали также шить и нижнее белье. Парижанки готовы дать руку на отсечение, лишь бы заполучить эти чудесные вещицы! – она достала из сумки сверток. – У меня есть для тебя подарок.
Когда сверток развернули, перед глазами Жюльетт предстала изящнейшая ночная сорочка, украшенная красной лентой и тонким кружевом.
– Это великолепно! – у девушки перехватило дыхание. – Но… сестры никогда не позволят мне надеть ее, – она замахала руками.
– Что случилось?
– Она такая красивая, – прошептала Жюльетт, не отрывая изумленного взгляда от сорочки. – И вы шьете белье… э-э… прозрачное?
Дениза снисходительно улыбнулась, складывая сорочку.
– Я сохраню ее. Заведу для тебя отдельный ящик. И ты почувствуешь себя новорожденной, когда однажды наденешь то, что окажется в нем.
– А когда я вернусь в Париж?
– Для начала ты должна окончить школу.
* * *
Омнибус остановился на Вандомской площади. Жюльетт сошла и направилась к отелю «Бристоль». Это роскошное аристократическое здание предпочитали представители дворянских фамилий. В огромном вестибюле – мраморные колонны, пальмы в красивых вазонах, удобные диваны полукругом. Слышалась английская речь. Если бы Эдуард Седьмой решил посетить Францию, то, скорее всего, увидеть его можно было бы именно здесь.
Жюльетт подошла к стойке администратора и попросила, чтобы о ее приходе известили мадам Гарнье. Клерк позвонил по телефону, затем обернулся к девушке с почтительным поклоном.
– Мадам Гарнье ждет вас на втором этаже в номере четырнадцать.
Жюльетт хотела воспользоваться лифтом, но передумала. В отеле было все так прекрасно, что она решила насладиться каждой минутой пребывания здесь. Девушка направилась к лестнице. Интересно, что ощущала Люсиль, когда прибыла в «Бристоль»? Радость предвкушения встречи с мадам Гарнье несколько омрачилась тревожным предчувствием реакции Денизы. Но вряд ли старшая сестра может что-либо изменить в планах Жюльетт.
Пока девушка пересекала бледно-розовый ковер, устилавший лестничную площадку, она порадовалась, что пошла пешком, выиграв время, чтобы собраться с духом и достойно встретить ледяную враждебность Денизы.
Жюльетт вспомнила последний день пребывания в монастыре: сестры желали ей успеха в новой жизни, не без сожаления расставаясь с лучшей вышивальщицей, не изъявившей ни малейшего желания присоединиться к монашескому ордену.
Положив руку на позолоченные перила, Жюльетт помедлила, глянула вниз. Какая роскошь! Женские шляпки, напоминающие изысканные цветы, украшали напудренные прически а-ля мадам Помпадур. Какие ленты, вуали! Были, конечно, шляпки и без украшений. Или же – как печально – ставшие последним пристанищем для экзотических птиц, чучела которых, поблескивая стеклянными глазками, распластались на широких полях. Жюльетт даже сумела рассмотреть небесно-голубого зимородка и разноцветного какаду.
Что касается мужчин, в основном, их головы венчали цилиндры или деловые котелки, а также панамы – у тех, кто вернулся после прогулки под ярким солнцем по парижским бульварам. Иногда мелькали экзотические головные уборы иностранцев, им Жюльетт вряд ли смогла бы подобрать название.
Взгляд девушки неожиданно остановился на высоком молодом человеке, одиноко стоявшем у одной из колонн. Шляпа закрывала верхнюю часть лица, но Жюльетт хорошо видела: он читает газету, сложенную так, что виден оставался только один столбец. Девушка хорошо рассмотрела красиво очерченный тонкий нос, широкие скулы с ямочками, чувственный рот и подбородок, свидетельствующий о твердости характера.
Прочитав заинтересовавшую его статью, Николай Карсавин сунул газету в карман пальто. Нахмурившись от плохо скрываемого нетерпения, он поднял голову и посмотрел на часы над столом администратора.
Теперь Жюльетт было хорошо видно, что его брови и ресницы такие же темные, как и кудрявые волосы. Она почему-то не сомневалась, что он ждет женщину. Жену? Невесту? А может быть, актрису из театра драмы Фолье? Или певицу Гранд Опера? Жюльетт надеялась, что эта дама должна появиться очень скоро – до того, как ей придется подняться выше. Неожиданно девушка ощутила приступ жгучего любопытства… Но тут незнакомец поднял голову и его глаза встретились со взглядом Жюльетт.
У девушки перехватило дыхание. Густые ресницы, как вначале подумалось, должны свидетельствовать о задумчивом, усталом взгляде, но она ошиблась. Стального цвета глаза, смотревшие прямо на нее, были напряженными, пронизывающими. Такому человеку лучше ни в чем не перечить. Когда их взгляды скрестились, девушка внезапно ощутила необъяснимое влечение к этому мужчине.
Фигура Жюльетт, залитая солнечным светом, проникающим через окно, четко вырисовывалась на фоне обоев, расписанных геральдическими лилиями. Солнце золотило рыжеватые волосы… Нет, она не была кокеткой, но Николай мог с уверенностью сказать, что девушка не в силах отвести глаз, впрочем, как и он сам, словно не желая разорвать тонкую нить, связавшую их. Если бы Николай мог сейчас коснуться руки Жюльетт, то, наверное, она ощутила бы электрический разряд.
Жюльетт, словно в тумане, услышала голоса – по лестнице поднималась какая-то парочка. Затем глаза девушки вновь встретились со взглядом молодого человека. Николай усмехнулся, улыбка чуть тронула губы. Жюльетт не смогла не улыбнуться в ответ, подавая знак взаимного молчаливого понимания. Затем она почти побежала наверх…
Уже невидимая из вестибюля, девушка тряхнула головой, прогоняя наваждение. Как опасно! Она была убеждена: если бы незнакомец не ждал кого-то, то не дал бы ей уйти.
С молоком матери она впитала привычку отворачиваться от таких хищных взглядов, но сегодня пренебрегла этим правилом. И была рада этому – несмотря ни на что, теперь она сама распоряжается своей судьбой!
Глава 2
Номер Люсиль Гарнье находился в самом конце длинного коридора, наверняка, из окон открывался великолепный вид на Вандомскую площадь. Жюльетт постучала, и девушка в опрятном платье горничной открыла дверь. За ее спиной сверкали зеркала в золоченых рамах.
– Мадам Гарнье ждет вас, мадмуазель, – горничная произнесла это по-французски, но акцент выдал в ней жительницу Луизианы. Девушка взяла чемодан Жюльетт и проводила гостью в роскошный салон с хрустальными канделябрами и мебелью в стиле Луи Квинз.
Люсиль тут же встала с кушетки и приветственно всплеснула руками. Коричневый шелк платья зашелестел, на шее задрожала нитка жемчуга.
– Дорогое мое дитя! – с чувством воскликнула хозяйка.
– Тетя Люсиль! – это обращение, привычное с детства, сорвалось с губ Жюльетт, когда она бросилась в объятия мадам Гарнье. Они поцеловались и вновь сжали друг друга в объятиях. – Как дела у дяди Родольфа? Он с вами?
Люсиль покачала головой.
– Он все еще занят делами и не смог приехать. Если учесть, что Родольф относится к путешествиям без особой любви, то он остался дома не без удовольствия, – Люсиль оглядывала девушку, продолжая обнимать ее. – Ты так похожа на свою милую maman, когда она была столь же юной. Я узнала бы тебя, где бы мы ни встретились!
– А я сразу бы узнала вас! Вы совсем не изменились.
Мадам Гарнье вздохнула не без облегчения:
– Ах, если бы зеркало говорило такие же комплименты.
Невзирая на то, что возраст Люсиль приближался к шестидесяти, ее лицо сохраняло моложавость. Умелая косметика скрывала морщины – заметными они оставались лишь вокруг голубых глаз, словно лучики разбегаясь по лицу, когда она смеялась. А пошутить Люсиль любила! Густые, тщательно уложенные волосы, не без некоторых ухищрений сохраняли первоначальный золотистый оттенок, не допуская никаких намеков на седину. Мадам Гарнье нельзя было назвать хрупкой женщиной, но, благодаря усилиям модельеров и помощи корсета, ее облик в соответствии с требованиями самой современной моды стремился к S-образному силуэту.
– Почему ни в одном из писем вы не написали о своем возвращении во Францию? – в голосе Жюльетт звучали счастливые нотки. Девушка наконец-то сняла шляпу и перчатки.
– Я хотела сделать тебе сюрприз. Приехать в твою школу и увезти в Париж, – Люсиль усадила Жюльетт на софу, обитую желтым шелком, и села рядом. – Я хотела и хочу, чтобы ты осталась со мной. Именно поэтому и заказала номер с двумя спальными комнатами.
Жюльетт была несказанно рада такому замечательному сюрпризу в добавление к своим радужным надеждам.
– Я знала, что вы когда-нибудь приедете. Но именно сегодня! Я с трудом поверила своим ушам, когда в ателье Ландель мне сообщили, что Дениза уехала на встречу с вами! – Жюльетт оглянулась вокруг. – А где она?
– Дениза ушла за несколько секунд до того, как позвонил администратор и сообщил о твоем приходе. Странно, что вы не встретились.
– Должно быть, она спустилась на лифте, пока я поднималась по лестнице.
– Я позвоню администратору – если она еще не ушла.
Люсиль уже протянула руку к телефону, но Жюльетт остановила ее, робко коснувшись локтя.
– Не обязательно. У меня теперь будет много времени, чтобы общаться с Денизой. А сегодня очень хочется поговорить с вами.
Люсиль удивленно приподняла брови.
– Ты пытаешься избавить меня от сцены, которую может устроить Дениза, встретившись с тобой? Но я знаю о телеграмме, которую она получила сегодня утром из школы. Ты вполне можешь довериться мне и объяснить, почему все произошло так внезапно? Ведь Дениза сказала, что все организовала бы, как только ты захочешь покинуть монастырь.
Лицо Жюльетт выражало сомнение.
– Так ли? Дениза ни разу не высказала радости по поводу моего возможного возвращения. Поначалу меня вполне устраивала должность учительницы.
На это были причины. Во-первых, в свободное время я училась шить и решила получить профессиональные навыки. Одна из монахинь любезно согласилась помочь в этом. Во-вторых, сестра Берта, которая всегда была очень добра ко мне, пригласила меня помочь ей закончить алтарное облачение для Собора Шартре: эту работу она начала десять лет назад, а потом стала терять зрение – бедная сестра Берта уже в годах.
– Я помню, ты писала в одном из писем.
– Когда вчера я сделала последний стежок, мои чемоданы уже были упакованы, – Жюльетт просияла. – По моей просьбе настоятельница уже давно нашла на мое место другую учительницу, и больше ничто меня не удерживало! Но вы не знаете, как все всполошились, когда узнали, что со мной не будет компаньонки! Путешествовать без наперсницы! Сестры тут же начали подыскивать мне компанию, но я уже была не в силах ждать, так мне хотелось домой, в Париж! Даже часа не хотела медлить!
– Вполне тебя понимаю.
– Хотелось бы, если можно, послать телеграмму в школу, чтобы знали – я добралась благополучно.
– Не стоит сразу брать на себя так много. Пусть это сделает Дениза. Как только она доедет до своего ателье, я позвоню и сообщу, что ты у меня. Если хочешь, можешь тоже поговорить. А сейчас лучше расскажи о своем немолодом поклоннике, получившем разрешение Денизы и матери-настоятельницы посещать тебя в присутствии одной из монахинь.
Жюльетт вздохнула.
– Денизе он понравился, поскольку человек весьма обеспеченный, имеет роскошный особняк, в котором когда-то она побыла в гостях. Но он намного старше меня, и я никогда бы не согласилась выйти за него замуж. К сожалению, чем откровеннее я выказывала свое безразличие, тем вдохновеннее он становился. В конце концов он решил, что я хочу остаться старой девой, и его это жутко разозлило.
– Влюбленные мужчины так переменчивы! Дениза довольно долго описывала мне достоинства такого замужества, жаловалась, что ты так бездумно отворачиваешься от удачи. Я думаю, его разочаровал не столько твой поспешный отъезд из школы, сколько сам факт, что ты не мечтаешь о союзе с ним. Честно говоря, я давно подозреваю, Дениза хочет переложить ответственность за тебя на кого-нибудь другого, поэтому она отправила тебя в школу на таком приличном расстоянии от Парижа сразу после смерти матери.
– Я это знаю и понимаю, почему она так поступила, ведь у нее никогда не было детей, отрывающих ее от дел и требующих забот. Хоть мы и сестры, но никогда не были близки – ни до, ни после ее замужества. Нет, я ни в чем ее не виню. Мне было хорошо в школе до того, как начала испытывать ужасную тоску по Парижу! Нет, Денизе не стоит бояться: я уже решила, чем буду заниматься.
– Итак, ты собираешься работать! – Люсиль одобрительно всплеснула руками. – Будь я молода, поступила бы так же. Но – прежде, чем мы продолжим беседу, – как давно ты ела?
– Я перекусила в полдень.
Люсиль тут же потянулась к телефону и заказала в номер кофе и пирожные.
– Уверена, ты уже выбрала дело по душе. Рада, что ваше поколение более благоразумно, чем наше. Мы мечтали только о том, чтобы выйти замуж и воспитывать детей. Но каждая женщина – и это самое главное – должна сама распоряжаться собой.
– Если судить по ученицам моей школы, то я – исключение.
– Тогда считай, что ты – удачное исключение, но идти тебе придется по лезвию бритвы. Для деловой женщины сейчас открывается все больше и больше возможностей. Нет, ты меня нисколько не удивила, как развивается твой характер, я видела по письмам. Должна сказать, мне было приятно, что тебя не считают послушным ребенком, и ты не скрывала от меня свои проступки.
В глазах Жюльетт появились озорные искорки.
– Конечно, в детстве я выслушивала немало колкостей от сестер, хотя проступки были весьма невинны. И я знала, вы никогда меня не осуждали.
– Конечно, нет! Не удивляюсь, что ты была лихим сорванцом… Дениза так ни разу и не пригласила тебя на каникулы в Париж?
– Но она делала все, что могла. Я не нуждалась ни в одежде, ни в книгах, у меня всегда были карманные деньги. Сестра навещала меня три-четыре раза в год.
Это не произвело особого впечатления на Люсиль:
– Надеюсь, что так!
– Когда я повзрослела, мы несколько сблизились. Дениза нередко делилась со мной своими проблемами. А что касается каникул, то ведь мне повезло: родители школьной подруги, Габриэлы Руссе, часто приглашали меня к ним домой, а потом я бывала на их вилле в Антибе, где мы купались, катались на лодках под парусом. Но в последнем классе Габриэлу перевели из нашей школы в Швейцарию. Мне так ее не хватало!
– А вы собирались встретиться вновь?
– Конечно. Как только это станет возможным. Тут принесли кофе в серебряном кофейнике. На подносе поблескивали золотыми разводами чашки из нежно-голубого китайского фарфора, а пирожные, казалось, сами просились в рот. Жюльетт наслаждалась каждым кусочком. Люсиль вернулась к беседе:
– К счастью, я еще не успела принять ни одного приглашения на сегодняшний вечер, хотя и мечтаю встретиться со старыми друзьями. Надеюсь, ты останешься со мной в отеле «Бристоль» на все шесть недель. Но конечно, если сама этого хочешь. Ты совершенно свободно можешь уходить и приходить, когда начнешь искать место или захочешь увидеться с друзьями.
Жюльетт радостно вздохнула, поставила пустую чашку на поднос.
– Вы балуете меня, а я просто в восторге от этого. Остаться здесь с вами – что может быть лучше!
– Отлично!
Золотые часы пробили три, это напомнило Люсиль, что пора позвонить Денизе. Разговор оказался недолгим. Голос Денизы был хорошо слышен, даже Жюльетт ясно разбирала слова.
– Пусть Жюльетт останется с вами, Люсиль, я сообщу в школу, что она прибыла благополучно. Нет, я не хочу говорить с ней и, вообще-то, не очень тороплюсь встретиться. В любом случае, я завтра уезжаю из Парижа по делам на два дня. Когда вернусь, сообщу. До свидания!
Люсиль положила трубку.
– Итак, Жюльетт, у тебя есть отсрочка в сорок восемь часов.
Девушка кивнула.
– Очень кстати. Прежде всего, мне хотелось бы найти работу. Когда сестра вернется, постараюсь увидеться с ней.
– Итак, чем же ты хочешь заняться? Это связано с твоим талантом вышивальщицы?
Жюльетт кивнула.
– Я надеюсь работать в Доме моделей, нет, не у Ландель, уверяю вас. Я хотела бы получить место у Борта.
– Неплохое решение.
– Если судить по итогам выставки, в которой принимали участие мои работы, мне вряд ли нужно становиться ученицей. Я рассчитываю получить работу швеи второго класса, а затем уже постараться добиться большего. Образцы моих изделий у меня с собой.
Люсиль с интересом посмотрела на Жюльетт.
– И какова же конечная цель?
– Открыть свое собственное дело. Нет, я не хотела бы соперничать с Денизой. Если удастся встать на ноги, хочу поселиться где-нибудь в большом городе, но чтобы до Парижа можно было добраться без труда.
– Но не Дом моделей?
– Для этого нужно остаться в Париже.
– Где бы ты ни была, я – твоя первая клиентка. Возможно, это нарушит мои традиции – шить у Паквин, но пока не стану слишком стара, буду сама посещать твое ателье вместо того, чтобы отсылать мерки из Луизианы, а потом получать посылки из Парижа.
– Вы никогда не постареете! – горячо заверила Жюльетт.
Люсиль рассмеялась.
– Ты просто мое лекарство. Но, однако, напоминаешь, как мне не хватает двух моих сыновей, живущих в противоположных концах света. Как я соскучилась по внукам, которых мы с Родольфом так редко видим! Даже не знаю, что скажет Дениза, когда узнает, что ты хочешь стать швеей. Ты была когда-нибудь в Доме моделей? Или сегодня только успела посетить особняк Ландель?
– Когда maman посещала ателье Борта, я была слишком мала, и ее сопровождала Дениза, а потом сестра сама делала там заказы.
– Тогда давай завтра отправимся в ателье Паквин. Я хочу посмотреть последние модели, заказать что-нибудь новенькое. А ты сможешь почувствовать, какова атмосфера самой современной моды.
Жюльетт вся засветилась от радости – это то, что нужно! Увидеть весь процесс с точки зрения клиента! Этот опыт будет очень полезен, когда она будет искать работу.
– Замечательно! Дениза нередко рассказывала о своих проблемах, но мне всегда так хотелось увидеть все самой!
– Раз уж речь зашла об одежде, что у тебя с собой?
– В моем чемоданчике спальные принадлежности и пара туфель. Большой чемодан я оставила на Лионском вокзале и собиралась забрать его только завтра, когда сниму жилье. К тому же, если бы Дениза увидела меня со всем багажом, то решила: я приехала, чтобы сесть ей на шею.
– Дай мне квитанцию. Я поручу Мэри, моей горничной – о, это такое сокровище, без которого я просто не могу обходиться! – организовать доставку багажа, – Люсиль взяла маленький серебряный колокольчик, стоявший у телефона, и комнату наполнил мелодичный звук. Тут же появилась Мэри, которой отдали квитанцию. Когда та вышла, Люсиль продолжила: – Я думаю, мы пообедаем у Фоуйе. Уверена, кухня и обслуживание там по-прежнему на высоте.
– Родители часто обедали там… Это был их любимый ресторан.

Платье от Фортуни - Лейкер Розалинда => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Платье от Фортуни автора Лейкер Розалинда дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Платье от Фортуни у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Платье от Фортуни своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Лейкер Розалинда - Платье от Фортуни.
Если после завершения чтения книги Платье от Фортуни вы захотите почитать и другие книги Лейкер Розалинда, тогда зайдите на страницу писателя Лейкер Розалинда - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Платье от Фортуни, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Лейкер Розалинда, написавшего книгу Платье от Фортуни, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Платье от Фортуни; Лейкер Розалинда, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн