А-П

П-Я

 фесториджинал 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Гамильтон Лорел

Анита Блейк - 03. Цирк проклятых


 

Здесь выложена электронная книга Анита Блейк - 03. Цирк проклятых автора по имени Гамильтон Лорел. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Гамильтон Лорел - Анита Блейк - 03. Цирк проклятых.

Размер архива с книгой Анита Блейк - 03. Цирк проклятых равняется 245.1 KB

Анита Блейк - 03. Цирк проклятых - Гамильтон Лорел => скачать бесплатную электронную книгу






Лорел Гамильтон: «Цирк проклятых»

Лорел Гамильтон
Цирк проклятых


Анита Блейк – 03



OCR Алиса
«Лорел Гамильтон. Цирк проклятых»: АСТ; Москва; 2000

ISBN 5-17-002094-5Оригинал: Laurell Hamilton,
“Circus of the Damned”

Перевод: М. Левин
Аннотация Горе городу, в котором начинается вампирская война… Потому, что когда в схватку вступают два Мастера вампиров, то страдают от этого невинные. И не только неумершие – живые. Как нож с ножом сошлись в поединке за титул Принца города двое Старейших – Жан-Клод и Алехандро. Сила против силы. Века мудрости – против веков жестокости. Смерть против Смерти. И кровь будет литься и литься, и восстанет над городом гибель – если не вступит в страшную игру двоих третья – Анита Блейк, охотница за вампирами, преступившими закон… Лорел ГамильтонЦирк проклятых 1 А у меня под ногтями засохла куриная кровь. Когда поднимаешь мертвого для живых, приходится пролить немножко крови. И она налипла хлопьями мне на руки и лицо. Я пыталась перед этой встречей отчистить самые заметные пятна, но такие вещи можно убрать только душем. Отпив кофе из своей любимой кружки с надписью “Разозли меня, и тебе же хуже”, я посмотрела на двоих мужчин напротив.Мистер Джереми Рубенс был приземист, черноволос и сварлив. Не было минуты, чтобы он не хмурился или не брюзжал. Мелкие черты его лица собрались в середине, будто чья-то гигантская ладонь свела их вместе, пока глина еще не засохла. Руки его все время бегали, поглаживая лацкан пиджака, темно-синий галстук, булавку галстука, воротник белой рубашки. Потом на секунду замирали на коленях и повторяли маршрут заново: лацкан, галстук, булавка, воротник, колени. Еще пять минут таких движений – и я с воплем о пощаде пообещаю ему все, что он хочет.Вторым был Карл Ингер. С ним я не была знакома. Ростом он был на несколько дюймов выше шести футов. Когда он стоял, то возвышался надо мной и Рубенсом, как башня. Большое лицо выгодно подчеркивали коротко стриженные волнистые рыжие волосы. И еще у него были самые настоящие бакенбарды, переходящие в самые пышные усы, которые я в жизни видела. Все в нем было аккуратно и приглажено, кроме этих нерегулярных волос. Может, у его волос был сегодня праздник непослушания.Руки Рубенса пошли на четвертый круг. Четыре – это число я всегда считала пределом.Было сильное искушение обойти вокруг стола, схватить его за руки и завопить: “Перестань!” Но это было бы слишком грубо, даже для меня.– Не помню вас таким нервным, Рубенс.Он посмотрел на меня:– Нервным?Я показала на его руки, изобразив их нескончаемое кружение. Он нахмурился и положил руки на бедра, где они застыли неподвижно. Самоконтроль в полной силе.– Я не нервничаю, Мисс Блейк.– Не надо так педалировать слово “мисс”. Так что же вас беспокоит, мистер Рубенс?– Я не привык просить помощи у людей вроде вас.– Людей вроде меня? – Я постаралась, чтобы вопрос прозвучал недоуменно. Он резко прокашлялся:– Вы знаете, что я имею в виду.– Нет, мистер Рубенс, не знаю.– Ну, у зомбировщицы... – Он пресекся в середине фразы. Я начинала выходить из себя, и наверняка это отразилось на моем лице. – Я не хотел вас обидеть, – добавил он тихо.– Если вы пришли обзываться, проваливайте к чертям из моего кабинета. Если вы пришли по делу, изложите его и проваливайте к чертям.Рубенс встал.– Я же тебе говорил, что она нам не поможет.– Поможет вам – что, сделать? Вы же мне ничего не сказали, – заметила я.– Наверное, нам стоило бы просто ей рассказать, зачем мы пришли, – сказал Ингер. Он говорил низким рокочущим басом – довольно приятный голос.Рубенс набрал побольше воздуха и выдохнул через нос.– Хорошо. – Он откинулся в кресле. – Во время нашей прошлой встречи я был членом группы “Люди против вампиров”.Я кивнула – дескать, помню, – и отпила кофе.– Я основал новую группу, “Человек превыше всего”. У нас те же цели, но методы более прямые.Я уставилась на него в упор. Основная цель ЛПВ была вновь объявить вампиров вне закона, чтобы можно было охотиться за ними, как за зверьми. Мне это подходило. Я была когда-то охотником за вампирами, вампироборцем. Теперь я стала истребительницей вампиров. Для ликвидации конкретного вампира нужен был ордер, иначе это считалось убийством. Чтобы получить ордер, требовалось доказать, что данный вампир представляет опасность для общества, то есть подождать, чтобы этот вампир убил людей. Наименьшее число убитых было пять, наибольшее – двадцать три. Это куча мертвых тел. А в старые добрые времена вампира можно было убивать на месте.– Что именно означают “более прямые методы”?– Вы знаете, что это значит, – сказал Рубенс.– Нет, – ответила я, – не знаю.На самом деле я знала, но говорить этого вслух не хотела.– ЛПВ не удалось дискредитировать вампиров через средства массовой информации или политические механизмы. “Человек превыше всего” организует их полное уничтожение.Я улыбнулась поверх кружки.– Вы имеете в виду истребить всех вампиров в США до последнего?– Такова наша цель, – подтвердил он.– Это убийство.– Вам приходилось поражать вампиров. Вы действительно считаете это убийством?Настала моя очередь делать глубокий вдох. Еще несколько месяцев назад я бы сказала “нет”. Но сейчас я не была уверена.– Я больше в этом не уверена, мистер Рубенс.– Если пройдет новый закон, мисс Блейк, вампиры получат право голоса. Вас это не пугает?– Пугает.– Тогда помогите нам.– Хватит танцевать вокруг да около, Рубенс. Скажите, что вы хотите.– Ладно. Мы хотим знать место дневного отдыха Старейшего вампира города.Мне пришлось улыбнуться:– Почему вы думаете, что я знаю дневное убежище Мастера?Ответил Ингер.– Оставьте, мисс Блейк. Если мы можем признать, что пропагандируем убийства, вы можете признать знакомство с Мастером.И улыбнулся очень приветливо.– Скажите мне, откуда у вас сведения, и я, быть может, их подтвержу. Быть может, и нет.Его улыбка стала шире всего на миллиметр.– Кто же теперь танцует вокруг да около?Он попал в точку.– Если я скажу, что знаю Мастера, что тогда?– Дайте нам место его дневного отдыха, – сказал Рубенс. Он наклонился вперед, и на его лице была написана жажда почти сексуальная. Но это не было комплиментом мне. Не я его завела, а мысль об осиновом коле в сердце Мастера.– Откуда вы знаете, что Мастер – это он?– Статья была в “Пост-Диспетч”. Там очень тщательно обходились имена, но ясно, что это создание – мужского пола.Интересно, как бы реагировал Жан-Клод на слово “создание”. Лучше не выяснять.– Я дам вам адрес, и вы придете – и что? Всадите ему кол в сердце?Рубенс кивнул. Ингер улыбнулся.– Я так не думаю, – покачала я головой.– Вы отказываетесь нам помочь? – спросил Рубенс.– Нет, я просто не знаю этого места.Я испытала облегчение при возможности сказать правду.– Вы лжете, чтобы его защитить, – сказал Рубенс. Лицо его помрачнело, на лбу показались глубокие морщины.– Мистер Рубенс, мистер Ингер, я действительно не знаю. Если вам нужно поднять зомби, можем продолжить разговор, если нет...Я оставила фразу неоконченной и улыбнулась лучшей из своих профессиональных улыбок. На них она не произвела впечатления.– Мы согласились на встречу с вами в это богопротивное время и заплатили приличный гонорар за консультацию. Я считал, что вы можете хотя бы быть вежливой.“Вы первый начали”, – хотела сказать я, но это было бы по-детски.– Я вам предложила кофе, вы отказались.Рубенс еще больше нахмурился, вокруг глаз его залегли сердитые морщины.– Вы так обращаетесь со всеми вашими... клиентами?– В последний раз, когда мы виделись, вы меня назвали зомбилюбивой сукой. Я вам ничего не должна.– Вы взяли наши деньги.– Это сделал мой босс.– Мы встретились с вами на рассвете, мисс Блейк. Вы могли бы пойти нам навстречу.Я вообще не хотела встречаться с Рубенсом, но, когда Берт взял у них деньги, я тоже вроде как в это влипла. И назначила встречу на рассвете, после ночной работы. Так я могла потом поехать домой и проспать восемь часов подряд. Пусть лучше Рубенс спит вразбивку.– Вы могли бы найти убежище Мастера? – спросил Ингер.– Возможно. Но если бы я его нашла, то вам не сказала бы.– Почему? – спросил он.– Потому что у нее с ним связь! – бухнул Рубенс.– Тише, Джереми.Рубенс открыл рот, чтобы поспорить, но Ингер сказал:– Ради нашего дела, Джереми.Рубенс с видимым трудом проглотил собственную злость и заткнулся. Самоконтроль.– Почему, мисс Блейк?Глаза у Ингера стали очень серьезны, и смешинка исчезла, как растаявший снег.– Мне случалось убивать вампиров в ранге Мастера, и никого из них – осиновым колом.– Тогда как?Я улыбнулась.– Нет, мистер Ингер. Если вы хотите брать уроки вампироборства, попробуйте в другом месте. Даже просто отвечая на ваши вопросы, я могу попасть под обвинение в пособничестве убийству.– Вы не предложите нам лучшего плана? – спросил Ингер.На минуту я задумалась. Жан-Клод – мертвый. По-настоящему мертвый. Это наверняка облегчило бы мою жизнь, но... но...– Вряд ли.– Почему?– Потому что я думаю, что он вас убьет. Я не выдаю людей монстрам, мистер Ингер. Даже тех, кто меня ненавидит.– Мы не ненавидим вас, мисс Блейк.Я ткнула кружкой в сторону Рубенса.– Вы – может быть, и нет, а он – да.Рубенс просто бросил на меня взгляд. Он не стал опровергать.– Если мы найдем план получше, мы можем снова с вами поговорить? – спросил Ингер.Я посмотрела в злые глазки Рубенса.– Конечно, почему бы и нет?Ингер встал и протянул мне руку.– Благодарю вас, мисс Блейк. Вы очень нам помогли.Моя рука утонула в его ладони. Он был крупный мужчина, но не старался заставить меня почувствовать себя мелкой. Я это оценила.– Когда мы увидимся в следующий раз, Анита Блейк, – произнес Рубенс, – вы нам поможете всерьез.– Джерри, это звучит угрозой.Рубенс улыбнулся – очень неприятной улыбкой.– “Человек превыше всего” считает, что цель оправдывает средства, Анита.Я распахнула свой сиреневый жакет. Под ним висела наплечная кобура с девятимиллиметровым браунингом. Черный ремешок на лиловой юбке был достаточно тонок, чтобы продеть его сквозь портупею. Шик террориста.– Когда дело доходит до выживания, Джерри, я тоже так считаю.– Мы не угрожали вам насилием, мисс Блейк.– Нет, но старина Джерри об этом подумывает. Я лишь хочу убедить его и всю вашу группку, что я говорю серьезно. Заведетесь со мной – будет кровь.– Нас десятки, – сказал Рубенс, – а ты только одна.– Ага. А кто будет первым в очереди? – спросила я.– Джереми, мисс Блейк, хватит! Мы пришли не угрожать вам. Мы пришли за вашей помощью. Мы выработаем план получше и придем к вам снова.– Его не приводите, – сказала я.– Разумеется, – ответил Ингер. – Пойдем, Джерри. – Он открыл дверь. Из приемной донеслось тихое щелканье клавиш компьютера. – До свидания, мисс Блейк.– До свидания, мистер Ингер, это было действительно неприятно.Рубенс остановился в дверях и прошипел мне:– Ты мерзость перед Господом!– Тебя Иисус тоже любит, – улыбнулась я.Он громко хлопнул дверью. Ребячество.Я присела на край стола и подождала, чтобы они наверняка ушли. Вряд ли они попробуют что-нибудь на автостоянке, но мне в самом деле сегодня не хотелось стрелять в людей. Нет, если надо, я буду, но лучше этого избежать. Я надеялась, что вид пистолета уже заставит Рубенса отступить. Но, кажется, он только разозлился.Я завертела шеей, пытаясь снять напряжение. Не помогло.Можно поехать домой, принять душ и проспать восемь часов подряд. Славно.Тут запищал пейджер, и я подпрыгнула как ужаленная. Нервы? У меня?Я нажала кнопку и застонала, увидев номер. Полиция. Точнее, Региональная Группа Расследования Противоестественных Событий. Команда призраков. Они занимались всеми противоестественными преступлениями в штате Миссури. А я у них была штатским экспертом по монстрам. Берту нравились мои гонорары, но больше того – хорошая реклама.Пейджер снова запиликал. Тот же номер.– А, блин! – тихо сказала я. – Дольф, я тебя и с первого раза услышала.Мелькнула соблазнительная мысль, что я уже уехала домой, отключила пейджер и теперь вне досягаемости, но я этого не сделала. Если детектив сержант Рудольф Сторр вызывает меня через полчаса после рассвета, значит, ему нужна моя экспертиза. Черт побери все!Я позвонила по телефону и после нескольких переключении услышала голос Дольфа. Очень далекий. Жена ему подарила на день рождения мобильный телефон, и он явно был на краю своей зоны действия. Но все равно куда лучше, чем по полицейской рации. Там всегда будто на иностранном языке говорят.– Привет, Дольф. Что стряслось?– Убийство.– Что за убийство?– Из тех, что требуют твоей экспертизы.– Черт побери, Дольф, слишком ранний час для игры в двадцать вопросов. Скажи, что случилось.– Ты что, сегодня не с той ноги встала?– Еще и не ложилась.– Сочувствую, но тащи сюда свою задницу. Похоже, у нас на руках жертва нападения вампира.Я резко вдохнула и медленно выдохнула.– Твою мать!– Можно и так сказать.– Давай адрес, – сказала я.Он дал. Через реку и через лес, по дороге к черту на кулички с поворотом в Арнольд. Моя контора рядом с Олив – бульваром. Сорок пять минут езды в одну сторону. Блеск.– Приеду, как только смогу.– Мы будем ждать, – сказал Дольф и повесил трубку.Я тоже не позаботилась говорить гудку “до свидания”.Жертва вампира. А я никогда не видала одиночного убийства. Это как картофельные чипсы: попробует вамп один и уже остановиться не может. Вся штука в том, сколько еще погибнет людей, пока мы его не поймаем?И думать не хотелось. И в Арнольд ехать не хотелось. И таращиться на мертвые тела до завтрака не хотелось. Домой мне хотелось. Но почему-то я знала, что Дольф этого не поймет. Когда полицейские работают над убийством, чувство юмора им отказывает. Если уж на то пошло, то и мне тоже. 2 Тело мужчины лежало на спине, бледное и голое в неярком свете утреннего солнца. Даже обмякшее в смерти тело было отличным – упражнения с тяжестями, может быть, бег. Длинные желтые волосы смешались с еще зеленой травой газона. Гладкая кожа шеи была дважды отмечена аккуратными следами клыков. Правая рука проколота в локтевом сгибе, там, где врачи берут кровь. Кожа на левом запястье разорвана, будто ее грыз зверь. В утреннем свете белела кость.Своей верной рулеткой я измерила отметины клыков. Разный размер. Не менее трех различных вампиров, но я готова была поставить все свое движимое и недвижимое, что их было пять. Мастер и его стая, или шайка, или как назвать группу вампиров.Трава была влажна от утреннего тумана. Влага пропитала колени комбинезона, который я надевала поверх костюма. Мое снаряжение для мест преступления завершали черные найковские кроссовки и хирургические перчатки. Раньше я носила белые, но на них слишком видна кровь.Извинившись мысленно за то, что я должна была сделать, я развела ноги трупа в стороны. Они поддались легко, окоченения не было. Наверняка он был мертв меньше восьми часов, и оно не успело наступить. По съежившимся органам расплескалось семя. Последняя радость перед смертью. Вампиры его не обтерли. На внутренней поверхности бедра возле паха оказались новые отметины клыков. Не такие зверские, как рана на запястье, но особо аккуратными их тоже не назовешь.На коже возле ран крови не было, даже у рваной раны на руке. Они стерли кровь? Где бы он ни был убит, а крови должно было быть много. Всю ее они счистить не могли. Найди мы, где он был убит, у нас была бы куча следов в руках. Но на тщательно подстриженном газоне самого что ни на есть ординарного жилого района следов никаких не было. За это можно ручаться. Они выбросили тело на место такое же стерильное и бесполезное, как обратная сторона Луны.Облака тумана реяли в небольшом жилом районе, как ожидающие призраки. Туман стелился так близко к земле, что приходилось идти как сквозь полосы моросящего дождя. Он оседал на теле бисеринками влаги. И у меня в волосах тоже жемчужинками висели капли.Я стояла во дворе светло-зеленого домика с белой отделкой. С одной стороны двор огибала цепочная изгородь. Стоял октябрь, но трава была еще зеленой. Над домом нависала крона сахарного клена. Листья его блестели желтым и багряным, как и полагается кленам, и казались вырезанными из пламени. Туман усиливал эту иллюзию, и цвета, казалось, истекали в воздух, как кровь.И дальше по улице тоже тянулись дома с яркими осенними деревьями и зелеными газонами. Еще было рано, и народ не уехал на работу, или в школу, или куда там еще. Потому собралась толпа, которую сдерживали полицейские в форме. Они забили в землю колья и протянули желтую оградительную ленту. И толпа навалилась на эту ленту, насколько хватало смелости. В передние ряды протолкался мальчишка лет двенадцати и уставился на мертвеца большими карими глазами, раскрыв рот в тихом вопле возбуждения. Черт возьми, где его родители? Тоже, небось, на труп глазеют.Труп был бел как бумага. Кровь всегда стекает к низшей точке тела. В данном случае темно-багровые синяки должны быть на ягодицах, руках, ногах, по всей задней части тела. Но этих следов не было. В нем не было крови, достаточной для образования пятен. Те, кто его убил, высосали ее полностью. Использовали до последней капли? Я попыталась подавить улыбку – и не смогла. Если проводить много времени, глазея на трупы, вырабатывается специфическое чувство юмора. Иначе спятишь.– Что там смешного? – спросил чей-то голос.Я дернулась и резко повернулась.– Зебровски, какого черта ты подкрадываешься?– Огромный крутой вампироборец боится собственной тени?Он усмехаются. Непослушные каштановые волосы на нем торчали тремя кустами, будто он забыл причесаться. Галстук был кое-как завязан на рубашке, подозрительно напоминавшей верх пижамы. Пиджак от костюма и брюки явно с ней диссонировали.– Симпатичная пижамка.Он пожал плечами:– Есть у меня еще одна пара с маленькими паровозиками. Кэти говорит, что они сексуальны.– Твоя жена возбуждается от паровозов? – спросила я.Он улыбнулся еще шире:– Если я их надеваю.Я покачала головой:– Я знала, что ты извращенец, Зебровски, но детская пижамка – это уже диагноз.– Спасибо. – Он посмотрел на тело, и улыбка его растаяла. – Что ты об этом думаешь?– Где Дольф?– В доме, с той леди, которая нашла тело. – Он сунул руки в карманы и покачнулся на каблуках. – Она это очень тяжело восприняла. Наверное, впервые увидела труп не на похоронах.– Обычные люди только там и видят мертвецов, Зебровски.Он еще раз качнулся с пятки на носок и остановился.– А неплохо было бы быть обычным человеком, правда?– Иногда, – согласилась я.– Ага, я тебя понял, – улыбнулся он. И вытащил из кармана блокнот. Вид у блокнота был будто его в кулаке мяли.– Фу, Зебровски!– А что? Это все равно бумага.Он попытался его разгладить, но без успеха. Потом наставил перо на сморщенный листок.– Просвети меня, о противоестественный эксперт!– А потом повторять все это Дольфу? Я предпочла бы рассказать один раз и поехать спать.– А я? Почему, ты думаешь, я в пижаме?– А я было решила, что это смелая новая мода. – Он поднял глаза. – И ничего, вполне.Из дома вышел Дольф. Дверь казалась для него слишком мала. Он роста шесть футов девять дюймов и сложен, как борец. Черные волосы клубились вплотную к голове, оставляя открытыми оттопыренные уши по сторонам лица. Но Дольф мало интересовался модой. Галстук плотно прилегал к белой рубашке. Его тоже, как и Зебровски, вытащили из постели, но вид у него был опрятный, подтянутый и деловой. Когда Дольфу ни позвони, он всегда готов к работе. Профессиональный коп до мозга костей.Так как же Дольф попал в самый непопулярный полицейский отдел Сент-Луиса? Наверняка в наказание, в этом я уверена, но за что – я никогда не спрашивала. Наверное, и не спрошу. Его дело. Если он сочтет нужным, скажет мне сам.Этот отдел изначально создавали, чтобы либералы не вопили. Вот, видите, мы занимаемся сверхъестественными преступлениями. Но Дольф относился к своей работе и к своим людям всерьез. За последние два года они раскрыли больше преступлений со сверхъестественной подоплекой, чем любая другая группа полицейских по стране. Их даже дважды одалживали соседним штатам.– Ладно, Анита, давай.В стиле Дольфа. Без предисловий.– Привет, Дольф, я тоже рада тебя видеть.Он только глянул в мою сторону.– О’кей, о’кей. – Я присела возле трупа, чтобы иметь возможность показывать. Наглядное пособие – самое лучшее подспорье при изложении. – Простые измерения показывают, что на этом человеке кормились не менее трех вампиров.– Но? – спросил Дольф.Быстро он схватывает.– Но я думаю, что все раны нанесены разными вампирами.– Вампиры не охотятся стаями.– Обычно они одинокие охотники, но не всегда.– Что заставляет их охотиться стаями? – задал он вопрос.– Мне встречались только две причины: первая – когда один из них новоумерший, и вампир постарше учит его азам, но это дало бы нам всего две пары клыков, а не пять. Вторая – когда их контролирует Мастер вампиров, а он дичает.– Подробнее.– У Мастера вампиров власть над своим стадом почти абсолютная. Некоторые Мастера используют групповые убийства для сплочения стаи, но они не стали бы тащить тело сюда. Они бы его спрятали, где полиция никогда его не найдет.– Но вот оно, тело, – сказал Зебровски, – прямо на виду.– Именно. И так бросить тело мог бы только обезумевший Мастер. Почти ни один Мастер, даже до того, как вампиров легализовали, не стал бы афишировать такое убийство. Это привлекает внимание, и обычно у этого внимания в одной руке осиновый кол, а в другой – крест. И даже теперь, если мы выследим вампиров, которые это сделали, сможем получить ордер на их ликвидацию. – Я покачала головой. – Такое зверское убийство для бизнеса плохо, а про вампиров можно много разного сказать, но в непрактичности их не обвинишь. Нельзя оставаться в живых и прятаться столетиями, если не будешь благоразумен и безжалостен.– А безжалостным почему? – спросил Дольф.Я уставилась на него:– Из самых практичных соображений. Кто бы тебя ни обнаружил, ты его убиваешь или делаешь одним из своих... детей. Чисто деловые соображения, Дольф, ничего другого.– Как мафия, – сказал Зебровски.– Ага.– А что, если они впали в панику? – спросил Зебровски. – Дело-то было перед самым рассветом.– Когда женщина нашла тело?Дольф заглянул в блокнот:– Пять тридцать.– Еще несколько часов до рассвета. Не с чего было паниковать.– Если мы имеем дело с обезумевшим Мастером вампиров, что точно это значит?– Это значит еще несколько убийств в ближайшее время. На прокорм пяти вампиров кровь может быть нужна каждую ночь.– Каждую ночь свежий труп? – недоверчиво спросил Зебровски.Я просто кивнула.– О Боже, – сказал он.– Именно, – согласилась я.Дольф молчал, глядя на покойника.– И что мы можем сделать?– Я могла бы поднять этот труп как зомби.– Я думал, жертву нападения вампира нельзя поднять как зомби, – сказал Дольф.– Если труп собирается восстать вампиром, то нельзя. – Я пожала плечами. – То, что создает вампира, мешает поднятию. Тело, которое настроено восстать вампиром, мне не поднять.– Но этот не восстанет, – сказал Дольф, – и потому ты можешь его поднять.Я кивнула.– А почему эта жертва вампира не восстанет?– Его убил не один вампир, он погиб в массовом жоре. Чтобы труп восстал вампиром, на нем должен кормиться только один вампир в течение нескольких дней. Три укуса ведут к смерти, и вот вам новый вампир. Если бы возвращались все жертвы вампиров, мы бы утонули в кровососах.– А эту жертву можно поднять в виде зомби? – утвердительно спросил Дольф.Я кивнула.– И когда ты сможешь провести анимацию?– Через три ночи после этой, точнее, через две. Эта тоже считается.– В какое время?– Надо посмотреть, какое у меня расписание на работе. Позвоню и скажу тебе.– Вот так просто поднять жертву убийства и спросить, кто его убил. Мне это нравится, – улыбнулся Зебровски.– Не так все просто; – ответила я. – Ты же знаешь, как путаются в показаниях свидетели насильственных преступлений. Из показаний троих свидетелей одного и того же преступления ты получишь три разных роста и цвета волос.– Это да, свидетельские показания – это кошмар.– Продолжай, Анита, – сказал Дольф. В подтексте ясно читалось: “Зебровски, заткнись”. Зебровски заткнулся.– Человек, павший жертвой насильственного преступления, путается еще больше. Напуганы они до смерти и часто очень неясно помнят.– Но они же... – начал выведенный из себя Зебровски.– Зебровски, дай ей закончить.Зебровски показал жестами, что запирает рот на замок и выбрасывает ключ. Дольф нахмурился. Я закашлялась, чтобы скрыть улыбку. Не следует поощрять Зебровски.– В общем, я могу поднять эту жертву из мертвых, но он может не дать тебе той информации, которой ты ждешь. Воспоминания, которые мы получим, будут путанные и болезненные, но могут сузить круг поиска до того Мастера, который вел группу.– Поясни, – сказал Дольф.– В настоящий момент в Сент-Луисе, как предполагается, есть два Мастера. Малкольм, Билли Грэм среди нежити, и Мастер города. Всегда есть возможность, что появился новый Мастер, но Мастер города должен быть способен это контролировать.– Мы возьмем на себя главу Церкви Вечной Жизни, – сказал Дольф.– Я навещу Мастера, – сказала я.– Возьми одного из нас для поддержки.Я покачала головой:– Не могу. Если он узнает, что я сообщила копам, кто он, убьет нас обоих.– А насколько это для тебя опасно? – спросил Дольф.Что я должна была сказать? Очень? Или сообщить им, что Мастер ко мне неровно дышит, так что все будет в порядке?– Все будет нормально.Он смотрел на меня очень серьезными глазами.– А, кроме того, какой у нас выбор? – Я показала на труп. – У нас будет каждую ночь по такому, пока мы не найдем вампиров, которые это делают. Кто-то из нас должен говорить с Мастером. С полицией он говорить не будет, а со мной будет.Дольф глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Кивнул. Он знал, что я права.– Когда ты сможешь это сделать?– Завтра ночью, если смогу уговорить Берта передать кому-нибудь мою работу по зомби.– Ты так уверена, что Мастер будет с тобой говорить?– Ага.С Жан-Клодом трудность была не в том, чтобы его найти, а в том, чтобы ему не попадаться. Но Дольф этого не знал, а если бы знал, то настоял бы на том, чтобы пойти со мной. И нас убили бы обоих.– Тогда давай, – сказал он. – И дай мне знать, что найдешь.– Обязательно, – ответила я. И встала, глядя на него поверх обескровленного трупа.– Поглядывай, что у тебя за спиной, – сказал он.– Непременно.– Если Мастер тебя съест, оставишь мне в наследство этот комбинезончик? – спросил Зебровски.– Купи себе свой, дешевка и скупердяй!– Я бы хотел тот, что облегал когда-то твое желанное тело.– Отлипни, Зебровски. Я в паровозики не играю.– При чем тут вообще железная дорога, черт побери? – спросил Дольф.Мы с Зебровски переглянулись, захихикали и не могли остановиться. Меня мог извинить недосып. Я была на ногах четырнадцать часов подряд, поднимала мертвых и разговаривала с правыми фанатиками. И вполне заработала право на истерический смех. Какое оправдание мог найти себе Зебровски – понятия не имею. 3 Бывает в октябре несколько дней, которые можно назвать идеальными. Такое раскидывается чистое и голубое небо над головой, что все остальное кажется красивее обычного. Стоят вдоль шоссе деревья – багряные, золотые, ржавые и бордовые. И каждый цвет ярок, как неон, и пульсирует в солнечном свете. Воздух прохладен, но не холоден, и в полдень можно обойтись только легким жакетом. Погода для долгих прогулок в лесу с кем-нибудь, с кем хочется держаться за руки. Поскольку такового у меня не было, я надеялась на свободный уик-энд, чтобы погулять одной. Шансы на этот уик-энд менялись от хилых до несуществующих.Октябрь – сезон подъема мертвых. Все считают, что Хэллоуин – прекрасное время для подъема зомби. Это не так. Единственное требование – темнота. Но почему-то все хотят назначить время работы на полночь Хэллоуина. Они думают, что провести ночь кануна Всех Святых на кладбище, убивая цыплят и глядя на вылезающих из могил мертвецов, – классное развлечение. Хоть билеты продавай.Я поднимала до пяти зомби за ночь. Не надо было мне говорить Берту, что от четырех зомби я еще не выдыхаюсь. Излишняя правдивость – моя собственная ошибка. Конечно, если правду сказать, и пять зомби меня тоже не выматывают, но черт меня побери, если я скажу об этом Берту.Кстати, о моем боссе. Надо ему позвонить, когда приеду домой. В каком он будет восторге, когда я попрошу выходную ночь! При этой мысли я улыбнулась. Каждый день, когда удавалось дернуть цепь из рук Берта, был хорошим днем.У своего дома я остановилась около часу дня. И хотелось мне только быстро принять душ и часов семь поспать. Насчет восьми уже и думать не приходилось – слишком поздно. И надо увидеться сегодня с Жан-Клодом. То-то радости. Но он и был Старейшим вампиром города. И если рядом появился другой Мастер вампиров, он об этом знает. Кажется, они друг друга чуют. Конечно, если убийство совершил Жан-Клод, то вряд ли он сознается. Но я не думала, что это он. Слишком он хороший бизнесмен, чтобы так грязно работать. И единственный из известных мне Мастеров вампиров, который не свихнут так или этак – ни псих, ни социопат.Конечно-конечно, Малкольм тоже не свихнут, но его методов я не одобряла. Он возглавлял самую быстрорастущую церковь Америки. Церковь Вечной Жизни прелагала именно то, что говорилось в названии. Ни порывов веры, ни неизвестности – чистая гарантия. Можешь стать вампиром и жить вечно, если тебя не убьет кто-нибудь вроде меня, или не попадешь в пожар, или автобус тебя не собьет. Насчет автобуса я не была так уверена, но мне это всегда было интересно. Наверняка есть что-нибудь такое массивное, что может даже вампира повредить невосстановимо. И я надеялась когда-нибудь эту теорию проверить.По лестнице я шла медленно. Тело отяжелело, глаза жгло от желания спать. До Хэллоуина оставалось три дня, и нельзя было сказать, что месяц кончается слишком быстро. Перед Днем Благодарения в нашем бизнесе начинается спад и тянется до Нового года, а потом снова идет рост. Я молилась о снежных буранах. При сильном снеге дел меньше. Люди думают, что мы не умеем поднимать мертвых сквозь глубокий снег. Умеем, только никому не говорите. Мне хоть чуть-чуть отдохнуть надо.Коридор был наполнен тихими звуками от моих живущих дневной жизнью соседей. Я искала в кармане ключи, когда отворилась дверь напротив.

Анита Блейк - 03. Цирк проклятых - Гамильтон Лорел => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Анита Блейк - 03. Цирк проклятых автора Гамильтон Лорел дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Анита Блейк - 03. Цирк проклятых у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Анита Блейк - 03. Цирк проклятых своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Гамильтон Лорел - Анита Блейк - 03. Цирк проклятых.
Если после завершения чтения книги Анита Блейк - 03. Цирк проклятых вы захотите почитать и другие книги Гамильтон Лорел, тогда зайдите на страницу писателя Гамильтон Лорел - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Анита Блейк - 03. Цирк проклятых, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Гамильтон Лорел, написавшего книгу Анита Блейк - 03. Цирк проклятых, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Анита Блейк - 03. Цирк проклятых; Гамильтон Лорел, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/wine/semi-dry/valpolicella