А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хиггинс Джек

Син Диллон - 1. Эпицентр бури


 

Здесь выложена электронная книга Син Диллон - 1. Эпицентр бури автора по имени Хиггинс Джек. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Хиггинс Джек - Син Диллон - 1. Эпицентр бури.

Размер архива с книгой Син Диллон - 1. Эпицентр бури равняется 142.39 KB

Син Диллон - 1. Эпицентр бури - Хиггинс Джек => скачать бесплатную электронную книгу



Син Диллон - 1

Джек Хиггинс
Эпицентр бури
Памяти моего деда Роберта Белла, кавалера военной медали, доблестного солдата
Подули ветры с небес.
Исполни все, что задумано.
Да будет с вами Бог.
Закодированное послание по радио Ирака. Багдад, январь 1991 г.
Артиллерийский обстрел в 10 часов утра в четверг 7 февраля 1991 года дома номер десять по Даунинг-стрит, когда там заседал кабинет, теперь уже стал историей. Он до сих пор так и не нашел сколь-либо удовлетворительного объяснения. Возможно, все происходило примерно так…
I
Уже почти стемнело, когда Диллон вышел из аллеи и остановился на углу. Со стороны Сены дул ветер, шел дождь со снегом; было холодно для января в Париже. На нем был бушлат, кепка, джинсы и грубые ботинки. Совсем как у моряка, сошедшего с одной из барж, бегающих по реке. Однако он не принадлежал к их числу.
Диллон раскурил сигарету, прикрыв спичку ладонями, постоял какое-то время в тени, посматривая на огни небольшого кафе на другой стороне площади, мощенной брусчаткой. Потом отбросил сигарету, засунул руки глубоко в карманы и пошел через площадь.
В темноте у входа в кафе стояли два человека, наблюдая за его действиями. Один из них прошептал: «Это должен быть он» – и сделал шаг вперед.
Но другой задержал его:
– Не двигайся, дай ему войти.
Диллон, чутье которого обострилось за годы прожитой им необычной жизни, чувствовал их присутствие, но ничем этого не выдал. Он задержался у входа, просунул левую руку под бушлат, убедился, что вальтер находится за поясом его джинсов, за спиной, открыл дверь и вошел.
Это был кабачок, типичный для этого района: полдюжины столиков со стульями, оцинкованная стойка бара, за ней, вдоль расколотого зеркала, шеренга бутылок. Задняя дверь замаскирована висячей шторой из шариков.
Бармен, очень старый человек с седыми усами, был одет в спортивный пиджак с обтрепанными рукавами и рубашку без воротничка. Он положил на стойку журнал, который читал, и поднялся со стула:
– Чем могу служить?
Диллон расстегнул бушлат и положил кепку на стойку. Он был невысок ростом, не больше 165 см, со светлыми волосами и глазами, которые, как показалось бармену, не имели вообще никакого цвета, но были такими холодными, что старику стало не по себе. По спине побежали мурашки, его охватил необъяснимый страх. Диллон улыбнулся. Перемена была разительной – посетитель стал внезапно излучать тепло и очарование. Его французский, когда он заговорил, был превосходен:
– Найдется ли в этом доме такая вещь, как полбутылки шампанского?
Старик взглянул на него с удивлением:
– Шампанского? Вы, должно быть, шутите, мсье. У меня есть только два вида вина: красное и белое.
Он поставил на стойку две бутылки. Вино было такого низкого качества, что бутылки были закупорены не пробками, а закрыты завинчивающимися колпачками.
– Хорошо, – сказал Диллон. – Я беру белое. Дайте мне стакан. – Он натянул кепку и сел за столик у стены, откуда ему были видны и вход, и дверь за ширмой. Открыв бутылку, налил в стакан вина и попробовал. – Какой же выдержки это вино? Его, видно, сделали на прошлой неделе? – спросил он у бармена.
– Но… мсье… – Старик выглядел смущенным.
– Да ладно. – Диллон закурил новую сигарету, откинулся на стуле и стал ждать.
Прямо за ширмой, подглядывая через нее, стоял человек лет пятидесяти-шестидесяти, среднего роста, с несколько порочным лицом. Меховой воротник темного пальто он поднял, чтобы защититься от холода. Он выглядел как преуспевающий бизнесмен: одежда, золотые часы «Роллекс» па левой руке. Человек этот являлся старшим торговым атташе при советском посольстве в Париже. И одновременно полковником КГБ по имени Джозеф Макон.
Его более молодого спутника с черными волосами, в дорогом шерстяном пальто, который заглядывал через плечо русского, звали Мишель Арон. Он прошептал на французском:
– Удивительно. Он не может быть нашим человеком. Он выглядит никем.
– Серьезная ошибка, которую совершали многие люди, думая так, Мишель, – сказал Макеев. – Подожди и убедишься сам.
Звякнул колокольчик. Наружная дверь распахнулась, впустив порыв ветра с дождем. В кафе вошли два человека, которые дожидались у входа, когда Диллон пересекал площадь. Один из них был высоким, бородатым, с уродливым шрамом на лице, тянувшимся до правого глаза. Другой был значительно ниже. Оба были одеты в бушлаты и рабочую одежду. Их вид соответствовал их характерам; они были опасны.
Они остановились у стойки бара, и старик забеспокоился.
– Не бойся, – сказал тот, что помоложе. – Мы хотим только выпить.
Высокий повернулся и посмотрел на Диллона.
– Кажется, у этого парня есть то, что нам нужно. – Он подошел к столику, взял стакан Диллона и отпил из него. – Мсье не возражает, правда?
Не вставая со стула, Диллон поднял левую ногу и ударил бородатого под колено. Тот рухнул, задохнувшись от боли и хватаясь за стол. Диллон встал. Бородач с трудом поднялся и опустился на один из стульев. Его приятель выхватил из кармана нож, нажал на пружину, выкинув кинжальное лезвие. В то же мгновение Диллон левой рукой вытащил вальтер.
– Руки на стойку! Господи, эти подонки никогда ничему не научатся. А теперь подними на ноги этот кусок дерьма и мотайте отсюда, пока я в хорошем настроении. Кстати, вам понадобится пункт «скорой помощи» в ближайшей больнице. Кажется, я выбил ему коленную чашечку.
Коротышка подошел к своему приятелю и с трудом поднял его на ноги. Некоторое время они стояли молча. Лицо бородача было искажено от боли. Диллон подошел к двери и открыл ее. Дождь на улице продолжал лить как из ведра.
Когда они проскользнули мимо него, Диллон сказал им «спокойной вам ночи» и захлопнул дверь. Продолжая держать вальтер в левой руке, зажег сигарету спичкой со стойки бара и улыбнулся старому бармену, который выглядел страшно напуганным.
– Не волнуйся, папаша, это не твоя проблема. – Он прислонился к стойке и произнес по-английски: – Все в порядке, Макеев. Я знаю, что вы там, так что выходите.
Ширма раздвинулась, и появились Макеев с Ароном.
– Мой дорогой Син, рад видеть вас снова.
– Ну не чудо ли вы? – сказал Диллон с чуть заметным ирландским акцентом. – Сначала пытаетесь изрешетить меня, а следом проявляете любезность и радушие.
– Это было необходимо, Син, – ответил Макеев. – Мне надо было доказать кое-что моему другу. Разреши мне представить его.
– Нет нужды, – сказал ему Диллон. – Я видел его фотографии довольно часто. Не на финансовых страницах газет, а в светских журналах. Мишель Арон, не так ли? Человек со всеми деньгами мира.
– Не совсем, мсье Диллон. – Арон протянул руку, но Диллон не принял ее.
– Оставим любезности, мой друг, а пока прикажи тому, кто стоит за этой ширмой, выйти оттуда.
– Рашид, сделай то, что он говорит, – крикнул Арон и успокоил Диллона: – Это только мой помощник.
У вышедшего из-за ширмы молодого человека было смуглое лицо, выражавшее подозрительность. Одет он был в кожаную куртку с поднятым воротником, руки засунуты глубоко в карманы.
Диллон узнал профессионала с первого взгляда.
– Все на стол, – приказал он и повел вальтером. Рашид заулыбался и вытащил руки из карманов. – Что ж, а теперь я пошел, – заявил Диллон. Он повернулся и открыл дверь.
Макеев промолвил:
– Син, будьте благоразумны. Мы хотим только поговорить о деле.
– Прости, Макеев, но мне не нравится, как ты работаешь.
– Даже за миллион, мсье Диллон? – спросил Мишель Арон.
Диллон остановился, повернулся и бросил на него спокойный взгляд. Потом улыбнулся, вновь полный очарования.
– В фунтах стерлингов или в долларах, мсье Арон? – спросил он и, не дожидаясь ответа, вышел на улицу под дождь.
Когда дверь захлопнулась, Арон сказал:
– Мы его потеряли.
– Вовсе нет, – ответил Макеев. – Он странный тип, поверь мне. – Он повернулся к Рашиду: – Телефон?
– Да, полковник.
– Хорошо. Ступай за ним. Прилипни к нему, как пластырь. Когда он сядет, позвони мне. Мы будем на авеню Виктора Гюго.
Рашид молча вышел. Арон достал бумажник, извлек купюру в тысячу франков и положил ее на стойку бара. Обратившись к совершенно ошарашенному бармену, он сказал:
– Мы очень признательны, – повернулся и вышел вслед за Макеевым.
Усевшись за руль черного «мерседеса», он сказал русскому:
– Он не колебался ни секунды!
– Син Диллон – удивительный человек, – произнес Макеев, когда они тронулись. – Первый раз он взялся за оружие в ИРА в тысяча девятьсот семьдесят первом году. Двадцать лет, Мишель, двадцать лет! И за все эти годы он ни разу не познакомился с тюремной камерой. Он был замешан в деле Маунтбаттена и стал слишком «горячим орешком» для своего собственного народа, поэтому перебрался в Европу. Как я говорил вам, он работал для всех: для Организации освобождения Палестины, «Красных бригад» в Германии, Национального движения басков, ЕТА. Он убил для них испанского генерала.
– И для КГБ?
– Конечно. Он работал на нас много раз. Мы всегда используем лучших исполнителей, а Син Диллон именно такой. Он говорит на английском и ирландском (но не таком, который вызывает ваше раздражение), свободно владеет французским и немецким, прилично арабским, итальянским и русским.
– И никому не удалось поймать его за двадцать лет! Разве может кто-то быть настолько везучим?
– Дело в том, что он обладает удивительным даром артиста, друг мой. Вы можете назвать его гениальным. Когда он был еще мальчиком, отец забрал его из Белфаста в Лондон, где он получил стипендию для учебы в Королевской академии драматического искусства. Он даже работал в Национальном театре, когда ему было девятнадцать или двадцать лет. Я не встречал никого, кто мог бы так изменять свой внутренний и внешний облик с помощью поведения и жестов. Гримом он пользуется очень редко, хотя надо признать, что делает это мастерски, когда захочет. Он легенда, о которой службы безопасности большинства стран предпочитают молчать, потому что не могут описать его и не знают, кого ищут.
– А что же англичане? В конце концов, они должны быть экспертами в том, что касается ИРА.
– И они бессильны. Повторяю, он ни разу не попался, ни разу. В отличие от многих друзей по ИРА, он никогда не искал популярности в средствах массовой информации. Я сомневаюсь, чтобы где-то вообще попадалась его фотография, за исключением любительских снимков в детстве.
– А когда он был артистом?
– Возможно, но это ведь было двадцать лет назад, Мишель.
– И вы думаете, он может взяться за это дело, если я предложу ему достаточно денег?
– Нет, одних денег этому человеку никогда не было достаточно. Для Диллона важнее всего сама работа. Как лучше объяснить вам… Для него важно, насколько интересно дело. Он человек, для которого важна сама игра. То, что мы ему предлагаем, новая роль. Скажем, театр на улице. Но все же театр. – Он улыбнулся, когда «мерседес» влился в поток машин, двигающихся вокруг Триумфальной арки. – Давай подождем и посмотрим. Подождем звонка от Рашида.
В это время капитан Али Рашид находился возле Сены, в конце небольшой пристани. По-прежнему шел очень сильный дождь вперемешку с мокрым снегом. У собора Парижской Богоматери горели прожекторы, создавая иллюзию серебряной вуали. Он видел, как Диллон прошел по узкому молу до здания на сваях, подождал, пока он войдет, и последовал за ним.
Сооружение было довольно старым, построенным из бревен, барж и лодок. Вывеска над дверью гласила: «Черный кот». Он осторожно заглянул в окно. Внутри был бар и несколько столов, как в любом кафе. Единственным отличием было то, что здесь кормили. На табуретке у стены сидел человек и играл на аккордеоне. Обычное парижское кафе… Диллон стоял у стойки бара и разговаривал с молодой женщиной.
Рашид повернул обратно, дошел до конца мола, прислонился к перилам под крышей небольшой террасы и набрал на своем радиотелефоне номер дома Арона на авеню Виктора Гюго.
Раздался легкий щелчок взводимого курка, и Диллон больно ткнул стволом вальтера в правое ухо Рашида.
– Ну а теперь, приятель, несколько вопросов, – прошипел он. – Кто ты?
– Меня зовут Рашид, – ответил молодой человек. – Али Рашид.
– А что ты из себя представляешь? Организация освобождения Палестины?
– Нет, мсье Диллон. Я капитан иракской армии, мне поручено охранять господина Арона.
– А Макеев и КГБ?
– Скажем так: он на нашей стороне.
– По тому, как идут дела в Персидском заливе, вам действительно нужен кто-нибудь на вашей стороне, старина.
В этот момент Рашиду ответили по телефону.
– Разговаривай спокойно! – приказал Диллон. Макеев спросил:
– Рашид, где он?
– Прямо тут, около кафе на реке, недалеко от собора Парижской Богоматери, – сообщил Рашид, – а дуло его вальтера в моем ухе.
– Дай мне его, – приказал Макеев.
Рашид передал телефон Диллону, который сказал:
– Ну что теперь скажешь, старый педераст?
– Миллион, Син. Фунтов, если ты предпочитаешь эту валюту.
– И что я должен буду делать за такие деньги?
– Дело, какое выпадает раз в жизни. Пускай Рашид привезет тебя сюда, и мы все обсудим.
– Так не пойдет, – сказал Диллон. – Я думаю, будет лучше, если ты заведешь тачку, приедешь сюда и заберешь нас сам.
– Ладно, – согласился Макеев, – где ты?
– На левом берегу, напротив собора. Маленький трактир на молу под названием «Черный кот». Мы будем ждать. – Он опустил вальтер в карман и передал телефон Рашиду. Тот спросил:
– Значит, он приедет?
– Конечно, приедет. – Диллон улыбнулся. – А теперь мы пойдем внутрь и выпьем по стаканчику в тишине.
В гостиной на первом этаже дома на авеню Виктора Гюго с видом на Булонский лес Жозеф Макеев положил телефон и подошел к кушетке, на которой лежало его пальто.
– Это был Рашид? – спросил Арон.
– Да. Он сейчас с Диллоном в одном местечке на берегу реки. Я еду за ними.
– Я поеду с вами.
Макеев натянул на себя пальто.
– Нет необходимости, Мишель. Вы останетесь на связи. Мы не задержимся.
Он вышел. Арон взял сигарету из серебряной шкатулки и закурил, потом включил телевизор. Шли новости. Прямой репортаж из Багдада показывал, как истребители-бомбардировщики британских Королевских ВВС бомбят на небольшой высоте. Это сильно разозлило Арона. Он выключил телевизор, налил себе коньяку и сел у окна.
Мишелю Арону было сорок лет, и он был удивительным человеком – по любым меркам. Родился в Багдаде. Его мать была француженкой, отец – военным офицером Ирака. Бабушка по материнской линии была американкой. От нее его мать унаследовала десять миллионов долларов и несколько нефтяных вышек в Техасе.
Мать умерла в год, когда Арон окончил Гарвардский университет, оставив сыну все, что имела, так как его отец, ушедший в отставку в чине генерала иракской армии, был счастлив провести свои последние годы в старинном семейном доме в Багдаде среди своих книг.
Подобно большинству крупных бизнесменов, у Арона не было академического образования. Он не знал ничего ни о финансовом планировании, ни об управлении бизнесом. Он частенько повторял: «Когда мне нужен новый бухгалтер, я покупаю нового бухгалтера».
Дружба Арона с Саддамом Хусейном была естественным следствием того факта, что иракского президента поддержал в его первые дни вступления в политику отец Арона, бывший важным членом партии баптистов. Это обстоятельство дало Арону привилегированные позиции в разработке нефтяных залежей страны, принесло ему неисчислимые богатства.
«После первого миллиарда вы перестаете считать деньги» – это была его любимая поговорка. А теперь он оказался перед катастрофой. Не только обещанные богатства кувейтских нефтяных залежей уплывали у него из рук, но и та часть имущества, которая находилась в Ираке, могла быть потеряна в результате массированных воздушных налетов коалиции, которым подвергали его страну с 17 января.
Он не был дураком и понимал, что игра закончена, а возможно, и не начиналась вообще, что мечта Саддама Хусейна неосуществима. Как бизнесмен, он анализировал и старался предугадать результаты, понимая, что у Ирака не очень большие шансы выиграть в наземной войне, которая в конце концов обязательно начнется.
Сам Арон был далек от банкротства. У него были акции нефтяной промышленности США, а тот факт, что у него было французское гражданство, создавало Вашингтону известные проблемы. Кроме того, он владел судоходной империей и огромным количеством недвижимости в различных столицах мира. Но дело было не в этом. Он разозлился, когда включил телевизор и увидел, что происходит в Багдаде каждую ночь; он был патриотом, что удивительно для человека столь эгоцентричного. Но было и еще одно обстоятельство, гораздо более важное: его отец погиб при бомбежке Багдада на третью ночь войны в воздухе.
В его жизни существовала важная тайна: в августе, вскоре после вторжения в Кувейт иракских вооруженных сил, Арона вызвал сам Саддам Хусейн. Сидя теперь во Франции у окна со стаканом коньяку в руке, он смотрел на Булонский лес в вечернем освещении и вспоминал ту встречу с Хусейном.
Его везли по улицам Багдада в армейском лендровере в полной темноте; шла учебная противовоздушная тревога. Водителем был молодой капитан службы безопасности по имени Рашид, с которым он встречался раньше. Он был из числа новобранцев, подготовленных англичанами в Сандхерсте. Арон дал ему английскую сигарету и закурил сам.
– Как вы думаете, предпримут они что-нибудь?
– Американцы или англичане? – Рашид был осторожен. – А кто их знает? Они, конечно, среагируют. Президент Буш, кажется, занимает жесткую позицию.
– Нет, вы ошибаетесь, – сказал Арон. – Я встречался с этим человеком лицом к лицу дважды на мероприятиях с Белом доме. Он то, что наши американские друзья называют «хороший парень». В нем нет стали.
Рашид пожал плечами:
– Я простой человек, господин Арон, солдат, и, вероятно, смотрю на вещи просто. Этот человек в двадцать лет был боевым летчиком на флоте, долго служил в армии, его сбили над Японским морем, и он выжил, получив крест «За летные заслуги». Я бы не стал недооценивать такую личность. Арон нахмурился:
– Да нет же, друг мой, американцы не собираются посылать на другой конец земного шара армию для защиты одного маленького арабского государства.
– Разве не это сделали британцы в войне за Фолклендские острова? – напомнил Рашид. – Они совсем не ожидали такой реакции в Аргентине. Конечно, за ними, я имею в виду британцев, была решительность госпожи Тэтчер.
– Чертова баба! – буркнул Арон и откинулся на спинку сиденья. Они въехали в ворота президентского дворца, и он почувствовал внезапную слабость.
Арон проследовал за Рашидом по великолепным мраморным коридорам. Молодой офицер шел впереди с фонариком в руке. Арон испытывал странное, даже жутковатое ощущение, следуя за пятном света на полу и слушая эхо шагов. Наконец они остановились перед богато украшенной дверью, по обе стороны которой стояли часовые. Рашид открыл ее, и они вошли.
Саддам Хусейн был один. Он сидел за большим столом, освещенным лампой под абажуром. Хусейн писал медленно и тщательно. Он поднял голову, улыбнулся и положил ручку.
– Мишель… – Он обошел стол и обнял Арона, как брата. – Что отец? Он здоров?
– В прекрасной форме, мой президент.
– Передай ему от меня привет. Ты выглядишь хорошо, Мишель. Париж тебе подходит. – Он снова улыбнулся. – Кури, если хочешь. Я знаю, ты это любишь. Доктора, к сожалению, сказали мне, что я должен бросить курить, иначе…
Он снова сел за стол, а Арон расположился напротив, уверенный, что Рашид стоит у стены, в темноте.
– Париж прекрасен, но мое место теперь здесь – в эти трудные времена.
Саддам Хусейн покачал головой:
– Это не так, Мишель. У меня много солдат, но таких, как ты, мало. Ты богат, известен, принят в самых высоких кругах в любой стране мира. Более того, благодаря твоей любимой матери, вечная ей память, ты не только иракец, но и французский гражданин. Нет, Мишель, я хочу, чтобы ты был в Париже.
– Но почему, мой президент? – удивился Арон.
– Потому что в один прекрасный день я могу потребовать от тебя выполнить для твоей страны то, что сможешь сделать ты один.
Арон сказал:
– Вы можете положиться на меня, и вы это знаете. Саддам Хусейн поднялся, подошел к ближайшему окну, открыл ставни и вышел на террасу. Сигнал отбоя воздушной тревоги звучал в городе, и в окнах стал загораться свет.
– Я все еще надеюсь, что наши друзья в Америке и Великобритании останутся в своих домах, но если нет, то… – Саддам пожал плечами. – Тогда мы будем вынуждены драться с ними в их собственных домах. Помнишь, Мишель, что Пророк говорит в Коране: «В одной сабле больше правды, чем в десятке тысяч слов». – Он помолчал, потом продолжил, все еще глядя на город: – Один снайпер в темноте, Мишель, будь то британский парашютист-десантник или израильтянин, погоды не сделает, но какой бы это был успех – смерть Саддама Хусейна.
– Аллах не допустит этого, – сказал Мишель Арон. Саддам повернулся к нему.
– Все в его воле, Мишель. Но ты понимаешь, о чем я говорю? То же самое касается и Буша, и госпожи Тэтчер. Это стало бы доказательством того, что моя рука достанет кого угодно. Окончательный удар. – Он помолчал. – Сможешь ли ты устроить все, если будет необходимо?
За всю свою жизнь Арон еще никогда не был так взволнован.
– Я надеюсь, мой президент. Все возможно, особенно когда достаточно денег. Это был бы мой подарок вам.
– Хорошо, – Саддам кивнул головой. – Ты вернешься в Париж немедленно. Капитан Рашид будет тебя сопровождать. У него будут подробные данные о некоторых кодах, которые мы используем в радиопередачах. Такой день может вообще не наступить, Мишель, но если он наступит… – Хусейн пожал плечами. – У нас есть друзья в нужных местах. – Он повернулся к Рашиду: – Этот полковник КГБ в советском посольстве в Париже, как его?..
– Полковник Жозеф Макеев, мой президент.
– Да, – Саддам Хусейн обратился к Арону. – Подобно многим людям его сорта, он не в восторге от перемен, происходящих сейчас в Москве, и окажет любую помощь, которая будет в его силах. Он уже выразил свою готовность. – Саддам обнял Арона. – Теперь иди. Я должен поработать.
Свет все еще не был включен во дворце, и Арон, спотыкаясь, вышел в темноту коридора, следуя за лучом фонарика в руках Рашида.
По возвращении в Париж Арон постарался хорошо узнать Макеева, поддерживая знакомство и встречаясь главным образом па различных мероприятиях, организуемых посольством. Саддам Хусейн был прав. Русский был на их стороне, он испытывал острое желание сделать все, что могло бы создать проблемы для Соединенных Штатов и Великобритании.
Новости из дома были, конечно, плохие. Союзники собрали гигантскую армию. Кто бы мог подумать? На рассвете 17 января началась воздушная война. Одна беда догоняла другую, ждали наступления на суше.
Он налил себе еще коньяку, вспоминая отчаянную ярость, которая охватила его при известии о смерти отца. Он никогда не был религиозным в душе, но на этот раз нашел в одном из парижских переулков мечеть и стал молиться. Однако облегчение не приходило. Чувство бессилия терзало его душу. А потом наступило утро, когда Али Рашид ворвался в громадную, богато обставленную гостиную с блокнотом в руке. Его лицо было бледным и возбужденным.
– Он пришел, господин Арон, сигнал, которого мы ждали. Я его только что услышал по радиопередатчику из Багдада.
Подули ветры с неба. Исполни все, что запланировано. Да будет с вами Бог.
Арон с изумлением глядел на блокнот, рука задрожала, когда он взял его, а голос сделался хриплым:
– Президент был прав. Этот день пришел.
– Совершенно верно, – сказал Рашид. – Исполни все, что запланировано. Работа началась. Я свяжусь с Макеевым и организую встречу с ним как можно скорее.
Диллон стоял у французского окна и смотрел на Булонский лес. Он тихонько насвистывал странную невеселую мелодию.
– Это, должно быть, то, что агенты по продаже домов называют привилегированным местечком.
– Могу я, господин Диллон, предложить вам что-либо выпить?
– Бокал шампанского не будет лишним.
– У вас есть любимая марка?
– А вы человек, у которого есть все?.. – спросил Диллон. – Хорошо, «Круг» подойдет, но не очень старое. Я предпочитаю из смешанного винограда.
– Я вижу, вы человек со вкусом. – Арон кивнул Рашиду. Тот открыл боковую дверь и вышел.
Диллон расстегнул бушлат, достал сигарету и закурил.
– Итак, тебе нужны мои услуги, как передала мне эта старая лиса. – Он кивнул в сторону Макеева, который устроился возле камина, чтобы согреться. – Дело, которое выпадает раз в жизни, и за миллион фунтов. Что же Я должен буду сделать за это?
В гостиную быстро вошел Рашид с шампанским в ведерке и тремя бокалами на подносе. Он поставил все это на стол и начал открывать бутылку. Арон сказал:
– Я не совсем уверен, но это должно быть что-то особенное. Что-то такое, что докажет миру, что Саддам Хусейн может нанести удар в любом месте.
– Он нуждается в этом, бедный старый педрила, – засмеялся Диллон. – Дела идут не слишком хорошо. – Когда Рашид наполнил три бокала, ирландец добавил: – В чем дело, сынок? Разве ты не присоединишься к нам?
Рашид улыбнулся, а Арон заметил:
– Несмотря на учебу в Винчестере и Сандхерсте, мсье Диллон, капитан Рашид остается очень правоверным мусульманином. Он не прикасается к алкоголю.
– Ну, тогда за твое здоровье. – Диллон поднял свой бокал. – Я уважаю людей с принципами.
Речь идет о большом деле, Син, нет смысла устраивать маленький шум. Мы не просим, например, взрывать в Белфасте пятерку парашютистов британской армии, – сказал Макеев.
– А, так вы хотите Буша, не так ли? – улыбнулся Диллон. – Президент Соединенных Штатов лежит на спине, сраженный пулей?
– А что, это слишком безумный план? – спросил Арон.
– На этот раз да, сынок, – сказал ему Диллон. – Джордж Буш выступает не только против Саддама Хусейна, он против арабов. Конечно, это полнейшая чепуха, но такой точки зрения придерживаются многие арабские фанатики: группировки вроде «Хезболлах», Организации освобождения Палестины или такие, как боевики из «Гнева Аллаха». Я знаю, как работают их мозги. Я помогал обучать людей «Хезболлах» в Бейруте. Я работал на Организацию освобождения Палестины.
– Вы хотите сказать, что сейчас никто не сможет даже приблизиться к Бушу?
– Почитайте газеты. Любой, кто хоть выглядит похожим на араба, не допускается в эти дни на улицы Нью-Йорка или Вашингтона.
– Но вы, господин Диллон, совершенно не похожи на араба, – сказал Арон. – У вас даже волосы светлые.
– Таким же был и Лоуренс Аравийский, а он обычно успешно выдавал себя за араба. – Диллон покачал головой. – Поверьте мне, у президента Буша лучшая охрана в мире. Стальное кольцо вокруг, а кроме того, он собирается оставаться дома, пока не закончится вся эта операция в Персидском заливе. Помяните мое слово.
– А что насчет их государственного секретаря Джеймса Бейкера? – спросил Арон. – Он ездит по всей Европе, осуществляя так называемую «челночную дипломатию»…
– Да, но проблема в том, чтобы заранее знать время. Вы узнаёте, что он был в Лондоне или Париже, когда он уже покинул эти города и они показывают его по телевидению. Нет, забудьте об американцах.
Наступила тишина, Арон выглядел угрюмым. Макеев первым нарушил молчание:
– Позволь тогда, Син, воспользоваться твоим профессиональным опытом. Где самое слабое звено в службах безопасности национальных лидеров?
Диллон громко рассмеялся:
– О! Я думаю, что ваш человек, имея за плечами Винчестер и Сандхерст, может ответить на этот вопрос.
Рашид улыбнулся:
– Он прав. Британцы, вероятно, сильнее всех в мире по тайным операциям. Успех их парашютно-десантного полка специального назначения говорит сам за себя, но в других областях… – Он покачал головой.
– Их главная проблема – бюрократия, – сказал им Диллон. – Британская служба безопасности имеет две основные секции, которые большинство людей все еще называют Ми-15 и Ми-16. Секция Ми-15 или Д-15, чтобы быть точным, специализируется на контрразведке в Великобритании. Другая работает за рубежом. Есть еще специальное отделение Скотланд-Ярда, которое привлекают во всех случаях, когда требуется произвести арест. В Скотланд-Ярде имеется также антитеррористический отряд. Существуют подразделения армейской разведки. Все стекается туда, а органы безопасности держат друг друга за горло, и вот тут, господа, у них и начинают проскальзывать ошибки.
Рашид долил ему шампанского.
– И вы хотите сказать, что это снижает безопасность их лидеров? Например, королевы?
– Послушай, – ответил Диллон. – Не так много лет тому назад королева проснулась в Букингемском дворце и обнаружила постороннего, сидящего на ее кровати. А помните, лет шесть тому назад Ирландская республиканская армия почти захватила Маргарет Тэтчер и весь кабинет в отеле Брайтона, когда там проходил съезд консервативной партии? – Он поставил свой бокал и зажег новую сигарету. – Британцы очень старомодны. Они любят, чтобы полицейский носил форму и они бы знали, кто он такой. И терпеть не могут, когда им говорят, что они должны делать: это касается и министров, которые считают совершенно безопасным вышагивать по улицам от своих домов в Вестминстере до парламента.
– К счастью для всех нас, – сказал Макеев.
– Совершенно верно, – подтвердил Диллон, – они даже должны обращаться мягко с террористами, до определенной степени, конечно, в отличие от французской службы безопасности. Боже, если бы эти парни поймали Меня, они заставили бы меня распластаться на полу и присоединили бы к моим яйцам электричество прежде, чем я бы осознал, что происходит. Но даже они совершают иногда ошибки.
– Что ты имеешь в виду? – спросил Макеев.
– Есть у тебя вечерняя газета?
– Конечно, я только что ее читал, – сказал Арон. – Али, она на моем столе.
Рашид вернулся с экземпляром «Пари суар». Диллон сказал:
– Вторая страница. Прочти. Это тебя заинтересует. Он пил шампанское, пока Рашид читал вслух статью.
Госпожа Маргарет Тэтчер, до недавнего времени премьер-министр Великобритании, остается на ночь в Шуази в качестве гостя президента Миттерана. Они продолжат переговоры утром. Она выедет в два часа на запасной аэродром военно-воздушных сил в Валентоне, откуда на самолете Королевских военно-воздушных сил вернется в Англию.

Син Диллон - 1. Эпицентр бури - Хиггинс Джек => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Син Диллон - 1. Эпицентр бури автора Хиггинс Джек дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Син Диллон - 1. Эпицентр бури у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Син Диллон - 1. Эпицентр бури своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Хиггинс Джек - Син Диллон - 1. Эпицентр бури.
Если после завершения чтения книги Син Диллон - 1. Эпицентр бури вы захотите почитать и другие книги Хиггинс Джек, тогда зайдите на страницу писателя Хиггинс Джек - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Син Диллон - 1. Эпицентр бури, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Хиггинс Джек, написавшего книгу Син Диллон - 1. Эпицентр бури, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Син Диллон - 1. Эпицентр бури; Хиггинс Джек, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн