А-П

П-Я

 интересное предложение 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бак Гейл

Любовь к Люсинде


 

Здесь выложена электронная книга Любовь к Люсинде автора по имени Бак Гейл. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Бак Гейл - Любовь к Люсинде.

Размер архива с книгой Любовь к Люсинде равняется 157.77 KB

Любовь к Люсинде - Бак Гейл => скачать бесплатную электронную книгу






Гейл Бак: «Любовь к Люсинде»

Гейл Бак
Любовь к Люсинде



OCR: Алекс; Spellcheck: Велька
«Гейл Бак «Любовь к Люсинде»»: Вече; Москва; 1999

ISBN 5-7838-0434-7 Аннотация В книгу Гейл Бак вошло два романа. В первом – «Любовь к Люсинде» – молодая красивая вдова выезжает в Лондон с целью приятно провести время после вынужденного длительного заточения в своем пригородном поместье. Однако ее надежды на безмятежную жизнь не оправдались… Гейл БакЛюбовь к Люсинде Глава 1 Было раннее утро. Зимнее солнце проглядывало сквозь заиндевевшие окна. В спальне еще было сумрачно, и в углу был зажжен канделябр свечей. В камине трещал огонь, разгоняя холод.Горничная быстро оглядела платье, которое было аккуратно разложено поверх покрывала, одновременно не спуская глаз с госпожи, которая медленно расхаживала по ковру. Тишину нарушало лишь шуршанье ее тяжелой юбки.Пробили каминные часы. Этого звука и дожидалась леди Люсинда Мейз. Она обернулась и посмотрела на себя в зеркало. На нее глядело все то же миловидное лицо с большими голубыми глазами и полным чувственным ртом. Она выглядела как восемнадцатилетняя девушка. Но вместо веселой ленты в волосах сейчас прическа ее была покрыта тончайшим кружевным капором с серыми шелковыми лентами. Вместо кремового муслинового платья ее стройная фигура была облачена в строгий наряд приглушенных серо-голубых тонов. Ворот был глухо застегнут у шеи. Под отороченный шелком манжет был подоткнут платочек с черным кружевом.Резким движением Люсинда сорвала со своих темных вьющихся волос ненавистный траурный капор и отвернулась от зеркала.Горничная Мэдисон в ожидании стояла у двери. На кровати ее хозяйку ждало новое платье ярко-бирюзового цвета.– Ну, вот и год прошел, Мэдисон, – спокойно сказала Люсинда. Ее губы тронула улыбка. – Умоляю, освободи меня от этого противного траурного платья. Никогда больше не надену его!– Да, миледи, с превеликим удовольствием, – ответила горничная.В несколько минут Люсинда избавилась от ненавистного траурного облачения и предстала перед зеркалом в голубом наряде. На губах ее играла улыбка. Перемена была разительной. Радость пронизала все ее существо. Она рассмеялась от удовольствия.Люсинда обернулась к горничной. Ее голубые глаза искрились.– Наконец-то я свободна. Отдай распоряжения, Мэдисон. Мы едем в Лондон. Завтра после завтрака я желаю отправиться немедленно. – Она накинула на плечи шаль и стремительно направилась к двери.– Да, миледи! – Мэдисон поспешила открыть перед Люсиндой дверь.Мэдисон постояла на пороге, наблюдая, как та быстро удалялась, улыбнулась и тихо закрыла створки дверей.Люсинда дошла до поворота лестницы и столь же стремительно стала спускаться, но на середине марша она остановилась и глубоко вздохнула.Отец должен быть в комнате для завтрака и ожидать ее прихода. Он неожиданно приехал три дня тому назад. Это было неподходящее время для визита, но ничего поделать было нельзя.Люсинда ничего не говорила сэру Томасу о своих планах. К несчастью, и он не спешил покинуть ее дом. У нее была мимолетная мысль о том, чтобы отложить исполнение своего плана до отъезда отца, но она отказалась от нее.Это было бы трусостью. Но теперь, когда предстояло раскрыть отцу свои намерения, сердце Люсинды трепетало.Люсинда расправила плечи. Она поклялась себе, что, когда придет этот день, она вновь станет хозяйкой собственной жизни. Она уже положила начало тому, сняв траур, тем самым символически раз и навсегда разорвав оковы, в которых оказалась три года тому назад, выйдя замуж. Умение ответить на неизбежные вопросы отца будет хорошей проверкой для ее силы духа.Люсинда спустилась с лестницы и вошла в комнату для завтрака. Когда бы ни поднялся с постели отец, он всегда ждал кого-нибудь, кто разделил бы с ним стол. Люсинда никогда не могла объяснить себе эту странность отца: он не любил одиночества, особенно в тихие утренние часы, и не мог понять, что кто-то чувствует по-иному.Когда Люсинда вошла, сэр Томас уже сидел за столом.– Папа!Сэр Томас Стэссарт, улыбаясь, посмотрел на нее и встал для приветствия. Однако радостное выражение его лица быстро изменилось, как только он уловил перемену в дочери.– Дочь моя! Что такое? Вы сняли траур?– Да. Вы не находите, что этот голубой цвет идет мне? – спокойно спросила Люсинда, усаживаясь напротив отца. Лакей пододвинул ее стул. Она кивком поблагодарила его и с улыбкой повернулась к отцу. – Хорошо ли вы спали, папа? Надеюсь, Потсби подал вам утренний кофе именно таким, как вы любите?– Не важно, как я спал и каким был кофе, – холодно ответил сэр Томас, возвращаясь на свое место у стола. Сэр Томас был невысокого роста осанистым джентльменом, но более всего он напоминал крапчатого фазана в коричневом сюртуке и полосатом жилете. – Я желаю знать, Люсинда, что за блажь пришла вам в голову?Люсинда вопросительно подняла красивые брови. Ее пухлые губы выразили искреннее изумление. Она решила изображать непонимание.– Не знаю, о чем вы говорите, папа. – Она кивнула лакею, который положил ей на тарелку порцию вареных яиц и тушеные почки. – Да, благодарю. Еще тосты и мармелад, пожалуйста.Сэр Томас подождал, пока лакей отойдет от стола, и воскликнул:– Я говорю о вашем платье, Люсинда! Что все это значит? – И он указал рукой на элегантное платье дочери.– Вам оно не нравится, папа? Я так разочарована… Я была уверена, что оно мне подходит, – небрежно говорила Люсинда, намазывая мармелад на тосты.– Вам хорошо известно, что я говорю не о фасоне, – раздраженно ответил сэр Томас. – Не играйте со мной в загадки. Я спрашиваю, почему вы сняли траур. Лорд Мейз только год в могиле…– Простите, папа, но должна вас поправить. Лорд Мейз ушел из жизни ровно год и… – Люсинда поглядела на часы, – …и полчаса назад. По крайней мере, так мне доложили.Со стороны прислуги послышался сдавленный смешок, который быстро заглушило звяканье посуды. Дворецкий метнул на провинившегося строгий взгляд. Однако и он сам преувеличенно пристально следил за подачей блюд на стол, чтобы иметь возможность послушать разговор. Разговор хозяев, который принимал интересный оборот.Люсинда и сэр Томас не обратили внимания на поведение прислуги. Хозяйке было решительно все равно, что их кто-то слышит, потому что она не желала держать в тайне свои намерения. Что касается ее отца, то в тот момент он был явно потрясен и вряд ли помнил, где находится.– Люсинда, ваше поведение недопустимо! – сказал сэр Томас.– Напротив, – холодно отвечала Люсинда. – Мой официальный траур закончился несколько минут тому назад. Я сложила с себя обязанности вдовы.– Люсинда!– Несмотря на возмутительность…Она прервала отца, увидев выражение его лица:– Я не потерплю у себя в доме нотаций, папа, даже от вас, – очень спокойно предупредила она.Сэр Томас растерялся. Он пристально посмотрел на дочь. Вспомнив, что она более не зависит от него, он решил изменить тон. Откашлявшись, он начал:– Никому, лучше чем мне, – разве что вашей матери – не известно, как трудно вам пришлось, Люсинда. Вы выдержали многолетнюю ссылку вдали от высшего света, сюда, в Кэрберри, с превосходным терпением. Очень дурно со стороны Мейза было запрещать вам выезжать, в особенности принимая во внимание его… – сэр Томас споткнулся на полуслове, и краска залила его лицо. Он не мог обсуждать такие темы с дочерью, хотя она была уже взрослой женщиной. – Но не будем касаться этой болезненной темы.Дочь не пощадила деликатных чувств сэра Томаса.– Вы говорите о любовных романах моего покойного мужа, – спокойно подсказала она.Лакей уронил крышку, послышались суетливые шаги. Дворецкий бросил на виновника такой испепеляющий взгляд, что тот побледнел. На этот раз опасения дворецкого подтвердились, и шум был услышан. Сэр Томас внезапно осознал, что при разговоре присутствуют посторонние.– Дочь моя! – Сэр Томас угрожающе выкатил глаза на прислугу. – Наверное, нам следует обсудить все это в более подходящее время.Люсинда безразлично пожала плечами.– Это не секрет, папа. Да и кто этого не знал? У лорда Мейза была вереница любовниц до брака со мной. Когда моя новизна поблекла, он вновь вспомнил о них.Сэр Томас опять забыл о присутствии прислуги.– Люсинда, вы преувеличиваете! Ни один умный мужчина не станет пренебрегать женой только из скуки!– Поверьте, мне недолго пришлось ломать голову над разгадкой: единственным моим достоинством в глазах лорда Мейза была репутация первой красавицы! – Люсинда улыбнулась и сделала выразительный жест. – Когда лорд Мейз вел меня к алтарю, все говорили о нашем браке как о призе сезона. Он получил мое согласие – а другие соискатели моей руки удовлетворились созерцательным интересом. Лорд Мейз оказался счастливым обладателем красивой и хорошо воспитанной жены, а остальное никого не интересовало.– Эта горечь нанесет вам вред, Люсинда, – упрекнул ее сэр Томас.Несмотря на свой протест, он был расстроен. В конце концов, дело касалось его дочери. Его тревожило, что она прошла через то, о чем рассказывала.– Разве я говорю с горечью? – Люсинда немного подумала и пожала плечами. – Возможно, что да. И все же я безмерно благодарна ему. В первую очередь за то, что он на семь месяцев обрек меня на одиночество: мне было бы невыносимо делать счастливый вид перед знакомыми. Думаю, что благодаря заточению я сохранила здравый ум. И хотя я была опечалена известием о смерти мужа, я откровенно говорю вам, папа, что испытала большое облегчение. По прошествии трех долгих лет наконец-то этот фарс закончился.– Люсинда! – Сэр Томас стукнул кулаком по столу. Столовые приборы подпрыгнули от удара. Огорчение сменилось ужасом от бессердечия дочери. Ему хотелось многое сказать, но эмоции не дали хода словам. Он лишь бессильно открывал и закрывал рот.В избытке эмоций сэр Томас вновь забыл, что они беседуют не в одиночестве. Люсинда, однако, этого не забыла и отчетливо сознавала, насколько бесстыдно подслушивают их дворецкий и лакей. Поняв, насколько важен для отца этот разговор, она сочла благоразумным продолжить его в более приватной обстановке. Она жестом отпустила прислугу, и оба с явной неохотой покинули столовую.Едва закрылась дверь для прислуги, как сэр Томас взорвался:– Я запрещаю вам говорить со мной о вашем муже в таком неуважительном и циничном тоне! Достаточно вспомнить, что лорд Мейз дал вам все – буквально все! – о чем только можно было мечтать…– Драгоценности и безделушки, наряды и шляпки, чтобы заставить завидовать женскую часть общества и чтобы все только и говорили, что я так превосходно отражаю в себе достоинства своего мужа. И мой портрет будет заказан самому дорогому портретисту. Но не забудьте при этом слезы, одиночество и перспективу провести остаток жизни таким же грустным образом. – Люсинда вздохнула и покачала головой: – Вы не правы, папа.– Как вы можете так говорить? Каждая женщина должна желать того, что было дано вам, – вновь выразил протест сэр Томас.– Нет, папа, не думаю, – спокойно сказала она с грустной улыбкой. – Мне не выпало ничего из того, что я желала. Заключив брак со мной, лорд Мейз дал вам с мамой все, чего вы желали.Лицо сэра Томаса побагровело.– Насколько я помню, вы не возражали против брака с лордом Мейзом. Мы с вашей матерью никогда бы не стали заставлять вас выходить за человека, который был вам неприятен. Лорд Мейз дал вам то, чего родители могут желать для дочери: богатство, положение в обществе, имя. Конечно, он слишком увлекался женщинами низкого происхождения, но мы были уверены, что как только вы поженитесь – это останется в прошлом.– Да, так и объяснила мне мама. Но она обманулась в ожиданиях.– Да, обманулась, – тяжко вздохнул сэр Томас. Выражение лица дочери стало насмешливым, а отец понял, что затронул опасную тему. И он вновь сел на любимого конька. – Вы не были против замужества, Люсинда! Вы также видели все преимущества этого брака!– Я просто послушная дочь, – согласилась Люсинда. Она улыбнулась горячности отца. – Умоляю, не поймите меня неверно, папа. Я не виню ни вас, ни маму. Я очень надеялась на счастье с лордом Мейзом. Я хотела быть хорошей женой и думала, что со временем он оценит и полюбит меня. Однако – чего не случилось, того не случилось. Я теперь свободна от своего несчастливого брака, и умоляю, не ставьте мне в вину моего удовлетворения свободой.Сэр Томас не мог устоять перед искренней просьбой дочери. В ее словах многое было правдой. Он вновь тяжело вздохнул.– Я сожалею, что брак принес вам столько несчастья, Люсинда. Лорд Мейз обошелся с вами дурно. Однако, как вы сказали, теперь его нет в живых, и делу конец. Вы теперь обеспечены. Я рад, что настоял на том, чтобы вам были завещаны средства. Лорд Мейз щедро даровал вам и вашим будущим наследникам Кэрберри. Конечно, имение небольшое, но приносит доход. К тому же у вас есть ежегодная рента.– У меня нет причин жаловаться. Определенно, я более счастлива, чем большинство женщин, которые остались лишь с вдовьей долей наследства. – Она была рада прийти к согласию с отцом хотя бы по одному из пунктов. – Вы были в этом весьма дальновидны, папа.Сэр Томас повеселел и удовлетворенно кивнул.– Вы правы, дочь моя. Значит, пришла пора снимать траур. Ну что ж, тем лучше! Теперь нужно подумать о будущем.– Именно этим я занималась целый год, папа. – Люсинда улыбнулась, предугадывая немедленную реакцию отца на это заявление. – Я решила ехать в Лондон.– В Лондон! – Сэр Томас в изумлении посмотрел на нее, еще раз потрясенный. – Почему? Что вы намереваетесь там делать?– Ну, я намереваюсь слегка поразвлечься, – пытаясь не рассмеяться, ответила Люсинда.– Конечно, вы должны желать этого. Но я имел в виду: какие у вас планы?Люсинде стало жаль отца.– Я собираюсь поселиться там на зимний сезон, папа. Наследник и кузен покойного мужа, Уилфред Мейз, как вы знаете, неженат, и снимает в Лондоне квартиру, предпочитая это собственному дому. Уилфред благородно пригласил меня поселиться на неопределенный срок в его покинутом доме, и я уже приняла приглашение. Что касается моих планов, то они весьма просты: я собираюсь ездить за покупками и посещать каждый вечер бал, куда буду приглашена. Я брошусь в круговорот развлечений и удовольствий, пока у меня не закружится от них голова. Надеюсь, в скором времени мне удастся вытеснить из памяти даже воспоминания об этом несчастном браке.Сэр Томас был глубоко шокирован. Перед его мысленным взором возник образ красавицы-дочери, увешанной бриллиантами, нескромно одетой, смеющейся с незнакомыми мужчинами и падающей в их объятия.– Вы не смеете так говорить и поступать, Люсинда! – почти прошептал потрясенный отец.– Я никогда еще не говорила более здраво, папа, – ответила Люсинда.– Но подумайте, что о вас скажут в свете! Вы еще так молоды. Вас будут обсуждать повсеместно, и никто не защитит вас от оскорблений и злословия. – Сэр Томас в волнении поднялся из-за стола и заложил руки за спину.– Я больше не девочка с мечтательным взглядом, о которой судят лишь по личику и фигуре, папа, – сухо сказала Люсинда.– О, конечно нет. И вы никогда не были пустышкой. Вы всегда отличались здравомыслием, – отвечал сэр Томас, нежно сжав худенькое плечико дочери. Глава 2 Люсинда встала, чтобы налить отцу кофе. Сэр Томас взял чашку и вернулся с нею в кресло. Воодушевленная его лаской, Люсинда сказала:– Не о чем тревожиться, папа. Я всего лишь желаю немного развеяться.– С обеспокоенным выражением лица отец проговорил:– Все это лишь звучит безобидно. Но не могу скрыть от вас, Люсинда, что это дурное начало новой жизни! Я предвижу несчастье. Вы будете одна, без защиты. Я очень опасаюсь за вашу репутацию.– Я – леди Мейз и очень богатая вдова. Не думаю, чтобы кто-то смог упрекнуть меня в нереспектабельности.– К слову – о респектабельности. – Сэр Томас что-то некоторое время обдумывал. – Вам нельзя ехать в Лондон без компаньонки, Люсинда. Вам понадобится для защиты вашей репутации отменного поведения старшая подруга. Ваша мать не может сопровождать вас, поскольку обещала на следующий месяц переехать к Летти. Просить кого-то из ваших сестер покинуть их семьи и мужей на несколько месяцев ради вашего удовольствия было бы эгоистичным.– Не раздражайтесь от того, что я вам сейчас скажу, папа. Я уже пригласила в компаньонки мисс Тибби Блайт. – Люсинда была удивлена почти немедленной недовольной реакцией отца. – Вы не помните мою бывшую гувернантку, папа?Сэр Томас кивнул. Но брови его остались нахмуренными.– Конечно, помню. Мисс Блайт была суровой наставницей. Мы с вашей матушкой всегда восхищались ее влиянием на ваши с сестрами характеры.– В таком случае не понимаю, какие у вас могут быть против нее возражения? – Люсинде стало любопытно.– Я одобряю благоразумие вашего выбора, Люсинда, – и сэр Томас на мгновение закусил нижнюю губу, – но меня удивляет, отчего вы вспомнили о ней, когда вашим нескрываемым намерением является выставить себя на обозрение высшего света. – Встретив удивленный взгляд дочери, он почувствовал себя неловко. – Я всегда втайне считал, что длинное лицо мисс Блайт действует довольно угнетающе. У нее внешность и повадки дуэньи.Люсинда с трудом скрыла улыбку, неожиданно услышав откровения отца. У нее и сестер всегда была уверенность, что под суровой респектабельностью мисс Блайт прячется сентиментальное сердце, которое способно рыдать над слащавыми дамскими романами. Однако сейчас было не время открывать глаза отцу на его заблуждение.– Это верно, что у мисс Блайт всегда непреклонный вид. Однако я подумала, что она как раз подходит для моего сопровождения, и ее вид и взгляды будут надежно охранять меня от посягательств. Тем более что она знает меня и мое положение.Сэр Томас задумчиво пожевал губами.– Не думаю, чтобы вы желали ее постоянной бдительной охраны. – Он пристально поглядел на дочь, и выражение его лица смягчилось. – Послушайте, Люсинда, я хорошо понимаю, как вы мечтаете об удовольствиях после той отшельнической жизни, которую вы вели. Я всегда жалел вас, когда у вас не было никого рядом, кто скрасил бы вашу жизнь. И неудивительно, что вы жаждете перемен. Я не осуждаю вас за это!– Папа, вы говорите так, будто последние три года я действительно провела в отшельничестве, – со смехом заметила Люсинда.– Но так оно и есть! Как могли вы остаться в Лондоне, когда лорд Мейз так оскорбительно по отношению к вам вел себя? У него не хватило благородства даже на то, чтобы снять вам апартаменты где-нибудь в окрестностях Лондона, например, в Бате, чтобы вы также могли наслаждаться обществом! Вместо этого он похоронил вас заживо в Кэрберри! – Все это было сказано сэром Томасом с неожиданным для него самого негодованием.Дочь внимательно посмотрела на него, а ему в это время пришлось приложить усилия, чтобы успокоиться. Он дружески похлопал дочь по руке.– Вам будет полезно купить себе несколько красивых вещиц и возобновить старые знакомства. Вы слишком уединенно жили в последнее время. В самом деле, мне уже начинает нравиться ваш план, в особенности если вашей компаньонкой будет мисс Блайт. Я сообщу об этом вашей матери. Имейте в виду, что мое одобрение не касается вашего намерения провести в Лондоне целый сезон. Однако больше я не скажу ни слова против.Люсинда с некоторым любопытством глядела на отца.– Вы полагаете, что мама не одобрит моих намерений, даже если я возьму с собой мисс Блайт?– Вы же знаете влияние лорда Потерби, – неожиданно остро взглянув в глаза дочери, ответил он.– Понятно, – ответила Люсинда.Ей вправду стала понятной ситуация. Лорд Потерби был владельцем прилегавших к Кэрберри земель и самым близким из соседей по имениям. Во время редких визитов родителей Люсинды этот джентльмен впечатлил их своим неоспоримым достоинством.Лорд Потерби был богат и исключительно благородного происхождения. Он открыто восхищался красотой своей соседки, леди Мейз. Если бы не его превосходное воспитание, он бы облек свои восторги в иную форму, несмотря на замужнее положение леди. Но лорд Потерби был истинным джентльменом.Многие годы он копил растущее презрение и отвращение к лорду Мейзу за его кутежи, распутство и жадность к коллекционированию предметов искусства; из слухов он узнал обстоятельства замужества леди Мейз, а также причину ее появления в Кэрберри. Он сразу же занял позицию ее защитника и обожателя.После безвременной смерти лорда Мейза лорд Потерли сделал шаг навстречу. Он не скрываясь делал все для того, чтобы прекрасная и не особо потрясенная горем вдова ощутила его незаменимость. Строгое соблюдение траура леди Мейз было единственным препятствием к тому, чтобы лорд Потерби сделал ей официальное предложение. Он счел, что хотя и мягкое, но принуждение вдовы к повторному браку до окончания траура будет признаком дурного тона.В поведении леди Мейз не было ничего, что могло бы вселить в душу лорда надежду на то, что она посмотрит на его предложение с благосклонностью. Однако лорд Потерби был уверен, что когда необходимые приличия будут соблюдены и леди Мейз будет, наконец, свободна в выражении своих чувств, она с благодарностью примет его ухаживания.Сэр Томас с женой в высшей степени одобряли очевидные намерения лорда Потерби. Когда бы они ни приезжали в Кэрберри, они неизменно приглашали лорда присоединиться к их развлечениям.Люсинда была благодарна судьбе за то, что родители жили в отдалении, поэтому не могли более решительно и энергично подготовить почву для этого брака. Она очень ценила лорда Потерби как своего соседа. Но это вовсе не означало, что она желала выйти замуж за него. Они с лордом Потерби совершенно не подходили друг другу, считала она, хотя бы потому, что она была на много лет его моложе. Она только что пережила несчастливый брак с другим более старшим мужчиной, и у нее не было желания вступать вновь в столь же неравный союз.Однако даже Люсинда вынуждена была признать, что лорд Потерби был совершенным херувимом в сравнении с ее покойным мужем, лордом Мейзом. Не удивительно, что родители прочили им счастливый брак. Кроме иных преимуществ, лорд Потерби обладал на редкость уравновешенным характером. Никогда с его именем не было связано ни единого скандала. Если сравнивать его с бывшим мужем Люсинды, единодушно признавали ее родители, то в нем можно было найти уйму достоинств.И как жаль что на этот раз Люсинда не стала покорно исполнять предназначенное ей родителями.– Папа, у меня нет никакого желания выходить замуж за лорда Потерби, – сказала она. – Вы с мамой можете навсегда оставить эти необоснованные надежды, поскольку я тверда в своих решениях. Мы не подходим друг другу.– Ты уже не так молода, Люсинда, – упрекнул сэр Томас. Он совершенно забыл, впрочем, не случайно, что буквально несколько минут тому назад утверждал, что дочь слишком молода, чтобы ехать одной в Лондон. – Ты останешься без новых предложений, не в состоянии будешь соперничать с подрастающей ежегодно свежей порослью невест.– Папа! Ты говоришь абсурдные вещи, – смеясь, ответила Люсинда. – Я в самом деле выставила бы себя на посмешище, если бы вздумала играть в свете роль инженю. Нет, я добровольно уступаю дорогу молодым девушкам. Я слишком опытна, чтобы вновь идти той же дорогой!Сэру Томасу пришла в голову неприятная мысль. С присущим ему дефицитом такта он сказал:– Я надеюсь, ты не настолько опрометчива, чтобы пытаться заловить в свои сети какого-нибудь опытного денди, Люсинда. Боюсь, ты просчитаешься в этой игре. Общество не требует от вдовы той же безупречной репутации, что от невинной девушки, и именно этим такие джентльмены спешат воспользоваться.– Я еду в Лондон вовсе не для того, чтобы найти себе мужа! – категорично ответила Люсинда, полагая, что ее резкость на сей раз извинительна. – Я не скрываю своих намерений и говорю все как есть: я просто собираюсь слегка повеселиться. Вот и все! Как вы могли подумать, что я позволю себе такую… такую вольность?Сэр Томас, по всей видимости, не был убежден. Он нахмурился.– Каждая женщина желает выйти замуж, Люсинда. Это заложено в вашей натуре.– Я знаю достаточно много женщин, которые не пожелали выйти замуж.– Вне сомнения, вы говорите о женщинах низкого происхождения, дочь моя. Любая женщина вашего сословия и воспитания всегда желает выйти замуж. Это воспитано в нашей среде, – торжественно проговорил сэр Томас.– Папа, я никогда не предполагала, что вы такой ретроград. – Люсинда, не веря собственным ушам, смотрела на отца.Сэр Томас встал.– Вовсе нет, дочь. Я знаю, о чем говорю. И чем более я об этом думаю, тем более убеждаюсь, что ваш план вовсе нехорош.– Папа!– Довольно, Люсинда. В этом вам необходимо руководство с моей стороны. Даже если бы вы были способны женить на себе какого-нибудь лондонского денди, вам необходим отцовский совет, – заключил сэр Томас. Как решающий аргумент он добавил: – Лучше всего для вас было бы выйти замуж за лорда Потерби прямо сейчас, а затем ехать в Лондон для развлечений.Люсинда разрывалась между отчаянием и смехом над глупым предположением отца, что она собирается на сезон в Лондон только для того, чтобы заполучить мужа. Однако она знала, как живучи идеи отца, когда они овладевали его умом. Ей оставалось довольствоваться резкими репликами.– Едва ли я смогу развлекаться, будучи леди Потерби!– Да, лорд Потерби слегка скучноват, – сразу же уловил суть возражения сэр Томас, неохотно кивнув в знак согласия, – но этот недостаток едва ли может сравниться с многочисленными преимуществами брака.– Лорд Потерби – ужасающе скучный тип. – Люсинда пыталась разделить две темы.– Он – очень достойный человек. Он был бы великолепным мужем, – с упреком сказал сэр Томас. Люсинда в отчаянии сжала руки.– Папа, нам нужно оставить этот разговор: я вовсе не собираюсь с вами препираться и ссориться, тем более что вскоре нам предстоит разлука. – Бросив салфетку подле своей тарелки, она встала и обошла стол, чтобы поцеловать отца в макушку.Сэр Томас смягчился от проявления дочерней любви. Он похлопал ее поруке.– Хорошо, Люсинда. Я более ничего не скажу. Ты всегда была хорошей, послушной дочерью. Думаю, что в конечном счете могу положиться на твое здравомыслие.Люсинда предпочла не замечать намека, заключенного в словах отца. Однако она не стала повторять, что не намерена выходить замуж за лорда Потерби. Вместо этого она сделала вид, что лорду известно о ее планах на сезон.– Вы также можете полностью положиться на мисс Блайт, – улыбаясь, сказала она. Сэр Томас рассмеялся.– Да, и на эту славную леди тоже. – Он встал и горячо обнял дочь. – Я скажу вашей матери, что нет необходимости волноваться за вас. Вполне можно довериться твоему здравому смыслу, хотя ты все еще очень молода, чтобы знать этот мир. Я не стану говорить о том, как ценны будут в такой ситуации советы и руководства мисс Блайт. Ты должна во всем полагаться на нее.– О, я знаю, – сказала Люсинда, продевая свою ручку подколоть отца, когда они шли к дверям. Выйдя, она обернулась, чтобы улыбнуться отцу. – Сегодня утром я встречаюсь с моим агентом по недвижимости, но потом буду свободна. Увидимся за ленчем?Сэр Томас покачал головой.– Думаю, что мне пора оставить тебя. – Он дал знак поджидающему поодаль лакею. Лакей подошел с плащом, шляпой и перчатками. Люсинда была немало удивлена его немедленной готовностью ехать.– Вы уезжаете сию минуту? Я и не знала, что вы уже приготовились к отъезду.– Я решил ехать, как только проснулся сегодня утром. Я пробыл у тебя дольше, чем обещал вашей матери, – и сэр Томас широко улыбнулся дочери. – К тому же я знаю кое-что о женщинах: когда дело дойдет до сборов, ты захочешь взять с собой полдома. Я буду вам мешать.– Пожалуй, что да, – согласилась Люсинда. – Но пока еще рано думать об отъезде. Мы только что вышли из-за стола!– Я планировал задержаться лишь ненадолго этим утром, чтобы поговорить, поскольку накануне мне пришла в голову мысль, что твоя матушка будет в претензии за мою долгую задержку. – Сэр Томас надел плащ, взял шляпу и перчатки из рук лакея. Затем он повернулся, чтобы поцеловать дочь в щеку. – Экипаж уже ждет, так что нужно ехать.– Хорошо, папа. – Люсинда не стала переубеждать отца и проводила его. Выйдя на зимний холод, она закуталась в шаль. Глядя, как отец садится в экипаж, она махала рукой с верхних ступеней. – Скажи маме, что я люблю ее.Сэр Томас помахал рукой из окна экипажа.– Можешь положиться на меня: я передам все новости! – обещал он.Люсинда качала головой и с любовью улыбалась ему вслед. То, что сэр Томас передаст жене все подробности плана дочери – было неизбежно. Неизбежным было и последующее письмо от матери с требованием разъяснений и целым катехизисом советов.Экипаж выезжал на посыпанную гравием дорогу. Люсинда вновь помахала рукой, а затем вошла в дом.Лакей подумал было, что мороз зимнего утра заставил госпожу так быстро вернуться в дом. Однако мысли Люсинды были заняты вовсе не превратностями погоды.Она была уже полностью поглощена думами о приготовлениях и делах, которые предстояло завершить перед отъездом в Лондон на следующее утро. Достижение цели, вынашиваемой на протяжении года, приближалось.– Пожалуйста, пришлите мистера Лэтема ко мне в кабинет, – распорядилась она.Люсинда, войдя в кабинет, все еще улыбалась. Она уселась за огромный стол красного дерева, за которым решала многочисленные дела по ведению хозяйства в поместье. Окинув взором кабинет, она тихо вздохнула. Ей было приятно сознавать, что это будет последнее решение, которое необходимо принять здесь, в Кэрберри. Она с нетерпением, ждала того часа, когда можно будет препоручить все дела по недвижимости на неопределенное время надежному мистеру Лэтему. Когда это будет сделано, она станет свободна от последней обязанности, связывающей ее с Кэрберри. Глава 3 Переезд в Лондон прошел гладко, без происшествий. Прислуга, которая сопровождала леди Мейз из Кэрберри в городской дом, быстро привыкла к новому окружению. По прошествии едва ли часа было налажено ведение домашнего хозяйства.Люсинда еще за несколько месяцев написала мисс Блайт о том, когда им предстоит встретиться в Лондоне, и переслала ей деньги на дорогу. Через две недели по приезде Люсинды к ней присоединилась ее компаньонка, мисс Блайт.Прислуга, осмотрев и прислушавшись к мисс Блайт, заключила, что она – женщина отменных моральных качеств.Леди эта разговаривала мягко и сдержанно, однако в ее голосе слышалась сталь, что вызывало уважение к себе. Внешность мисс Блайт довершала это общее впечатление. Она была худощавого сложения, всегда достойно одета. Ее темные волосы, посеребренные сединой, были стянуты назад в тугой узел.

Любовь к Люсинде - Бак Гейл => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Любовь к Люсинде автора Бак Гейл дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Любовь к Люсинде у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Любовь к Люсинде своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Бак Гейл - Любовь к Люсинде.
Если после завершения чтения книги Любовь к Люсинде вы захотите почитать и другие книги Бак Гейл, тогда зайдите на страницу писателя Бак Гейл - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Любовь к Люсинде, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Бак Гейл, написавшего книгу Любовь к Люсинде, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Любовь к Люсинде; Бак Гейл, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/jerez/portugal