А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хиггинс Джек

Судная ночь на Синосе


 

Здесь выложена электронная книга Судная ночь на Синосе автора по имени Хиггинс Джек. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Хиггинс Джек - Судная ночь на Синосе.

Размер архива с книгой Судная ночь на Синосе равняется 203.05 KB

Судная ночь на Синосе - Хиггинс Джек => скачать бесплатную электронную книгу






Джек Хиггинс: «Судная ночь на Синосе»

Джек Хиггинс
Судная ночь на Синосе



OCR Денис
«Джек Хиггинс. Железный тигр»: Центрполиграф; Москва;
Оригинал: Jack Higgins,
“Night Judgement At Sinos”

Перевод: М. Почтарев
Джек ХиггинсСудная ночь на Синосе Сестре моей жены, Шелаф Хьюитт, которая полагает, что пришла пора... Глава 1На месте катастрофы Я обнаружил его в мутноватой зеленой воде на глубине около десяти морских саженей в двухстах ярдах от места падения. Первым, что я увидел, был парашют. Каким-то образом пилоту удалось раскрыть его, как я полагаю, чисто инстинктивно, в тот момент, когда сам уже шел ко дну. Парашют, похожий на странный белый цветок, потускневший от зеленого цвета воды, будто парил над водорослями.Пилот лежал на шесть футов ниже, на песчаном участке дна, все еще пристегнутый ремнями к катапультирующему сиденью. Я поплыл дальше и почти тотчас увидел в водорослях лежащий на брюхе самолет; напоминающий фантастическое морское чудище, изготовившееся к прыжку. Не знаю почему, но от его вида мне стало не по себе. Оно производило впечатление одушевленного предмета.Чтобы подплыть поближе, потребовалось все мужество, которого у меня уже почти не оставалось. Я заглянул в кабину пилота, где увидел множество рычагов управления и тускло фосфоресцирующих во мраке приборных циферблатов. Рулевая колонка слегка подрагивала в воде, словно невидимая рука приводила ее в движение. Ну хватит. Я решил возвращаться, нашел якорную цепь и в облаке воздушных пузырьков стал подниматься наверх. Неожиданно слой воды надо мной стал бутылочно-зеленого цвета, просветлевший от солнечных лучей, и я увидел над собой днище «Ласковой Джейн».В ступенчатом подъеме не было нужды. Под водой я пробыл не так долго, но сильно замерз, так как допустил оплошность, не надев перед погружением гидрокостюма. Я всплыл рядом с лестницей. Водная поверхность была покрыта легкой серой рябью, которую восточный ветер гнал в мою сторону. От одного этого вида мне стало еще холоднее, и я, дрожа, стал взбираться на борт. Морган протянул мне руку. Его лицо выражало беспокойство – опять тот же озабоченный взгляд. На меня пахнуло свежевыпитым виски.– Все в порядке, Джек? – спросил он.Я устало улыбнулся и отстегнул акваланг.– Старею, Морг, только и всего. Мне надо выпить.Вынув из кармана старого бушлата наполовину пустую бутылку «Джеймсона», он протянул ее мне. Я сделал большой глоток. Спиртное не обожгло, поскольку у меня было достаточно времени привыкнуть к этому напитку. Я только где-то глубоко внутри почувствовал его легкое пощипывание, и тепло стало разливаться по всему телу.– Можешь допить остальное, – сказал я, возвращая ему бутылку.Некоторое время он нерешительно вертел ее в руках. Я кивнул ему, и он сделал быстрый глоток. Затем, немного поколебавшись, глотнул еще раз, после чего, неохотно закрутив пробку, сунул бутылку обратно в карман.К перилам правого борта нашего катера была привязана моторная лодка, принадлежащая египтянам, на которой спиной к нам стоял Хаким. Он разговаривал с капитаном, молодым лейтенантом военно-морского флота Египта и армейским офицером. Хаким повернулся и, увидев меня, перешагнул через перила. Это был высокий, красивый мужчина с лицом оливкового оттенка, элегантный в своем ослепительно белом костюме из льна и старом галстуке колледжа в Хэрроу.«В этом египтянине больше строгого английского стиля, чем в чертовых англичанах», – подумал я. Временами во мне довольно легко пробуждался ирландец, а может быть, просто заговорило выпитое виски.– Ну и как, мистер Сэвидж, – произнес он. – Поиск увенчался успехом?Я кивнул в ответ:– Как раз то, что вы и предполагали. Израильский. «Мираж III».– И в каком он состоянии?– На нем ни единой царапины. Похоже, ваша противовоздушная оборона здесь ни при чем.– Этого не может быть. На этот счет от офицера, командующего той самой батареей, я получил особое донесение. Самолет, вне сомнений, был сбит ими.Подошел армейский офицер военной разведки в звании майора. Ему было около тридцати, с лицом, сильно испещренным шрапнелью, и темными бешеными глазами. Один из тех, кому пришлось пережить тяжелые времена на Синае и кто видел единственное решение арабо-израильского конфликта в полном уничтожении государства Израиль.– Майор Ибрагим. Только недавно откомандирован из Каира мне в помощь, – представил его Хаким и, вынув элегантный золотой портсигар, предложил мне сигарету. – При налетах со стороны моря самолеты летят очень низко. Обычно на высоте шестьсот футов или меньше, чтобы наши радары не смогли их засечь. Летчик в этой ситуации не имеет права на ошибку. У «миражей» максимальная скорость полета 1450 миль в час, а скорость набора высоты десять тысяч футов в минуту. Стоит сделать одно неверное движение или просто кашлянуть на высоте шестисот футов, и ты пропал. Этот парень, должно быть, попытался поиграть с подлодками, прежде чем понял, что произошло.Майор открыл было рот, чтобы возразить, но промолчал. Сигарета была турецкой, но не из тех, которые продаются в Берлингтонском пассаже, и от ее дыма сильно запершило в горле. Я закашлялся.– Мой друг, вы устали. Слишком много для одного, – участливо произнес Хаким.– А никого больше нет, – ответил я. – Основная команда работает сейчас на либерийском грузовом судне. Оно затонуло на мелководье неподалеку от Абу-Кир.– А Гийон, ныряльщик, который обычно работает с вами? Что с ним?На этот раз уже спросил майор Ибрагим. Что-то в его голосе мне совсем не понравилось. Я испытал то же неприятное чувство, что и при виде затонувшего «Миража».– Отправился к врачу в Александрию, – сказал я. – Он вчера потянул плечо.Ибрагим собрался было продолжить разговор, но Хаким, положив руку ему на плечо, мягко сказал:– Вернемся к «Миражу». Вы сможете его поднять?– На это уйдет самое большее дня два. Мне потребуется пригнать пару рабочих ботов из Александрии и столько понтонов, сколько я смогу уложить вручную. И кроме того, у меня всего один плавучий кран. Мне потребуется еще один.– Это будет, – пообещал он. Хаким был доволен собой, и это неудивительно – не каждый день становятся обладателями бесплатного уникального сверхзвукового реактивного истребителя в комплекте с ракетами «воздух – воздух».– Я уверен, вы увидите, как будет благодарна моя страна за ваше сотрудничество, мистер Сэвидж, – продолжил Хаким.– За сотрудничество, на которое мы можем безусловно рассчитывать, – подчеркнул Ибрагим. – Вы здесь на привилегированном положении, Сэвидж. Мы разрешили вам остаться в Египте и заниматься весьма прибыльным делом. Немногие из европейцев могут этим похвастаться.Он произнес свою короткую речь с легкой злобой, но меня это совсем не задело. Сошло как с гуся вода.– Я более чем благодарен вам, майор, – ответил я. – С другой стороны, должен заметить, что я гражданин Республики Ирландия и принадлежу к самой нейтральной нации на земле. Мы это уже давно доказали, а политика мне надоела. Люди сами ее придумали.– Кто не с нами, тот против нас, – произнес майор нараспев, цитируя 53-ю страницу армейского устава.– Это уж без меня, приятель. У меня правило никогда не вставать на чью-либо сторону. С такой заповедью дольше проживешь.Я поднялся и кивнул Моргану. Тот выглядел еще более озабоченным, чем когда-либо.– Возьму другой акваланг. Этот почти пустой. Думаю, одного баллона хватит.– Какого черта, Джек. Ты сегодня достаточно долго поработал в одиночку. На сегодня с тебя хватит.Конечно, он был прав. Главнейшее правило любой инструкции гласило: в одиночку под воду не погружаться, но в данном случае у меня не было выбора, и, прекрасно понимая это, он сам, недовольно ворча, помог мне пристегнуть акваланг.– Есть ли необходимость в повторном погружении, мистер Сэвидж? – спросил Хаким.– Там внизу пилот, – ответил я.– Да, конечно, – он понимающе кивнул.– Да пусть он там сгниет, – отрезал майор с раздражением.Он положил руку мне на плечо, и я почувствовал, что его буквально трясет от гнева. Бог знает, что произошло с ним на этой войне и какие душевные муки терзают его с тех пор. В его темных глазах светилась боль, даже более того – жуткая ненависть.– Пошел к черту, – сказал я и отвернулся.Еще перед первым погружением я заметил, как вокруг нас сновало не менее двадцати рыбацких лодок. Теперь же к ним еще добавилась бело-красная моторка, которая скользила по водной глади на расстоянии не более двенадцати ярдов от нас. Так близко, что наверняка ее пассажиры могли слышать большую часть нашего разговора.В моторке были двое. При росте более шести футов и соответствующем весе я всегда считал себя достаточно крупным, но мужчина, сидевший за рулем, в сравнении со мной был просто гигантом. С обнаженным торсом культуриста, с косынкой, небрежно повязанной на шее, он был похож на гладиатора. На нем была фуражка яхтсмена и солнцезащитные очки, которые не позволяли детально разглядеть его лицо, но тем не менее оно мне показалось знакомым.Но в еще большее удивление меня привела девушка, которая, положив руки на бедра, стояла на корме и в упор разглядывала меня. На ней было бикини черного цвета, едва скрывавшее то, что положено скрывать. На ее плечи спадали прямые длинные волосы. Светлые и блестящие, в лучах яркого солнца они казались почти белыми.Ее можно было бы принять за модель, только что сошедшую с обложки самого респектабельного журнала мод летнего сезона, если бы не лицо, в котором было что-то особенное. Спокойный, пронизывающий насквозь взгляд серых глаз, высокие скулы, большой рот, в углах которого, казалось, навечно застыла легкая усмешка. Я бы даже сказал, врожденное презрение ко всему. Чувство, присущее подлинной аристократке.Я почему-то ей кивнул.– Вы все-таки решились? – спросила она.Ее отточенное произношение, свойственное представителям высшего общества, пробудило во мне ирландца. Намеренно усилив свой ирландский акцент, я ответил:– А почему бы и нет? Слава Богу, отличный для кончины день, как говаривала моя старая бабушка.Мой ответ достиг цели. Она теперь поняла, из какого теста я замешен. На этот раз ее губы вздрогнули от смеха. Я натянул маску, сделал шаг к борту, остановился, чтобы отрегулировать подачу кислорода из баллона, и шагнул прямо в воду рядом с якорной цепью, которая при погружении и подъеме служила мне ориентиром.Однако я допустил ошибку. Я слишком устал для такой тяжелой работы и испытывал ощущение, будто вода просачивается сквозь мою кожу. Но это еще не все. На глубине пятидесяти футов я вошел в нейтральную зону. Видимость была хорошей, но краски поблекли, так как верхние слои воды, фильтруя дневной свет, поглощали из его спектра красные и оранжевые цвета.Неожиданно передо мной в зеленой дымке, подобно раскрывшемуся цветку, появился парашют. Зацепившись за него, я запутался в его куполе, и мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы освободиться. Меня вновь обуял животный страх. Тот же страх, который я испытал в прошлом году в тот жуткий час, когда, погрязнув в черном иле, я беспомощно лежал на дне моря у побережья Александрии в ожидании смерти. Просочившаяся в шлем ледяная вода уже была на уровне моих щек.Освободившись от объятий парашюта, с кинжалом в руке я двинулся в направлении пилота. Проскользнув между стропами парашюта, отнесенного морским течением в сторону, я посмотрел на летчика. Его широко раскрытые глаза застыли в изумлении, а вытянутая вперед рука как бы взывала о помощи. На цепочке, обвивающей его шею, висела миниатюрная золотая Звезда Давида.Бедный парень был такой юный. Я не мог его оставить в этой холодной пучине. То ли от увиденного, то ли от чертовской усталости, страх внезапно прошел.Около минуты потребовалось, чтобы освободить пилота от ремней, удерживавших его в катапультирующем сиденье. Рука пилота скользнула по моей шее. Обхватив его поудобнее за талию, я начал подниматься наверх.Боже, как это было медленно. Казалось, я уже ничего не соображал, будто какая-то стальная спираль, которой не было конца, опутывала мое тело. Всплыв на поверхность, к своему удивлению, я обнаружил, что нахожусь ближе к новоявленной моторке, чем к «Ласковой Джейн».Едва успев заметить девушку, смотрящую на меня, я снова ушел под воду, упустив при этом пилота. Вынырнув в очередной раз, я увидел позади себя в воде ее спутника, державшего в своих руках тело погибшего пилота. Неудивительно, что я поплыл именно в сторону моторки, на которой находилась девушка, готовая прийти мне на помощь. Она крепко схватила мою руку, полная решимости скорее оказаться вместе со мной в воде, чем отпустить ее.– Спокойно, дружище, – успокоила она. – Вы в безопасности.Свободной рукой она перекинула через борт лестницу, и я, собрав последние силы, забрался в лодку. Мужчина тем временем тащил за собой по воде тело пилота в сторону «Ласковой Джейн».Стягивая с лица маску, я почувствовал прикосновение рук незнакомки, которая пыталась отстегнуть висевший за моей спиной акваланг. Меня слегка тошнило. От чрезмерно яркого солнца рябило в глазах. Аромат ее духов был таким сильным, что казалось, пропитывал ноздри, сверлил мозг. Это было похоже на какой-то странный, очень приятный сон.– Какими духами вы пользуетесь? – выпалил я.Девушка усмехнулась и сняла с меня акваланг.– "Интимаси", – ответила она.– Перед ними невозможно устоять, – сказал я и открыл глаза.Она вся светилась в лучах яркого солнца. Ее светлые золотистые волосы были похожи на облако, полыхающее белым пламенем, а от взгляда ее удивительных серых глаз все внутри у меня перевернулось.– Интересно, как выглядят ваши волосы, разметавшиеся по подушке? – спросил я.– Ирландец, – произнесла она и склонилась надо мной. – Можно легко догадаться. Как вас зовут?– Сэвидж. Джек Сэвидж.– Отлично, Джек Сэвидж. А теперь доставим вас к себе.Она завела мотор, грамотно сделала разворот, сбросила обороты и подогнала моторку поближе к «Ласковой Джейн». Гладиатор вылез из воды и присоединился к девушке. С его мускулистого тела, которое составило бы честь любому борцу тяжелого веса, струями стекала вода.Он протянул руку:– Алеко. Димитри Алеко. Вы храбрый человек, мистер Сэвидж. В одиночку даже один раз спуститься довольно рискованно, а вы дважды... Таких я уважаю.Да, он точно так и сказал. Я передал акваланг Моргану.– Я ваш должник. Вас обоих. Сегодня вечером, если вы не против, жду вас в баре «Саундерс».– Договорились, дружище.Он, вероятно, грек, подумал я, но говорит как настоящий американец. Я перелез через перила на «Ласковую Джейн» и, повернувшись назад, увидел, как они на большой скорости удаляются. Девушка даже не помахала на прощание рукой. Не обращая на меня никакого внимания, она сидела на корме и пыталась зажечь сигарету.– Ты болван, Джек, полный болван. – Голос Моргана был вялым и сердитым. – Я же говорил тебе не спускаться.Я пропустил его замечание мимо ушей.– Алеко – это что, пароходная компания? – спросил я Хакима.– И не только. Его фирма недавно вложила десять миллионов долларов в строительство нефтеперерабатывающего комплекса в Александрии. Он хороший друг Египта. Сегодня утром приплыл с Крита на своей яхте «Жар-птица», как я понял, в кратковременный отпуск.– А девушка?– Сестра жены, леди Сара Гамильтон. Его жена погибла в прошлом году в автомобильной катастрофе в Антибе. Она англичанка, – добавил он, хотя в этом и не было особой необходимости.– Распутница, – сказал майор Ибрагим дрожащим голосом. – Бесстыдная шлюха, демонстрирующая мужчинам свой товар.– Так она и на вас произвела впечатление? – спросил я.В первый момент мне показалось, что он был готов врезать мне кулаком, что было бы крайне нежелательно, так как в ответ я бы наверняка размозжил ему челюсть, а это вышло бы мне боком. Не знаю почему, но его пыл поостыл. Очевидно, решил рассчитаться со мной позже. Во всяком случае, майор развернулся и шагнул через перила на свой катер.– Извините, – тихо произнес Хаким. – Но мой вам совет, будьте с ним поосторожнее. В его руках большая власть.Я пожал плечами и взглянул на пилота. Двое матросов укладывали его на носилки.– Совсем молодой парень.– Его тело предадут земле со всеми военными почестями и с соблюдением религиозных обрядов, мистер Сэвидж, – сказал Хаким, как бы в ответ на не заданный мною вопрос. – Мы не варвары.Мы пожали друг другу руки, и он с легкой улыбкой на губах последовал вслед за носилками на борт военного катера. Взревел мотор – и катер на большой скорости отчалил от нашего борта. Морган подал мне полотенце и снова вытащил ту же бутылку ирландского виски.Я сделал глоток.– Не нравится мне это, Джек, – произнес Морган.– Что тебе не нравится?– Да этот Ибрагим и то, как он расспрашивал о Гийоне. Он опасен.– Не надо так сильно из-за этого беспокоиться, – сказал я и протянул ему бутылку. – На глотни еще и давай обратно в гавань.Если бы я прислушался к словам Моргана и сделал бы из этого хоть какие-нибудь выводы, все могло бы пойти по-другому, но мысли мои были далеко. Я всецело был под впечатлением от встречи с девушкой.Я все еще остро ощущал запах ее духов, явственно слышал ее голос и отчетливо видел перед собой ее глаза цвета утреннего тумана моей родной Ирландии. Глава 2Самая красивая Только египтяне с их удивительным смешанным чувством любви и ненависти по отношению к англичанам, особенно после Суэца, могли позволить себе, чтобы такой отель, как «Саундерс», мог простоять так долго.Само его существование уже являлось анахронизмом. Отель был как бы осколком великой эпохи викторианства и никак не хотел меняться под натиском прогресса. Кондиционеров в нем не было. В каждой комнате под потолком монотонно вращался немыслимый вентилятор, который утихал только тогда, когда бывали перебои с электричеством, что происходило довольно часто.Отель принадлежал Янни Китросу, греку, мать которого была египтянкой, что давало ему определенные преимущества перед другими иностранцами. У него был еще один отель на острове Кирос в Эгейском море к северу от Крита через пролив Касос, и ему довольно часто приходилось туда ездить.Китрос мог достать все: женщин, оружие, сигареты, – ну прямо делец с большой буквы. Стоило только назвать, что нужно, и ты тут же получал это. Единственное, к чему он не имел отношения, это наркотики. Причиной тому была его сестра, которая в течение нескольких лет потребляла героин и от него скончалась. Как-то в сильном подпитии в разговоре о женщинах он немного рассказал о ней и с тех пор к этой теме не возвращался. Ему было около сорока, что было легко определить, даже не заглядывая в свидетельство о рождении, носил бороду, был добродушным, имел избыточный вес и постоянно улыбался. Он был одним из самых остроумных людей, с которыми мне довелось встречаться, и при всем этом абсолютно беспринципным и бесчувственным.Работал я в основном за пределами Александрии, но мне так нравился Бир-эль-Гафани, что я вот уже около двух лет почти безвыездно проживал в этом городе. В отеле «Саундерс» на первом этаже у меня был номер с верандой, выходящей в сад, что меня очень устраивало, а в старой гавани – постоянное место для швартовки моей «Ласковой Джейн». Морган обычно спал на ее борту, если только не дремал, истекая потом, в укромном уголке какого-нибудь бара. * * * Лежа в постели в чем мать родила, я никак не мог вспомнить, как я здесь оказался. В комнате был мрак. На окнах, открытых на веранду, огромными пузырями вздувались тусклые муслиновые шторы. Стоял очень тихий вечер. Прошло некоторое время, прежде чем я понял, что вентилятор в комнате не работает.Облокотившись на кровать и пытаясь взять сигарету с плетеного столика, стоявшего рядом, я заметил в противоположной стороне комнаты мелькнувшую тень и услышал, как звякнула бутылка.– Джек, с тобой все в порядке?Морган поднялся с софы, стоявшей у дальнего от меня окна, вышел из тени, воровато пряча бутылку в карман потрепанного кителя.– Отлично, Морг, – ответил я. – Что произошло?– Ты отключился, Джек, полностью потерял сознание, как тогда. Помнишь?Я медленно кивнул ему. Такое со мной случалось не часто, но раз произошло, значит, самое время бить тревогу. Несколько лет назад я консультировался по этому поводу у специалиста, и он сказал мне, что это результат перенапряжения, скорее эмоционального, чем физического. Похоже, у меня был необычный для нормального человека резерв жизненных сил и я был в состоянии долго работать в полную мощь на пределе возможностей, но в определенный момент мог начисто вырубиться.– Когда это со мной произошло?– В саду. Я оставил «лендровер» у боковых ворот. Ты держался за мое плечо, а когда добрались до фонтана, ты так тяжело рухнул, что завалил и меня.– А как тебе удалось затащить меня в комнату?Он ухмыльнулся, оскалив зубы:– Девушка, Джек, девушка с той моторки. Сестра жены того парня, Алеко, или кем она ему там доводится. Она помогла тебя дотащить.Морган вытер пот тыльной стороной ладони.– Боже, Джек, эта женщина как раз для тебя. Стоит десятка тех, которых мне довелось видеть.– А кто меня раздел?– Она, Джек, кто же еще? Она как раз оказалась поблизости. Ты промок и дрожал, как ребенок. Это женское дело, они знают в этом толк, – хихикнул он. – И к тому же руки у меня были грязными.Что за женщина в самом деле? Поднявшись с кровати, я направился в ванную комнату, включил душ, единственный атрибут современной жизни, на который решились в этом отеле. Вода была чуть теплой, но и она взбодрила меня. Я снова ожил.Морган, облокотившись о дверной косяк, набивал табаком свою старую трубку.– Приходил Гийон. Хотел тебя проведать.– Как он?– Нормально. Он говорит, что врач советует на неделю воздержаться от погружений. Я подумал, что это может быть и хорошо, – ответил Морган и, немного поколебавшись, добавил: – Возможно, я бы смог помочь.Я вышел из-под душа, энергично растираясь полотенцем, и кивнул.– Спасибо, Морг, за помощь, но посмотрим, как будут складываться дела.Это была своего рода игра, позволявшая Моргану сохранять собственное достоинство. Он уже больше никогда не будет нырять. Все уже кончено, для этой работы он непригоден. Как и я, Морган прекрасно понимал это, но эта игра наравне с выпивкой доставляла ему неописуемую радость.– Гийон пришел в восторг от этого «Миража», Джек, – продолжил он.– За него ты можешь сорвать действительно огромный куш. Египтяне за такую малышку должны здорово заплатить. Я передал Гийону все, о чем расспрашивал нас Ибрагим.Я надел свежую рубашку и начал застегивать пуговицы.– И что он сказал?– Немного, – ответил Морган, поскребывая рукой поросший щетиной подбородок. – Ты же, Джек, знаешь, какой Гийон. Его понять нелегко. Он и сейчас куда-то поспешно смылся.Я вновь почувствовал, как похолодело у меня внутри, и во второй раз за эти сутки подавил в себе ощущение надвигающейся опасности. Причиной тому была та самая Сара Гамильтон, полностью вытеснившая все мысли из моей головы, взбудоражившая воображение, на которое был еще способен человек моего возраста. Я ничего не имел против женщин. У меня были довольно регулярные встречи с женщинами, но в разумных пределах и в подходящих для этого случаях, поэтому это никак не отражалось на более важном для меня в этой жизни.– Ты собираешься в бар, Джек? – решительно спросил Морган.– Ты помнишь, я должен угостить выпивкой того человека?– И даму, – добавил Морган.Он смахнул с лица пот, глаза его горели, Я легонько толкнул его в плечо:– Ладно, старый пьянчужка. Можешь идти со мной.Он, как ребенок, расплылся в улыбке и стремительно распахнул передо мной дверь. Мы прошли по коридору, в котором все еще не было света, спустились на несколько ступенек вниз по широкой мраморной лестнице и оказались в гостиничном холле.Китрос за столом регистратора разговаривал о чем-то с клерком. Он махнул мне рукой:– Я слышал, сегодня ты опять пытался покончить с собой.– Ну как на это посмотреть, Янни, – ответил я. – Но я жив, здоров и продолжаю жизнь в Бир-эль-Гафани. И по этому случаю можешь угостить меня выпивкой.– Подожди минутку, – сказал он. – Бизнес есть бизнес.Бар отеля представлял собой большую квадратную комнату с французскими окнами вдоль стены, из которых открывался вид на гавань. Соседняя комната предназначалась для игр, за которыми клиенты допоздна не засиживались. Вдоль одной стены располагалось восьмое чудо света – барная стойка длиною в милю из красного дерева эпохи королевы Виктории. За стойкой обслуживали три бармена, самые безупречные из тех, которых я когда-либо встречал, всегда готовые и способные предложить любой напиток и даже самый что ни на есть экзотический.Было еще рано, и в баре не было никого, кроме леди Сары Гамильтон, которая сидела за красивым старым пианино фирмы «Шайдмайер», еще одним реликтом некогда великой империи. Пианино для Янни являлось предметом особой гордости, главным образом из-за того, что внутри него поблекшими золотыми буквами было написано: «Изготовлено специально для климатических условий Индии».Сара Гамильтон играла мелодию «Туманный день в Лондоне», и надо сказать, совсем неплохо. Музыкальные фразы звучали великолепно, а исполняемые ею аккорды эхом отдавались в душе у слушателей.– Привет, Сэвидж, – сказала она. – Что-нибудь из любимого вами?– Нет, вы играете как раз то, что нужно. Капли дождя, падающие сквозь листву деревьев, туман, стелющийся по реке, звуки гудка, доносящиеся с Темзы из-за Лондонского моста. Единственно, чего недостает, так это Биг Бена и, может быть, одной или двух сирен. Я просто мучаюсь от ностальгии.– И даже для вас это что-то значит, не так ли?– В недавние тяжелые времена две сотни тысяч ирландцев пришли на помощь Англии, – напомнил я. – Мой черед настал в июле сорок третьего в день моего шестнадцатилетия. Я прибавил себе пару лет и попал в военно-морской флот.– Из-за любви к милой старушке Англии?– Из-за куска хлеба, мэм. Господь спас нас, дав нам на семерых одну корову и трех коз. И тогда у нас появился обычай всегда сражаться на стороне Англии во всех войнах, которые она вела, – произнес я нарочито театрально с пафосом, на который был только способен.Она прыснула от смеха:– Угостите сигаретой.Сара наклонилась ко мне, и я вновь почувствовал запах ее духов, от чего руки мои почему-то слегка задрожали. Не проронив ни слова, она сжала мою ладонь своими холодными пальцами.– Выпить не желаете? – спросил я.– Почему бы и нет? Большой бокал холодного безалкогольного напитка. Желательно тоник со льдом.– Вы в этом уверены?– По-моему, вы уже приняли за нас обоих. Не так ли?Я пропустил ее замечание мимо ушей и направился к барной стойке. Поначалу я хотел, как обычно, начать вечер с большого стакана виски, но почему-то заколебался. Она определенно приводила меня в трепет. В конце концов я остановил свой выбор на холодном пиве.Сара уже отошла от пианино и стояла у открытого окна, устремив взгляд на гавань. Вечер был очень тихим. В пламенеющем оранжевым цветом небе светился молодой месяц. Когда я подошел, она повернулась ко мне и застыла в неподвижной позе, слегка отставив ногу и сложив одну руку на груди, придерживая одной рукой локоть другой.На ней было обманчиво простое маленькое летнее платье, вероятно от Бальма. Короткое даже для такой погоды, спереди на всю длину застегивающееся на пуговицы, из которых две нижние были расстегнуты то ли случайно, то ли по замыслу модельера. Как я уже понял, нельзя было быть полностью уверенным во всем, что имело к ней какое-либо отношение.Только одного я не мог понять. Сара была чертовски хороша и волновала меня так, как никакая другая женщина за эти годы. Естественно если не считать моей дорогой жены, до того как та покинула меня.Я протянул ей высокий, покрытый инеем стакан. Кубики льда звякнули о стекло, когда она подносила его к губам.– Шестнадцать лет в сорок третьем году? Выходит, вам сейчас сорок два.– И я слишком для вас стар, – сказал я. – Поэтому мне следует сбросить обороты? Ну что за проклятая жизнь.– Да, и каждый ее день, если воспринимать ее так, как вы. В сорок третьем меня еще на свете не было, поэтому о том времени судить не могу.Ответ был достаточно прямым и в какой-то степени жестоким, как удар ниже пояса. Сара почувствовала это и, вероятно, пожалела о том, что сказала.– Я хочу, чтобы вы с самого начала поняли, что я не люблю, когда кто-то думает за меня. Договорились?Она села на подоконник, скрестив свои великолепные ноги. Тут вошел Морган. Бедняга, я совсем забыл о нем. Он снял фуражку и шлепнул себя по голове.– Добрый вечер, мисс, то есть леди Гамильтон.Она одарила его своей лучезарной улыбкой и провела тыльной стороной ладони по его подбородку.– Для тебя, Морган, просто Сара. Отныне и во веки веков. Нас с тобой уже многое связывает.Он хохотнул и нервно почесал подбородок.– Черт возьми, хочу сказать, что вы, похоже, знаете, как оказать первую помощь.– У меня было три младших брата, – ответила она. – Я знаю, как обращаться с мужчинами.– Что с моим помощником? – спросил я раздраженно. – У него что, крыша поехала?Она резко повернулась ко мне:– Я же сказала, что у меня было три брата и я не впервые столкнулась с тем, что произошло с вами.Она задела меня за живое, и я снова завелся:– Уверен, что не впервые, ангел. Я что, был в таком уж жутком состоянии?Она пожала плечами:– Не знаю, был ли сорок третий год хорошим.Последняя ее фраза обезоружила меня, и я, повернувшись к Моргану, который держал меня за рукав, произнес:– Ну, ладно. Спроси у Али как всегда, а потом забирайся в «лендровер» и проспись хорошенько. Потом я заберу тебя на пристань.Он, слегка пошатываясь, быстро зашагал в сторону барной стоики.– А что он спрашивает у Али как всегда? – заинтересовалась Сара Гамильтон.– Большую бутылку ирландского виски, к которой он будет прикладываться каждые десять минут в течение часа. Обычно это виски «Джеймсон», если оно у них есть. Здешние бармены испытывают чувство гордости, когда им удается ублажить своих клиентов напитками, о которых тут мало кто слышал.– Он и так уже полупьян, – заметила она, и в ее голосе прозвучал укор в мой адрес.Я покачал головой:– С ним иногда случается такое и без спиртного. У подводников это называется кессонной болезнью. Как вы думаете, сколько ему лет?– Не знаю, – пожала она плечами. – Наверное, лет шестьдесят пять.– Ему сорок девять. На семь лет старше меня. Вот что может произойти с человеком, который опускается слишком глубоко, слишком часто и неправильно проводит декомпрессию. Ходячий мертвец, – с болью в сердце сказал я.– И в этом вы вините Джека Сэвиджа, не так ли?

Судная ночь на Синосе - Хиггинс Джек => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Судная ночь на Синосе автора Хиггинс Джек дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Судная ночь на Синосе у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Судная ночь на Синосе своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Хиггинс Джек - Судная ночь на Синосе.
Если после завершения чтения книги Судная ночь на Синосе вы захотите почитать и другие книги Хиггинс Джек, тогда зайдите на страницу писателя Хиггинс Джек - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Судная ночь на Синосе, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Хиггинс Джек, написавшего книгу Судная ночь на Синосе, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Судная ночь на Синосе; Хиггинс Джек, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн