А-П

П-Я

 столы обеденные купить по ссылке 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Юрьев Зиновий Юрьевич

Человек под копирку


 

Здесь выложена электронная книга Человек под копирку автора по имени Юрьев Зиновий Юрьевич. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Юрьев Зиновий Юрьевич - Человек под копирку.

Размер архива с книгой Человек под копирку равняется 437.21 KB

Человек под копирку - Юрьев Зиновий Юрьевич => скачать бесплатную электронную книгу


VadikV


74
Зиновий Юрьевич Юрьев: «
Человек под копирку»


Зиновий Юрьевич Юрьев
Человек под копирку



Scan, OCR, SpellCheck: Хас, 2005 publ.lib.ru
«Белое снадобье. Научно-фантастические роман и повесть. Для старшего во
зраста.»: Детская литература; Москва; 1974

Аннотация

Ученый Грейсон изобрел способ
выращивания из любой клетки человека его полной копии. Копии Ц «слепки»
Ц предназначены на запчасти в случае болезни или травмы клиента. Слепк
и безумны, их не учат языку, но одного из них покровительница тайно учила с
детства и он стал человеком.
Произведение, изобилующее острыми приключенческими и детективными эпи
зодами, также показывает деградацию потребительского общества и место
в нем честного человека.

Зиновий ЮРЬЕВ
ЧЕЛОВЕК ПОД КОПИРКУ




Научно-фантастическая пове
сть












ПРОЛОГ

Доктор был непристойно молод и полон энергии. Миссис Клевинджер вдруг п
одумала, что если бы он на минутку замолчал, можно было бы, наверное, услыш
ать, как энергия булькает в нем, словно вода в батарее центрального отопл
ения. Впрочем, доктор Грейсон был похож на что угодно, только не на батарею
центрального отопления. Она улыбнулась. Боязливая скованность, которую
она всегда испытывала на приеме у врачей, исчезла. Да, доктор Грейсон без
условно не был похож на батарею центрального отопления. Скорее он был по
хож на ковбоя с рекламы сигарет «Мальборо», только моложе. Тип мужчины, п
ри взгляде на которого у женщины должен учащаться пульс. На рекламе он вс
егда один. Рядом с костром валяется седло. Где-то сзади косит печальным б
ольшим глазом лошадь… Господи, если можно было бы бросить все и… что? Сиде
ть около него и косить самой вместо лошади печальным большим глазом? И по
том… Дейзи. Миссис Клевинджер снова улыбнулась.
Ц Дейзи, веди себя прилично, Ц сказала она крошечной шарообразной дев
очке, которая пыталась взобраться ей на ногу. Ц Простите, доктор, что я ва
с перебила.
Ц Нет, нет, что вы, миссис Клевинджер. Ц Доктор Грейсон на мгновение разж
ал руки, которыми держался за подлокотники своего кресла, и тут же невиди
мые пружины подбросили его, и он зашагал по кабинету. Ц Итак, миссис Клев
инджер, надеюсь, вы поняли мои объяснения?
Доктор Грейсон стремительно запустил руку в карман пиджака, словно поч
увствовал там шевеление змеи или тиканье адской машины. «Если он вытащит
пачку сигарет и если сигареты будут «Мальборо», все будет хорошо», Ц по
думала миссис Клевинджер. Доктор легко раздавил в кармане змею, останови
л часовой механизм адской машины и вытащил пачку сигарет «Мальборо».
Ц Вы разрешите?
Ц О да, доктор! Ц пылко сказала миссис Клевинджер, и доктор Грейсон метн
ул в нее слегка изумленный взгляд.
Ц Благодарю вас. Итак, если вам все понятно, мы можем приступить к самой о
перации. Впрочем, в данном случае при всем желании нельзя подобрать слов
а нелепее. Это пустяк, дело нескольких секунд. Если не ошибаюсь, вашу прел
естную девочку зовут Дейзи?
Ц Да.
Ц Дейзи, ты, надеюсь, любишь сосать палец? Дейзи сползла с ноги матери, на к
оторую она пыталась сесть верхом, и молча уставилась на доктора.
Ц Конечно, должна любить. Ты уже взрослая девочка и должна сосать палец.
Это очень помогает росту. Но, мой бедный маленький друг, все время сосать п
алец Ц это, признайся, скучновато. И вообще пальцем намного пристойнее и
приятнее ковырять в носу. А для рта у меня есть специальная сосалка. Смотр
и!
Жестом человека «Мальборо» или шулера доктор Грейсон выхватил из стола
несколько хромированных палочек, похожих на весла.
Ц Смотри, мой юный друг. Смотри и завидуй.
Доктор Грейсон всунул одно весло себе в рот и изобразил на лице неописуе
мый экстаз. Он цокал языком, причмокивал губами, пританцовывал, и ясно был
о, что вся его предыдущая жизнь была лишь приготовлением к этим мгновени
ям.
Ц Дай, Ц коротко сказала Дейзи, протянула руку еще за одним хромированн
ым веслом и засунула его себе в рот.
Очевидно, она рассчитывала на большее, потому что на ее личике появилось
некоторое сомнение. С одной стороны, столько восторгов, а с другой Ц пал
очка никаким особым вкусом не обладала.
Ц Смелее, дитя, Ц сказал доктор Грейсон, Ц ты познаешь дух рекламы.
Он взял торчащее изо рта у девочки весло, ловко крутанул его и вытащил.
Девочка сморщила было нос, но застыла, следя за манипуляциями доктора, ко
торый всунул палочку в одну из стоявших на столе пробирок с жидкостью.
Ц А теперь вы, мисс Клевинджер.
Доктор Грейсон протянул ей весло, и на долю секунды взгляды их встретили
сь. У него были глаза не ковбоя и не карточного шулера. И даже не батареи це
нтрального отопления. Они были пугающе светлы, напряженно-неподвижны и
цепки. Именно цепки, подумала миссис Клевинджер и встряхнула головой. Он
а взяла хромированную палочку.
Ц Что я должна с этим сделать?
Ц Ничего особенного. Вставить в рот и слегка поскрести изнутри щеку. Пр
едставьте себе, что она у вас чешется. Вот и все. Подвиньте мне, пожалуйста,
пробирку со средой. Благодарю вас. Сейчас мы запишем. Так… Сегодня у нас п
ервое июля тысяча девятьсот пятьдесят четвертого года. Миссис Клод Клев
инджер… Я думаю, в вашем возрасте я вполне могу узнать у вас год вашего рож
дения.
Ц Тридцать первый.
Ц Благодарю вас. А когда появилась на свет эта юная леди? Надо думать, в пя
тьдесят втором?
Ц Да.
Ц Спасибо. Значит, миссис Клевинджер, мне остается попросить вас обязат
ельно прислать мне фото вашей девочки и ваши. Чем больше Ц тем лучше. И сн
ятые в самом нежном возрасте, и более поздние. Свои карточки ваш супруг у
же мне прислал.
Ц Скажите, доктор Грейсон, а это… это этично?
Только сейчас, когда доктор сказал о карточках мужа, Клод Клевинджер осо
знала всю пугающую необычность предприятия. Какое-то время все это была
игра, некие абстрактные утверждения. Но карточки Генри… Он никогда не за
нимался абстракциями. А если и занимался, то они тотчас же приобретали по
д собой солидный фундамент. Воздушные замки одевались в строительные л
еса… Боже, неужели же все это возможно? Так необычно…
Ц Вы спрашиваете, этичен ли мой проект? Да, этичен.
В голосе доктора послышалась какая-то маниакальная убежденность, и мисс
ис Клевинджер почувствовала, что поддается этой убежденности без внутр
еннего сопротивления, даже с облегчением человека, снимающего с себя от
ветственность. Она, впрочем, привыкла, что с нее всегда снимают ответстве
нность. Об этом заботились все, от ее родителей до Генри. Особенно Генри. С
лишком заботились.
Ц Да, проект этичен, причем в высшей степени, Ц продолжал доктор. Ц Я же
лаю, чтобы мы встретились как можно позже, но когда мы встретимся, вы не бу
дете задавать мне вопросы об этичности. Вообще, миссис Клевинджер, я заме
чал, что очень часто этика Ц это стремление опорочить все недоступное и
ли недозволенное… Простите, я немножко увлекся. Каждый раз, когда заходи
т разговор об этике, я буквально взрываюсь… Нет, давайте лучше оставим эт
ику. Ц Он глубоко вздохнул, успокаиваясь. Ц Мне остается лишь добавить,
что вся финансовая сторона дела улажена с вашим супругом. Ц Доктор Грей
сон слегка усмехнулся, и миссис Клевинджер представила себе, как, должно
быть, торговался Генри, как оговаривал каждую деталь.
О, он никогда не пренебрегает деталями. Все учитывает, все раскладывает п
о полочкам, все планирует. Не человек, а электронная машина. И даже нежност
ь у него электронная, программированная. Нет, сказала она себе, она неспра
ведлива к мужу. Она поймала себя на том, что почти не слушает доктора. Генр
и обо всем договорился.
Он всегда обо всем договаривается… Она посмотрела на доктора, который пр
одолжал:
Ц И последнее. Я уверен, вы и сами понимаете прекрасно, что никто не долже
н знать об операции. Когда ваша дочь и ваши будущие дети, если они у вас буд
ут, разумеется, достаточно подрастут, вы сообщите им, что при всех серьезн
ых заболеваниях им во что бы то ни стало следует прежде всего обратиться
ко мне…
Ц Благодарю вас, доктор. До свидания.
Ц До свидания, мадам.

Глава 1

Приближался полдень Ц время моего обычного погружения. Вызовов как буд
то в ближайшее время не предвиделось, и я начал погружаться. Когда-то, даж
е после того, как я прошел курс тренировки при помощи ритмоводителя, мне т
ребовалось для хорошего погружения десять Ц пятнадцать минут, и то при
условии полной тишины. А сейчас я отрешаюсь буквально за несколько секу
нд.
Вот и сейчас, сидя в своей комнатке в общежитии помонов, я выключил все сво
и внешние чувства и начал погружаться в гармонию. Знакомая гулкая тишина
окутывала меня. Безбрежная мягкая тьма, в которой я то сжимался в невообр
азимо крошечную точку, то заполнял собою Вселенную. Наконец я приобрел п
редписываемые средние размеры, нашел точку равновесия между собой и мир
ом и почувствовал, как с легким шорохом сквозь меня заструилась карма, ом
ывая каждую мою клеточку.
Непосвященные не знают и не могут даже понять это ощущение первозданной
чистоты, которое испытываешь в мгновения, когда сквозь тебя течет карма,
образующая, по нашим представлениям, поле Добра, Чистоты и Растворения. Я
Ц это я. Помон Дин Дики, тридцати шести лет, вот уже шесть лет носящий желт
ую одежду. И я Ц частичка моей церкви, Первой Всеобщей Научной Церкви, дав
шей мне все. Взявшей у меня все и давшей мне все.
Когда карма промыла меня и растворила в моей церкви, я почувствовал, что п
ришло время сомнений. Когда-то, мальчишкой, едва попав в лоно Первой Всеоб
щей, я никак не мог освоить предписываемые Священным Алгоритмом ритуаль
ные ежедневные сомнения. Разумеется, я знал вопросы, которые следует себ
е задавать. Готовя нас ко вступлению в лоно, пастыри-инспекторы, или, сокр
ащенно, пакторы, каждый день без устали толковали нам о несовершенстве р
елигии, о нерешенных ею вопросах, о нелепостях и несоответствиях. Но душа
моя не хотела сомневаться. Я жаждал веры без сомнений и анализа, веры вост
орженной и цельной, веры прочной, как скала. Веры, за которую можно было бы
держаться. Веры, которая защищала бы.
Как предписано всем прихожанам Первой Всеобщей, я ежедневно брал телефо
нную трубку, набирал номер Священной Машины и возносил информационную м
олитву Ц инлитву, Ц в которой сообщал о своих делах и мыслях. Церковь тр
ебовала от нас полной откровенности, но зато давала ощущение, что ты не од
инок, что ты Ц член семьи, что за тобой следят, о тебе знают, тобой интересу
ются.
Священный центр проанализировал мои инлитвы и прислал мне пактора Брау
на. Пактора Брауна, который привел меня в церковь, научил меня сомневатьс
я и побеждать свои сомнения, ибо только в постоянном сомнении и победе на
д ним и кроется суть и таинство налигии Ц научной религии, основанной от
цами-программистами.
Но уже давно сомнения мои стали истинными и глубокими. Я сомневался, може
т ли электронно-вычислительная машина в Священном центре быть наделена
душой Ц личным и неповторимым Алгоритмом. Я думал о том, может ли существ
овать налигия, которая признает, что не может объяснить всего и потому пе
рекладывает нерешенные вопросы на плечи верующих. Я сомневался иногда в
мудрости отцов-программистов. И я всегда побеждал сомнения, ибо стоило м
не поднять телефонную трубку, чтобы вознести инлитву или, в редких случа
ях, когда мне что-нибудь было очень нужно, Ц молитву и услышать бесконеч
но добрый и участливый голос Машины, почувствовать, что ты не одинок в это
м страшном и жестоком мире, и горячая волна благодарной радости тут же за
хлестывала меня. Я, ничтожный и безвестный атом среди миллиардов таких ж
е атомов, интересую кого-то. Меня знают. Чудо, чудо!
Я называл Машине свое имя, она выслушивала мои подчас бессвязные и страс
тные излияния, иногда давала мне советы, иногда воспроизводила мои преды
дущие инлитвы, показывая, как я противоречу сам себе.
Неверующие смеются иногда над нами: транзисторопоклонники Ц называют
они нас. Да, мы знаем, что Машина Ц это огромная ЭВМ, спроектированная и за
пущенная отцами-программистами. Да, в основе Машины Ц электроника. Но эл
ектроника, поднятая Священным Алгоритмом на новую ступень. В конце концо
в, и человеческое тело, и разум, а стало быть, и душа тоже созданы из банальн
ых атомов…
Я только что закончил погружение и начал не спеша подниматься к поверхно
сти, когда услышал телефонный звонок. Я поднял трубку, назвал себя и услыш
ал ее голос. Машина сообщила мне, что только что из Седьмого Охраняемого
поселка вознесена молитва прихожанкой Первой Всеобщей Кэрол Синтакис,
у которой якобы исчез брат, Мортимер Синтакис. Машина проверила свои арх
ивы, просмотрела все информационные молитвы мисс Синтакис и сообщила мн
е, что девушке двадцать семь лет, что работает она настройщицей кредитны
х машин, что брату ее что-то около тридцати, он холост, до недавнего времен
и работал где-то за границей. Судя по всему, жизнь мисс Синтакис текла дов
ольно спокойно. Раз в неделю в очередной инлитве она сообщала дату и сумм
у очередного пожертвования Первой Всеобщей и почти никогда ни о чем не п
росила. В архивах Машины зарегистрированы всего две подлинные молитвы с
просьбами. Она просила об облегчении мучений своей матери, которая умира
ла от рака желудка, а другой раз Ц дать ей силы стойко переносить одиноче
ство, когда мать умерла, а брат был далеко.
Я надел свою желтую одежду полицейского монаха, помона, как нас обычно на
зывают, и спустился вниз к гаражу. Девушка ни разу не просила о женихе, не и
спрашивала разрешения на брак… Наверное, маленькое бледное существо с с
иневато-прозрачным длинным носом. Некрасивые дурнушки в моем представ
лении почему-то всегда наделены длинными синевато-прозрачными носами.
Интересно было бы найти причину этой ассоциации, но наша налигия строго-
настрого запрещает самопсихоанализ…
Я сел в машину, проверил, подзарядились ли за ночь аккумуляторы. Все было в
порядке, можно было ехать. Я плавно нажал ногой на педаль реостата и выеха
л из двора нашего общежития помонов.
Минут через сорок я уже вылезал из машины у центрального въезда Седьмого
ОП. Два сонных стражника не спеша выползли из своей будки и неприязненно
покосились на мою желтую одежду.
Ц Помон, что ли? Ц спросил один из них и брезгливо поморщился. Бог знает ч
то только не говорят невежды о нашей налигии!
Ц Как видите. Мое имя Дин Дики, Ц как можно спокойнее ответил я, ибо Свяще
нный Алгоритм предписывает нам сохранять с непосвященными спокойствие
и быть учтивыми.
Ц К кому?
Ц К мисс Кэрол Синтакис.
Ц А, это у которой брат смылся невесть куда. Ладно, подойдите к определит
елю.
Я подошел к автомату и прижал пальцы к стеклу. Зажегся свет, щелкнули реле
, и через несколько секунд на табло вспыхнули слова: «Дин Дики, полицейски
й монах при Первой Всеобщей Научной Церкви».
Ц Хорошо. Сейчас я вас запишу в книгу. Никак записывающий автомат не почи
нят, приходится самим записывать. Что у нас сегодня… двадцать седьмое ок
тября тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года? Дин Дики к Кэрол Синта
кис. Откройте багажник. Так. Ладно. Поезжайте. Адрес знаете?
Ц Нет.
Ц По Центральному проезду до Двадцать седьмой улицы. Там направо. Номер
шестьсот сорок два…
Мисс Кэрол Синтакис оказалась не маленькой, а высокой, почти с меня росто
м. И нос был не длинный, не синеватый и не прозрачный. Если не считать каких-
то печально-потухших глаз, ее даже можно было бы назвать красивой. Я протя
нул ей руку ладонью кверху Ц знак подношения и знак просьбы, и она ответи
ла мне тем же приветствием прихожан Первой Всеобщей. Она вопросительно п
осмотрела на меня.
Ц Мисс Синтакис, я вас слушаю, рассказывайте, Ц сказал я девушке, когда м
ы вошли в небольшой, но очень опрятный домик.
Ц Позвольте мне угостить вас чем-нибудь? Тонисок, чай, кофе?
Ц Спасибо, но я вначале хотел бы выслушать ваш рассказ. Вам ведь тяжело и
вы одиноки?
Ц Да, учитель.
Ц Простите, мисс Синтакис, но мы, помоны, не носим титула учителя. Все пакт
оры учителя, это верно, но у нас лишь старшие помоны, защитившие диссертац
ии, имеют право на звание учителя. Зовите меня просто брат Дики. Хорошо?
Ц Простите, я хотела доставить вам удовольствие.
Ц Так же, как иногда рядового полицейского называют сержантом?
Ц Да.
Кэрол Синтакис подняла глаза и посмотрела на меня. Ее обезоруживающая че
стность, подавленность, я бы даже сказал Ц убитость, кольнули меня в серд
це.
Ц Прошу вас, мисс Синтакис, рассказывайте. Мы сделаем все, что можем. Перв
ая Всеобщая никогда не оставляет своих прихожан в беде.
Ц Да, да, я знаю! Ц с какой-то лихорадочной уверенностью почти выкрикнул
а девушка. Ц Кроме моей налигии, у меня в жизни нет ничего. Я живу только в
минуты погружения. Это моя жизнь. А в интервалах Ц какое-то скольжение се
рых теней по серому асфальту.
«Может быть, иным религиям и приходится гоняться за людьми, как газетам з
а подписчиками, Ц подумал я, Ц но к нам в налигию людей гонит сама жизнь.
Гонит, как загонщики зверей…»
Ц Что же случилось с вашим братом?
Ц Он исчез.
Ц Милая мисс Синтакис, расскажите мне, если вам не трудно, все по порядку.
Когда и как исчез ваш брат?
Ц Это случилось позавчера. Днем я позвонила домой и разговаривала с Мор
тимером. У него было прекрасное настроение, а вечером, когда я вернулась в
наш ОП, его не было.
Ц Он мог куда-нибудь уехать?
Ц Не знаю, нет… Он не мог сам уйти.
Ц Почему вы так думаете? Вы в этом уверены?
Ц Потому что если бы он куда-нибудь уезжал, он бы оставил мне записку. Он б
ы взял, наконец, свою зубную щетку, пижаму, хоть что-нибудь.
Ц Вы уверены, что он написал бы вам? Какие у вас были отношения?
Ц Когда-то совсем близкие. Еще до смерти матери он уехал куда-то работат
ь по контракту. Вначале он писал совсем часто. Мы вообще любили друг друга
. Морт старше меня на два года и всегда относился ко мне с такой, знаете, сни
сходительностью старшего брата. Особенно когда он стал биологом. Он отда
вал, по-моему, себе отчет, что я отказалась даже от надежды на хорошее обра
зование, лишь бы он мог закончить университет. Впрочем, это справедливо, М
орт намного способнее меня.
Ц А как он относился к вам в последнее время?
Ц Я вам начала говорить о том, что вначале он писал мне очень часто.
Ц Это тогда, когда он уехал работать?
Ц Да. Мне кажется, он жалел меня. Чувствовал мое одиночество. Особенно, ко
гда заболела мама. А потом, постепенно, его письма стали изменяться…
Ц В чем?
Ц Как вам сказать, брат Дики… Как будто они были такими же, что и до этого.
Те же вопросы о здоровье, о самочувствии, о работе. Те же советы о здоровье
и работе. И все же чего-то не хватало. Не было, наверное, той теплоты, что ран
ьше… А может быть, мне это только казалось. В то время, после смерти мамы, я ч
увствовала себя совсем, совсем одинокой… Меня часто охватывал ужас. Я бо
ялась ночей. Нет, нет, не из-за грабителей! У нас в поселке ведь совсем тихо.
Стоило мне погасить свет, брат Дики, и я оказывалась одна на гигантском по
ле, безбрежном асфальтовом поле. И куда только хватал глаз Ц везде тянул
ся ровный серый асфальт. И меня охватывал ужас. И я бежала, бежала, что-то бе
ззвучно кричала, а асфальт оставался все тем лее. И тогда мне начинало каз
аться, что я вовсе не бегу, а стою на месте. И уже никогда не сдвинусь с места
… Вы простите меня, брат Дики, что я так много говорю. Я сама не знаю, что со м
ной творится… Я так редко разговариваю с людьми… Иногда, бессонной какой
-нибудь ночью лежишь и думаешь: кого бы завтра ни увидела, с кем бы ни встре
тилась, буду говорить, говорить, говорить. А назавтра увидишь совсем пуст
ые глаза, смотрящие куда-то сквозь тебя, и слова прилипают к гортани. Я, ког
да чищу зубы, брат Дики, иногда думаю, что у меня полон рот несказанных сло
в. Мертвых, нерожденных слов… Ц Девушка вдруг вздрогнула, замолчала и ти
хо добавила: Ц Простите…
Ц Не извиняйтесь, мисс Синтакис, мы же члены одной семьи. Кому же излить д
ушу, если не брату в Первой Всеобщей? Ц сказал я как можно нежнее. Сердце м
ое сжалось от жалости и сострадания. Я как бы был соединен с ней параллель
но и ощущал все ее беспредельное одиночество в холодном асфальтовом мир
е. Я понимал ее. Мне было знакомо это чувство.
Ц Да, да! Ц воскликнула девушка с болезненной убежденностью. Ц Если бы
не Первая Всеобщая, я бы не смогла жить. И дня не прожила бы.
Ц Да, мисс Синтакис, да святятся имена отцов-программистов в веках… Скаж
ите, а где именно работал ваш брат?
Ц Он эмбриолог. После окончания университета долго не мог найти подход
ящую работу, а потом вот уехал.
Ц А куда?
Ц Адреса его я не знала. Он говорил, что это какое-то засекреченное место.

Ц Но письма же от него приходили? На них были штемпеля? И вы ему, наверное,
писали?
Ц Да, конечно. Но штемпеля были только местные. И писала я ему по местному
почтовому адресу.
Ц Понимаю. Скажите, мисс Синтакис, а деньги брат присылал вам?
Ц Да. Иначе как бы я могла жить здесь, в ОП? На свою зарплату я бы здесь даже
собачью конуру не смогла бы себе позволить.
Ц Значит, Мортимер зарабатывал там неплохо?
Ц Точно не знаю, но, по-моему, даже очень неплохо. Во всяком случае, он мне д
авал это понять в письмах, а когда приехал два месяца тому назад, все время
говорил, что надо присмотреть домик побольше. Он, знаете, как и я, человек н
елюдимый. Я говорила ему: «Женись. Не думай обо мне». Он не хотел. Он и раньше
был совсем молчаливый, избегал компаний, а после приезда так и совсем сло
ва из него не вытянешь. Биржевые курсы стали его интересовать. Уплатил уй
му денег, зато наш телевизор теперь связан прямо с биржей. Мортимер включ
ал его и часами смотрел на экран, а там только названия фирм и цифры… Он ве
дь не работал. Говорил, что надо отдохнуть и что он заработал себе на небол
ьшой отдых.
Ц А рассказывал он вам о своей работе за границей? Ну хоть что-нибудь?
Ц Нет. Ни слова. Вначале я спрашивала, а потом перестала. Раз нельзя челов
еку рассказывать, значит, нельзя. Думаю только, что работал он где-то на юг
е.
Ц Почему?
Ц Он вернулся очень загорелым. У нас тут так не загоришь, хоть изжарься н
а солнце. Да и загар какой-то не наш.
Ц Скажите, а вы замечали что-нибудь необычное в настроении или поведени
и брата в последние дни?
Ц Вообще-то, как я вам сказала, Морт стал очень скрытным. И не поймешь, что
у него на сердце… Но пожалуй… Вот вы меня спросили, и мне показалось, что з
а день до исчезновения он был, похоже, повеселей. Ну не то чтобы он прыгал к
озленком, но оживленнее он был, чем обычно.
Ц Понимаю. Теперь расскажите, о чем вы говорили с братом в день его исчез
новения, когда позвонили домой.
Ц Да ни о чем особенном. Голос у Морта был веселый. Я его спросила, что он п
оделывает, а он сказал, что прикидывает, какой бы домик побольше нам снять,

Ц А он вас ни о чем не спрашивал?
Ц Спросил, когда я вернусь домой.
Ц Он часто вас спрашивал об этом?
Ц Гм… как вам сказать… Ну, как обычно, когда люди разговаривают по телефо
ну…
Ц Когда вы вернулись домой, мисс Синтакис, здесь было все, как обычно?
Ц Все как обычно. Только брата не было. Обычно он меня поджидает и мы вмес
те обедаем… Но вначале я не волновалась. Ну, пошел погулять на полчасика.

Ц А когда вы начали беспокоиться?
Ц Восемь, девять часов, уже совсем темно, никто в это время и носа на улицу
не высунет. Поселок наш хоть и охраняемый, но все-таки судьбу никто не хоч
ет искушать.
Ц А вам не пришло в голову, мисс Синтакис, что Мортимер мог задержаться у
кого-нибудь из друзей?
Ц Нет, это невозможно.
Ц Почему?
Ц Да потому, что у него нет друзей.
Ц Как, совсем нет друзей?
Ц Нет. За два месяца, что он приехал, при мне ему никто не звонил.
Ц И подруги у него не было?
Ц Нет. Ц Мисс Синтакис поджала губы и посмотрела на меня, как мне показа
лось, с некоторым вызовом. Ну, не было у него подруги! И у меня нет. И что?
Ц Когда вы вошли в его комнату?
Ц Ну, точно я не знаю, было уже совсем поздно, часов, наверное, одиннадцать
. Я себе просто места не находила. Проедет где-то машина, я вся застываю Ц м
ожет, Мортимер. Я подумала: может быть, он оставил мне записку. Зашла к нему
в комнату Ц ничего. Еще раз осмотрела гостиную и прихожую Ц ничего. В мое
й комнатке Ц ничего. Я еще раз все осмотрела. Я уже была в каком-то оцепене
нии и мало что соображала Около полуночи я позвонила в полицию, а они там т
олько посмеялись. «У нас, смеются, каждый день и отцы семейств рвут когти,
а тут холостяк пошел погулять, не доложившись своей сестричке. Через нед
елю если не появится, звоните снова, включим его в списки пропавших». Толь
ко утром, после ужасной бессонной ночи, я сообразила позвонить на наш кон
трольно-пропускной пункт. Дежурный сержант был очень вежлив, попросил м
еня подождать у телефона, все проверил и сказал, что Мортимер Синтакис ни
25, ни 26, ни 27 октября из ОП не выходил и не выезжал, и к нему никто не приезжал, и
на территории ОП никаких происшествий не зарегистрировано. Ни больных, п
одобранных на улице, ни трупов. Вот и все, отец Дики.
Кэрол Синтакис как-то сразу осела в кресле, плечи ее опустились, глаза пот
ухли. Впечатление было такое, что у нее сели батареи. Пока она говорила, в н
ей жила надежда, стоило ей произнести факты всуе, как она сама увидела, что
надеяться-то, собственно, не на что. К сожалению, я это видел тоже.

Глава 2

Я еще раз достал из кармана фотографию Мортимера Синтакиса, которую мне
дала его сестра. На меня смотрело обычное, самое банальное лицо молодого
мужчины с чуть сонным выражением, написанным на нем.
Если у сестры была хоть какая-то индивидуальность, брат мог вполне быть и
зготовлен на конвейере из стандартных и не слишком дорогих частей. Я спр
ятал фото в карман, вздохнул и пошел к соседнему домику, точно такому же, ч
то и дом Синтакисов.
Мне открыла дверь пышногрудая усатая дама в высшей степени неопределен
ного возраста. Едва она увидела мою желтую одежду, она взорвалась если не
вулканом, то уж гейзером наверняка.
Ц А, помон к нам пожаловал! Евнух из Первой Всеобщей! Христопродавец! Пре
дали Христа нашего, спасителя, сменяли на железки и проводочки!
Ц Мадам, Ц как можно кротче сказал я, наклонив голову, Ц я осмелился пот
ревожить вас не для теологических бесед. У вашей соседки Кэрол Синтакис…

Ц Аи эта такая же нечестивица! И она господа бежала, и она Христа предала

Я с трудом удержался, чтобы не ответить ей, как она того заслуживала. Сколь
ко раз я это уже видел Ц как люди исходят злобой, понося налигию. Им кажет
ся, что мы сменяли их полную любви и понимания религию на сухой алгоритм. И
эти любвеобильные христиане готовы распять нас. Вроде этой усатой дамы,
которая готова была вцепиться мне в горло.
Ц Простите, мадам, я позволю себе еще раз заметить, что не хотел бы обсужд
ать с вами преимущества той или иной религии. Я пришел к вам как полицейск
ий монах, чтобы задать вам, с вашего разрешения, несколько вопросов о ваше
й соседке Кэрол Синтакис. У нее, как вы, может быть, слышали, несчастье. 25 окт
ября у нее исчез брат.
Ц Ну и что? Ц спросила усатая дама и, слегка прищурившись, посмотрела на
меня. Ц Вы думаете найти эту сонную крысу у меня?
Я подумал, что живого Мортимера я у нее вряд ли смог бы найти, как, впрочем, и
мертвого.
Ц Я хотел спросить у вас, не заметили ли вы чего-нибудь необычного, подоз
рительного 25 октября, в день, когда Мортимер Синтакис исчез из дому?
Ц Заметила. Заметила, что мир катится в лапы сатане, что Христа люди забы
ли, что нет больше жизни честной христианке… Ц Усатая дама возбуждалась
от собственных слов, как от наркотиков. Зрачки ее расширились, а на шее вз
дулись жилы. Ц Ироды! Ц вдруг крикнула она. Ц Христопродавцы! На железк
и нашего возлюбленного спасителя сменяли! Ничего, попадете вы еще в геен
ну огненную, и будете корчиться, и сало ваше будет вытапливаться из вас, шк
ворчать, и тогда опомнитесь вы, но будет уже поздно…
Отцы-программисты, думал я, пятясь задом от Христовой воительницы, сколь
ко же в сердцах человеческих растворено злобы, сколь велико напряжение з
вериной ненависти, в каких единицах измерить ее, эту ненависть!..
Сосед Синтакисов с другой стороны в теологические дискуссии со мной не в
ступал. Это был тихий, вежливый старичок, который, очевидно, воплощал в себ
е сразу трех индийских обезьян: ту, которая ничего не видит, ту, которая ни
чего не слышит, ту, которая ничего не говорит. Он не знал, что Мортимер исче
з, не знал вообще, что у мисс Синтакис есть брат, вообще плохо представлял
себе, где, когда, рядом с кем и зачем он живет.

Человек под копирку - Юрьев Зиновий Юрьевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Человек под копирку автора Юрьев Зиновий Юрьевич дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Человек под копирку у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Человек под копирку своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Юрьев Зиновий Юрьевич - Человек под копирку.
Если после завершения чтения книги Человек под копирку вы захотите почитать и другие книги Юрьев Зиновий Юрьевич, тогда зайдите на страницу писателя Юрьев Зиновий Юрьевич - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Человек под копирку, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Юрьев Зиновий Юрьевич, написавшего книгу Человек под копирку, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Человек под копирку; Юрьев Зиновий Юрьевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 интересное предложение