А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Ах, Наташа! Теперь настала ее очередь поражать меня. Надо было срочно
позвонить ей.
- Наташа, здравствуй! Нам надо срочно поговорить!
- Петр Михайлович? Здравствуйте! – с наигранной сухостью ответила она,
так как в ее комнате работало еще трое женщин-коллег, - Ваш проблемный
документ я завизирую у директора…
Блин, конспираторша чертова!
- Никаких виз, Наташа! Не вздумай! Загляни лучше ко мне!
- Хорошо, Петр Михайлович!
Наташа вполне могла зайти ко мне в кабинет по служебным делам. Хотя это
случалось редко.
Я посмотрел в окно и увидел сотрудников фирмы, уходящих на обеденный
перерыв. Самому обедать совсем не хотелось.
- Здравствуй, Петенька! Ты не переживай, если Оксана Владимировна
все-таки доложит обо всем дяде, то я… - прямо с порога начала
возбужденно и быстро говорить Наташа.
- Наташенька! – прервал я ее, - Не переживай! Все нормально! И не
вздумай ходить к Анатолию Николаевичу, иначе он именно от тебя обо всем
и узнает!
Она удивленно посмотрела на меня и радостно воскликнула:
- Значит, Оксана Владимировна все-таки смилостивилась над нами? Это же
здорово! Это же чудо какое-то!
Наташа, разумеется, посчитала, что именно ее хлопоты заставили
передумать Оксану Владимировну сообщать обо всем директору. Я ее не
переубеждал.
- Все уже на обед разошлись, - сообщила Наташа, взглянув на окно, и
лукаво заулыбалась.
Затем, покачивая бедрами, прошла к двери. Но не вышла из кабинета, а
быстрым движением заперла замок изнутри. Ох, не хватало еще прямо тут,
на рабочем месте!
- Наташа, ты что? Ты думаешь прямо здесь?.. – возмущался я, когда она
приближалась ко мне.
Но все слова протеста куда-то улетучились, как только она села передо
мной на корточки и прижалась лицом между моими ногами. Я чувствовал, что
очень хочу ее. И хочу прямо здесь. Снова опасная игра. А если опять
попадемся? Даже если не попадемся сейчас, то все равно потом это будет
происходить регулярно. Сколько ниточке не виться...
- Наташенька! Здесь не место, пойми же ты!
- А ты работай и не обращай на меня внимания, - тихо заговорила она,
расстегивая мои брюки, - Я залезу к тебе под стол, обласкаю тебя… Я буду
твоей секретаршей на часик. У тебя же нет секретарши? Ты читай свои
документы, пиши, пей кофе. А я… Ах! - она вытащила мой член и с
нескрываемым наслаждением взяла его в рот.
- Наташенька, - я тихо продолжал уговаривать ее, - Я же женатый, вечно
занятый, на виду… Столько парней кругом! Любой из них ради тебя смог бы
горы перевернуть!
Я возбудился, я сильно хотел ее. И говорил очень неуверенно.
- Петенька, не переживай, я не претендую ни в твои жены, ни даже на твою
постоянную любовницу. Сейчас мне хорошо с тобой! Но ведь и ты хочешь меня?
- Да, хочу… Но я же груб с тобой! – перед тем, как утонуть, я нехотя
зацепился за последнюю соломинку.
Но Наташа дала понять, что раскусила меня:
- Ты просто хочешь выглядеть грубым, чтобы я отстала от тебя. А мне это
очень понравилось! Мне надоели вечно услужливые джентльменчики! Подыграй
мне, Петенька, будь груб со мной!
С этими словами она начала спускать с меня брюки. Я не сопротивлялся, и
даже привстал, чтобы она смогла сделать это. Затем откинулся в кресле.
Наблюдая за блондинкой под моим столом, наслаждался ее изощренными
оральными ласками. Наташа расстегнула блузку, вытащила из бюстгальтера
свои груди и иногда то сжимала член между ними, то водила головкой по
соскам. Я весело подумал, что, действительно, мог бы сейчас говорить по
телефону, читать что-нибудь и даже пить кофе, пока она мастерски делает
свое дело.
Наташа стала моей стопроцентной любовницей. Может быть, у меня и были
какие-либо сомнения по поводу развития наших отношений в будущем, был
страх из-за возможной их огласки, но теперь при одной мысли о Наташе я
начинал думать не головой, а своим глупым членом. В конце концов, при ее
внешних данных, при ее красоте она была редким и большим призом для
любого мужчины.
Мне хотелось войти в нее. Я начал молча приподнимать ее из-под стола, но
вспомнил, что ей нравится мое бесцеремонное обращение с ней. Я сдвинул в
сторону бумаги на столе, отъехал на кресле немного назад и тихо сказал ей:
- А теперь встань на четвереньки на стол…
Наташа поняла, чего я хотел, поднялась и встала прямо передо мной на
столе. Я задрал ее юбку и стянул с нее трусики. Ее промежность зазывно
смотрела мне прямо в лицо. Я приблизился к ней, раздвинул ей ягодицы и
провел язычком от самого клитора до ануса. Затем долго ласкал ее клитор
и вход во влагалище, а она тихо стонала от наслаждения.
Я больше не мог сдерживаться. Наташа сама спустилась со стола и легла
грудью на него. Ударом, под ее сладкий стон, я вошел в нее. Минуты через
две мне захотелось сменить позицию, я положил ее на спину, полностью
снял с нее трусики, пристроился между раздвинутыми ногами и снова ударом
вошел в ее истекающее соками влагалище. Я не смог дождаться ее и вскоре
кончил, с наслаждением извергая в ее лоно горячий вулкан.
Мне захотелось помочь ей дойти до конца. Сев в кресло, я раздвинул ее
ягодицы и снова начал ласкать ее клитор, одновременно введя два пальца в
ее влагалище. Мне пришла в голову мысль, что будь я с Мариной, то просто
бы завалился на бок, а вот Наташу непременно хочу довести до оргазма.
Эх, годы, прожитые вместе – что они делают с мужчиной и женщиной,
делящих вместе супружеское ложе?
Крепко сжимая пальцами край стола, Наташа вскоре кончила. Я отодвинулся
на кресле и хотел натянуть свои брюки, но она жестом велела мне не
торопиться.
- Ты весь сейчас пропах женщиной. Дай я приведу тебя в порядок!
Она полностью поглотила ртом мой обмякший член, высосала все остатки
спермы и, попутно, все ее собственные соки с поверхности кожи. Затем
своими трусиками аккуратно протерла насухо.
- Теперь все! Можешь одеваться! – улыбаясь, сообщила она, - А хочешь, я
тебе свои трусики оставлю? Пусть они у тебя в столе будут лежать и
напоминать обо мне. Чтобы ты нечаянно увидел их, вспомнил меня и захотел
позвать меня сюда, в архивную или куда еще…
- А ты? Будешь ходить на работе без трусиков?
- Конечно! Меня это заводит даже! Хочешь, в другой раз я появлюсь без
них? И чулки еще надену. Вы же, мужики, их обожаете!
Я понял, что еще немного, и я опять захочу Наташу. Она поняла меня и
рассмеялась:
- Ну, ладно, Петенька, не буду тебя больше совращать. Пока, мой босс!
Она натянула чашечки бюстгальтера, застегнула блузку и расправила юбку.
Подойдя к двери, открыла замок, но прежде чем покинуть кабинет, вдруг
выгнулась ко мне попкой и приподняла края юбки, чтобы я мог полюбоваться
отсутствием нижнего белья на ней. Выглядело очень привлекательно.
- Пока, до встречи! – улыбнувшись, шепнула она и тихо ушла.

***
Я старался придумать повод, чтобы заглянуть к Оксане Владимировне после
работы, когда у нее в кабинете никого не бывает. Но перед окончанием
рабочего дня она позвонила мне сама:
- Петр Михайлович! Вы поговорили с Натальей?
- Да, Оксана Владимировна!
- Хорошо! Я завтра уезжаю в командировку на две недели. Сейчас, перед
отъездом, пытаюсь успеть довершить все дела, - сообщила она, затем
перешла на неофициальный, но по-прежнему серьезный тон и попросила: -
Будьте осторожнее с Натальей! Очень не хотелось бы услышать какие-либо
неприятные известия о Вас после возвращения.
- Да, конечно… - ответил я.
Меня поразило то, что она просила быть осторожнее, а не прекратить
вообще какие-либо связи с Наташей. Возможно, она просто не провоцировала
меня на обещание, которого могу не выполнить. Но все равно, этим самым
она подтвердила свое новое отношение к тому, о чем мы говорили вчера.
Это приятно обрадовало меня. Теперь Оксана Владимировна – это не прежняя
строгая, принципиальная и высоконравственная леди, которая строго осудит
любого оступившегося. Я снова чувствовал, что хочу эту женщину!
На следующий день Наташа снова пришла ко мне в начале обеденного
перерыва. Она сразу заперла дверь кабинета и села напротив меня на один
из стульев, расставленных вдоль стены для проведения оперативок.
Высоко подняв правую ногу, она закинула ее на левую. За это мгновенье я
четко разглядел ее чулки и отсутствие трусиков. Она оделась как обещала.
И я снова безумно хотел ее.
- Петр Михайлович, я тут по новому проекту подумала, что лучше создать
отдельную рабочую группу с представителями разных отделов, - с пафосом
произнесла она и поставила правую ногу на стул, положив подбородок на
колено и бесстыдно обнажив свою бритую промежность с аккуратными
волосиками на лобке, - Что Вы думаете по этому поводу?
Я смотрел на ее спектакль и молча улыбался.
- А я знаю, что Вы думаете! – продолжила она, заулыбавшись мне в ответ,
- Вы думаете: «Надо вставить этой сучке и отодрать ее хорошенько своим
большим членом!»
Ее пошлость еще больше возбудила меня.
- Ну, не такой он уж и большой… - засмущался я.
- В самый раз, Петенька! Он великолепен!
Она встала, прошлась по кабинету и начала разглядывать книги на полке.
- А знаешь, я ведь гимнастикой долгое время занималась. До сих пор могу
и на продольный, и на поперечный шпагат сесть. Ты представляешь, как это
практично и удобно, когда надо трахнуться в каком-нибудь неподходящем
месте? – она рассмеялась, держась за край стола, подняла ногу наверх,
сделав «свечку», столь оригинальным образом выставив для меня все свои
прелести под юбкой, и подмигнув, спросила: - Правда, классно?! Ты же
хочешь как-нибудь меня взять таким образом?
Я уже готов был броситься на Наташу, встать и взять ее в такой позе, но
она опять рассмеялась, подошла ко мне и шепотом произнесла:
- Потом, Петенька, в подходящей, а точнее, в неподходящей обстановке!
Она расстегнула мои брюки, стянула их до колен и села на моего дружка
верхом. Было не совсем удобно, но я страстно двигался, приподнимая ее за
бедра. Она расстегнула бюстгальтер и предоставила ласкать мне свои груди.
В конце концов, мне захотелось полноценного проникновения в нее. Я
положил ее грудью на стол. В этот раз, несмотря на сильное возбуждение,
я любил ее долго. Почувствовав, как она содрогается от оргазма, я не
только не ослабил свой пыл, но начал еще яростнее таранить ее лоно.
Видимо, ей все же нужна была передышка. Ее лоно стало не столь влажным.
Краткая передышка для нее была в тот момент, когда я внезапно замер и
плавно ввел член в е попку. Наташа негромко вскрикнула, пыталась
отмахнуться рукой, но я не обращал на это внимания. Я чувствовал, что
член недостаточно смазан, но был уже близок к оргазму и продолжал
терзать девушку под ее стоны. Я хотел посмотреть, как она отреагирует на
эту мою грубость.
Когда я кончил и свалился на свое кресло, Наташа, охая, встала со стола,
не выпрямляясь доковыляла до стульев напротив меня и оперлась на них.
- Ох, Петенька, ну и отодрал ты меня! Ох!.. Это было классно!
Ямолча наблюдал за ней и пытался понять ее действительную реакцию.
Наташа присела на стул, с измученным видом улыбнулась мне и, мечтательно
приподняв глаза, произнесла:
- Это было здорово! Так меня, шлюжку, и надо драть!
Теперь это было для меня не столько возбуждающе, сколько весело. Я
посмотрел на свой обмякший член и собирался натянуть брюки, подумав, что
несмотря на «запах женщины» в этот раз Наташа не будет слизывать с меня
все наши взаимные соки. Но она остановила меня жестом, доковыляла
обратно к столу и открыла тумбу.
- Молодец! Мои трусики еще на месте! – удовлетворенно сообщила она.
Ее трусики действительно лежали в столе и постоянно напоминали мне о
ней, когда я заглядывал в тумбу, чтобы что-нибудь взять оттуда или
положить в нее.
Наташа не стала облизывать меня, но аккуратно протерла меня своими
трусиками. Она не положила их обратно, а скомкала в ладони и пояснила:
- Постираю их… А тебе лучше что-нибудь позажигательнее этих хэбэшек оставлю.
Приведя себя в порядок, она поцеловала меня в губы, затем,
демонстративно прогнувшись и поглаживая попу ладонью, направилась к двери.
- Ох, как же я теперь ходить-то буду? – спросила она себя, затем
обернулась ко мне и, улыбаясь, успокоила мои сомнения: - Ничего, все в
порядке. Скоро оклемаюсь!
Она собралась и вышла из кабинета. Я услышал четкие и ровные шаги ее
каблучков в коридоре. Продолжая сидеть в кресле, я чувствовал ее запах,
оставшийся в кабинете.

***
Отношения с Натальей были достаточно интенсивными. Она приходила ко мне
либо в обед, либо вечером после работы. Несмотря на это, с Мариной мы
тоже занимались сексом каждый день. Причем не просто так, не в дежурном
порядке.
В пятницу я не смог остаться на обед и сразу предупредил Наташу, что и
вечером не смогу задерживаться, так как надо было ехать на дачу. Впереди
предстояли выходные дни, в течение которых мы тоже не смогли бы
увидеться. Это еще сильнее расстроило Наташу.
- Ну, хоть на минутку, Петь! – игривым голосом она уговаривала меня, -
Хочешь, я тебе сделаю быстрый, но классный минетик?
- Наташенька, у меня такая куча дел! Сегодня никак не получится!
- Ну ладно, езжай, - наигранным, по-детски обиженным голосом согласилась
она, - А я сейчас пойду, лягу на бильярдный столик и буду мечтать о
тебе, лаская себя…
Я не знал, что ей сказать.
- Минут двадцать так буду… Если появится минутка, загляни! Раз-два – и
снова побежишь по делам! – хихикая предложила она.
- Все равно не смогу! – с досадой сказал я и бросил трубку.
Дел было действительно полно, но их расхотелось делать. Я представил
себе Наташу, мастурбирующую на бильярдном столе, и мне страшно
захотелось ее. В конце концов, минут через десять я не выдержал и
поднялся в архивную комнату.
Наташа и правда лежала на столе и, тихо постанывая, массировала
пальчиками у себя в промежности. «Ей хоть искусственный член покупай!» -
подумал я и с юмором, и с досадой.
Я понял, что она кончает. Я встал перед ней и заворожено смотрел весь
процесс. Стоны, всхлипы, она замерла. Затем посмотрела на меня,
очаровательно улыбнулась и махнула рукой, подзывая к себе. Я расстегнул
брюки и приблизился к ней.
- Только быстро-быстро, Петр Михайлович! Время, понимаете ли… Дела… -
ехидно прошептала она.
Я так и сделал. Просто трахнул ее и разрядился. Без всяких прелюдий, без
всяких любовных сцен. Перед тем, как застегнуть брюки, она обласкала мой
член у себя во рту и протерла его своими новыми трусиками.
- Возьми их себе, только не забудь в стол переложить, а то жена устроит
тебе темную! – Наташа звонко рассмеялась и засунула свои трусики мне в
карман.
Я чувствовал себя несколько неудовлетворенным. Хотелось повторить все
еще раз. Присев, я начал целовать ее под юбкой, но она вытолкала меня из
комнаты со словами:
- Нет, нет, Петр Михайлович! Нельзя! Надо работать, я знаю. Но спасибо,
что пришли!
Она поцеловала меня в губы и подтолкнула, чтобы я шел. Может быть, у нее
и была некоторая обида за мое невнимание к ней, но она нисколько не
проявилась ни в тоне голоса, ни на ее веселом лице.
Когда я собирался уходить домой, она позвонила мне и прошептала:
- Киса ждет своего котика всегда, когда ему захочется и когда у него
будет время. Если захочешь, приходи ко мне домой! Я так хочу с тобой
хоть раз нормально, в постели…
Я тоже очень хотел бы этого.

***
Мы с Мариной не стали оставаться на даче на ночь и вернулись домой
поздно вечером. Приняв душ, я лег в постель, чувствуя сильную усталость
и не испытывая особенного желания заниматься сексом с Мариной.
Когда она легла рядом, меня уже клонило в сон. Марина чмокнула меня в
щечку, погладила бугорок в трусах под одеялом. Но поняла, что я не в
настроении и решила не совращать дальше. Некоторое время мы просто
лежали в обнимку.
- Петь! А, Петь! – прошептала она.
- Угу!.. – прошептал я сонным голосом.
- А как долго ты можешь без секса?
Ага, теперь ей захотелось сексуальных откровений. Я решил шутливо
ответить в ее же стиле – вопросом на вопрос:
- А ты сама как долго?
- Ну… - замялась она, - Иногда приходится подолгу, конечно. Я имела
ввиду, как часто хочется секса.
- И как же часто хочется?
Марина погладила мои волосы.
- Мне часто хочется. Несколько раз в день. Иногда кажется, что я могла
бы непрерывно, сутки напролет!
Ее откровение шокировало меня. Это какой-то знак в последнее время – я
сталкиваюсь с ненасытностью женщин.
- Ничего себе! – окончательно проснувшись и глядя ей в глаза, произнес я
настолько искренне и удивленно, что вызвал у нее улыбку: - Я ж сдохну,
если хотя бы даже один день попытаюсь удовлетворять твои желания!
- Нет, Петя, я не требую этого! Я ж понимаю, что это невозможно! Просто
хочу спросить тебя, как ты считаешь – это нормально, что я так часто хочу?
Для любой другой женщины – да, нормально. Убеждать в этом Марину у меня
почему-то не было особого желания. Но что-либо другое ответить я ей тоже
не смог.
- Нормально, я думаю… - сказал я с явным сомнением в голосе.
- Ты сомневаешься только потому, что я твоя жена?
Ее прямолинейность иногда убивала меня.
- Да, наверное, Мариш…
- Тебе неприятно это слышать?
- Признаюсь, да, несколько неприятно… Хотя понимаю, что от природы
никуда не денешься.
Я понял, что попал в такую же ситуацию, как с Оксаной Владимировной, но
только с другой стороны. Сейчас еле сдерживаемые уколы ревности не
давали мне покоя, хотя всеми силами пытался себя убедить, что не имею
права ставить Марину в какие-либо особые условия. Она тоже женщина,
очень привлекательная девушка тридцати лет, у которой тоже есть
нереализованные сексуальные желания. Я повторил вопрос, который задавал
несколько дней назад:
- Мариш! У тебя бывают мысли хоть как-то удовлетворить свои желания с
другим мужчиной?
Марина замерла, долго лежала, широко раскрытыми глазами глядя в потолок,
затем еле слышно прошептала:
- Да!..
В моей душе кипела лава, огромная смесь из противоречивых чувств. Если
так думает, то возможно, у нее был или даже есть другой мужчина.
- А у тебя был другой мужчина, кроме меня?
Марина ответила не сразу. Пауза в две-три секунда – но она была, для
меня она прошла как вечность.
- Ты думаешь, что если женщина хочет, то обязательно заведет себе любовника?
Она не ответила «нет». Она не смогла бы ответить «да». Она ответила
неопределенно,
«Ну, конечно! Не мне же одному развлекаться с Наташей!» - подумал я то
ли от досады, то ли от чувства справедливости убеждая себя в нашем с
Мариной равноправии. В душе я свою жену и любил, и оправдывал, и
осуждал, и злился, и жалел, и хотел. Сейчас я ее сильно хотел! Как будто
снял невидимый покров, скрывавший в последние годы какую-то новую очень
сексуальную черту в ней. Только это была не юная Марина как когда-то
давно, а зрелая и по-новому привлекательная женщина. Я заново открыл ее!
- Миленький, не забивай себе голову глупостями, - вдруг страстно
зашептала она и начала целовать мои губы, - Не обращай внимания на мой бред!
- Не считай это бредом, Мариша! Это вполне нормальное желание для
страстной женщины, - я искренне пошел ей на встречу, искренне успокаивал ее.
Мы слились в долгом поцелуе. Потом долго занимались любовью. Затем я не
мог заснуть. Я смотрел на ее до боли в сердце родное и близкое тело в
свете ночного фонаря, пробивающегося через окно. И по-новому понимал,
как я люблю ее, мою Маришку. Не так, как в юности и не ту, что в юности.
Но все равно люблю. Любил ее всегда и люблю сейчас.
Она повернулась во сне ко мне спиной, слегка выпятив свою
соблазнительную попку. Снова возбужденный, я не удержался. Стараясь не
разбудить ее, осторожно лег боком за ее спиной и вошел в ее влажное от
недавней нашей близости лоно. Я двигался осторожно, сдерживая себя,
чтобы не дать волю страсти и не разбудить ее. Марина временами издавала
звуки, похожие на стоны. Я так и не понял, проснулась ли она. Почему-то
оргазм пришел очень быстро. Не выходя из нее, я обнял ее сзади и вскоре
заснул.

***
В субботнее утро я, как всегда, отсыпался за всю неделю. Когда проснулся
и умылся, завтрак был уже на столе.
- Мариш! А ты вчера ночью почувствовала, что я тебя снова, второй раз
любил? – подмигнув, поинтересовался я, когда мы перешли к кофе.
- Второй раз? – с удивленной улыбкой переспросила она, - Второй раз…
Кажется, что-то было… Я даже не могу отличить сейчас, был ли это сон,
или явь. Было похоже на приятный сон.
По ее тону я так и не понял, шутила ли она или на самом деле не
проснулась. Скорее всего, была в полусонном состоянии. Я решил
приколоться над ней, и, снова подмигнув, спросил:
- Если сон, то кто же тебе приснился?
- Ой, Петенька, даже не помню! – кокетливо ответила она, - Во всяком
случае, это был мужчина!
Я смотрел на ее груди под слегка распахнувшимся халатиком, и чувствовал
пробуждающееся желание.
Зазвонил телефон, и Марина взяла радиотрубку.
- Да… - ответила она в трубку, и мне показалось, что в какое-то
мгновение в ее глазах промелькнула растерянность, - Привет! Отличное
настроение! Ты как?.. Не знаю.. Если муж отпустит… - она подмигнула мне,
- Я перезвоню!
Она нажала кнопку разрыва связи и, по-детски сжав губки, игривым тоном
спросила:
- Петь! А ты отпустишь меня на дачу к Вике? Там мы с одноклассницами
решили вечерок устроить у костра…
- У костра? То есть ты с ночевкой собралась?
- Да, с ночевкой!
Правду ли она сказала про одноклассниц – теперь я сомневался. А не
поедет ли она на дачу к своему любовнику? Вика, как близкая подруга,
разумеется прикроет ее. Даже, будучи дамой незамужней, без проблем
предоставит свою дачу или квартиру подруге для встреч.
С другой стороны, у меня сразу же возникли мысли о Наташе. Ведь она
приглашала меня к себе. Или я мог позвать ее домой и провести с ней
целую ночь!
- Конечно, Мариш! – отбросив все сомнения, согласился я, - Когда вернешься?
- Завтра к обеду, наверное.
Я убеждал себя, что Марина действительно проведет вечер и ночь с
подругам. И что там не будет никаких мужчин.
- Ой, спасибо тебе, Петенька! – поцеловав меня в щечку, Марина позвонила
и сообщила о моем согласии.
Через час подъехала Вика. Марина, собрав нехитрые пожитки, уехала вместе
с ней. Долго не думая, я позвонил Наташе.
- Ура! – воскликнула она, когда я сказал, что свободен до завтрашнего
дня, - Петенька, а приходи ко мне вечером? Мне сейчас надо к дяде
съездить, как раз там и дочку оставлю.
- Хорошо, приду!
Наташа с дочерью жила в частном доме, доставшимся от родителей, которые
уехали в город. В предвкушении похода к ней я не знал, как провести
время до вечера. Вспомнив, что неплохо бы отрегулировать клапана моей
машины, я поехал в автосервис. По дороге домой купил конфет и хорошего
вина на вечер.
Решив, что и мне надо будет одеться ближе к походному варианту, я полез
в шкаф с одеждой. Вытащив свой тоненький свитер, я вдруг обнаружил, что
марининых чулков нет на месте. Она никогда не носила их, но иногда
одевала их, когда мы играли в постели. И чулки эти всегда лежали на
одном и том же месте. Теперь их не было. Что бы это значило?
Я осмотрел полки. Затем стиральную машину. В ней лежало немного
нестиранного белья, но чулков там тоже не было. Были только трусики
жены, в которых она была перед тем как лечь спать вчера ночью.
Наташа позвонила и сообщила, что ждет меня. Я направился к ней. Мысль о
пропавших чулках беспокоила меня всю дорогу, пока я не дошел до дома
Наташи и не юркнул во двор через ворота.
Наташа сразу открыла мне дверь в коротенькой и симпатичной комбинации. И
в чулках. Меня аж передернуло: «А вдруг Марина вот так же сейчас стоит
перед кем-нибудь в столь возбуждающем виде?»
- Ну? Как я тебе? – весело спросила Наташа.
- Очаровательно! Просто сексбезумие для мужчины!
- О-о-о, Петь, мне понравилось твое определение! Давай, проходи! Будем
ужинать, а потом… Потом в баньку сходим!
Значит, она даже баньку затопила? Это было здорово.
Наташа усадила меня в гостиной в кресло. На журнальном столике передо
мной уже стояло открытое вино, бокалы и фрукты. Через минуту она вынесла
разогретое в микроволновке куриное филе.
Она четко знала, как откровенно соблазнять мужчин. Она села в кресло
напротив меня. Допивая первый фужер, я не мог оторвать глаз с ее
великолепных ножек в чулках. Когда она как бы случайно раздвигала ноги,
я с затаенным дыханием ловил взглядом ее голую промежность. Вскоре я уже
не мог поддерживать разговор. Мне очень хотелось ее.
- Ну, Петенька, потерпи! – хихикая, она оттолкнула мои руки, когда я
полез к ней под комбинацию, - Петя! У нас еще есть время!
Но меня уже было не остановить. Поняв, что не удержит меня, она решила
прекратить свои пытки и, подмигнув, предложила:
- Пойдем, попаримся? Как тебе попробовать слиянье потных тел?
Наташа рассмеялась. Через две минуты мы вместе забрались в парилку
хорошо протопленной русской бани. Я начал ласкать ее киску, она взяла в
рот моего дружка. Было горячо в парилке, но я не чувствовал жары,
наслаждаясь ее страстными ласками. Я кончил ей в рот буквально через
несколько минут.
- Ну, пойдем, выйдем, подышим свежим воздухом! – предложила она, когда
высосала из меня все остатки соков.
Мы вышли в дощатый предбанник и легли на накрытый свежей простыней матрац.
- Интересно, сколько же мужчин здесь парилось вместе с тобой? – хитро
улыбаясь, спросил я Наташу.
- А кто их считал? – рассмеялась она, - А зачем тебя это так беспокоит?
- Я просто поражаюсь твоей ненасытности. Мне кажется, тебе сколько
любовников не заведи, все равно мало будет.
- Может быть, ты прав. Иногда просто в сучку превращаюсь, хочу всякого,
у кого член между ногами болтается. Но только иногда… - Наташа
приподнялась и начала целовать меня в губы и щеки, нашептывая на ухо: -
Ты у меня целой армии любовников стоишь! С тобой мне хорошо!
- Хочешь сказать, что со мной ты не хочешь трахаться, как сучка? –
рассмеялся я.
- Нет, не всегда, конечно… - ее пухлые губки выглядели в этот момент
восхитительно, - Особенно когда ты футболишь меня подолгу.
- Но ты понимаешь, Наташа, что это бесконечно не может продолжаться? Все
равно либо мы остынем друг к другу, либо нас накроют в неподходящий момент…
- Я понимаю, Петенька! Если честно признаться, то будет, скорее всего,
первое. Я скоро перестану докучать тебе каждый день. Ты будешь меня
вызывать только тогда, когда захочешь!
Я это уже слышал. Хотелось бы верить! Тогда Наташа была бы просто
идеальной любовницей. Но меня волновало не это. Я не знал, как сказать
ей об этом, но все же решился:
- Понимаешь, есть еще другая опасность. В таких отношениях часто
наступает момент, когда… Когда женщина начинает претендовать на большее…
- Петенька! – перебила она меня, и несколько грустным голосом
продолжила: - Давай я тебя сразу успокою! Я скоро выйду замуж. Даже
больше, я уеду к мужу и буду работать в правлении фирмы. Так что недолго
нам с тобой здесь осталось…
Весть меня несколько шокировала.
- А кто же твой избранник?
- Не я его выбирала. Дядя познакомил. Семья такая солидная,
интеллигентная. Приехали к ним в гости на дачу. Пианино, костюмы с
галстуками, изысканные блюда и разговоры о погоде… Парень на год младше
меня, Лешей зовут. Тихоня и интеллигент – весь в родителей. Я утащила
его в мансарду и оттрахала там… - Наташа рассмеялась, - Точнее, он меня
оттрахал. Вначале боялся, смущался, а как взяла его в ротик, как
голодный самец по весне на самку набросился. В общем, на следующий день
мы остались одни на даче, так жених мой просто чудеса показал! Раз
восемь, наверное… Или девять? Неважно, но мы с постели весь день не
вставали. У него были другие женщины, но мой интенсивный курс молодого
бойца ему так понравился, что он к вечеру такие штучки попробовал,
которые и откровенные супружеские пары не всегда позволяют.
Наташа замолчала и мечтательно уставилась в потолок.
- А ты хоть любишь его?
- Теперь да, люблю, наверное… - неуверенно ответила она, - Он мне очень
нравится! Дочке тоже понравился. То, что не собираюсь быть верной женой,
ты конечно же понял,. Наверное, мне такой и нужен – послушный,
покладистый парень. И в постели горячий!
- А когда свадьба?
- Пока не знаю. Скоро мои родители приедут и все решат. Но все равно нам
недолго осталось вместе. Потом только если я сюда буду приезжать. Или ты
в городе будешь. Я надеюсь, конечно же, что ты не забудешь меня, и хотя
бы между делами будешь навещать, - с этими словами Наташа начала
страстно целовать меня, шепча на ухо: - Я буду ждать тебя! Буду
специально для тебя одеваться в эротичное белье, без трусиков! Дома, на
работе, в кустах, на день, на час или на минуту – где и как угодно, но
только не пропадай!
- Не буду пропадать, Наташенька! Хотя, скорее всего, ты уже заведешь
себе нового любовника к этому времени. А то и не одного!
- Ну и что, если заведу? Ты думаешь, я расхочу твоего красавца? – с
этими словами она сползла вниз и начала страстно ласкать мой член.
Какая же она все-таки ненасытная! Я вдруг представил Наташу с двумя
мужчинами, потом с тремя мужчинами, которые трахают ее повсюду. Это
сильно возбудило меня.
- А ты… Ты не хотела попробовать с несколькими мужчинами в постели? При
твоей то ненасытности…
- А как ты подумаешь обо мне, если скажу, что хочу так? – серьезно
посмотрев на меня, прошептала она.
- Ничего плохого не подумаю! Это даже… несколько возбуждающе!
1 2 3 4 5