А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь выложена электронная книга Волки и овцы автора по имени Островский Александр Николаевич. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Островский Александр Николаевич - Волки и овцы.

Размер архива с книгой Волки и овцы равняется 61.7 KB

Волки и овцы - Островский Александр Николаевич => скачать бесплатную электронную книгу





Александр Николаевич Островский
Волки и овцы

Александр Николаевич Островский

Волки и овцы
(Комедия в пяти действиях)

Действие первое

Лица

Меропия Давыдовна Мурзавецкая , девица лет 65-ти, помещица большого, но расстроенного имения; особа, имеющая большую силу в губернии.
Аполлон Викторович Мурзавецкий , молодой человек лет 24-х, прапорщик в отставке, племянник Мурзавецкой.
Глафира Алексеевна , бедная девица, родственница Мурзавецкой.
Евлампия Николаевна Купавина , богатая молодая вдова.
Анфуса Тихоновна , ее тетка, старуха.
Вукол Наумович Чугунов , бывший член уездного суда, лет 60-ти.
Михаил Борисович Лыняев , богатый, ожиревший барин, лет под 50, почетный мировой судья.
Павлин Савельич , дворецкий Мурзавецкой.
Влас , буфетчик Мурзавецкой.
Корнилий , лакей Мурзавецкой.
Стропилин , подрядчик Мурзавецкой.
Маляр .
Столяр .
Крестьянин , бывший староста Мурзавецкой.
Мастеровые , крестьяне и приживалки Мурзавецкой.

Действие в губернском городе, в доме Мурзавецкой. Зала, меблированная по-старинному; с правой стороны (от зрителей) три окна, в простенках узкие длинные зеркала с подзеркальниками. У первого окна, ближе к авансцене, высокое кресло и столик, на нем раскрытая старинная книга и колокольчик; в глубине, в правом углу, двустворчатая дверь в большую переднюю; в левом – дверь в комнату Мурзавецкого; между дверями печь; на левой стороне, в углу, дверь в коридор, ведущий во внутренние комнаты; ближе к авансцене двери в гостиную; между дверями придвинут к стене большой обеденный стол.

Явление первое

Павлин у дверей в переднюю, подрядчик , маляр , столяр , староста , крестьяне и мастеровые .

Павлин (подавая руку подрядчику) . Господину Стропилину! (Прочим.) Невозможно, господа, невозможно. Что за базар!
Столяр . Всякий тоже из-за своего интересу.
Маляр . Другому деньги-то как нужны, – страсть!
Староста . Праздничное дело: слободно, – ну, значит, иди за получкой.
Подрядчик . Праздничное-то дело так бывает, друг сердечный, что и получишь, да домой не донесешь.
Столяр . Донесли бы, сумели, только б было что.
Маляр . Только б залучить деньги-то, а то вот как зажму, силой не отымешь.
Павлин . Стало быть, вы барышню дожидаться хотите?
1-й Крестьянин . Да уж подождем; наше дело такое, что дожидаться.
2-й Крестьянин . И подождешь, ничего не поделаешь… Мы еще позапрошлую осень лес возили на баньку. (Указывая на подрядчика.) Вон рыжий-то строил.
Маляр . А мы вот палисаду красили, звен двенадцать, да беседку умброй подводили.
Староста . А мы так бычка-опоечка в ту пору на солонину…
Столяр . Всякий за своим, ведь и мы вот тоже два столика под орех, да в спальню к барышне…
Павлин . А вы, господин Стропилин?
Подрядчик . Со старым счетцем. Вышел из дому с утра по своим делам, так уж, думаю, пройду, мол, заместо моциону.
Павлин . Ну, что ж мне делать прикажете! Допустить вас я не смею. Домой идите, други милые, вот что я вам скажу. После понаведайтесь, да не все вдруг!
Подрядчик . Нет, уж меня-то вы до барышни допустите, Павлин Савельич.
Голоса . Допущай до самой! Всех допущай до самой!
Павлин . Я, пожалуй, допущу; только с уговором, господа. Вот первое: которые почище (указывает на подрядчика, маляра, столяра и старосту) , останьтесь здесь (остальным) , а вы к крыльцу. Второе дело: как барышня из экипажа, сейчас все к ручке; а кто, по усердию, может и в ножки. Об деньгах и не заикаться; с праздником можно поздравить, а об деньгах чтоб ни слова.
Маляр . Да коли мы за ними собственно пришли, как же так ни слова?
Павлин . А так же – ни слова, да и все тут. Пройдут барышня в гостиную, чаю накушаются, я им доклад сделаю; тогда вам всем резолюция и выдет. Как же вы хотите, чтоб праздничное дело, утром, да сейчас за суету? Барышня в это время тишину любят и чтоб никто их не беспокоил, особливо об деньгах. Вы то подумайте: когда они приедут из собора, сядут в размышлении и подымут глазки кверху, где душа их в это время бывает?
Подрядчик . Высоко, Павлин Савельич, высоко.
Староста . Уж так-то высоко, что ах!
Павлин . Ну, вот то-то же! (Маляру.) А ты с умброй! Эх, сырье! Когда вы отмякнете сколько-нибудь? Деньги деньгами, а тоже и время надо знать. Мы суеты всеми манерами избегать стараемся; а он за бычка-опоечка получать пришел. Ну, ступайте на свое место.

Крестьяне и мастеровые уходят. Входит Чугунов с портфейлем.

Явление второе

Павлин , Чугунов ; (у двери в переднюю) подрядчик , маляр , столяр , староста ; потом Корнилий .

Чугунов (указывая глазами на толпу) . Набралось гостей со всех волостей.
Павлин (нюхая табак) . Комиссия, сударь.
Чугунов . Дай-ка березинского-то!

Павлин подает табакерку.

(Понюхав.) Разбор делаешь: кому – подожди, кому – после приди!
Павлин . Перемежка в деньгах, сударь.
Чугунов . Это бывает. Перед деньгами, говорят.
Павлин . Дай-то Бог! Женское дело, сударь… От женского ума порядков больших и требовать нельзя.
Чугунов . Ну, не скажи! У Меропы Давыдовны ее женского ума на пятерых мужчин хватит.
Павлин . Как же возможно против мужчины! Кабы столько ума было, так за вами бы не посылали; а то чуть кляузное дело, сейчас за вами и шлют.
Чугунов . Да на кляузы разве ум нужен? Будь ты хоть семи пядей во лбу, да коли законов не знаешь…
Павлин . Понимаю я-с. Да от большого ума кляуз-то заводить не следует. Конечно, осуждать господ мы не можем, а и похвалить нельзя. У Меропы Давыдовны такой характер: с кем из знакомых размолвка – сейчас тяжбу заводить. Помилуйте, знакомство большое, размолвки частые, – только и знаем, что судимся.
Чугунов . Да, другой раз просто не из чего дело затеваешь.
Павлин . Только что от всех знакомых господ неудовольствия.
Чугунов . Да ведь мы никого не обидели: нам все отказывают, еще ни одного дела не выиграли.
Павлин . Так ведь убытку много: проторы платим да подьячих кормим.
Чугунов . Кто ж их кормить-то будет? Ведь и они кушать хотят, люди тоже.
Павлин . Не считаю я их за людей, сударь.
Чугунов . Напрасно. Ведь и я подьячий, Павлин Савельич.
Павлин . Знаю-с.
Чугунов . А знаете, так будьте поучтивее. У меня таких-то хамов, как вы, полтораста животов было.
Павлин . Было, да прошло.
Чугунов . Да, прошло; был барином, а теперь вот сутягой стал да холопские разговоры слушаю.
Павлин . Нельзя и не говорить; поневоле скажешь, коли вы барышню только смущаете. Можно вам теперь, сударь, кляузы-то бросить и опять барином зажить: золотое дело имеете.
Чугунов . Имею.
Павлин . По милости нашей барышни у госпожи Купавиной всем имением управляете, – ведь это легко сказать! Да оно и видно: и домик обстроили, и лошадок завели, да и деньги, говорят…
Чугунов . Заговорили уж, позавидовали!
Павлин . Нет, что ж, давай Бог, наживайтесь!
Чугунов . Да и наживусь, и наживусь. Разговаривай еще! Посмотрю, что ль, я на кого! Я видал нужду-то, в чем она ходит. Мундир-то мой помнишь, давно ль я его снял? Так вытерся, что только одни нитки остались; сарафан ли это, мундир ли, не скоро разберешь.
Павлин . Барыня молодая, добрая, понятия ни об чем не имеют; тут коли совесть не зазрит…
Чугунов . Зачем же ты совесть-то? К чему ты совесть-то приплел? В философию пускаться тебе не по чину…
Павлин (взглянув в окно) . Барышня идут. (Уходит.)

Корнилий в белом галстухе и белых перчатках выходит из гостиной, отворяет обе половинки дверей и становится слева.

Явление третье

Чугунов встает со стула и становится невдалеке от двери в гостиную, за ним по линии к выходной двери становятся: подрядчик , потом староста , потом маляр и столяр . Мурзавецкая одета в черную шелковую блузу, подпоясанную толстым шелковым шнурком, на голове кружевная черная косынка, которая, в виде вуаля, до половины закрывает лицо, в левой руке черная палка с белым, слоновой кости, костылем. Проходит медленно и не глядя ни на кого от дверей передней в гостиную. Все стоящие в зале поочередно целуют ее правую руку. За ней, в двух шагах, проходит, опустя глаза в землю, Глафира , одета в грубое черное шерстяное платье. Потом две приживалки , одетые в черное. Павлин идет с левой стороны Мурзавецкой и, почтительно согнувшись, несет на руке что-то вроде черного плаща. Корнилий , пропустив всех, входит в гостиную и затворяет двери.

Явление четвертое

Чугунов , подрядчик , староста , маляр , столяр , потом Павлин .

Староста . Ах, матушка! Дай ей, Господи! Создай ей, Господи!.. И костылек-то все тот же.
Подрядчик . Разве помнишь?
Староста . Да как не помнить? Тоже, как крепостными-то были…
Подрядчик . Так хаживал по вас?
Староста . Еще как хаживал-то!

Выходит Павлин .

Павлин . Не в час, господа, пришли.
Чугунов . Что так?
Павлин . И докладывать-то не смею. (Чугунову.) Наказанье нынче, сударь Вукол Наумыч, с прислугой. Сливок вскипятить не умеют, либо не хотят, что ли. Только и твердишь, чтоб пенок как можно больше, потому барышня страсть их любят. В такой малости не хотят барышне удовольствия сделать, ну и гневаются.
Староста . Что же теперича нам?
Павлин . А как-нибудь на неделе, что там Бог даст.
Маляр . Ходишь, ходишь, только маета одна.
Павлин . Ну, уж будет! Поговорил и довольно! Ласково я с вами говорю или нет? Так вы грубого слова не дожидайтесь.
Столяр . Только и всего? С тем, значит, и идти?
Павлин . Чего ж тебе? Угощенья для вас не припасено. (Подрядчику.) До приятного свидания, господин Стропилин. (Прочим.) Ну, так прощайте, добрые люди!

Подрядчик , староста , маляр и столяр уходят.

Вам, сударь, в столовой фриштыкать приготовят.
Чугунов . Дай-ка табачку-то!
Павлин (подавая табакерку) . Пожалуйте. Уж придется вам повременить, потому барышня Аполлона Викторыча дожидаются.
Чугунов . Где же он?
Павлин . Одно место у них. Просто срам, сударь! В городе-то стыдятся; так возьмут ружье, будто за охотой, да на Раззорихе, в трактире и проклажаются. И трактиришко-то самый что ни есть дрянной, уж можете судить, – в деревне, на большой дороге заведение, на вывеске: «Вот он!» написано. Уж так-то не хорошо, что и сказать нельзя. Дня по два там кантуют, ссоры заводят, – и что им там за компания! Барышня уж послали буфетчика Власа, велели их домой привезти.
Чугунов . А что ему дома-то делать?
Павлин . Барышня хотят их установить и в хороший круг ввести; в гости с ними хотели сегодня ехать и даже все новое им платье приказали сшить.
Чугунов . Уж не женить ли хотят?
Павлин . Похоже на это-с.
Чугунов . Жених завидный.
Павлин . Вот теперь тоже Евлампия Николаевна вдовеют, господин Лыняев тоже холостой.
Чугунов . Обо всех-то у матушки Меропы Давыдовны забота.
Павлин . Нельзя же-с. И ах, как они чудесно рассуждают! Евлампия Николаевна богаты очень – значит, им можно и небогатого жениха, только б молодого, вот как наш Аполлон Викторыч; Михаил Борисыч Лыняев тоже богаты и уж в летах, – для них теперь на примете есть барышня, княжеского рода; немолодая, это точно-с, и в головке у них словно как дрожание, а уж так образованы, так образованы, что сказать нельзя-с. (Взглянув в окно.) Да вот, должно быть, барина привезли.
Чугунов . Так я в столовую. (Уходит.)

Входят: Мурзавецкий , одет в черном сюртуке, застегнутом на все пуговицы, панталоны в сапоги, на голове фуражка с красным околышем и с кокардой, Влас , с ружьем, патронташем, ягдташем и арапником.

Явление пятое

Мурзавецкий , Павлин , Влас .

Мурзавецкий (не снимая фуражки) . Ма тант у себя?
Павлин . У себя-с.
Мурзавецкий . Ох, уж эта охота мне! Устал, братец. А что делать-то! Страсть! Жить без охоты не могу. Халат теперь, да спать завалиться. (Хочет идти в свою комнату.)
Павлин . Нет уж, извольте здесь подождать, так приказано.

Мурзавецкий садится у окна.

Влас . С рук на руки, Павлин Савельич, и барина, всю сбрую, и амуницию.
Павлин (заглянув в ягдташ) . В ягдташе-то, сударь, не то что дичи, а и перышков-то нет.
Мурзавецкий . Незадача, братец, дьявольская незадача. Выход нехорош был, вернуться б надо; заяц дорогу перебежал, какая уж тут охота! Что ни приложусь, паф! – либо пудель, либо осечка.
Павлин (Власу) . Снеси к барину в комнату, положи осторожнее!

Влас уходит.

Мурзавецкий (растворяя окно) . Фу, духота какая! (Высовывается в окно и свищет.) Тамерлан! Ах, проклятый! Ну, погоди ж! Человек, приведи сюда Тамерлана да подай мне арапник!
Павлин . Нет уж, этого ни под каким видом нельзя: не приказано-с. И какой же это Тамерлан? Нешто такие Тамерланы бывают? Уж много сказать про него, что Тлезор, и то честь больно велика; а настоящая-то ему кличка Шалай.
Мурзавецкий . Много ты понимаешь!
Павлин . Да я всю его родословную природу знаю. Окромя что по курятникам яйцы таскать, он другой науки не знает. Его давно на осину пора, да что и на осину-то! Вот, Бог даст, осень придет, так его беспременно, за его глупость, волки съедят. Недаром мы его волчьей котлеткой зовем. А вы бы, сударь, фуражку-то сняли, неравно барышня войдут.
Мурзавецкий (снимая фуражку) . Не твое дело; ты знай свое место! Я разговаривать с вашим братом не люблю.
Павлин . Слушаю-с.
Мурзавецкий . Фу, черт возьми, что это мне как будто не по себе, нездоровится что-то? Ноги, должно быть, промочил в болоте. (Громко.) Человек, водки!
Павлин . Здесь, сударь, не в раззорихинском трактире.
Мурзавецкий . Ну, что же, что не в раззорихинском трактире, ну, что же?
Павлин . А то, что здесь не подадут-с.
Мурзавецкий . Ну, пожалуйста, Павлин Савельич, ну, будь другом, ну, я тебя прошу. Не в службу, а в дружбу, братец, понимаешь?
Павлин . Вот то-то же, сударь.
Мурзавецкий . Право, так что-то фантазия пришла. Павлин Савельич, я с тобою буду откровенен! адски хочется, братец.
Павлин . Уж, видно, нечего с вами делать. (Уходит.)

Из гостиной входит Глафира и идет к коридору.

Явление шестое

Мурзавецкий , Глафира , потом Павлин и Влас .

Мурзавецкий . Кузина, удостойте взглядом! Глазки-то, фу! Все отдашь!
Глафира . Что вам угодно?
Мурзавецкий . Что мне угодно? Вот странно! Мне угодно расцеловать вас, но…
Глафира . Вы глупы.
Мурзавецкий . Пардон, мадемуазель!
Глафира . Adieu, monsieur! (Хочет идти.) [ Прощайте, сударь (франц.)

]
Мурзавецкий . Постойте! Нет, в самом деле, ма тант иррите?[ ma tante est elle irritie? – тетушка раздражены?

]
Глафира . Как вы дурно говорите по-французски!
Мурзавецкий . Ничего, по нашей губернии сойдет.
Глафира . Да, я не думаю, чтоб она была довольна вами. (Хочет идти.)
Мурзавецкий . Атанде! Поклон.
Глафира . От кого?
Мурзавецкий . От Лыняева.
Глафира . Благодарю вас. Что это ему вздумалось?
Мурзавецкий . На охоте встретились, денег у него занял, черт его возьми! Шуры-муры завели? Ну, что уж, признавайтесь! А еще важность на себя напускаете.

Глафира , пожав плечами, уходит. Входят Павлин и Влас с подносом, на котором рюмка водки и закуска.

Павлин . Извольте кушать поскорее, а то, чего доброго, барышня выйдут.
Мурзавецкий (выпив и закусив) . Фу! Кабачная водка, собачья закуска! (Власу.) Пошел!

Влас уходит.

Павлин . Какая есть, и за ту спасибо скажите, сударь!
Мурзавецкий . Что ты важничаешь! Точно какое одолжение мне сделал. Я тебе приказал, ты мне подал, вот и все. Смел бы ты не подать.
Павлин . Хорошо-с, так и будем знать.
Мурзавецкий . Хам и важничает – это смешно даже.

Входит Мурзавецкая .

Явление седьмое

Мурзавецкий , Мурзавецкая , Павлин .

Мурзавецкая . Что ты расселся? Не видишь? (Поднимая костыль.) Встань!
Мурзавецкий . Ах, пардон, ма тант! Я так, что-то не в духе сегодня, не в расположении.
Мурзавецкая . А очень мне нужно! (Павлину.) Поди затвори двери; и не принимать никого, пока я не прикажу.
Павлин (подавая кресло) . Слушаю-с. (Уходит.)
Мурзавецкая (указывая на стул) . Вот теперь садись, когда приказывают.
Мурзавецкий . О, ма тант, не беспокойтесь.
Мурзавецкая . Да что не беспокоиться-то? Будешь вертеться передо мной, как бес; терпеть не могу. (Стучит палкой.) Садись!

Мурзавецкий садится.

Долго ты меня будешь мучить да срамить?
Мурзавецкий (с удивлением) . Что такое? Я, ма тант, ваших слов не понимаю.
Мурзавецкая . А то, что ты шляешься по трактирам, водишься с мужиками – ссоры у вас там… Мурзавецкому-то это прилично, а?
Мурзавецкий . Вот превосходно, вот превосходно! Однако ж меня ловко оклеветали перед вами.
Мурзавецкая . Где уж клеветать; про тебя и правду-то мне сказать, так люди стыдятся. Да чего и ждать от тебя? Из полка выгнали…
Мурзавецкий . Позвольте, ма тант!
Мурзавецкая . Молчи! Уж не болело б у меня сердце, кабы за молодечество за какое-нибудь: ну, растрать ты деньги казенные, проиграй в карты, – все б я тебя пожалела; а то выгнали свои же товарищи, за мелкие гадости, за то, что мундир их мараешь.
Мурзавецкий . Но позвольте же!
Мурзавецкая . Куда как хорошо, приятно для всей нашей фамилии!
Мурзавецкий . Но позвольте же в оправдание… два слова.
Мурзавецкая . Ничего ты не скажешь, – нечего тебе сказать.
Мурзавецкий . Нет, уж позвольте!
Мурзавецкая . Ну, говори, сделай такую милость!
Мурзавецкий . Судьба, ма тант, судьба; а судьба – индейка.
Мурзавецкая . Только?
Мурзавецкий . Судьба – индейка, я вам говорю, Вот и все.
Мурзавецкая (покачав головою) . Ах, Аполлон, Аполлон! Если жалеть тебя и любить как следует, так ведь с ума сойдешь, глядя на тебя. Вот что ты мне скажи: совладать-то с собой ты можешь али нет, – ну, хоть ненадолго!
Мурзавецкий . Я-то, я-то с собой не совладаю? Вот это мило! Покорно вас благодарю.
Мурзавецкая (не слушая его) . Ведь если б ты был хоть немного поприличнее, я бы тебе и службу достала, и невесту с хорошим приданым.
Мурзавецкий . Ма тант, ручку! (Целует руку у Мурзавецкой.) Мерси!
Мурзавецкая . Только уж чтоб ни-ни, чтоб и духу этого не было!
Мурзавецкий . Что вы мне говорите! Как будто я не понимаю, я очень хорошо понимаю. Дурачусь, а коли вам угодно, так хоть сейчас – ни капли, абсолюман.[ absolument – совершенно, совсем (франц.)

]
Мурзавецкая . Не верю.
Мурзавецкий . Пароль донёр, – честное слово благородного человека.[ parole d'honneur – честное слово (франц.)

]
Мурзавецкая . Давно это слово-то я слышала.
Мурзавецкий (встает) . Ну, хотите пари, пари, ма тант, какое вам угодно?
Мурзавецкая . Нет, уж я лучше без пари, я вот не пущу тебя никуда из дому да выдержу хорошенько.
Мурзавецкий (глядя в окно) . Все, что вам угодно, ма тант…
Мурзавецкая . Выезжать ты будешь только со мной, и вот сегодня же.
Мурзавецкий (в окно, ударяя ладонью себя по груди) . Тамерлан, сотй, сотй![ sautez – прыгай (франц.)

]
Мурзавецкая . Полоумный! Что ты, опомнись! С грязными-то лапами в окно!
Мурзавецкий . Пардон! (В окно.) Куш, куш, анафема!
Мурзавецкая . Опомнись, опомнись! Сядь, сию минуту сядь!
Мурзавецкий . Ах, ма тант, вы не понимаете: собаке строгость нужна, а то бросить ее, удавить придется.
Мурзавецкая (стуча палкой) . Шалопай! Кому я говорю?
Мурзавецкий . Сейчас, ма тант, к вашим услугам. (В окно.) Куш, говорят тебе! Где арапник? (Громко.) Человек, подай арапник!
Мурзавецкая (берет его за руку и сажает) . Арапник-то нужен для тебя. Об чем я тебе говорила, ты слышал, слышал?
Мурзавецкий . Ах, ма тант, как меня этот пес расстроил!
Мурзавецкая . Ну, вот тебе мой приказ: поди выспись, а вечером к невесте поедем! Оденься хорошенько, к Евлампии Николаевне поедем!
Мурзавецкий . Боже мой, как я влюблен-то в нее! Уж это… уж это… тут, ма тант, слов нет. Мерси, мерси! Вот за это мерси! (Целует у нее руку.)
Мурзавецкая . Поди спать!
Мурзавецкий (идет к двери, потом возвращается) . Доне муа де ляржан![ Donnez moi de l'argent – Дайте мне денег (франц.)

]
Мурзавецкая . Не считаю нужным.
Мурзавецкий . Так прикажите принести!
Мурзавецкая . Чего еще?
Мурзавецкий . Енпё, маленький флакончик и закусить. Вообразите, вчера до ночи по болотам; страсть, ма тант, куска во рту не было.[ un peur – немного (франц.)

]
Мурзавецкая . А кто пари предлагал?
Мурзавецкий . Ах, я оставлю; уж сказал, так и оставлю. Только не вдруг, сразу нельзя: знаете, бывают какие случаи, ма тант? Трагические случаи бывают. Вот один вдруг оборвал и, как сидел, так… без всяких прелюдий, просто даже без покаяния, ма тант. Вот оно что!
Мурзавецкая . Бог не без милости, может быть, и не умрешь.
Мурзавецкий (громко вскрикивает) . Ах! (Хватается за грудь.) Ай, ай, ай! Вот оно!
Мурзавецкая . Что случилось?
Мурзавецкий (хватаясь за грудь) . Насквозь, ма тант, от сердца да под лопатку.
Мурзавецкая . Пройдет, ничего.
Мурзавецкий (вскрикивает громче) . Ой!.. Ох, ох! Точно кинжалом.
Мурзавецкая . Ну, ступай! Я прикажу, только уж в последний раз, слышишь?
Мурзавецкий . Уж не знаю, дойду ли до комнаты. Долго ль, в самом деле, умереть! Мне жизнь копейка, да ведь без покаяния, ма тант… (Уходит.)

Мурзавецкая звонит, входит Павлин .

Явление восьмое

Мурзавецкая , Павлин .

Мурзавецкая . Смотреть за Аполлоном Викторычем, чтоб ни шагу из дому! Вели людям сидеть в передней безвыходно! Тебе я приказываю, с тебя и спрошу.
Павлин . Осмелюсь доложить, сударыня, они в окно даже иногда…
Мурзавецкая . Убери все платье! Вели взять, будто почистить, да и не давай! В халате не уйдет.
Павлин . Осмелюсь доложить, сударыня, они и в халате, ежели к вечеру…
Мурзавецкая . Где он деньги берет?
Павлин . Заимствуются-с.
Мурзавецкая . У кого?
Павлин . У разных господ-с, которые знакомые, вот у господина Лыняева и у прочих. Осмелюсь вам доложить, сударыня, ни одного гостя не пропущают, чтоб не попросить.
Мурзавецкая . Нет, уж терпенья моего не хватает!.. Женю я его… Уж суди меня Бог, а я его женю.
Павлин . Чего бы лучше-с!
Мурзавецкая . Что это за народ был у крыльца и здесь?
Павлин . За получением-с; давно ждут, сударыня-с.
Мурзавецкая . Ну, пусть еще подождут.
Павлин . Одолеют, сударыня, беспокойство для вас.
Мурзавецкая . А что мне беспокоиться-то? У меня нужды не бывает, – мне на нужду посылается, сколько нужно. Что ты смотришь? Да, сколько нужно, столько и пошлется: понадобится мне тысяча, будет тысяча, понадобится пятьдесят тысяч, будет и пятьдесят. А сказывал ли ты им, что кому я должна, я тех помню, я за тех молюсь; а кому заплатила, тех из головы вон?
Павлин . Сказывал, да понимать не хотят, – деньги требуют-с. Необразование, а при всем том и закоренелость.
Мурзавецкая . А ведь бывали примеры, Павлин, что за мои молитвы-то счастье посылается, барыши большие… Ну, что ж, коли им деньги нужны, так заплатим.
Павлин . Срок бы им какой назначить-с.
Мурзавецкая . Зачем срок? Что мне себя связывать! Отдам, вот и все тут. Я еще не знаю, сколько у меня денег и есть ли деньги, – да и копаться-то в них за грех считаю. Когда понадобятся… да не то что когда понадобятся, а когда захочу отдать, так деньги найдутся, стоит только пошарить кругом себя. И найдется ровно столько, сколько нужно. Вот какие со мной чудеса бывают. Да ты веришь аль нет?
Павлин . Как же я смею не верить-с?
Мурзавецкая . Так об чем и разговаривать? Беспокоиться о долгах я не желаю. Куда торопиться-то? Почем мы знаем, может быть, так и нужно, чтоб они ждали, – может быть, им через меня испытание посылается?
Павлин . Это действительно-с.
Мурзавецкая . Позови ко мне Чугунова.
Павлин (у двери) . Вукол Наумыч, пожалуйте к барышне. (Мурзавецкой.) Идут-с. (Уходит в переднюю.)

Входит Чугунов .

Явление девятое

Мурзавецкая , Чугунов .

Чугунов . С праздником, Меропа Давыдовна.
Мурзавецкая . Здравствуй, Вукол Наумыч! Садись.
Чугунов . Ручку позвольте, благодетельница! (Целует руку и садится.) Присылать изволили?
Мурзавецкая . Посылала. Дело у меня важное, Вукол, дело большое; третью ночь я об нем думаю, да не знаю, как расположиться-то на тебя, поверить-то тебе боюсь.
Чугунов . Да разве у меня совесть подымется против благодетельницы…
Мурзавецкая . У тебя совести нет.
Чугунов . Нельзя совсем не быть, матушка-благодетельница. Все уж сколько-нибудь да есть.
Мурзавецкая (стучит костылем.) У тебя совести нет.
Чугунов . Ну, как вам угодно, как вам угодно, спорить не смею. Я только одно скажу: вы у меня после Бога…
Мурзавецкая . Лжешь.
Чугунов . И не знаю я за собой греха против вас.
Мурзавецкая . Потому что боишься меня, знаешь, что я могу тебя и с места теплого турнуть и из городу выгнать, – проказ-то немало за тобой; и придется тебе в волостные писаря проситься. Да ведь у меня недолго, я как раз.
Чугунов (встает и целует у ней руку) . Нет уж, благодетельница, не лишайте ваших милостей!
Мурзавецкая . Садись!

Чугунов садится.

Дело вот какое: брат мой, Виктор Давыдыч, отец Аполлона, имел дела с Купавиным, с мужем Евлампии.
Чугунов . Деньги занимали у Купавина, а больше никаких дел не имели-с.
Мурзавецкая . Да, занимал, и Купавин ему давал. А вот перед смертью братец стал бумажный завод строить, и не хватило у него денег; Купавин обещал дать, да и не дал.
Чугунов . Так точно-с.
Мурзавецкая . А если б Купавин не отказал?
Чугунов . Тогда ваш братец выстроили бы завод. Отчего ж на чужие деньги не выстроить?
Мурзавецкая . Да, выстроил бы и, по его расчету, за уплатой всех долгов нажил бы пятьдесят тысяч. Значит, виноват Купавин, что Аполлон нищий остался. Ну, надо правду сказать, Вукол, братец покойник прихвастнуть любил, я всегда ему только вполовину верила; так вот я теперь, может, и себя обижаю, а считаю за Купавиной только двадцать пять тысяч, а не пятьдесят.
Чугунов . Считать можно-с.
Мурзавецкая . Да и говорю везде, по всему городу славлю, что Купавины должны Аполлону, что они ограбили у меня племянника.
Чугунов . И говорить можно-с.
Мурзавецкая . «Можно» да «можно»! А чего нельзя-то, по-твоему?
Чугунов . Нельзя этих денег получить-с. Никто не обязан взаймы деньги давать-с, на это есть добрая воля. Хоть Купавин и не дал взаймы вашему братцу, а все-таки по закону взыскать с него за это ничего нельзя, потому что строят-то на свои…
Мурзавецкая . Ах ты, ворона! Да разве я глупей тебя? Разве я не понимаю, что по законам, по тем, что у вас в книгах-то написаны, тут долга нет. Так у вас свои законы, а у меня свои; я вот знать ничего не хочу, кричу везде, что ограбили племянника.
Чугунов . Ваша воля, вам запретить никто не может.
Мурзавецкая . Так ведь не сдуру же я. Как ты думаешь, а? Сдуру я, или у меня есть в голове что-нибудь?
Чугунов . Стало быть, есть.
Мурзавецкая . На совесть я на людскую надеюсь, все еще в совести людской не изверилась… Думаю: Евлампия женщина добрая, деликатная, не потерпит, чтоб про нее такой разговор был.
Чугунов . Полагаете, заплатит?
Мурзавецкая . Нет, не полагаю. Велики деньги, где ж заплатить! А мы мировую сделаем.
Чугунов . Сколько ж вы по мировой получить надеетесь?
Мурзавецкая . Ничего не хочу я получать; а женим Аполлона на ней, вот и квит. Из того только я и бьюсь, из того и сыр-бор загорелся, и разговор об долге пошел.
Чугунов (с испугом встает) . Матушка, матушка!
Мурзавецкая . Чего ты испугался?
Чугунов . Ведь уж тогда вы, благодетельница, все управление в свои ручки возьмете?
Мурзавецкая . Разумеется, возьму.
Чугунов . А я-то куда же, благодетельница?
Мурзавецкая . А куда хочешь. Вот, очень мне нужно! Будет с тебя, нагрел руки-то.
Чугунов . Нет, матушка-благодетельница, нет, разве малость самую. Мне вот к усадьбишке пустошь прикупить хочется, рядом продается, три тысячи просят.
Мурзавецкая . Не жирно ли, Вукол?
Чугунов . И ни за чем бы я больше не погнался, на всю жизнь кусок хлеба, и кляузы брошу.
Мурзавецкая . Коли дело сделается, я тебе тысячу рублей дам, а остальные сам промышляй покуда, сколачивай как-нибудь, я тебе не судья. Только не больше; а две тысячи хоть и у Купавиной своруешь, так не бойся, ее не разоришь.
Чугунов . Только вы-то, благодетельница, не осудите, вы-то не осудите; а то никого мне не страшно, уж я себя не обижу.
Мурзавецкая . Ну, об тебе-то довольно толковать, ты меня-то послушай!
Чугунов . Слушаю, благодетельница.
Мурзавецкая . По-моему, всякая баба – дрянь, хоть ты ее золотом осыпь, все ей самой-то цена – грош. А Евлампия теперь с деньгами-то, пожалуй, очень высоко думает о себе: тот ей не пара, другой не жених.
Чугунов . Насчет этого я в их мысли проникнуть не могу-с.
Мурзавецкая . Я ведь девица старая, я мужчин разбирать не умею; может быть, Аполлон и в самом деле плохой жених; да, понимаешь ты, что я этого и знать не хочу; я своему родному добра желаю, а до нее мне и горя мало… так вот, если она заупрямится, надо нам с тобой, Вукол, придумать, чем пугнуть ее.
Чугунов . Будем придумывать, благодетельница.
Мурзавецкая . Ну, и думай! Как по-твоему, кому ты должен служить: мне или ей?
Чугунов . Никому, кроме вас, благодетельница.
Мурзавецкая . Вот и сослужи своей благодетельнице службу великую, избавь ее от заботы! Ведь иссушил меня племянничек-то.
Чугунов . Ничего-с, можно-с, не извольте беспокоиться. Я имею полную доверенность от Евлампии Николаевны, могу все дела вести и миром кончать.

Волки и овцы - Островский Александр Николаевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Волки и овцы автора Островский Александр Николаевич дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Волки и овцы у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Волки и овцы своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Островский Александр Николаевич - Волки и овцы.
Если после завершения чтения книги Волки и овцы вы захотите почитать и другие книги Островский Александр Николаевич, тогда зайдите на страницу писателя Островский Александр Николаевич - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Волки и овцы, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Островский Александр Николаевич, написавшего книгу Волки и овцы, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Волки и овцы; Островский Александр Николаевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн