А-П

П-Я

 Babadu.ru 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

хЬКДЦЕТ хПМФЕТ

пРЕТБГЙС "нПМПФ"


 

Здесь выложена электронная книга пРЕТБГЙС "нПМПФ" автора по имени хЬКДЦЕТ хПМФЕТ. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу хЬКДЦЕТ хПМФЕТ - пРЕТБГЙС "нПМПФ".

Размер архива с книгой пРЕТБГЙС "нПМПФ" равняется 227.43 KB

пРЕТБГЙС "нПМПФ" - хЬКДЦЕТ хПМФЕТ => скачать бесплатную электронную книгу


роман
21 мая, благоуханным поздним вечером — время уже близилось к полуночи — Эдвард Р. Барринджер, худощавый седой мужчина невысокого роста, чье хитроумие И мужество были официально засвидетельствованы в нескольких досье, хранящихся в секретных архивах прави-тельства Соединенных Штатов Америки, появился на крыльце своего коттеджа на Кресент-драйв в Парадайз-сити. Неуклюже переваливаясь, он медленно зашагал к припаркованному у тротуара автомобилю. Мистер Барринджер сильно хромал, один глаз у него был стеклянный и двадцать шесть искусственных зубов. В правой руке он держал потрепанный атташе-кейс коричневого цвета, в левой — ключи от зеленого «форда» с откидным верхом. Полная луна ярко сияла над Парадайз-сити, и мистер Барринджер, садясь за рудь, удовлетворенно кивнул ей. Он положил атташе-кейс на кожаное сиденье.
«Ну, все будет путем»,— весело подумал наемный убийца, притаившийся в темном подъезде дома на противоположной стороне улицы. Он понятия не имел, что мистер Барринджер и сам был большим специалистом по части убийств: не успев даже закончить третьего курса Гарвардского университета, он уже весьма искусно отправил на тот свет троих полицейских с помощью ножа и удавки-гарроты. Мистер Барринджер не любил рассказывать о своем лихом прошлом, ибо, как профессиональный журналист, предпочитал писать о настоящем.
Итак, седой хромоногий человек откинул брезентовый верх своего «форда», вдохнул жасминный аромат вечера и вставил ключ в замок зажигания. Он повернул ключ и нажал на акселератор. В следующее мгновение он был
мертв. Рваная вспышка и грохот взрыва распороли ночь, пламя и дым вырвались из-под обломков «форда», развороченного бомбой. Мистер Барринджер погиб мгновенно, смятый в лепешку смертоносной силой, которая отшвырнула его труп футов на тридцать по Кресент-драйв. Наконец он был избавлен от жутких ночных кошмаров, преследовавших его долгие годы. Но этим не исчерпывалось то, что удалось наделать четырем динамитным шашкам. Случилось еще вот. что, В ближайших домах выбило стекла и раздались изумитель ные возгласы, потом во всех квартирах этого респектабельного квартала зажегся свет, и перепуганные налогоплательщики гневно возроптали, протестуя против чьей-то возмутительной выходки, помешавшей им насладиться «Последним киносеансом» по местному телеканалу — а показывали одну из тех старых картин с Бетт Дэвис, где у всех персонажей обнаруживают рак мозга и все ужасно много курят. В четырех кварталах от места происшествия мистер и миссис Арнольд Феллоуз вступили в яростный спор, доказывая друг другу, что на Пара-дайз-сити упал советский спутник, а'тем временем в доме напротив бывший сотрудник местной санитарной комиссии Уилли Эд Роулинс засел сочинять пресс-релиз о разгуле подросткового хулиганства на улицах. На Стоун-уолл Джексон-бульваре четыре старые девы, проводившие спиритический сеанс, сочли, что это скорее всего наступил конец света, и благоразумно решили позвонить на телестудию преподобному Билли Грэму. Шестнадцатилетняя блондинка, которую оставили присматривать за ребенком в доме на Магнолиа-драйв, упала в обморок, но по меньшей мере девять трезвых граждан сохранили достаточно хладнокровия, чтобы позвонить в полицию, в пожарную охрану и местному командиру «Американского легиона». Кто-то даже позвонил в редакцию газеты
«Дейли трампет». Не прошло и пяти минут, как завыли сирены, съехались полицейские машины, тьму прорезали фотовспышки репортеров, и Кресент-драйв окончательно лишилась покоя. К этому времени толстощекий убийца Эдварда Р. Баррин-джера находился уже в двух милях от города. Он сидел в шумной таверне и, набрав номер, пытался перекричать» рев «Джефферсон эйрплейн» и гомон заядлых любителей бурбона. Не так-то легко было вести телефонный разговор в этом бедламе, ибо один только музыкальный автомат испускал звуковые волны зубодробительной силы.
— Дело сделано,— -лаконично изрек человек, подложивший бомбу в автомобиль Эдварда Р. Барринджера.
Он не назвал ни имени, ни места и не уточнил, что же было сделано.Ему, профессионалу, хорошо было известно, что телефоны можно прослушивать.
— Нет, я же сказал,-- настойчиво повторил он.— Больше проблем по будет, потому что теперь всему конец.
Он ошибся. Это был вовсе не конец. Мистер Эдвард Р. Барринджер, конечно, умер, но ставался еще профессор Эндрю Ф. Уиллистон. Профессора Уиллистона в Парадайз-сити не знали, но он был чрезвычайно опасен и мстителен. Да будет вам известно, что однажды до завтрака он уложил из пулемета семерых, а потом, чуть позже, ограбил бронемашину, в которой перевозилось жалованье на общую сумму в сто десять тысяч долларов.
Так что пока профессор Уиллистон оставался жив, до конца было еще очень далеко.Письмо пришло в Нью-Йорк утром 28 мая, но профессор Эндрю Ф. Уиллистон распечатал его только в четыре часа дня, после того как выставил последние оценки в регистрационном журнале. Стоял чудесный весенний день на Морнингсайд-хайтс. Вокруг стайками сновали розовощекие девушки в желтеньких мини-юбках, похожие на упитанных голубей, что парили под куполом библиотеки Лоу в лучах жаркого майского солнца. Симпатичные, худенькие, стройные, аккуратненькие, с открытыми улыбающимися личиками, эти девушки ничуть не сомневались в неизбежной победе фолк-рока и образовательного телевидения над сгущающимися в мире силами зла. Беспокойные и немного не уверенные в себе, четверокурсники небольшими группками оккупировали камен-ные ступеньки общежития, отпускали шуточки, курили и предавались приятным воспоминаниям. Они уже думали о будущей «взрослой жизни» и не могли дождаться, когда же пролетят эти суматошные весенние деньки перед выпускными экзаменами. Закончился последний семестр. И Эндрю Уиллистон, талантливый педагог, профессор-
полставочник психологического факультета, которому через год светило получить полную ставку, тоже радовался окончанию занятий. Высокий, худощавый, с армейской короткой стрижкой ученый ощущал усталость: его утомила манхэттенская зима и осточертел хотя и комфортный, но тягостно-неизменный ритуал академической жизни. Шагая по университетскому городку, он размышлял о причинах своей хандры: то ли это и впрямь усталость, накопившаяся после монотонных лекций и контрольных'работ, ученых советов и проверки курсовых, то ли предвестие очередного приступа сумасбродства. Может, в нем опять вскипает старая любовь к опасностям и прежний азарт? Да какая разница, пытался он себя успокоить, все равно ведь завтра предстоит отправиться в Вермонт, в бревенчатую хижину на открытой всем ветрам вершине горы, которую местные жители называли Ужасной. Он там родился, и, поскольку был последним из рода Уиллистонов, эта хижина принадлежала ему. Он знал, что там-то обретет полный покой. Вспомнив о домике на Ужасной горе, профессор Уил-листон улыбнулся и поднял глаза от земли — как раз вовремя, чтобы избежать столкновения с двумя студентками-японками, и быстрым шагом направился к себе в кабинет в Шермерхорн-холле, чтобы в последний раз проверить почтовую ячейку. Там он обнаружил письмо — квадратный кремового цвета конверт без обратного адреса. Выйдя из здания, он повертел его в руках, а потом присел на ступеньки, чтобы закурить, и рас-: печатал письмо.
Но письма не было: в конверте лежали три вырезки из газеты «Дейли трампет», выходящей в Парадайз-сити.В первой заметке сообщалось, что обозреватель «Дейли трампет» Эдвард Р. Барринджер погиб при взрыве бомбы, кем-то подложенной в его автомобиль и соединенной со стартером.
Во второй говорилось, что капитан Бенджамин Мартон, начальник полицейского управления Парадайз-сити, лично произвел осмотр места происшествия и дома Бар-ринджера по адресу Кресент-драйв, 54, в попытке обнаружить ключ к тайне этого ужасного убийства. В ходе семичасового тщательного обыска, проведенного по всем правилам криминальной науки, полиции так и не удалось найти хотя бы крошечную зацепку или улику, способную дать ответ на вопрос, кому понадобилось убивать журналиста и почему. Городские власти понятия не имеют,
кто мог подложить динамит, однако следствие продолжается.Третья вырезка представляла собой редакционную статью, в которой Эду Барринджеру воздавалось долж-ное как преданному своей профессии журналисту и замечательному гражданину и человеку.
Уиллистон встал и, хотя вовсю светило солнце, ощутил озноб, вспомнив ту ночь, когда они прорывались в полицейский участок вызволять Барринджера. Он закрыл глаза и снова увидел эту сцену: заснеженные улицы, освещенная луной площадь и четверо угрюмых парней, притаившихся в санитарном фургоне. Все, что произошло тогда, в его воспоминаниях вновь обрело предельную осязаемость: он даже ощутил на языке медный привкус ярости, порожденной страхом. Теперь же страх сменился ненавистью — но не праведным гневом возмущенного профессора, а спокойной, пьянящей злостью профессионального стрелка.
Теперь он знал, что делать. Коротышка убит.Коротышку убили — и кое-кому придется платить по счету.И вдруг словно вернулось старое доброе время, когда он не расставался с автоматом и его переполняла ярость. Уиллистон несколько раз затянулся и снова заглянул в конверт, но не обнаружил там ни записки, ничего, что могло бы навести на след отправителя. Тем не менее смысл этого послания был предельно ясен. Собери остальных. Приезжайте сюда со своими стволами, ножами И прочим снаряжением. Приезжайте, да побыстрее, с гранатами, патронами и лезвиями, чтобы отомстить за смерть хромого коротышки. Приезжайте в этот чудный город, где вы найдете их и убьете.
Ясно, что в одиночку тут не справиться. Ему придется вызвать остальных. Сейчас они разбросаны по всей страна — у всех своя жизнь, и, возможно, они даже не захотят срываться с места. Нет, надо верить, что они согласятся, и свой план ему надо вырабатывать, исходя из этой уверенности.
Не успел он опустить конверт в карман пиджака, как план действий уже начал вырисовываться у него в голове. Прежде всего, спокойно размышлял он, понадобятся оружие и деньги, а это значит: улыбчивый охотник. Это значит: П. Т. Карстерс.
Паркер Тереке Карстерс — притча во языцех, вроде Мухаммеда Али или Элизабет Тейлор,— известен всем как чрезвычайно богатый и необдуманный красивый Охотник, кочующий от Эрла Уилсона к Леонарду Лайон-су и обратно с остановками в мужском туалете бара гостиницы «Георг V» в Париже. «Охотник» — это невинный эвфемизм, обозначающий особ мужского пола, либо слишком богатых, либо слишком ленивых, и даже слишком пресыщенный, чтобы с излишней страстью играть привычную для себя роль блистательной знаменитости. И тем не менее, поскольку у него несметное состояние, волнистые светлые волосы, изумительные зубы, изысканный вкус и практически полное отсутствие моральных принципов, он до сих пор остается главной сенсацией светской хроники и вторым наиболее выгодным женихом Соединенных Штатов. В действительности же он первый наиболее выгодный жених, ибо предполагаемый «чемпион» в данном виде спорта уже трижды подвергался аресту переодетым в платье собственной матери, так что, разумеется, шансов жениться у него теперь никаких, хотя распространители газетных сплетен предпочитают умалчивать об этой его удручающей наклонности.
П.Т. Карстерс, несомненно, знаменитость в самом точном значении этого слова. Всякий патриотично настроенный американец — и немалое число британцев, французов, японцев, итальянцев и прочих латинян — знает, что мистер Карстерс унаследовал свыше 26 миллионов долларов 45 центов от своего покойного отца и что П. Т. коллекционирует редкие экземпляры огнестрельного оружия старинной работы, красивых женщин и изящные гоночные автомобили итальянского производства. Он коллекционер взыскательный и с размахом, о чем подробно писали в разное время журналы «Лайф», «Эсквайр» и «Пари-матч».
Он выдающийся коллекционер.Некоторые из его гоночных автомобилей очень красивы, некоторые из его женщин были итальянками, но все без исключения артикулы его оружейной коллекции уникальны.
Он держит свою коллекцию в длинной галерее городского особняка на Манхэттене, расположенного на Семьдесят первой улице, близ Пятой авеню, и обыкновенно демонстрирует ее миловидным женщинам перед ужином. Это его коронный номер. Коронным номером иных мужчин является шампанское и цветы, или длинные патлы и сандалии — с бубенчиками! — или пара-тройка приемов бытового каратэ на заднем сиденье «форда» во время последнего сеанса в придорожном кинотеатрике. Что касается П. Т. Карстерса, то новой знакомой он обычно предлагает «А хочешь, загляни ко мне как-нибудь на чашку чая, посмотрим заодно мою коллекцию старых ружей»,— и та обычно заходит. Еще, как можно догадаться, он большой дока по части вкусных завтраков.
Мистер Карстерс, чья леденящая душу ловкость в обращении с не и автоматическим огнестрельным оружием принесла ему кличку Мочила, был весьма культурным человеком. В двадцатом веке вполне возможно быть одновременно первоклассным убийцей и все же считаться культурным человеком. Мистер Карстерс имел блестящее воспитание и утонченный вкус. Он ежедневно принимал душ, дважды в год посещал дантиста и никогда не зазывал к себе девушек моложе двадцати одного года, вне зависимости от степени их красоты, голода или похотливости. Он никогда не обращался со своими предложениями к чужим женам или к слишком болтливым женщинам, а также и к тем, кто имел предрасположенность к спиртному или к истерикам, и сии правила исключали из его круга общения примерно 91 процент женского населения в местах его обитания.
Все это упрощало и облегчало жизнь. Вечером 28 мая ему нанесла визит прекрасная леди, блондинка, балерина шведского происхождения,— гордая, богатая дама с огромными голубыми глазами и упруго-стальным телом профессиональной танцовщицы. Она познакомилась с Карстерсом на роскошном банкете в Рио-де-Жанейро в феврале и сразу же решила, что ей необходимо взглянуть на его коллекцию старинного оружия. И вот теперь, по прошествии трех месяцев, ощущая в своем желудке приятное тепло от двух бокалов восхитительного мартини, она предвкушала ночь, полную очарования и надежд.
Было пять минут девятого. Она уже осмотрела двадцать шесть редчайших старинных пистолетов филигранной работы. Один из шести существующих в мире «куксонов» — кремневое ружье, сделанное
Глассом в Лондоне в 1775 году, «баттанзани» 17,00 года с серебряной инкрустацией и даже германский мушкет 1500 года, каждый из которых представлял музейную ценность. Был у него и испанский кремневый мигелет с коротким стволом дудочкой, и шарлевильская модель 1777 года французского армейского пистолета, и даже длинноствольный «харпер ферри» 1806 года калибра 0,54. Было также несколько, непотребных на вид маленьких «дерринджеров» и обрезов, которыми пользовались в прошлом веке промышлявшие на Миссисипи шулера. Он знал историю каждого экспоната своей коллекции и увлеченно рассказывал все эти истории, уснащая рассказ любопытными подробностями, прибаутками и жестикуляцией, которой позавидовал бы любой сенатор с Юга.
— А вот это — гордость моей коллекции,— заявил миллионер с неотразимой улыбкой, указывая на видавший виды старенький шестизарядник калибра 0,44 в застекленной витрине.
— Прошу прощения, мистер Карстерс,— в дверях появился высокий лысеющий дворецкий. Второй наиболее выгодный жених Соединенных Штатов Америки лучезарно улыбнулся, полагая, что в любом случае ничто не сможет нарушить его заманчивых планов на этот вечер.
— Прошу прощения, сэр, за вторжение,— в замешательстве продолжал обычно хладнокровный прислужник,— но вам только что передали весьма необычное сообщение по телефону. Звонивший уверял, что речь идет о жизни и смерти.
Карстерс, точно добродушный тигр, довольно ухмыльнулся и в один присест осушил свой бокал. Шведская танцовщица поняла, что хозяин дома заинтригован.
— И в чем же суть сообщения, Родмен? — спросил коллекционер оружия.
Ливрейный лакей вздохнул, покачав головой, вытащил из кармана клочок бумаги и вперил в него взгляд.
— Может быть, это розыгрыш, сэр, в таком случае я прошу прощения. Если я правильно понял, то вот что вам передали. Цитирую: «Дядя Чарльз потерял азторучку. Приезжай на ферму. Четверг. В девятнадцать ноль-ноль. Условия: черное». Конец цитаты. Я спросил, кто звонит,— предваряя вопрос хозяина, поспешил добавить слуга,— и вам просили передать, что звонила Мария Антуанетта.
— Но звонил мужчина,— заявил Карстерс.
Он не.спрашивал. Он и так знал.
— Да, мужчина. Это что, какая-то игра, сэр? — спро сил озадаченный дворецкий.
— Ну, в общем, да,— задумчиво произнес коллекционер оружия.— Хотя вряд ли многие согласились бы со мной. Причем многие из тех, кто согласился бы, уже мертвы.
Балерина заморгала, ие понимая, что все это значит. Карстерс подошел к бару и смешал еще две порции великолепного мартини. Он поставил серебряный шейкер, замер на мгновение, о чем-то размышляя, и улыбнулся:
— Дядя Чарльз потерял свою авторучку. Так, так, так,— произнес он, не обращаясь ни к кому конкретно, и, взяв бокалы, направился к красивой блондинке.
— Пи-Ти, Пи-Ти, что это такое? — спросила она. Коллекционер, обнажив великолепные зубы, одарил ее своей знаменитой улыбкой, которая не раз появлялась на обложке журналов «Лайф», «Эсквайр» и «Пари-матч», и потом обезоруживающе пожал своими изумительными плечами.
— Как было сказано, речь идет о жизни и смерти, дорогая,— ответил он.— Вот и все — и ничего более.
Миллионер сделал три шага к стене, остановился и произнес: «Спасибо, Родмен». Дворецкий в ту же секунду удалился, а Карстерс подумал, что надо бы извлечь металлический зеленый чемодан. Она все равно не догадается, что там, рассудил он, и поэтому нажал на деревянную панель обшивки стены. И вдруг — как в старых боевиках — стена отъехала вглубь. Он запустил руку В образовавшийся проем и достал запыленный металлический чемодан зеленого цвета. Гостья не спускала с него глаз.
— Позвольте вам объяснить,— сказал Карстерс, глядя на нее тем странным своим взглядом, в котором соединялись угрюмость и озорство.— У меня нет никакого дяди Чарльза, но меня весьма беспокоит судьба его авторучки. Я-то думал, что она давно потеряна, и безвозвратно, но вот старушка Мария Антуанетта нашла ее. Поэтому мне необходимо завтра же уехать.
— Но вы дали обещание прийти завтра на мое вечернее выступление! — запротестовала гостья.
Теперь требовалось срочно, уладить возникшую неувя-зочку, но это ему не составит труда, ибо если и были на снеге три вещи, с которыми у П. Т. Карстерса никогда не
возникало затруднений, то две из них имели самое непосредственное отношение к женщинам. И сейчас он точно знал, что надо делать.
— Мне очень жаль, дорогая,— очень убедительно сказал он, наклонился к ней и поцеловал. Потом взглянул в ее сияющие глаза и покачал головой в знак нескрываемого огорчения. Эта добрая душевная женщина не играла с ним, в ней не было ни грана фальши, но была какая-то неукротимая звериная страстность, столь же безошибочно угадываемая в ней, сколь и манящая. Он снова ее поцеловал, теперь продолжительнее, потом крепче обнял и нежно приласкал. Она подалась к нему и стала медленно тереться о его бедро. Глаза у нее были широко раскрыты и оставались такими на протяжении последующих восьмидесяти минут, в течение которых они занимались любовью. Они покинули постель лишь в десять вечера и, покончив с бренди, в первом часу,ночи вновь возлегли на ложе любви. Когда она пробудилась на следующее утро в одиннадцать, на ее заспанном лице все еще сияла улыбка, и она увидела, что он сидит на краю кровати и наблюдает за ней нежным взором.
Поцелуи, объятия, пожелания доброго утра.
— Тебе правда надо ехать? — спросила она.
— Дело чести. У меня нет выбора,— заявил он будничным тоном, не терпящим возражений.
— Ты удивительный человек,— произнесла она, но в ее голосе не было ни тени мольбы.
— Возможно, но когда-то я был много хуже. Это так, между прочим,— признался он грустно, разглядывая ее соблазнительные формы.— В молодости я, знаешь ли, не без успеха грабил банки, я был вором и преступником.
Она рассмеялась. У этих американцев такое восхитительно мрачное чувство юмора.
— Я не шучу,— настаивал ее красивый любовник. Он потрепал ее по плечу, ее глаза раскрылись шире, и она шумно вздохнула.— Я ни капельки не шучу. Три года я был членом лихой банды — в нашем деле мы не знали себе равных.
Сквозь отворенную дверь спальни он увидел зеленый металлический чемодан и подумал о Сэмми. Мария Антуанетта, конечно же, не дурак, без колебаний заключил про себя Карстерс, но если дело и впрямь стиль трудное и важное, как он о том интуитивно догадывался, тогда им не обойтись без Сэмми Гилмана. Нелишним будет также вызвать и неугомонного итальянца.
Сэмюэль Мордекай Гилман, невысокий коренастый человек с серыми глазами и неукротимой страстью к вычислениям, взглянул из окна своего кабинета на гирлянду светящихся неоновых огоньков и машинально начал подсчитывать затраты на освещение высящегося перед ним большого отеля. От этой привычки не было никакого спасения, ибо мозг Гилмана помимо его воли проявлял свой математический талант, и к тому же этот мозг был наделен памятью, в которой застревало множество разнообразнейших фактов и фактиков, включая и стоимость киловатт-часа электроэнергии в Лас-Вегасе. Запоминание подобных данных не имело никакой иной цели, кроме как отвлекать его ум от суматошной круговерти лас-вегасской жизни. Даже будучи храмом удовольствия, воздвигнутым посреди пустыни и призванным развлекать и ублажать, сей град предлагал слишком много искушений, которые выстраивались в бесконечную иррациональную последовательность. Хотя, размышлял он, по существу никакой последовательностью тут и не пахло.
Гилман при этом имел в виду цифры на рокочущих колесах рулетки, и горки разноцветных фишек, и круглосуточно работающих дантистов, и «мгновенную регистрацию брака в часовне, с орхидеей для новобрачной», всего за 39 долларов и 95 центов, и эскадроны малорослых телохранителей, и взводы крупных блондинок из кордебалета, и нескончаемый двадцатичетырехчасовой световой день, когда люди завтракают в три Пополудни и никого это не удивляет. Жизнь здесь текла размеренно и спокойно, все шло как по маслу на протяжении всех 365 дней в году, так что никогда нельзя было сказать, в какое время следует чистить зубы, а в какое снять девочку на улице или разводиться. Как бы там ни было, климат тут райскЕйу жалованье отличное, а пироги с сыром не хуже, чем в Нью-Йорке. Ни загрязненности воздуха, ни уличной преступности, проблем с паркингом никаких, а вокруг масса симпатичных 'женщин, у которых — как выражается Фрэнк Лессер — ослепительные зубы и отсутствуют фамилии.
Мистер Гилман обратился к своему калькулятору и не смог сдержать улыбки при виде итоговой суммы. Колечко, он был прав. Он мог бы обнаружить этот чертов приборе если бы удосужился хорошенько поискать, ибо сам был почти что экспертом по электронике. Но ему
доставляла особое удовольствие мысль, что можно доказать наличие спрятанного в казино «балующего» устройства лишь с помощью математических расчетов. Ему нравилось не ошибаться.
Он никогда не ошибался — ну, почти никогда. Он не ошибался, когда они грабанули броневик, не ошибся при подготовке дела с поездом и с ювелирной точностью вычислил график ездок инкассатора — до секунды. Он лишь однажды ошибся — в ту ночь, когда все полетело к черту и сцапали Барринджера. И то его ошибка вряд ли на что-то могла повлиять, потому что их сдал осведомитель, который очень скоро тоже мало на что мог повлиять. Об этом позаботился Мочила с помощью своего «смит-энд-вессона» К-38. Карстерс всегда предпочитал револьверы автоматическим пистолетам, рассеянно вспомнил Гилман.
В этот самый момент в кабинет на четвертом этаже вошел Гарольд Дорелли и нарушил раздумья Гилмана. Дорелли, чье смуглое бесстрастное лицо напоминало лицо сорокапятилетнего Джорджа Рафта, был дюймов на шесть выше голливудской звезды. Дорелли не был ни киноактером, ни гангстером — последнее обстоятельство было особенно важным в праведном штате Невада, где людям с криминальным прошлым не выдают лицензии на содержание игорных заведений. Среди работодателей Дорелли было несколько человек с впечатляющей в преступном мире репутацией и с кучей денег — это были «Кливлендские ребята». Менеджер казино Дорелли работал на «Кливлендских ребят», а Гилман работал на Дорелли.
— Ну и что ты обнаружил? Сходится? — спросил Дорелли.
— Почти до последнего пенни,— ответил Гилман.— Как я тебе и сказал на прошлой неделе, кто-то использует электронного «баловника», чтобы манипулировать рулеткой номер три. На этом колесе уже в течение десяти дней каждый вечер выплачивается выигрышей на семь пятьсот — девять пятьсот больше, чём обычно. И это не случайность.
Дорелли кивнул.
— Ты же не веришь в случайности, Сэмми?
— Нет, в особенности когда речь идет об игорном бизнесе. Я верю в арифметику, в теорию вероятности, в научную предсказуемость результатов — как и ты сам. Если бы дело обстояло иначе,— напомнил он своему хозяину,— ты бы был в другом бизнесе.
Сэмюэль Мордекай Гилман был, конечно, как всегда, прав.
И не выказал неудовольствия по этому поводу — ведь он опять, с неизбежностью, оказался прав!
— Смог бы это в одиночку провернуть кто-нибудь из пришлых, или тут не обошлось без кого-то из наших служащих? — раздумчиво произнес менеджер казино «Дезерт делайт».
— Гарольд, наши машины оборудованы новейшими и надежнейшими защитными системами — ты же сам знаешь.
Коренастый калифорниец и на этот раз опять был прав. Тут должен быть какой-то «подсадной» — сообщник среди служащих казино. Это означало, что обоих с их электронным «баловником» необходимо ликвидировать, но Дорелли не собирался обсуждать с Гилманом такие мелочи. Они без слов понимали друг друга в таких делах: убийства и всякие иные нарушения закона не подлежат обсуждению. С амбициозными авантюристами, посмевшими стырить порядка 89 тысяч 600 долларов, принадлежащих «Кливлендским ребятам», должно было произойти нечто очень кровавое и противозаконное, но Гилман предпочел об этом не думать.
— Ты мне должен сто долларов, Гарольд,— напомнил он своему работодателю.
Воспитанный в строгих традициях лас-вегасского этикета, в котором уклонение от расплаты за проигранное пари почитается грехом худшим, чем убийство собственной матери или ночное недержание мочи, менеджер «Дезерт делайт» тут же отдал свой проигрыш. «И как это я запамятовал»,— сердито подумал он, доставая две полусотенные купюры. Положив бумажник в карман, он нащупал сложенную телеграмму.
— Да, тут для тебя телеграммка,— сказал Дорелли и выложил желтый конверт телеграфной компании «Вестерн юнион» на стол рядом с арифмометром.
Гилман разорвал конверт, прочитал, а потом перечитал послание от Марии Антуанетты. Он не смог скрыть удивления — этого он никак не ожидал. Ведь с этим было покончено много лет назад. Он взглянул на свои водонепроницаемые и противоударные швейцарские часы: у него оставался только двадцать один чае, чтобы успеть туда. Не ехать. нельзя, коль скоро речь идет об авторучке дяди Чарльза.
— Плохие новости, Сэмми?
— Сам не знаю, но мне необходимо немедленно отправиться на Восток.
— Ты надолго?
Калифорнией неуверенно пожал плечами.
— Думаю, что недельку или что-нибудь около того.
— Арти сможет присмотреть тут за всеми делами,— прикинул Дорелли вслух.— Скажи, дело плохо? Что в телеграмме?
Гилман помолчал, раскуривая короткую карибскую сигару, и, прежде чем ответить, выпустил два клуба дыма.
— Надо думать,— ответил он.— По моим расчетам — а я всегда все точно рассчитываю,— этот человек не стал бы посылать такую телеграмму, если бы не случилось большой беды.
— Тебе нужны деньги? — великодушно поинтересовался менеджер казино, будучи истинным лас-вегасским аристократом, который был уверен, что любую в мире проблему можно решить с помощью женщины или денег.
Человек, который никогда не ошибался, поблагодарил его и отрицательно помотал головой.
— Не деньги — ствол. Не удивляйся, Гарольд,— посоветовал Гилман с печально-лукавой усмешкой.— То, что я столь расчетлив и уповаю на статистику, вовсе не означает, что в своей разгульной молодости я не был первостатейным уголовником — знаешь, я стрелял, не целясь, с обеих рук. У нас была та еще банда: крутые ребята, которым любое дело по плечу,— теперь таких только в кино показывают. Однажды мы даже умудрились совершить налет на полицейский участок.
Менеджер «Дезерт делайт» вытаращил глаза.
— В свое время, мы были лучшими в своем бизнесе,— вспоминал сероглазый калифорниец.— Быстрые, ловкие, отчаянные и немного чокнутые. У нас в группе был даже акробат — громила из Бостона по имени Тони Арболино.
Если Арболино жив и на свободе, подумал Гилман, попыхивая сигарой, он тоже получит телеграмму. По этому поводу нет нужды делать расчеты. Это и так ясно.
Тони Арболино, балансируя на узкой металлической перекладине, взглянул вниз на рой полицейских, сгрудившихся у лестницы, и рассмеялся.
Он поднял автомат и, выпустив еще две очереди, прислушался к эху выстрелов. И снова рассмеялся — в духе лучших ролей Джимми Кэгни. Он понимал, что в его положении ничего смешного нет, но таким уж странным способом он зарабатывал себе на жизнь. Полицейские ответили ему градом пуль. «Э нет,— думал он, пригнувшись за массивной балкой,— это совсем не так смешно, как в старые добрые времена с Уиллистоном, П. Т. и другими ребятами. Ставки тогда были куда выше, противостояние куда опаснее. Тогда было Большое Дело. Большущее».
Из разных углов склада, где залегли полицейские, по нему били пять или шесть прожекторов: его пытались поймать в перекрестье лучей и непрестанно вели огонь. Времени у него оставалось в обрез — они быстро сжимали кольцо. Автоматные очереди и одиночные пистолетные выстрелы слились в оглушительную канонаду, и похожий на большого кота Тони Арболино стал вспоминать, куда же теперь бежать. Раздумывая о своем отходе, он выпустил подряд три очереди. Путь к отступлению ему продумали тщательно и во всех деталях — план был хорош, хотя и не слишком оригинален.

пРЕТБГЙС "нПМПФ" - хЬКДЦЕТ хПМФЕТ => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга пРЕТБГЙС "нПМПФ" автора хЬКДЦЕТ хПМФЕТ дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге пРЕТБГЙС "нПМПФ" у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу пРЕТБГЙС "нПМПФ" своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: хЬКДЦЕТ хПМФЕТ - пРЕТБГЙС "нПМПФ".
Если после завершения чтения книги пРЕТБГЙС "нПМПФ" вы захотите почитать и другие книги хЬКДЦЕТ хПМФЕТ, тогда зайдите на страницу писателя хЬКДЦЕТ хПМФЕТ - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге пРЕТБГЙС "нПМПФ", то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора хЬКДЦЕТ хПМФЕТ, написавшего книгу пРЕТБГЙС "нПМПФ", к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: пРЕТБГЙС "нПМПФ"; хЬКДЦЕТ хПМФЕТ, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://1st-original.ru/goods/dior-sauvage-6694/