А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/goods/agent-provocateur-agent-provocateur-18/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь выложена электронная книга О! автора по имени Джованни Жозе. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Джованни Жозе - О!.

Размер архива с книгой О! равняется 136.51 KB

О! - Джованни Жозе => скачать бесплатную электронную книгу



OCR Busya
«Жозе Джованни «Отлученный», серия «Зарубежный детектив»»: Терра-Книжный клуб; Москва; 2000
ISBN 5-275-00095-2
Аннотация
Жозе Джованни уже давно известен, но не как писатель, а как талантливый кинорежиссер, поставивший (кстати, по собственному сценарию) очень известный у наших любителей кино фильм «Двое в городе» – одну из лучших картин в истории французского кинематографа – со знаменитыми Жаном Габеном и Аленом Делоном в главных ролях. Не менее известен у нас и фильм «Искатели приключений», снятый по роману Джованни режиссером Робером Энрико с Лино Вентурой и Аленом Делоном в главных ролях.
Джованни-писатель, как и Джованни-режиссер, работает в жанре криминальной драмы. Его произведения не являются детективами в традиционном понимании этого слова. Его герои – практически всегда люди, находящиеся в плохих – даже очень плохих – отношениях с законом, и очень далекие от традиционного понимания моральных норм. Всем произведениям Джованни – как кинематографическим, так и литературным – присуща своеобразная мрачная романтика, и в то же время кинорежиссер и писатель вовсе не романтизирует уголовный мир, в его героях – отверженных всеми одиночках, очень часто жестоких, мстительных и безжалостных – его интересует прежде всего вытекающее из их характеров их поведение в критических, безвыходных ситуациях, в которых практически все они рано или поздно оказываются. Некоторый романтический налет определяется скорее всего тем, что Джованни, сам в прошлом преступник, пишет и снимает о том мире представлений, ценностей и образов, в котором он жил в период своей криминальной молодости.
Жозе Джованни
О!
Глава 1
Господин директор Финберг перешел площадь Жюль-Жоффрен и направился к своему банку. Был понедельник, середина сентября. Директорские часы, как и часы на мэрии, показывали восемь сорок.
Он шел к служебному входу на улице Эрмель мимо остановки автобуса, что напротив аптеки.
Финберг остановился, давая пассажирам время разойтись – он не любил смешиваться с толпой. По его мнению, от толпы дурно пахло.
Внимание господина директора привлекла яркая расцветка торгового фургончика (модель 404), который стоял у аптеки. Реклама восхваляла снадобье, якобы придававшее младенцам геркулесову силу. На задней панели красовались две картинки: ребенок «до лечения», этакая полупрозрачная жертва концлагеря, и ребенок «после лечения».
Финберг улыбнулся столь утешительному зрелищу и свернул к служебному входу, вытаскивая из кармана связку ключей.
Три замка, один за другим, быстро и мелодично щелкнули, и в тот же момент в ребра Финбергу больно уткнулось что-то твердое.
– Не вздумай валять дурака, – посоветовал низкий голос над самым ухом.
У Финберга возникло ощущение, что вся его кожа мгновенно присохла к костям, и он подумал, что валять дурака и в самом деле не стоит. Он вошел в банк. Налетчик последовал за ним, прикрыл за собой дверь, не запирая ее, и Указал Финбергу на стул.
В левой руке он держал кожаную папку, в правой – длинноствольный «маузер» калибра 7,65. Лицо его не выражало ни злобы, ни ненависти. В одежде – ничего кричащего. Он внимательно осмотрелся вокруг, не теряя при этом Финберга из виду. Обычный мужчина лет сорока с очень черными, зачесанными назад волосами. Он положил папку на стол и сел спиной к перегородке, так, чтобы снаружи его не было видно.
Перегородка тянулась широким полукругом из конца в конец просторного зала, стены которого снаружи образовывали угол на пересечении двух улиц.
Двое мужчин бесшумно открыли боковую дверь и вошли, захлопнув ее за собой. На Финберга они почти не обращали внимания.
Оба были светловолосыми, одного роста и, судя по физиономиям, явно не привыкли шутить. Порывшись в кожаной папке, они вытащили три металлических колпачка размером с половинку грейпфрута, и две отвертки. На обеих сторонах колпачков имелись ушки со вставленными в них винтами.
Двое налетчиков без малейших колебаний подошли к кнопкам сигнализации и в мгновение ока укрепили над каждой из них колпачок.
Финберг, разинув рот, следил за каждым их движением. Парни спокойно, как ему казалось, прислонились к стене, став по разные стороны главного входа, с револьверами в опущенных руках. Тот, что стоял слева, даже закурил.
Финберг нервно сглотнул. Он сидел выпрямившись, положив ухоженные руки на небольшой стол какого-то служащего, в который, из-за тесноты, упирались его острые колени. Благодаря худобе Финберг казался значительно выше своих метра восьмидесяти пяти. Он не решался сказать, что его собственный рабочий стол располагается не здесь, а, как и положено, стоит отдельно и повыше остальных.
По мнению директора, грабители получили неверные сведения, и он со спокойной доброжелательностью, свойственной уроженцам его страны, попытался это объяснить:
– В сейфах нет денег… ни единой банкноты… ни одного сантима… Уверяю вас, денег нет совершенно… можете прове…
– Знаем, – перебил наблюдавший за ним брюнет и, слегка наклонившись, добавил: – Не суетись, старина, мы в курсе.
Финберг сцепил пальцы, и его тонкие губы сложились в вежливую улыбку, впрочем – ненадолго.
– Тебя зовут Финберг, – продолжал гангстер, – тебе сорок восемь лет, ты голландец, свой бежевый «опель» оставляешь на улице Мон-Сени рядом с полицейским участком… И каждое утро, проходя мимо легавых, снимаешь шляпу… Тебя здорово греет, что они расположились всего в пяти сотнях метров от твоего банка, а? Ох, как ты любишь этих ангелов-хранителей, верно?
Финберг примирительно развел руками.
– Ты живешь на улице Перголез, в доме двенадцать, на четвертом этаже, а выходные проводишь в Шатенэ-сюр-Сэн. – Брюнет взглянул на часы. – Сейчас восемь сорок пять, через три минуты тебе позвонят из агентства «Эль-Тэ» и скажут, что фургон уже выехал… Через пять минут начнут собираться твои служащие, фургон появится без пяти девять… Ты выйдешь вместе со мной, и мы поболтаем, как добрые друзья. Остальное предоставь нам.
Налетчик встал и, взяв телефонный аппарат, пододвинул его к Финбергу, потом швырнул связку ключей одному из сообщников. Тот поймал ее на лету.
Финберг и брюнет теперь смотрели только на телефон, но странное спокойствие и упорная решимость банкира встревожили его «друга».
– Да, забыл рассказать о твоей собаке и жене, – равнодушно заметил он. – Псина – бультерьер. Мадам Финберг, рыжая дылда, всегда берет ее с собой, когда выходит из дому, за исключением двух раз в неделю во второй половине дня. Это время твоя женушка проводит в зачуханной гостинице левобережья с джазовым музыкантом – кстати, если хочешь знать мое мнение, он полное ничтожество…
Финберг, сильно побледнев, вскочил на ноги, как подброшенный пружиной.
– Что вы сказали? – пробормотал он.
– Правду, – уверил его бандит и похлопал по плечу – садись, мол, нечего стоять.
Финберг рухнул на стул и впервые за все это время ссутулился.
– Если захочешь узнать дни и адреса – только спроси. Так что ни о каких фортелях даже не думай, – подвел итог гангстер, усаживаясь на краешек стола.
Пронзительно зазвонил телефон, и Финберг увидел перед собой круглый глаз «маузера», направленный ему прямо в сердце.
– Валяй, – буркнул бандит, указывая на трубку.
Финберг снял ее, а в голове мелькнуло: «Она, наверное, уже принимала этого музыканта дома, в мое отсутствие».
– Алло, агентство «Игрэк Бэ»?
– Да, говорит месье Финберг.
– У вас все в порядке?
– Да, все в полном порядке.
– Фургон выехал из агентства «Эль-Тэ».
– Спасибо.
– До завтра.
– До завтра, – отозвался Финберг, вешая трубку.
Он пошевелил своими длинными ногами, которые стали как-будто ватными. Поверхность стола под пальцами вдруг перестала ощущаться как деревянная, а здание банка превратилось в своего рода кокон, сквозь который едва проникали приглушенные звуки.
В боковую дверь позвонили. Финберг взглядом спросил у бандита, что ему делать.
– Чего ждешь? Топай! – проворчал тот тоном зануды-учителя, отпускающего ученика с дополнительных занятий.
Финберг встал, а гангстер прижался к стене возле двери. Директор отпер замки.
Пришли маленькая Люсьен, круглолицая, курносая бухгалтерша с соблазнительно круглой попкой, и папаша Эдуар, курьер и швейцар одновременно. Они жили на одной улице и всегда ходили на работу вместе, но возвращаться Люсьен – с ее-то глазками! – предпочитала в компании повеселее…
Оба вежливо поздоровались с директором.
– Ну, как воскресенье? – спросил Финберг и сам не узнал своего голоса.
Девушка заметила за перегородкой двух блондинов с револьверами.
Она застыла и, прижав руки к губам, повернулась к директору, словно ища у него поддержки и защиты, но увидела сзади еще одного вооруженного мужчину.
– Что это?… Что это такое? – почти беззвучно пробормотал папаша Эдуар.
Финбергу вдруг стало стыдно за то, что он помог заманить их в ловушку, но героические порывы явно запоздали, а превращаться в покойника хотелось не больше, чем прежде.
– Не впадайте в панику… главное – не впадайте в панику, – взмолился он.
– Хороший совет, – одобрил тот, что стоял рядом с Финбергом. – Садитесь за рабочие места, больше от вас ничего не требуется. И не вздумайте умничать. Ты переоденься в форму и иди к двери, как всегда, – обратился он к папаше Эдуару, желая показать свою осведомленность.
Финберг снова подумал о жене и о музыканте. Как всем рогоносцам, воображение рисовало ему самые мучительные картины.
Директор едва заметил, как папаша Эдуар, уже в форме, широко распахнул дверь еще четырем служащим.
Те, обалдев от удивления, молча расселись по местам. А маленькая Люсьен, вдруг преобразившись в современную Жанну д'Арк, чуть-чуть съехала со стула и потянулась к кнопке сигнализации, которая соединяла банк с полицейским участком. Никто не обращал на девушку внимания. Влажной от волнения рукой она дотронулась до кнопки, но нащупала лишь колпачок. В ту же секунду один из блондинов у двери захохотал, точнее, зашипел, сотрясаясь, как в припадке, и запрокинув голову.
– Мамзель, видать, тоже любит блюстителей порядка, – сказал брюнет, подходя к девушке. – А ну, марш под стол, ложись на пол и положи руки на голову! – приказал он.
Девушка подчинилась и легла, закрыв глаза и прижавшись щекой к полу.
– Начинай открывать, только стеклянную дверь пока не трогай, – велел бандит папаше Эдуару.
Один из блондинов протянул старику связку ключей, и тот начал отпирать замки, убрал решетку и стальные планки.
Все служащие в белых или серых рабочих халатах уже сидели за столами, ни живы ни мертвы от страха. Любое самое простое, повседневное дело давалось с трудом и выглядело так же естественно, как у игрушечных роботов на витрине большого магазина накануне Рождества.
Восемь часов пятьдесят пять минут. Несколько клиентов уже ждали у дверей банка. Выпотрошенные и выжатые воскресными удовольствиями, они пришли пополнить содержимое своих кошельков.
– Смотри не на улицу, а сюда, – велел темноволосый Эдуару.
Швейцар обернулся – гангстер по-прежнему стоял в глубине банка, у боковой двери.
– Но не отходи от стекла, чтобы тебя видели снаружи.
Брюнет подошел к столу, взял кожаную папку и сунул пистолет подмышку.
Оба блондина, невидимые с улицы, держали весь персонал под прицелом.
– Ты, ты и ты, вон там, пойдете вместе с Финбергом и со мной, – объявил брюнет трем служащим с внешностью, вызывающей доверие.
Те вышли следом за директором и темноволосым бандитом из-за перегородки и замерли у входной двери в ожидании новых приказов.
– Можешь повернуться, – сказал темноволосый папаше Эдуару, – и, как только увидишь фургон, действуй по всем правилам.
Справа виднелась церковь. Тяжелые черные полотна на двери словно предупреждали о безвозвратности межзвездного путешествия без космического корабля.
Брюнет подошел к портье, изучая кусок тротуара, где через несколько секунд должна будет разыграться вся партия. Двое прохожих читали прикрепленный на киоске анонс следующего выпуска «Франс-Диманш», обещавший поведать о последних, душераздирающих событиях в судьбе бедолаги Тони.
Оба одновременно обернулись и, посмотрев через матовое стекло на брюнета, чуть заметно кивнули.
Небольшой фургон и сопровождавшие его два мотоциклиста, не доехав до банка, притормозили на красный свет. Им оставалось только переехать улицу и припарковаться у тротуара на углу.
– Теперь дело за тобой, – предупредил темноволосый папашу Эдуара, – и – учтите! – если кому-то взбредет в голову фокусничать, будем стрелять без предупреждения! Усекли?
Ответом ему было напряженное молчание, а загоревшийся зеленый свет позволил наконец фургону и его страже подъехать к банку. Двое сидели в кабине, и трое – внутри, вместе с деньгами.
Шофер остановил машину рядом со входом в банк. Мотоциклисты замерли рядом, не слезая со своих сидений и не заглушая моторов. Самая удобная позиция, чтобы в случае необходимости немедленно начать действовать. Оба расстегнули кобуры и машинально проверили, легко ли там ходят их «кольты» сорок пятого калибра. Шофер и сопровождающий, не отрывая глаз от дверей, ждали, когда появятся месье Финберг со служащими, чтобы, в свою очередь, выйти из машины. Спутник шофера тоже был вооружен.
Они видели, как темноволосый мужчина с кожаной папкой, улыбнувшись, дружески похлопал месье Финберга по плечу, и тот улыбнулся в ответ.
Дверцы фургона, как по волшебству, распахнулись изнутри. Оттуда выпрыгнули два автоматчика.
Третий вытолкнул из фургона тяжелый брезентовый мешок, закрыл дверцы и сразу же заперся изнутри.
На обоих концах запломбированного мешка имелись ручки. Взявшись за них, Финберг и шофер приподняли его с земли.
Охранники и служащие банка выстроились цепочкой до самого порога, где их ждал папаша Эдуар.
Два автоматчика охраняли несущих мешок: один – на полшага впереди, другой – сзади. Оба напряженно осматривались.
Брюнет шел рядом с Финбергом. Он знал, что мешок полон крупными купюрами, и их сумма представлялась чертовски внушительной. Но, поскольку силы охраны порядка насчитывали в общей сложности семь человек (не иначе, как по числу смертных грехов), главарь банды также понимал, что одна фальшивая нота – и начнется дьявольский танец.
Что до Финберга, то он уже ни о чем не думал. Вес мешка пригибал его влево. Любому директору банка известно, что по понедельникам денег всегда больше, чем в последующие будние дни, но на сей раз мешок казался ему еще тяжелее обычного.
Папаша Эдуар уже отошел в сторону, освобождая дорогу, а Финберг, коснувшись ногой порога, втянул голову в плечи.
Брюнет пропустил директора банка вперед, чтобы папаша Эдуар сразу запер за их спиной дверь и не пытался делать глупостей.
Блондины дали спокойно пройти Финбергу с мешком, но охранникам, идущим следом, вдруг показалось, что они взлетают. На каменные плиты пола они рухнули уже безоружными.
– Всем скрестить руки за спиной! Живо! – распорядился главарь, подталкивая вперед папашу Эдуара.
Блондины собрали валявшееся оружие и швырнули мешок за перегородку. Служащие пригнулись, чтобы не получить по голове бесценным грузом, и мешок приземлился у самой боковой двери.
Следом за ним пронеслись блондины: один подхватил мешок, другой распахнул дверь.
Главарь одновременно запер парадный вход и велел всем держаться подальше от окон.
Из всех налетчиков в банке теперь остался он один. Он мысленно отсчитывал секунды, которые потребуются его людям, чтобы погрузить мешок в торговый фургончик с яркой рекламой.
Теоретически мотоциклисты могли увидеть, как мешок несут из переулка к аптеке, и столь неожиданное продолжение его путешествия не преминуло бы заинтересовать их.
Однако оба они слишком увлеченно слушали разговор двух коренных парижан на чисто французскую тему. Один из беседовавших, потрясая свернутой в трубку газетой, схватил другого за рукав.
– Ах, так вам, выходит, плевать, что мой братец живет с вашей женой?
– Этого я не говорил, – спокойно возразил другой.
– Тогда дайте ей развод!
– Ничего подобного я тоже не говорил… Я только сказал вам, что когда-нибудь она вернется домой, вот и все…
Мотоциклисты обменялись улыбками и продолжали слушать двух не на шутку разговорившихся прохожих со все возрастающим любопытством.
– Ох, и насмешили! – воскликнул первый и действительно рассмеялся. – Между прочим, я от нее слышал совсем другое! – Он хлопнул себя в грудь свернутой газетой.
– Позвольте! Рогоносец – не вы, а я!.. Причем рогоносец, отлично знающий свою супругу, можете мне поверить! Повторяю вам: она вернется.
– И вы примете ее обратно? – возопил первый, воздев руки к небу.
Он чуть ли не призывал мотоциклистов в свидетели, но сам нарочно стал так, чтобы из-за него те не могли увидеть, как два налетчика пробежали с мешком к фургончику.
– Я люблю эту женщину. Пусть у нее будет еще куча любовников, но в один прекрасный день она успокоится, – небрежно бросил рогоносец.
Главарь покинул банк, еще раз посоветовав Финбергу и его служащим не лезть на рожон, промчался по переулку и вскочил в торговый фургончик. Секунду спустя тот исчез за углом.
– Ну, вы, по крайней мере, стараетесь не осложнять себе существование! – заметил господин с газетой, направляясь к ближайшей станции метро.
Мотоциклисты с сожалением проводили его глазами. Тем временем в окнах банка появились перекошенные физиономии служащих, а в бронированную дверь отчаянно замолотили кулаками.
Мотоциклисты выхватили оружие и, став одной ногой на землю, одновременно поднесли к губам свои свистки. Почти сразу же завыла сирена в полицейском участке, откуда высыпали крепкие ребята и поспешили к банку.
Маленькая Люсьен уже не лежала под столом. Она призывно махала руками, стоя на батарее отопления.
Девушке было о чем порассказать. На уровне ее живота виднелась голова Финберга. Но думал он не о банке, а о своей жене и представлял себе музыканта с длинными грязными волосами.
Глава 2
Шестой этаж дома на острове Сен-Луи, как бы подернутого патиной веков (хоть плачь от умиления), занимала ничем не примечательная холостяцкая квартира. Правда, огромная кровать под балдахином в этой квартире соседствовала с холодильником, который, в свою очередь, оказался, почему-то, самым лучшим местом для размещения проигрывателя.
Габриэль Бриан спал. Он лежал на животе на кровати, широко раскинув руки, словно его привязали к двум столбам в ожидании допроса с пристрастием. Последняя из покоренных Габриэлем красоток прикорнула на самом краю и тоже спала, свесив вниз одну руку. Похоже, на какое-то время они умерли для всего на свете.
Это был тот кошмарный сон с рассвета до полудня, который, не давая отдыха, более всего удаляет вас от действительности.
По обе стороны кровати на покрытом кафельной плиткой полу стояло по телефонному аппарату – для того, чтобы Габриэль мог снимать трубку, не перебираясь на другую сторону огромного ложа. Он утверждал, что все военные страдают болезнью почек из-за того, что им часто приходится вскакивать с постели по тревоге.
Зазвонил телефон, но ни о каком пробуждении, удобном или неудобном, не могло быть и речи, ибо ни он, ни она даже не повели бровью.
Трезвон не умолкал. Габриэль, уловив из самой глубины сна чуть слышное дребезжание, вцепился в простыню, согнул ногу, примерил широкую ступню к бедру подруги и хорошенько толкнул ее.
Она свалилась рядом с телефоном и, разом соприкоснувшись с прохладной, жесткой поверхностью кафеля и неприятным позвякиванием у самого уха, сняла трубку.
– Алло…
– Это ты, Спартак? – осведомился мужской голос.
– Спарта… что? – пробормотала девушка.
– …так! Спартак!
– Спартак? – повторила она, изумленно таращась на странное убранство комнаты и гору костей и мускулов на кровати.
– Ну да… здоровенный придурок, который, очевидно, сказал вам, что вы – женщина его мечты и что он повезет вас в Норвегию ловить лососей… Как видите, ошибиться невозможно… Ну, крошка, встряхните его, это срочно!
Девушка положила трубку рядом с телефоном и неуверенно поднялась на ноги – вполне приличные, если не считать чуть толстоватых щиколоток.
– Э-э-э! О-о! – крикнула она, хватая приятеля за руку. Даже двумя руками ей не удалось обхватить его запястье.
Она попробовала подергать эту безжизненно болтающуюся длань, чуть не потеряла сознание от натуги и с жалобным стоном отпустила руку, которая тут же упала на кровать.
– Эй ты, врунишка паршивый, тебя к телефону! – заверещала она в ухо Габриэлю.
– Потопчите его, как старую шкуру! – прогнусавил голос в трубке.
Девушка вскарабкалась на кровать и прогулялась по широкой спине кавалера туда и обратно. Широкие плечи и узкие бедра… Тепло кожи под ногами будоражило, словно от стопы к ее бедрам пробежал ток.
Габриэль пошевелил лопаткой, и его подруга, потеряв равновесие, приземлилась среди подушек. Бриан открыл глаза.
– Что, телефон, а?… – проворчал он.
– Похоже на то.
– Из газеты? – спросил Габриэль, протягивая руку к ближайшему аппарату.
– Не знаю, но этот тип чертовски хорошо изучил тебя.
– Ну, тогда это Поль, – заявил Спартак и, зевнув, взялся за трубку.
Бриан все еще лежал, и удобно пристроившаяся на подушках девушка внимательно разглядывала его. Она подумала, что, наверное, Габриэля прозвали Спартаком после того, как вышел фильм с таким же названием. «Воображаю, – сказала она себе, – какую бы он поднял пыль на арене, если бы жил в те времена! Не могу себе даже представить, чтобы какой-нибудь тип исхитрился проткнуть его!»
– Привет, Поль. Мы очень поздно легли… заработались, понимаешь ли…
– Она брюнетка?
– Эй, ты брюнетка? – переспросил Спартак, поворачивая голову.
– Нет, я лысая.
– Она лысая, – ответил Спартак в трубку.
– Ладно, – буркнул Поль. – Хватай-ка свою щелкалку и мчись к мэрии восемнадцатого. Жуткая заваруха – грабанули банк напротив.
– Кто? – спросил Спартак, спрыгивая с постели.
– Очевидно Франсуа Чокнутый, но пока мы ни в чем не уверены. Расскажу на месте. Ну, шевелись – как пить дать, обскачешь своих дружков на десять корпусов!
Спартак повесил трубку и натянул штаны.
– Из газеты? – спросила девушка.
– Нет, но все-таки по делу.
Сумка валялась там, где он ее бросил, вернувшись домой на рассвете – прямо у двери. Покопавшись в ее недрах, он вытащил тяжеловатый фотоаппарат, бросил его на кровать, заменив его маленькой «Лейкой» без вспышки.
Девушка накинула на себя пижамную куртку Спартака, карманы которой висели почти у ее коленей.
– Возьмешь меня с собой? – спросила она.
– Лучше не стоит. Я рискую карьерой, и нечего тебе тонуть вместе со мной.
– О, знаешь… насчет меня…
Девушка только стажировалась и накануне вместе со Спартаком провалила первое свое более или менее серьезное задание: найти Ингрид Бергман, приехавшую в Париж инкогнито.
– Ты могла бы сходить к «Крови-на-Первой-Полосе», нашему дорогому шефу, и втолковать ему, что мы сделали все возможное, но милашка здорово замаскировалась, а когда я уже было собрался сорвать с нее маску, у меня начался приступ малярии и тебе пришлось вызывать пожарников, дабы отвезти меня домой. Иногда женщинам удается сделать из него полного кретина.
– Что ж, попытаюсь…
Спартак накинул на плечи спортивную куртку, в которой его плечи казались еще шире. Глаза у него были серо-зеленые.
– Еще ты ему скажешь, что в уголовной полиции у меня есть друг и что он срочно вызвал меня на суперсенсационное дело, настоящий «эксклюзив», и я с удовольствием оставил в покое Ингрид. Добавь, что для меня это слишком мелкая дичь…
Спартак причесал пятерней каштановую шевелюру и выключил газ под кастрюлькой с водой.
– Кофе варить умеешь? – спросил он.
– Растворимый?
– У меня есть и тот и другой, – торопливо отозвался репортер.
– Ну, я умею делать только растворимый…
Спартак вздохнул, достал банку растворимого, чашку и, заварив кофе, мгновенно выхлебал раскаленный напиток.
Девушка проводила его до дверей.
– Сунешь потом ключ под коврик…
Он вскинул сумку на плечо. В светлых волосах девушки играли солнечные блики. Спартаку помнилось, что ее вроде бы зовут Фабиен, но руку на отсечение он бы за это не дал…
– Научись варить кофе, – почти с нежностью посоветовал он, нагнулся, поцеловал ее в щеку, и девушка прижалась головой к его плечу.
– Если увидишь, что «Кровь-на-Первой» непреклонен, свали все на меня и не мечи икру, – шепнул Габриэль.
– Спасибо…
Журналист ушел, и девушка медленно закрыла за ним дверь. Однако, пробежав несколько ступенек, он одним прыжком вернулся обратно и постучал. Дверь мгновенно распахнулась.
– Главное – не отвечай на звонки, – предупредил Спартак с самым серьезным видом.
Девушка кивнула, и он снова исчез. Габриэль Бриан всегда опасался женских разборок, и ему стоило огромных трудов поддерживать в своем гареме порядок.
* * *
Полицейские, локоть к локтю, оцепили банк, отгородив его от всего остального мира. Отогнать вкладчиков было делом нелегким, и многих все еще приходилось урезонивать.
По приказу шефа Криминальной бригады комиссара Бло Финберг время от времени появлялся на пороге руководимого им заведения и произносил умиротворяющие речи. Головное отделение фирмы, объяснял он, скоро пришлет деньги.
– Только бы и их не посеяли по дороге, – заметил какой-то бойкий язычок.
Спартак очутился в толпе, в которой многим уже мерещилось банкротство, и потому готовой идти на штурм. Каждый хотел урвать свой кусок, и «хвост» все удлинялся.
Репортер осторожно показал полицейскому удостоверение, но тот и глазом не моргнул.
Спартак отошел в сторону и несколько раз щелкнул толпу, пытаясь в то же время среди множества инспекторов в штатском отыскать Поля. Люди болтали, и каждый полагал, будто знает больше других: бандитов было двадцать пять; бандит был один; пять трупов, восемь, один; в мешке лежало сто миллионов, четыреста, миллиард; директор – сообщник (достаточно только взглянуть на его физиономию!), да и вообще вся полиция заодно с гангстерами! Нет, раз участок так близко, ни о каком пособничестве и толковать не стоит! В деле замешана женщина… Нет, две! Вовсе нет – ни одной! Бандиты приехали на «мерседесе», на грузовике, на велосипедах, на метро… Это сделали негры, алжирцы, оасовцы… Налет продолжался пять минут, тридцать секунд, час…
Совсем как в бистро, во время войны… Спартак знал, что, стоит тебе принять на веру хотя бы одно из этих блестящих предположений, – и ты мигом вылетишь из газеты… если это уже не произошло.
Расспросив о «почерке» налетчиков, комиссар Бло отправил инспектора за фотографиями, которые любовно хранил в правом ящике стола. Потом, разложив их на столе, приказал свидетелям подходить по одному. Темноволосого опознали сразу и единогласно.
– Это Франсуа Кантэ, известный также как Франсуа Чокнутый, а один особенно остроумный журналист дал ему прозвище Франциск Первый, – объявил Бло.
«И все же означенному журналисту это не принесло особой известности», – подумал про себя Поль. Он уже почти перестал надеяться, что Спартак добьется толку в какой бы то ни было области. Бло отделил две фотографии Кантэ, и опознание пошло по второму кругу. Поль стоял рядом с шефом. Свидетели пребывали в некоторой растерянности, не решаясь сказать что-либо определенное. Даже крошка Люсьен, готовая на что угодно, лишь бы привлечь к себе внимание, не рискнула открыть рот.
Поль уже заметил волнующий изгиб ее спины и подумал, что неплохо было бы занять ею свободный вечерок, если, конечно, такой свободный вечерок случайно выпадет. Его собачья работа не позволяла мечтать о выходных или, во всяком случае, планировать что-либо на несколько дней вперед.
Девушка склонилась над столом, внимательно изучая изображения двух мужчин с густыми черными шевелюрами.
Бло вытащил из большого пакета два клише, вырезанные в форме подковы. Они изображали волосы. Вместо лиц на них были дыры, которые следовало накладывать на предъявляемые для опознания фотографии. Цвет волос на клише был светлым – этакая парочка белокурых скальпов.
Комиссар прикрыл черные шевелюры на обеих полицейских фотографиях светловолосыми клише, и Люсьен тотчас узнала карауливших по обе стороны двери блондинов.
– Вот этот захохотал, когда я попробовала нажать кнопку сигнализации, – проговорила она, указывая на фотографию справа и пытаясь встретиться глазами с Полем.
Другие свидетели высказались столь же категорично, и Бло собрал фотографии.
– Это братья Шварц, – ни на кого не глядя, сухо подвел он итог.
Бло выглядел скромно, но элегантно. Лицо его могло бы показаться обыкновенным, не будь у комиссара таких острых, сверкающих глаз. Большая часть седины на висках появилась у Бло как раз благодаря этому самому Франсуа Кантэ и братьям Шварц. Полиция уже выяснила, что они приехали брать банк на торговом фургончике-404, поскольку к аптекарю в тот день ничего не привозили. Однако этим все полученные сведения и ограничивались.
– Ну, раз вы их всех знаете, то скоро посадите под замок, – сказал Финберг, очень нуждавшийся в оптимистических прогнозах.
Бло вздохнул. Неужели этот Финберг не читает газет, не слушает радио и даже не включает телевизор? Он направился к двери служебного входа, директор банка пошел следом.
– А этот Франсуа Чокнутый действительно не в своем уме? – спросил он.
Бло, казалось бы, уже полностью утративший способность удивляться, пристально посмотрел Финбергу в глаза.
– А что? – поинтересовался он.
– Я хочу знать, насколько стоит придавать значение тому, что он мне наговорил…
– Вы имеете в виду угрозы?
– Нет, не совсем…
– То есть вас интересует, в какой мере можно доверять его словам? Я вас правильно понял?
– Да.
– А не могли бы вы повторить мне, что именно вам сказал Кантэ?
– Один вопрос… мне было бы… чрезвычайно трудно… обсуждать… Но только один! – запинаясь, пробормотал он.
– Тогда лучше всего исходить из того, что этот тип не только псих, и, причем, опасный, но и из того, что он способен наболтать чего угодно, мешая правду и ложь, лишь бы это ему приносило выгоду. А в своем ремесле он отлично соображает, и очень хорошо знает с какой стороны хлеб намазан маслом.
– «Чего угодно»… – медленно повторил Финберг, стараясь покрепче запомнить эти слова.

О! - Джованни Жозе => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга О! автора Джованни Жозе дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге О! у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу О! своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Джованни Жозе - О!.
Если после завершения чтения книги О! вы захотите почитать и другие книги Джованни Жозе, тогда зайдите на страницу писателя Джованни Жозе - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге О!, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Джованни Жозе, написавшего книгу О!, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: О!; Джованни Жозе, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Красное саленто на сайте Декантер