А-П

П-Я

 матрас разной жесткости на сайте 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лейбер Фриц Ройтер

Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей


 

Здесь выложена электронная книга Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей автора по имени Лейбер Фриц Ройтер. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Лейбер Фриц Ройтер - Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей.

Размер архива с книгой Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей равняется 283.61 KB

Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей - Лейбер Фриц Ройтер => скачать бесплатную электронную книгу






Фриц Лейбер: «Валет мечей»

Фриц Лейбер
Валет мечей


Фафхрд и Серый Мышелов – 7




«Мечи и Ледовая магия»: Азбука-классика; Москва; 2002

ISBN 5-352-00105-9Оригинал: Fritz Leiber,
“The Knight and Knave of Swords”

Перевод: Наталья Маслова
Аннотация Впервые выходящая на русском языке книга `Мечи и Ледовая магия` рассказывает о новых приключениях едва ли не самых популярных в мире фэнтези героев. Фафхрд и Серый Мышелов – северный воин-гигант и юркий хитроумный воришка – бесшабашная парочка, чье неотразимое обаяние, любовь к авантюрам и умение попадать в самые невероятные истории покорили сердца миллионов читателей и принесли их создателю Фрицу Лейберу множество литературных наград.В `Мечах и Ледовой магии` герои, соблазненные прелестями двух юных дев, преследуя их, оказываются на самой окраине Невона. Тут-то им и предстоит проявить все, на что они способны, так как местные обитатели хоть и разнообразны по виду, но весьма едины в своем стремлении уничтожить незваных гостей. Фриц ЛейберВалет мечей Морская магия Глава 1 В мире Невона, в королевстве Симоргия, что в трех днях пути (при попутном ветре) от Льдистого острова, в подводном зале с колоннами, потолком которому служила толща морской воды, два удивительных серебристых создания вели негромкий, но очень напряженный разговор. Освещение в зале было странным – тут и там из вечного холода и мрака выступали колонны, обвитые некими причудливыми подобиями ковриков, излучавшими призрачное зеленовато-желтое сияние; такие же коврики покрывали отдельные участки пола, а над ними, на высоте примерно человеческого роста, медленно плавали какие-то шары и спирали, то и дело вспыхивавшие и снова угасавшие, точно впавшие в оцепенение гигантские огненные мухи.Мордруг вдруг резко произнес:– Ты почувствовала вибрацию, сестра? Где-то далеко на севере, еле заметно, но это совершенно точно та самая.Исисси оживленно отвечала:– Точно такая же, как и два дня тому назад, – наше магическое золото погрузилось в воду всего на несколько мгновений и тут же было поднято наверх.– Верно, сестра, такая же, однако на этот раз трудно понять, что случилось с ним после – было ли оно вновь поднято наверх или же каким-то непонятным образом испарилось, – подтвердил Мордруг.– И все же происшедшему можно дать лишь одно объяснение: наше главнейшее сокровище, наш вернейший оберег, похищенный у нас много веков тому назад, отыскался – и теперь мы знаем, кто лишил нас его покровительства: проклятые пираты с Льдистого острова! – на одном дыхании выпалила Исисси.– Много, много веков тому назад, еще до того, как Симоргия ушла под воду (и из благоденствующего острова превратилась в мрачное подводное царство), вероломные воры лишили нас чудотворных сокровищ и ускорили, а быть может, и вызвали катастрофу. Но теперь мы знаем, как помочь беде; а когда сокровища вернутся к нам, еще посмотрим, не восстанет ли Симоргия вновь из морских глубин, пылая ненавистью и жаждой мести, к вящему ужасу соседей? Смотри, сестра! – выкрикнул Мордруг.Подводный зал погрузился во тьму, а потом вдруг осветился гораздо ярче, чем раньше: это Мордруг опустил руку в висевшую у него на поясе сумку и вновь вытащил, сжимая что-то величиною с детский кулачок. Шары и спирали, оживившись, двинулись к нему, толкаясь и перепрыгивая друг через друга. Исходящий от них рассеянный свет, отразившись от небольшого металлического предмета, лежавшего в ладони Мордруга, острыми лучами пронзил окружающий мрак. Этим предметом оказалась филигранной работы золотая сфера, уместившаяся меж полусогнутых чешуйчатых пальцев морского демона, больше похожих на когти. Сферу окружали плотно прилегавшие к ней двенадцать слегка изогнутых ребер, точно на нее натянули шестигранник. Несмотря на изящество, предмет был, судя по всему, довольно тяжелым. Демон протянул вещь сестре. *** Отраженный золотистый свет оживил их ястребиные профили.– Сестра, – выдохнул он, – отныне твоя задача и твоя священная обязанность – проникнуть на Льдистый остров и вернуть наше сокровище, обрушив на головы похитителей страшные кары, – если, конечно, представится возможность. А я останусь здесь и, готовясь к твоему возвращению, буду копить силы и собирать рассеявшихся союзников. Это последнее из оставшихся у нас сокровищ ты возьмешь с собой: оно защитит тебя в пути и, точно ищейка, взявшая след, укажет самый прямой и короткий путь к своим собратьям.Впервые за все время беседы Исисси, казалось, дрогнула и заколебалась.– Путь наверх долог, брат мой, а мы ослабели в ожидании, – слабо запротестовала она. – Дорога, которую я прежде с легкостью одолела бы за неделю, теперь, как я ни старайся, займет три тяжкие луны. Мы превратились в рабов моря, брат, и обречены вечно нести на своих плечах его тяжесть, куда бы ни лежал наш путь. И, кроме того, солнечный свет стал мне ненавистен.– Море же придает нам и силы, – повелительным тоном ответил Мордруг. – И хотя на суше мы слабы, как призраки после первого петушиного крика, мы еще не забыли старую магию и с ее помощью можем защититься от солнечного света. Это твой долг, сестра. Выполни его. Соль тяжела, но кровь сладка. Иди же, иди, иди!Повинуясь его приказу, она взяла казавшийся призрачным в обманчивом подводном свете золотой куб, опустила его в свою поясную сумку и, резко взмахнув хвостом, повернулась лицом на север – живые светильники расступились, чтобы дать ей дорогу, и по черному коридору, открывшемуся меж их мерцающими телами, она покинула зал.С последним «иди» маленький пузырек воздуха повис в уголке тонких, искаженных злобой чешуйчатых губ Мор-друга, отделился от них и, постепенно увеличиваясь в размерах, устремился наверх, к солнечному свету. Глава 2 Три месяца спустя Фафхрд упражнялся в стрельбе из лука на вересковой пустоши к северу от города Соленая Гавань, что на юго-восточном берегу Льдистого острова. Это было одно из многочисленных им самим придуманных и самому себе предписанных упражнений для овладения необходимыми навыками в повседневной жизни без левой руки, которую он потерял в бою с морскими минголами, отражая их набег на западном побережье острова. В самой середине своего лука он укрепил тонкий, сходящий на нет металлический стерженек длиной в палец (видом и формой он напоминал наконечник шпаги), и заклинил его в соответствующем отверстии, специально для этой цели просверленном в деревянном запястье, которое перехватывал плотно прилегающий кожаный манжет, доходивший ему до середины предплечья. В манжете было проделано множество дырочек – для проветривания недавно зажившей культи. В результате всех этих ухищрений лук оказался надежно прикреплен к его руке, хотя это и несколько стесняло свободу движений. *** Здесь, неподалеку от города, вереск, в котором нога тонула по щиколотку, рос вперемежку с высокой травой и кустами дрока, и из этого живого ковра то и дело выскакивали, резвясь и ничуть не стесняясь присутствия человека, упитанные полевые мыши. Тут и там были разбросаны вертикально стоящие серые камни в человеческий рост высотой. Когда-то они, вероятно, имели сакральное значение для жителей острова, ныне сделавшихся атеистами. Правда, то был атеизм особого рода: не то чтобы островитяне совсем не верили в богов (в мире Невона такое вряд ли возможно), а просто не общались ни с кем из них, не прислушивались к их предостережениям, не боялись угроз и не поддавались на уговоры. И потому серые камни вот уже сколько веков стояли неподвижно и молчаливо, точно стадо окаменевших доисторических медведей.Было уже за полдень, небо было совершенно чистым, если не считать двух-трех легких облачков, застывших в лазурной вышине над самым островом. Для этого времени года – а была уже поздняя осень, и зимы с ее пронизывающими ледяными ветрами ждать оставалось совсем недолго – погода стояла удивительно спокойная и даже теплая.Фафхрда сопровождала девочка. Тринадцатилетняя платиновая блондинка семенила за ним, собирая стрелы, – из всего выпущенного Фафхрдом запаса лишь половина вонзилась в большой шар, служивший мишенью. Чтобы лук не мешал двигаться, Фафхрд при ходьбе прижимал его согнутой в локте рукой к телу, так что он лежал у него на плече, словно коромысло.– Почему до сих пор никто не придумал такую стрелу, которая могла бы поражать цель за углом, – пожаловалась Гейл, выныривая из-за камня с очередной стрелой в руке. – Тогда можно было бы убить врага, спрятавшегося за стеной или за деревом.– Неплохая мысль, – отозвался Фафхрд.– Может, если стрелу немного изогнуть… – продолжала размышлять вслух девочка.– Нет, ничего не выйдет, тогда она будет просто падать, и все, – прервал ее Фафхрд. – Стрела тем и хороша, что она абсолютно прямая…– Можешь не повторять, я и сама все это знаю, – нетерпеливо перебила его девочка. – Только об этом и слышу от тети Афрейт и тети Сиф, когда они обучают меня магическому искусству и рассказывают про Золотую Стрелу Правды, Золотые Кольца Единства и все остальное. – Девочка говорила о золотых символах, что с незапамятных времен почитались священными у нерелигиозных рыбаков Льдистого острова и потому их берегли как зеницу ока.Ее слова напомнили Фафхрду о Золотом Кубе Честных Сделок, навеки погрузившемся в морскую пучину, куда его бросил Мышелов, чтобы усмирить водоворот, поглотивший флот морских минголов и уже грозивший разнести в щепы и утлые суденышки островитян. Интересно, лежит ли он до сих пор на морском дне, зарывшись в жирный, удобренный телами сотен и сотен утопленников ил, или же исчез из Невона вместе с богами-странниками Одином и Локи? *** Это воспоминание навело его на размышления о Мышелове, месяц тому назад отправившемся в торговый рейс в Но-Омбрульск на «Морском Ястребе»; с ним поплыли почти все его воры, половина мингольской команды «Бродяги» и Скор, старший капрал самого Фафхрда. Малыш (то есть капитан Мышелов) планировал вернуться в Соленую Гавань еще до начала зимних штормов.Его раздумья были прерваны вопросом Гейл:– Дядя Фафхрд, а тетя Афрейт говорила тебе, что вчера вечером ее кузина Сиф видела в сокровищнице городского совета, ключ от которой есть только у нее, привидение или еще кого-то? – Девочка держала мишень на весу, чтобы он мог свободной рукой вытащить воткнувшиеся в нее стрелы и сложить их обратно в колчан.– Нет, кажется. – И он умолк, стараясь потянуть время. Дело в том, что сегодня он вообще не видел ни Афрейт, ни тем более Сиф. Последние несколько ночей он провел не в доме Афрейт, а в помещении, которое они с Мышеловом арендовали у Гронигера, начальника порта и главного советника Соленой Гавани, для своих людей вместо казармы. Свое намерение перебраться туда он объяснил необходимостью присматривать за ворами, чтобы они не отбились от рук в отсутствие командира. Афрейт сделала вид, что разделяет его беспокойство. – Как он выглядел, этот призрак?– Загадочно, – объявила Гейл. Ее светло-голубые глаза, выглянувшие из-за скрывавшей нижнюю половину лица мишени, широко раскрылись. – Он был темным и одновременно серебристым, а когда Сиф подошла ближе, исчез. Она позвала Гронигера, который был неподалеку, но они так никого и не нашли. Потом она рассказывала Афрейт, что призрак напоминал одновременно какую-нибудь заморскую красавицу и большую костлявую рыбу.– Как это можно быть похожим на женщину и рыбу одновременно? – с коротким смешком переспросил Фафхрд, вытаскивая последнюю стрелу из мишени.– Но ведь русалки существуют? – торжествующе ответила она, выпуская шар из рук.– Существуют, – подтвердил он, – хотя не думаю, чтобы Гронигер с нами согласился. Давай, – переменил он тему, и выражение легкой тревоги на его лице наконец исчезло, – поставь мишень вон за тот камень. Я, кажется, придумал, как попасть за угол.– О, здорово!Она проворно подкатила шарообразную мишень вплотную к одному из серых, похожих на медведей, камней, и оба они отошли шагов на двести в сторону. Фафхрд повернулся к мишени лицом. Воздух был тих и прозрачен. Клонившееся к закату солнце зашло за облачко, но небо оставалось таким же ясным и синим. Он вытащил стрелу и расположил ее между середкой лука и деревянной перекладинкой, которая, выполняя роль большого пальца лучника, удерживала стрелу. Затем, прищурившись, словно прикидывая расстояние между собой и мишенью, сделал еще пару шажков назад. Вдруг, изогнувшись, он пустил стрелу прямо в небо. Она взмыла в воздух, взбираясь все выше и выше, на долю секунды замерла – и молнией канула вниз, прямо за камень.– Это же не за угол, – возмутилась Гейл. – Так всякий сможет. Я же имела в виду сбоку.– Ты этого не сказала, – ответил он. – Сверху вниз или снизу вверх – стрела делает угол, как если стрелять слева направо или справа налево. Какая разница?– Если угол сверху, то можно просто перебросить стрелу!– Конечно можно! – согласился он и, поддавшись неистовому порыву, выпустил вслед за первой все стрелы – одну за другой, – после чего, тяжело дыша, опустил лук. Со стороны им казалось, что все стрелы, кроме самой последней, которая с убедительным стуком ударилась о камень, попали в цель; однако, подойдя ближе, они увидели, что все как раз наоборот: оперенные наконечники торчали из земли, образуя, как ни странно, ровный полукруг и нигде не касаясь мешка, и лишь самая последняя стрела воткнулась в край мишени и повисла, цепляясь за нее хвостом из гусиных перьев.– Видишь, ты промахнулся, – заметила Гейл. – Все стрелы мимо, кроме той, что чиркнула о камень.– Да. Ну ладно, хватит на сегодня стрельбы, – решил он и, пока девочка собирала стрелы и осторожно высвобождала из мишени последнюю, вытащил железный стержень из заменявшей его запястье деревяшки, воспользовавшись для этого лезвием ножа, закинул лук себе за спину, а затем вдел в деревяшку кованый крюк, уперев его в камень, чтобы загнать на место поплотнее. При этом он слегка сморщился – культя еще не совсем зажила, и последние двенадцать выстрелов, сделанные без минутной передышки, стали для нее серьезным испытанием. Глава 3 Пока они шли назад, к низеньким, крытым преимущественно красной черепицей домикам Соленой Гавани, Фафхрд, пользуясь тем, что солнце светило им в спину, разглядывал стоячие камни и наконец спросил у Гейл:– Ты знаешь что-нибудь о прежних богах островитян, которым здешние жители поклонялись до того, как стали атеистами?– О, тетя Афрейт говорит, что они были совсем дикие и никому не подчинялись – наподобие людей капитана Мышелова до того, как они стали моряками, или твоих берсерков, пока ты не укротил их. – Энтузиазм ее возрастал по мере того, как она говорила. – И уж конечно, они не верили ни в какую Золотую Стрелу Правды или Золотую Чашу Умеренного Гостеприимства – все они были лжецы, шлюхи, убийцы и пираты каких свет не видывал. Фафхрд кивнул:– Может, дух, которого видела Сиф, один из них. *** Высокая стройная женщина отделилась от стены выкрашенного в фиолетовый цвет дома и пошла им навстречу. Поравнявшись с ними, Афрейт обратилась к Гейл:– Вот ты где пропадала. Твоя мать тебя обыскалась. – Потом взглянула на Фафхрда:– Ну, как пострелял?– Капитан Фафхрд попадал в цель почти каждый раз, – ответила за него Гейл. – Он даже за угол попал! И я ни разу не помогала ему надевать лук или еще что-нибудь!Афрейт кивнула.Фафхрд пожал плечами.– Я рассказала Фафхрду о призраке, которого видела Сиф, – продолжала Гейл. – Он думает, что это могла быть одна из старых богинь Льдистого – Рин, Лунная Охотница, или еще кто-нибудь. Или даже Скелдир, королева-ведьма.Узкие светлые брови Афрейт удивленно изогнулись.– Иди лучше, мать тебя ищет.– Можно, я возьму твою мишень, до следующего раза? – обратилась девочка к Фафхрду.Тот кивнул, оттопырил локоть левой руки, и большой шар шмякнулся оземь. Гейл побежала, катя его перед собой. Мишень была красная, выкрашенная соком ягоды-подснежницы, и в лучах заката походила на зловещий, налитый кровью глаз. Обоим взрослым показалось, что Гейл, удаляясь, катит перед собой солнце.Когда девочка скрылась из виду, Фафхрд повернулся к Афрейт и спросил:– Что это за ерунда про Сиф и какого-то призрака?– Ты становится таким же скептиком, как и все островитяне, – ответила она без тени улыбки. – По-твоему, тот факт, что нечто или некто поверг в полную прострацию не самого слабого и не самого безмозглого члена совета, – ерунда?– Это сделал призрак? – переспросил Фафхрд, когда они вновь зашагали по направлению к городу. Афрейт кивнула:– Когда Гваан, которого Сиф позвала на помощь, вошел в темную сокровищницу, кто-то напал на него, он целый час пролежал без сознания. Он до сих пор не может подняться на ноги. – Ее тонкие губы искривились в усмешке. – Хотя, конечно, он мог просто споткнуться в темноте и треснуться головой об стену – это тоже не исключено, особенно если учесть, что он ничего не помнит.– Расскажи подробнее, как это произошло, – попросил Фафхрд.– Заседание городского совета затянулось, стемнело, взошла луна – вчера она была еще не полной, так что света от нее было не много, – начала она. – Сиф и я присутствовали в качестве казначея и писца. Зваакин и Гваан попросили Сиф сделать опись символов добродетели – мысль о них не дает им покоя с тех самых пор, как был утрачен (хотя и ради общего блага) Золотой Куб Честных Сделок. Сиф тут же отперла дверь сокровищницы, однако замешкалась на пороге. Позже она сказала мне, что лунный свет, падавший сквозь небольшое зарешеченное оконце напротив двери, хотя и оставлял большую часть комнаты в темноте, позволил ей заметить беспорядок. Кроме того, ей почудился какой-то тяжелый запах, напоминающий болотные испарения…– А куда выходит окошко? – перебил ее Фафхрд.– На море. Гваан оттолкнул ее нетерпеливо (и, надо сказать, весьма невежливо) и вошел внутрь. И тут – Сиф клянется, что видела это, хотя все произошло очень быстро, в какие-то доли секунды, – голубоватая вспышка сверкнула во тьме, точно беззвучная молния, и бесплотная, словно сотканная из голубоватой дымки, высокая костлявая фигура сжала Гваана в объятиях. По ее словам, было похоже, будто бесплотный, обессилевший дух хочет напиться живой крови. Гваан коротко вскрикнул и рухнул замертво. Когда по требованию Сиф принесли факелы, оказалось, что в комнате, кроме нее самой и лежащего без сознания Гваана, никого нет, но Стрела Правды свалилась со своего места на полке и лежит под окном, а все остальные символы добродетели слегка сдвинуты, точно кто-то прикасался к ним, перебирал их руками; помимо того, на полу комнаты были обнаружены следы – узкие отпечатки ног, измазанных черным вонючим донным илом.– И это все? – спросил Фафхрд, как только женщина умолкла. Когда она упомянула о высокой, словно сотканной из тумана, фигуре, смутное воспоминание шевельнулось у него в мозгу – совсем недавно он видел кого-то похожего, но, где и когда это было, он не мог вспомнить, как ни старался: точно завеса ночи упала и закрыла собою именно этот образ.Афрейт кивнула:– В общих чертах по крайней мере. Гваан пришел в, себя через час, однако не помнил абсолютно ничего. Его положили в постель, где он и находится до сих пор. Сиф и Гронигер решили выставить специальную охрану в сокровищнице сегодня ночью.Вдруг Фафхрду стало ужасно скучно от всей этой истории с Сиф и ее привидением. Голова просто отказывалась работать в этом направлении.– Эти ваши советники – все до одного скупердяи, только и думают, что о золоте своем несчастном! – выпалил он ни с того ни с сего.– Тоже верно, – согласилась она, но это почему-то еще больше разозлило его. – Они все еще продолжают осуждать Сиф за то, что она отдала Мышелову Куб вместе со всеми деньгами, что были в ее хранении, поговаривают об отставке, грозятся отобрать ее ферму, а может, и мою заодно.– Неблагодарные! А Гронигер – худший из них: уже пристает ко мне с арендной платой за неделю, хотя прошло всего два дня. – Афрейт снова кивнула:– Он жаловался, что твои берсерки учинили безобразие в «Обломке Кораблекрушения» неделю тому назад.– О, вот как? – отозвался Фафхрд, на этот раз заметно потише.– Как ведут себя люди Мышелова? – спросила, она.– Ничего, Пшаури держит их в строгости, – ответил он. – Но это не значит, что мое присутствие там не требуется.– «Морской Ястреб» вернется еще до зимних штормов, я уверена, – спокойно сказала Афрейт.– Я тоже так думаю, – согласился Фафхрд. Когда они поравнялись с ее домом, она вошла внутрь, улыбнувшись ему на прощание. Приглашать его на обед она не стала, и это его задело, хотя, с другой стороны, он все равно бы отказался; и про руку ничего не спросила, хотя и взглянула на его крюк разок-другой – тактично, конечно, но тоже не совсем так, как ему бы хотелось.Однако досада его быстро прошла, так как упоминание о таверне «Обломок Кораблекрушения» направило его мысли по совершенно другому руслу, и они продолжали крутиться вокруг таверны все время, пока он шел по своим делам. В последние дни все раздражало и утомляло его, он устал от проблем с левой рукой и испытывал странное чувство ностальгии по Ланкмару, его ворам и чародеям, туманам (столь непохожим на свежий бодрящий воздух Льдистого острова) и небрежной пышности. Позавчера вечером он забрел в «Обломок», после пожара в «Соленой Селедке» сделавшийся лучшим питейным заведением острова, и долго сидел там, потягивая черный горький эль и наблюдая за происходящим вокруг.Атмосфера в кабачке, называемом завсегдатаями «Обломком» и «Развалиной» (он услышал это, уже когда уходил), была мирной и спокойной, отчего он сразу почувствовал себя как дома. В таком месте никто не стал бы дебоширить, в том числе и его люди (это было на прошлой неделе, напомнил он себе, – если, конечно, вообще было). Он с удовольствием следил взглядом за неспешными движениями прислуги, прислушивался к рыбацким и матросским байкам, наблюдал за двумя перешептывавшимися шлюхами (шлюха, которая не вопит во весь голос, уже само по себе явление исключительное), приглядывался к более эксцентричным посетителям – до смешного толстому человеку, погруженному в глубочайшую меланхолию, костлявому бородачу, посыпавшему свое пиво перцем, и худощавой молчаливой женщине в серо-серебристом платье, одиноко сидевшей за задним столиком. Ее лицо – довольно красивое, кстати – на протяжении всего вечера оставалось абсолютно бесстрастным. Сначала он думал, что она тоже проститутка, но за весь вечер к ней никто ни разу не подошел, никто, кроме него самого, казалось, даже не видел ее, и, насколько он мог припомнить, она ничего не пила.Вчера вечером он вновь вернулся в таверну и застал там все ту же компанию и испытал то же чувство покоя, что и днем раньше. Поэтому сегодня он опять собирался туда – после того, как сходит в порт и внимательно исследует горизонт, – не показался ли где-нибудь на юге или на востоке «Морской Ястреб». Глава 4 В этот момент из-за угла показалась Рилл и, увидев его, радостно замахала рукой, на ладони которой виднелся красный, хорошо заметный даже издалека шрам. Это напоминание о давнем увечье сблизило их с Фафхрдом, точно они были однополчанами, раненными в одном бою. Темноволосая шлюха-рыбачка была скромно и аккуратно одета – знак того, что в данную минуту она не планировала заняться каким-либо из своих ремесел.Они остановились поболтать, чувствуя себя друг с другом легко и свободно. Рилл рассказала ему о сегодняшнем улове рыбы, спросила, когда должен вернуться Мышелов, как идут дела у него и его людей, как рука (она была единственным человеком, с которым он мог говорить о своем увечье), как самочувствие и сон.– Если плохо спишь, то сходи к матушке Грам, у нее есть хорошие травы, да и я могу помочь, – предложила она.Промолвив это, она усмехнулась и посмотрела на него с вопросительной полуулыбкой, одновременно слегка потянув его за крюк указательным пальцем, который так и не распрямился после того самого ожога, что навсегда оставил след на ее ладони. Фафхрд ответил ей благодарной улыбкой и отрицательно помотал головой.Тут к нему подошли Пшаури и Скаллик доложить о проделанной за день работе и о других делах, и Рилл отправилась восвояси. Некоторые из людей Фафхрда работали на строительстве, которое велось на месте сгоревшей «Соленой Селедки», еще пара занималась починкой «Бродяги», а остальные ходили в море за треской вместе с теми из людей Мышелова, которых он не взял с собой в Но-Омбрульск.Пшаури докладывал на первый взгляд небрежно, но вместе с тем подробно – его манера каждый раз напоминала Фафхрду Мышелова (подчиненный явно перенял у Командира многие повадки), что его одновременно злило и забавляло. Хотя, если уж на то пошло, все, воры из отряда Мышелова, столь же жилистые и низкорослые, как и его товарищ, напоминали его. Целая стая Мышеловов – смех, да и только!Он прервал доклад Пшаури:– Довольно, ты все сделал правильно. И ты, Скаллик, тоже. Только смотри, чтобы впредь и ты, и твои люди носу в «Обломок» не совали. На, держи. – С этими словами он передал подчиненному свой лук и колчан со стрелами. – Унеси в казарму. Ужинать я не приду. А теперь идите, оба.И опять сквозь ярко-голубые сумерки, именуемые здесь «сиреневым часом», зашагал он в одиночестве к «Обломку Кораблекрушения». Внезапно с удивлением и некоторым презрением к самому себе он осознал, что именно заставило его избежать постели Афрейт и отклонить дружеское приглашение Рилл, – все дело в том, что он предвкушал то удовольствие, которое доставит ему еще один вечер, проведенный в одиночестве, наедине с кружкой эля и в бесплодных мечтах о странной женщине в серебристо-сером платье, с бесстрастным взглядом и отстраненным выражением лица. Господи, какими романтическими дурнями ты создал мужчин, почему они вечно перешагивают через знакомое и не замечают доброго в несбыточной погоне за таинственным и новым? Или все дело в том, что мечта привлекательнее реальности? Фантазия прекраснее истины? И так, ни на минуту не прекращая философствовать о тщете фантазии, он с каждым шагом все глубже погружался в ее серебристо-серое облако. Глава 5 Знакомые голоса, оживленно что-то обсуждавшие, вывели его из задумчивости. Повернув голову, он увидел Гронигера и Сиф, которые говорили, перебивая друг друга. Он надеялся, что, увлекшись беседой, они не заметят его и он пройдет мимо, не прерывая сладостных раздумий. Не тут-то было.– Капитан Фафхрд, ты уже слышал о нашем несчастье? – обратился к нему седовласый начальник порта Гронигер, делая несколько широких шагов в его сторону. – Сокровищница ограблена, золотые символы исчезли, а Зваакин убит!За ним поспешно подошла невысокая женщина, в платье кирпичного цвета, с золотистыми прядями в темно-русых, волосах, и многозначительно добавила:– Это случилось не далее чем на закате. Мы были поблизости, в зале Совета, и уже готовились заступить на ночной караул (ты ведь слышал о вчерашнем происшествии?), как вдруг раздался жуткий вопль и сквозь щели в запертой двери мы увидели голубую вспышку. Когда дверь открыли, то увидели мертвого Зваакина с жуткой гримасой на лице, его одежда дымилась, точно от удара молнии, а символы исчезли.Странно, но Фафхрд с трудом понимал, что она говорит. Вместо этого он удивлялся, насколько сильно даже она напоминает ему Мышелова и как много общего у нее с Серым. Говорят, что влюбленные люди начинают походить друг на друга. Неужели это так быстро становится заметно?– Теперь мы лишились не только Золотого Куба Честных Сделок, все, все пропало, – сокрушался Гронигер.Его замечание слегка подстегнуло интерес Фафхрда. Хотя, надо признать, он испытывал не столько любопытство или негодование, сколько раздражение по поводу происшедшего, несмотря на то что помочь Сиф, которая была, как-никак, зазнобой его друга Мышелова, конечно же, не отказался бы.– Я слышал только о призраке, – ответил он ей. – Все остальное для меня новость. Могу ли я сделать что-нибудь сейчас?Они поглядели на него с недоумением. Он понял, что от него ожидали более заинтересованной реакции, и, как ни хотелось ему поскорее остаться наедине со своими мыслями, он все же добавил:– Если вам понадобится помощь, кликните моих людей. Они в казарме.– За которую ты должен мне арендную плату, – привычно добавил Гронигер.Фафхрд милостиво оставил последнее замечание без внимания.– Что же, – закончил он, – желаю вам успеха в ваших поисках. Золото – вещь дорогая. – С этими словами он отвесил легкий полупоклон и отправился своей дорогой. Отойдя немного, он вновь услышал их голоса, но поскольку разобрать ничего уже не смог, то заключил, что обращаются не к нему, и обрадовался.Он достиг гавани, когда сиреневый свет еще не угас в небе, и ощутил, как теплая волна удовольствия разлилась у него в груди. Так вот почему он так спешил сюда, не думая ни о чем другом! Людей вокруг было немного; одни неспешно прохаживались, другие стояли на месте, но никто не обращал на него никакого внимания. Ветра по-прежнему не было. Он подошел как можно ближе к воде и устремил взгляд на юг и юго-восток, туда, где сиреневое небо плавно перетекало в недвижное, точно огромное зеркало, жемчужно-серое море. Ни одно облачко не нарушало своим присутствием их величественной гармонии.Никакого паруса также не было видно. Мышелов и «Морской Ястреб» по-прежнему оставались в недосягаемых морских просторах.Но, быть может, какой-нибудь предвестник их приближения появится на горизонте в те минуты, что еще остались до наступления темноты. Его отрешенный, как у спящего на ходу человека, взгляд переместился на более близкие предметы. К востоку от него над волнами вздымался отполированный прибоем утес, в сумерках казавшийся серым. От него до низкого мыса на западе все пространство гавани было абсолютно пустынно. Справа, ближе к мысу, стоял на якоре «Бродяга»; слева, у легкого деревянного причала, который будет поднят на сушу с началом зимних штормов, были пришвартованы рыбацкие лодки и еще несколько мелких судов, принадлежавших гавани. Среди них виднелась шлюпка с «Бродяги», на которой Фафхрд имел обыкновение выходить в море в одиночку, когда было свободное время и погода благоприятствовала, – потренироваться в управлении шлюпкой с помощью металлического крюка, заменившего отрубленное запястье. Рядом со знакомой шлюпкой Фафхрд увидел и еще какое-то суденышко – крохотную скорлупку. Глава 6 Небо постепенно бледнело, превращаясь из ярко-сиреневого в тускло-серое, и Фафхрд вновь окинул взглядом далекий горизонт и водную гладь между ним и берегом – магическую пустоту, никогда не перестававшую манить его.

Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей - Лейбер Фриц Ройтер => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей автора Лейбер Фриц Ройтер дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Лейбер Фриц Ройтер - Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей.
Если после завершения чтения книги Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей вы захотите почитать и другие книги Лейбер Фриц Ройтер, тогда зайдите на страницу писателя Лейбер Фриц Ройтер - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Лейбер Фриц Ройтер, написавшего книгу Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Фафхрд и Серый Мышелов - 7. Валет мечей; Лейбер Фриц Ройтер, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://1st-original.ru/goods/jean-paul-gaultier-classique-1468/ 

 Стругацкий Аркадий Натанович - Частные Предположения http://www.libok.net/writer/1983/kniga/5037/strugatskiy_arkadiy_natanovich/chastnyie_predpolojeniya