А-П

П-Я

 фесториджинал 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь выложена электронная книга Злодейка автора по имени Орбенина Наталия. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Орбенина Наталия - Злодейка.

Размер архива с книгой Злодейка равняется 210.17 KB

Злодейка - Орбенина Наталия => скачать бесплатную электронную книгу





Наталия Орбенина
Злодейка


:
«Орбенина Н. Злодейка: Дело о соперницах»: СПб: Нева /М: Олма-Пресс; 2003
ISBN 5-7654-2018-4/5-94850-099-3
Аннотация

Богатая наследница Варвара и ее названная сестра Маргарита были лучшими подругами, пока любовь к Дмитрию Гривину не сделала их соперницами. А когда Варвара вышла замуж за Дмитрия, а Маргарита стала женой отца Варвары, они стали смертельными врагами Через год после свадьбы муж Маргариты погибает при загадочных обстоятельствах, и Варвара обвиняет мачеху в убийстве. Последний шанс Маргариты – проницательный и дотошный следователь Сердюков.


Наталия ОРБЕНИНА
ЗЛОДЕЙКА

Глава первая

– Стало быть, вы вовсе не верите в привидения, сударь мой? – спросила Аграфена Тихоновна, сложив на груди маленькие полные ручки.
Сидевший напротив полицейский чин вздохнул и развел руки:
– Никак нет, сударыня, приучен службою во всем находить земное толкование.
– Так и я, батюшка, хоть и стара, да из ума еще не выжила! Вовек бы не поверила, если б кто рассказал! – воскликнула собеседница, полненькая благообразная старушка с кружевной наколкой на седой голове.
– Расскажите, как дело было, – предложил околоточный.
– Я, сударь, от страха не знаю с чего начать, все в голове смешалось!
– Я вам помогу. Два дня тому назад ваша прислуга вызвала полицию, потому что в доме появилось непонятное существо, которое не дает вам покою.
– Да, батюшка, не дает, проклятый, все стучит и шуршит – то по углам, то на чердаке. В другой раз слышатся мне будто как шаги, или вроде кто-то ходит по комнатам. А намедни пошла Глашка, ну та, что к вам прибегала, на задний двор, заглянула в заброшенный колодец, а оттуда он на нее глазищами как сверкнет! Вот она и заголосила, чуть ума не лишилась, бедная!
– А вы сами его видели, там, в колодце? – спросил полицейский, с тоской подумав о нервной прислуге, которой вечером да от усталости пригрезилось черт знает что.
– Сама-то? – протяжно повторила хозяйка. – А как же! Тотчас же побежала и заглянула! Страсть какая! – И она размашисто перекрестилась.
– Что же вы там увидели? – допытывался околоточный, все еще надеясь, что история ограничится этим разговором и его место займет батюшка или доктор.
– Да я толком его и не разглядела, больно страшно стало.
– Так существо это еще там, в колодце?
– Не знаю, сударь, мы с Глашей туда не подходили больше. Вроде как возился там кто-то.
– Может, зверь какой, собака, например?
– У собак таких глазищ не бывает! – воскликнула Аграфена Тихоновна.
– Придется пойти посмотреть, кто поселился у вас в заброшенном колодце. Кстати, как давно вы им не пользуетесь? – спросил полицейский, поднимаясь со стула.
– Да, почитай, лет пятнадцать будет, как вода из него ушла. Еще Маша, племянница моя, жива была. Муж ее, Павел Гаврилович – тоже покойничек, царство им небесное, – так вот он-то и бился все с ним, с колодцем, да все без толку!
Они вышли из комнат и двинулись на задний двор, где и находился злополучный колодец. Хозяйка дома немного поотстала, и страж порядка бесстрашно один подошел к колодцу. Полагая, что все услышанное им фантазии и бред, он заглянул в отверстие и тотчас же с ужасом отпрянул назад. Со дна на него глядели горящие глаза, и они, несомненно, принадлежали живому существу.
– Господи, помилуй! – прошептал полицейский.
– Неужто там еще?! – ужаснулась старуха.
Околоточный кивнул и снова приблизился к краю колодца.
– Эй, ты кто такой, зверь или человек?
– Человек я, человек, помогите вылезти, Христа ради! – донеслось из глубины.
– А зачем ты туда полез? – осмелев, спросил полицейский.
Ответом ему было жалобное нечленораздельное мычание.
Послали за дворником и веревкой, и через час существо, беспокоившее старую женщину, было извлечено наружу. Оно оказалось страшным грязным мужиком непонятных лет.
– Бог мой, это же Кондратий! – всплеснула руками Аграфена Тихоновна. – Но что ты там делал?
Кондратий только мычал и мотал косматой головой.
– Вряд ли, просидев трое суток кряду в колодце, он сможет что-либо толком нам сказать, – заметил околоточный. – Заберу его в участок, а там разберемся. Кем вам доводится ваше привидение?
– Насмехаться изволите, сударь! – обиделась старуха. – Никем не доводится, крестьянин он, из имения Машенькиного, которое супруг ее за долги продал. Он всю жизнь тут околачивался, все знания какие-то ищет, книги магические.
– Магические книги? – удивился полицейский. – Зачем ему?
– Так ведь он вроде как колдун! – просто ответила хозяйка.
– Час от часу не легче! С вами не соскучишься! То привидения, то колдуны!
– Колдун и есть! – прохрипел извлеченный из зловонных недр колодца мужик. – Только мне не верят, а зря, потому как я, простой, дикий на вид мужик, могу управлять великой силой! Правда, пока мне не всегда удается эту силу в нужную сторону направить. Зло – оно сильнее, оттого и лучше сотворяется. Вот я всю жизнь свою и маюсь, пытаюсь познавать тайны сии, но они сокрыты для меня! – Кондратий удрученно покачал косматой головой.
– Стало быть, ты свои великие тайны в колодце искал? – устало спросил полицейский, которому вся эта история уже порядком поднадоела.
– Точно так! – обрадованно вскрикнул Кондратий. – Там книги бесценные на дне лежат, гниют, плесень их проедает. А в них и сокрыты ключи от тайн потусторонних! – И он с большим беспокойством стал смотреть на дно колодца.
– Ну, и как же, по-твоему, они там оказались, эти бесценные сокровища?
– Сам не знаю! Только они не там должны были бы быть. Маргарита Павловна сказывала, что на чердак сарая ее покойный батюшка их запрятал, подальше от непутевого любопытного взора.
– Так и покойный был колдуном? – обратился полицейский к хозяйке дома.
– Господь с вами, батюшка! Наоборот, он человек ученый был, говорил, что все это мракобесие, и Кондратия гнал вон, а книги его поганые из имения в город увез да припрятал. Я и не знала, что они там.
Полицейский помолчал, как будто вспомнил что-то, достал папиросу и, раскурив ее, спросил Кондратия.
– А Маргарита Павловна знала, где книги лежат?
Тот молча кивнул, а Аграфена Тихоновна заволновалась:
– Что вы, сударь, она вовсе ребенком тогда была, что она могла понимать!
Но полицейский уже ее не слушал, он нутром почувствовал, что потянулась интересная ниточка.
– Ведь если я вас правильно понимаю, – обратился он к старухе, – речь идет о вашей внучатой племяннице, Маргарите Павловне Прозоровой, которая на прошлой неделе была взята под стражу по подозрению в убийстве супруга своего, господина Прозорова, известного промышленника, не так ли?
Старуха со злым отчаянием смотрела на ненавистного Кондратия, с ужасом понимая, что, сама того не ведая, оказала бедной любимой девочке медвежью услугу.
– Так за что госпожа Прозорова рассказала тебе о том, где спрятаны книги, а? Может, ты ей помог в чем-нибудь? – С этими словами околоточный схватил мужика за грязный рукав и заглянул ему в физиономию.
– Может, и помог, только сам не знаю, как это вышло, – пожал сутулыми плечами Кондратий.
– Да что вы слушаете его, сударь! – заголосила Аграфена Тихоновна. – Он же убогий, сумасшедший он! Вам тут все это подтвердят!
– А это мы в участке выясним. Я думаю, господину следователю будет о чем поговорить с этим любителем таинственного! Ступай! – И он потащил незадачливого Кондратия в полицейский участок.

* * *

Полицейский следователь Константин Митрофанович Сердюков было неприятно удивлен появлению в своем кабинете околоточного с грязным, вонючим мужиком.
– Вы бы, голубчик, первым делом дали ему привести себя в божеский вид, а то мы тут от этого зловония тотчас вымрем!
– Осмелюсь доложить, ваше благородие, этот субъект имеет непосредственное отношение к недавнему делу, то есть к убийству Прозорова.
– Вот как! – Следователь потер свои длинные худые руки и двинулся к столу. – Нуте-с, начнем!
Кондратий с большим беспокойством смотрел из-под лохматых бровей, пытаясь понять, что происходит. Полицейский же подробно изложил историю, случившуюся в доме Аграфены Тихоновны.
– Так! – произнес следователь, вытягиваясь на стуле.
Он был худой, длинный и очень нескладный.
Мундир висел на нем бесформенной тряпкой.
К тому же шевелюра его весьма поредела с годами, поэтому вид у него был скучный и женщины его не любили. Зато сослуживцы ценили цепкий ум Сердюкова и его фантастическое усердие на тяжкой ниве борьбы с душегубцами, ворами и мошенниками.
– Ну, голубчик, – обратился следователь к задержанному, – расскажи-ка нам, как ты помог госпоже Прозоровой отправить ее супруга в мир иной?
– Что вы, ваше высокоблагородие, как можно!
Я и не знал, что муж ее преставился! Да и видел я его от силы раза два в жизни. Поверьте мне, господин следователь!
– Стало быть, не убивал?
Кондратий отчаянно затряс головой.
– А может, подсобил? – Сердюков неожиданно резко перегнулся через стол и пытался разглядеть выражение лица несчастного. Оно выражало крайнюю растерянность и испуг.
«Убийца из него вряд ли получится», – подумал Константин Митрофанович.
– Ну, хорошо, оставим это пока. Тогда расскажи-ка мне, что это за колдовство такое, силы таинственные, которыми ты якобы управляешь?
Кондратий оживился, и взор его стал более осмысленным.
– Ваше благородие, я человек простой, неученый, в обычном, так сказать, понимании. Мои науки иные, они неведомы большинству людей.
Это тайны добра и зла, возможность по разумению человека вершить оное.
– По-моему, человек вершит и добро и, зло уже тысячи лет безо всякого колдовства, – скептически заметил следователь. Мудреная речь неученого мужика вызывала его недоумение.
– Я говорю о возможности человека управлять злом или добром посредством своей воли.
– И удавалось подобное? – оживился Сердюков, в рыбьих глазах которого играла усмешка.
– Было разок, только до сих пор сомневаюсь, сам поверить не могу, что удалось повелевать чужой волей и сделать ее своим орудием. – Кондратий замолчал и уставился в дощатый выщербленный пол.
– А орудием добра или зла довелось побывать? И чья это была воля? Уж не Маргариты ли Прозоровой? – вкрадчиво спросил следователь.
– Не дурак я, понимаю, куда клоните, только к убийству это никакого отношения не имеет. Это совсем другое дело, другое! – Кондратий поднял голову, и глаза его засверкали. – Она пожелала, чтобы ненависть ее обрела, так сказать, материальную силу. Вот я и помог ей, а она вознаградить обещала, книги поумнее отдать. Хотите знать, как это было? Да очень просто. Я дал Маргарите Павловне горстку крупинок соли, просто соли, не яду, Боже упаси! Но в эту соль я вложил ее злость и ненависть. Осталось только дать врагу и ждать результата. И свершилось! – Кондратий аж подскочил на стуле от возбуждения.
– Да что же, наконец, произошло, говори толком! – Сердюков окончательно вышел из себя, слушая эту белиберду.
– Упала она с коня, падчерица ее, Варвара, тяжко упала, ноги теперь не ходят, в колясочке возят, – уже совсем тихо проговорил колдун.
Сердюков с изумлением посмотрел на собеседника. Действительно, несколько лет назад, когда Маргарита еще не была женой Прозорова, его красавица дочь Варя упала на прогулке с лошади и осталась безнадежной калекой. Обстоятельства трагедии были странными. По требованию несчастного отца полиция вела дело, подозревая в злом намерении рабочих с прозоровской галантерейной фабрики. Однако дело заглохло.
Сердюков встал из-за стола, походил по кабинету, который был таким же узким и длинным, как его хозяин, и, остановившись напротив мужика, спросил:
– Значит, ты торжествуешь, твой магический опыт удался? А несчастная, которая во цвете лет стала калекой? Ее судьба тебя не мучит, повелитель зла?!
– Что значит один человек! Песчинка перед возможностью управлять гигантскими потоками человеческих воль! Да я и не знал, смогу ли я.
Важно самому теперь понять, где пределы моих возможностей! – Кондратий вновь возвысил голос и затряс головой, словно утверждая свое колдовское могущество.
– Я полагаю, что в ближайшее время твои горизонты будут сильно ограничены стенами камеры, – жестко заявил следователь.
– А какая моя вина, ваше благородие, коли я дал госпоже Прозоровой только соль, самую простую соль? – Кондратий хитро прищурился и в первый раз улыбнулся щербатым ртом.
Сердюков разозлился. Сумасшедший? Новый пророк, вершитель судеб? Но как странно упала бедная Варя! Черт знает что! Вероятно, госпоже Прозоровой придется поведать о ее взаимоотношениях со своей падчерицей, которая к тому же была ей ровесницей, так как покойный был старше жены раза в два.

* * *

Сердюков ожидал прихода Маргариты Прозоровой. Его угнетал тяжелый дух, который стоял в кабинете после ухода доморощенного колдуна.
Следователь открыл форточку, но слабый поток воздуха с шумной улицы почти не приносил облегчения. Поэтому госпожа Прозорова, доставленная по его приказу, застала Сердюкова в большом раздражении. Это раздражение следователя усугублялось еще и тем, что всякий раз, когда по делу проходила привлекательная нестарая женщина, он совершенно не мог выбрать к ней правильного внутреннего отношения.
Красота настораживала его, внешняя привлекательность уже сама по себе была, по мнению Сердюкова, орудием преступления. Он пытался быть учтивым, но против своей же воли действовал жестко и без сентиментальностей. Вот и теперь с тоской смотрел он на Прозорову, мягко вплывающую в затхлый кабинет. Женщина была невысокого роста, приятной полноты; темное платье ловко облегало пышные пропорциональные формы. Солнечный луч, неожиданно сверкнувший сквозь муть немытого стекла, зажег на ее. голове настоящий пожар из копны пышных рыже-коричневых волос. «Такими волосами украшал своих героинь Тициан», – невольно подумалось следователю. Движения Прозоровой были плавны, и вся она была такая мягкая, округлая, что Сердюков с трудом удержался от желания погладить ее. "Кошка, большая рыжая кошка.
Однако повезло покойничку – на старости лет получить такой огненный цветок!"
– Маргарита Павловна, прошу садиться, – деревянным голосом предложил следователь.
Она кивнула и молча села, аккуратно расправив складки платья, словно была не в Доме предварительного заключения, а на званом балу.
– Мы не виделись два дня, сударыня, у вас было время поразмыслить о произошедших с вами событиях.
– Это для вас два дня, а для меня вечность! – с некоторым нажимом произнесла вдова. Голос у нее был под стать внешности, низкий и мягкий.
– Я понимаю, сударыня, тюрьма не очень удобное место для молодой, изысканной женщины. Я также понимаю и вашу тревогу о младенце, оставленном на попечении родни. Но все, что вы рассказали мне до этого, не вносит ясности в дело, да и кое-что прибавилось! – Сердюков, чтобы придать себе больше уверенности, широкими шагами ходил по кабинету.
– Что же прибавилось? – спросила вдова, но в голосе ее следователь не услышал желанного испуга, который так часто помогал ему в подобных ситуациях.
Остановившись напротив, он внимательно посмотрел в лицо женщины, пытаясь прочесть там следы душевной борьбы или раскаяния. Но лицо было спокойно, хотя прекрасные зеленые глаза все еще хранили следы недавних слез. Маргарита Павловна выдержала его испытующий взгляд и, слегка усмехнувшись, произнесла:
– Вы по-прежнему держите меня за злодейку, отправившую на тот свет своего супруга?
Сердюков вздохнул:
– Я был бы рад иметь факты, опровергающие данные прискорбные для вас утверждения.
Но обстоятельства таковы, что я должен рассматривать все версии происшедшего. Однако нынче я хотел говорить с вами о другом – о вашей падчерице Варваре Платоновне. Не расскажите ли вы мне о том времени, когда вы и Варя не были родственниками, как тогда складывались ваши с ней отношения?
Константин Митрофанович подошел к стулу и наконец сел.
Прозорова помолчала немного и, пожав плечами, произнесла:
– Но ведь вы и без того знаете, что я выросла в доме у Прозоровых, что Варя мне с детства как сестра!
– Прошу вас, чуть подробнее, любая деталь важна сейчас!
– Важна для кого?
– Для вас, дорогая моя, для вас, прежде всего!
Маргарита Павловна вяло кивнула и с неохотой продолжила:
– Вероятно вам известно, что я с десяти лет тесно связана с Прозоровыми. Мой отец, Нелидов Павел Гаврилович, и Платон Петрович Прозоров были дружны с юности. Они оба хотели перевернуть мир, послужить Отечеству, словом, были окрылены великими мечтаниями. Отец мой был во многих начинаниях талантлив, но как часто бывает с подобного рода людьми, он совершенно не мог определить себе достойное место в жизни и метался из стороны в сторону. Платон Петрович высоко ценил друга, пытался помогать, но отец был горд и не терпел подачек. К этому надо прибавить постоянное безденежье и мучительные поиски достойного жалованья. Сколько себя помню, маман всегда была сильно больна, лечение съедало все наши доходы. Имение Гореловка, доставшееся ей по наследству, было заложено-перезаложено, а затем и продано за долги. Потом матушки не стало, отец и я поселились вместе с маминой теткой в ее доме на Васильевском острове. Бедный папа пристрастился к возлияниям, и дело стало совсем плохо. Конец был ужасный!
Растрата казенных денег банка и.., и пуля из пистолета положила конец его земным мучениям!
Маргарита Павловна замолчала, слезы собирались на ее глазах, но она силилась не плакать.
Молчал и Сердюков, который с подобными историями сталкивался постоянно. Наконец Прозорова продолжила свой печальный рассказ:
– Платон Петрович, когда узнал о несчастье, выплатил отцовские долги, выкупил и продал Гореловку, а деньги были положены в банк на мое имя. Я осталась под присмотром материной тетки Аграфены Тихоновны. Но Прозоров очень жалел меня и часто брал в свой дом. Ну а когда и его супруга, мать Вари, скончалась, он и вовсе решил, что две сироты должны расти рядом. Я училась в частном женском пансионе вместе с Варей.
Я проводила в их усадьбе Цветочное все лето, в их доме на Казанской улице – и Рождество, и Пасху. Когда нам исполнилось по шестнадцать лет, Платон Петрович заказал дочери и мне роскошный гардероб, и мы стали выезжать в свет.
– И все эго время вы были дружны с Варварой Платоновной?
– Конечно, мы были как сестры. Но я понимаю, о чем вы хотите спросить. Хотя никто никогда не обращался в доме со мной как с бедной приживалкой, я знала свое место. Я везде сопровождала Варю, я была ее близкой, единственной подругой, с которой она могла обсуждать свои девичьи тайны. Но я всегда оставалась в тени, в тени Вари.
– И вам не было обидно, вы не испытывали унижения?
– Может, и бывало нечто подобное, но ведь лучше Вари стать невозможно, – мягко заметила вдова.
– Отчего же невозможно? – Следователь недоуменно поднял белесые брови.
– Вы ведь видели ее, даже теперь, в инвалидной коляске, она все еще хороша. А тогда это было само совершенство природы. Удивительное лицо, какое-то невероятное смешение кровей!
Их роду достались чуть раскосые глаза и широкие скулы, темные жесткие густые волосы. Платону Петровичу это придает, – она сбилась и поправилась, – придавало некоторую резкость чертам.
А Варе – особую выразительность, если хотите, загадочность. Мужчины просто разум теряли.
Рядом с ней все блекло. К этому надо добавить ум, острый язык, легкую подвижную высокую фигурку и…
– И огромное наследство, миллионы, не так ли?
– Да, Варвара должна была наследовать дело своего отца, все его капиталы, галантерейные фабрики в Петербурге и Москве, мастерские в Цветочном, само Цветочное, дом в Петербурге на Казанской улице.
– А теперь наследовать будете так же вы, как законная супруга, и ваш годовалый сынок Николай? – осторожно уточнил Сердюков.
– Да, муж изменил свое завещание сразу после рождения Коли.
– Вероятно, ваши взаимоотношения с Варварой изменились после того, как вы стали женой ее отца, да и к тому же матерью нового наследника?
– Я мало виделась с ней последнее время. Варя и ее муж, почти не выезжая, жили в Цветочном.
– Давайте все же вернемся в тот день, когда с Варей произошло несчастье. Ведь это было накануне ее свадьбы?
– Да, Варя и Дмитрий Иванович, ее жених, поехали в тот день верхом. Лошадь понесла, Варя не удержалась в седле и упала.
– Но Варвара Платоновна великолепная наездница, как могла она не удержать отлично выезженную лошадь?
Маргарита Павловна пожала плечами:
– Я плохо езжу верхом. Не знаю. Рядом было много других гостей, все видели, что она не удержалась и упала на камни в овраг. Ужасно!
Прозорова вздохнула и стала глядеть в мутное окно, точно припоминая те события.
– А что за крупиночки вы получили как раз накануне от человек по имени Кондратий?
Вдова повернулась к собеседнику с недоумением на лице.
– Ну, те самые, которые должны были помочь вам одолеть ваших врагов?
– Помилуйте, господин следователь, вы верно авантюрных романов начитались! – воскликнула Прозорова.
– Никак нет, вот, извольте видеть, и сам ваш помощник. – И в кабинет по приказу следователя снова ввели мужика.
Маргарита Павловна безучастно посмотрела на свидетеля и произнесла:
– Да, я знаю его. Это крестьянин Кондратий. Он больной человек, он сумасшедший, его лечить надо.
Кондратий хитро смотрел вокруг, кивал головой и смущенно мял руки. На требование Сердюкова повторить рассказ о колдовстве, он испуганно замычал:
– Соль, только соль.
Но присутствие Кондратия все же, вероятно, очень взволновало Прозорову, как ни старалась она казаться невозмутимой. Она заявила, что ей дурно от духоты, и ее отправили в камеру.

Глава вторая

Железная дверь с грохотом захлопнулась. Конвоир глянул в глазок и зашагал прочь. Оказавшись одна в камере, Маргарита присела на железную, привинченную к полу кровать и обхватила голову руками. Самообладание покинуло ее. Чувства раздирали несчастную душу, воспоминания терзали невыносимой болью. Картины недавнего прошлого вставали перед глазами…
Цветочное, такое уютное и гостеприимное!
Парк, дальняя заросшая аллея, а там Митя, милый, ненаглядный Митя! Варя, Господи, Боже ты мой, Варя! Разве могла она выразить словами чувства, которые она питала к Варе. Разве можно словами описать нежную девичью преданность, восторг, восхищение и невыносимую боль утраты, черную зависть и мучительную ревность!
Маргарита не солгала Сердюкову: девушки выросли рядом и очень любили друг друга. Только любовь эта была разной. Варя любила, чтобы Маргоша, так она звала подругу, находилась всегда под рукой – отнести тайком любовную записочку, прочесть с чувством страницы модного романа, со вкусом причесать волосы, забежать к модистке справиться о заказанной шляпке, – всегда для нее было поручение. Впрочем, и сам Прозоров иногда прибегал к услугам своей воспитанницы в решении всяких домашних проблем.
Словом, она была всегда нужна, всегда услужлива, приветлива, скромна и незаметна. Однако домашняя прислуга относилась к ней как к барышне, потому что при всей скромности ее положения в доме, сирота держала себя с достоинством, вызывающим уважение.
Маргарита обожала и самого Прозорова, и его красавицу дочь. В отношении к Платону Петровичу примешивался и детский страх, и безграничное уважение. Немудрено, боялись его многие. Он был строгий хозяин. Когда он сердился, грозный рык его сотрясал весь дом, заставляя трепетать всех домочадцев. Всех, кроме Вари. Варя, любимица отца, избалованная до крайности, единственная могла ему перечить. Правда, это случалось редко.
Сама же Варя казалась Маргарите существом высшего порядка, ибо никто не мог соперничать с ней в невероятной красоте, грациозности движений, остроумии и образованности. По крайней мере, так считали в доме Прозоровых, так думала и Маргарита. Она боготворила Варвару, и очень долгое время жалкая роль наперсницы совсем не угнетала девушку. Маргарита справедливо полагала, что та любовь и преданность семье Прозоровых, которую она искренне чувствовала, является мизерной платой за оказанную ей доброту.
Однако шли годы, остался позади частный пансион, где обе девушки получили прекрасное образование, и надо было думать о замужестве. Поиск жениха для Варвары был осложнен избытком таковых. Претенденты толпились и в столичном доме в Петербурге, и осаждали Цветочное, где семья проводила лето. Прозоров боялся этой толпы светских щеголей, ловцов богатых невест, искателей чужих капиталов. Он с ужасом думал о том, что его дочь изберет в спутники жизни этакого расфуфыренного хлыща, умеющего складно говорить и широко тратить заработанные не своим трудом деньги. Поэтому он постоянно брал девушку с собой на фабрику, в банк, в рабочие бараки, чтобы она знала и ценила свое будущее наследство. Варвара быстро постигала премудрости дела и с возрастом даже стала давать отцу толковые советы.
Она была очень не глупа и понимала, что истинную любовь ей будет трудно найти. Ведь порой невозможно и самому воздыхателю понять, что более заставляет трепетать его сердце, красавица или ее миллионы?
Что и говорить тогда о бедной воспитаннице!
На нее вовсе никто не обращал внимания, несмотря на то что и одета была всегда со вкусом, и манеры имела превосходные, и чудесно играла на рояле, была начитанна и умна. Но кому было до этого дело, ведь за душой у нее не было ничегошеньки. Главным ее сокровищем была она сама.
Мало кто из кавалеров удостаивал ее вниманием.
А ежели и обращались к ней, и обнаруживали живость ума, пленительную улыбку, нежный голос и прочие достоинства девушки, то это ровным счетом ничего не меняло, ибо все меркло на фоне ослепительной Варвары, как меркнет трогательное незатейливое очарование полевых цветов рядом с вызывающей красотой цветов садовых. Поэтому постепенно, незаметно в душу Маргариты стал проникать яд раздумий. "Чем я хуже? Как может она быть столь самодовольной, эгоистичной, не видеть каждодневного моего унижения?
Неужели не прольется и для меня с небес немного счастья?!" – думала девушка с отчаянием. Но Варвара не замечала ничего. Ей, как многим счастливым и удачливым людям, были присущи эгоизм и слепота.
Счастье вспыхнуло неожиданно и даже как-то просто. Просто потому, что оказалось рядом, и называлось счастье Гривин Дмитрий Иванович, управляющий галантерейными мастерскими в Цветочном. Он проживал в аккуратном флигельке, неподалеку от господского дома. Гривин получил университетское образование и желал сделать карьеру. Ко всему надо добавить, что, не хватая звезд с небес, он был не глуп и довольно хорош собой. Роста высокого, ходил, широко расправив недюжинные плечи, на которые чуть спадали светлые мягкие волосы. Серые глаза смотрели спокойно и уверенно, а тонкие губы улыбались, не открывая зубов. Бороды не носил и лицо брил гладко, на английский манер. Дмитрий Иванович происходил из небогатой чиновничьей семьи и рассчитывать в жизни мог только на себя. Прозоров увидел в нем такого работника, который будет служить не за страх, а за совесть, и не ошибся. Гривин очень скоро оправдал его надежды и стал правой рукой хозяина. Постепенно и в доме управляющий стал бывать на правах своего человека.
С Варварой Платоновной у Гривина сложились странные и непростые отношения. Он понимал ее, восхищался ею, оказывал разнообразные услуги, но никогда не позволял себе ни малейшего намека на что-либо большее. А Варе хотелось покорить и его. Так, для увеличения числа любовных жертв.
Гривин был осторожен, он вел свою игру тонко. Ведь раздражать дочь хозяина неудачей нельзя, как нельзя и попасться в глупую ловушку злой кокетки. И то и другое сулило потерей прекрасного места, которым Дмитрий чрезвычайно дорожил. Поэтому он вел себя так, что Варе с ним всегда было чрезвычайно приятно, но схватить за какую-либо ниточку души управляющего ей никогда не удавалось. Гривин ускользал из всех хитроумных ловушек до тех пор, пока хищница сама не отступилась, оценив свою несостоявшуюся жертву по достоинству. Безусловно, жениться на дочери хозяина и взять гигантское наследство – это было бы фантастической удачей.
Но Гривин не относился к породе пустых мечтателей, он был рационален и реально оценивал свои шансы. Однако и он был молод, и ему хотелось любви. Дмитрий постоянно работал, ему не хватало времени на всякие пустяки – тайные встречи, прогулки под луной и прочее, прочее.
Но как он жаждал этих пустяков, боясь сам себе в этом признаться!
Гривин потом никак не мог вспомнить, в какой момент он обратил внимание на Маргариту.

Злодейка - Орбенина Наталия => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Злодейка автора Орбенина Наталия дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Злодейка у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Злодейка своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Орбенина Наталия - Злодейка.
Если после завершения чтения книги Злодейка вы захотите почитать и другие книги Орбенина Наталия, тогда зайдите на страницу писателя Орбенина Наталия - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Злодейка, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Орбенина Наталия, написавшего книгу Злодейка, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Злодейка; Орбенина Наталия, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/gautier/05-l