А-П

П-Я

 интересное предложение 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Дышев Андрей Михайлович

Зеркало для героя


 

Здесь выложена электронная книга Зеркало для героя автора по имени Дышев Андрей Михайлович. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Дышев Андрей Михайлович - Зеркало для героя.

Размер архива с книгой Зеркало для героя равняется 237.22 KB

Зеркало для героя - Дышев Андрей Михайлович => скачать бесплатную электронную книгу




«Зеркало для героя»: Эксмо; Москва; 2003
ISBN 5-699-03235-5
Аннотация
Недаром говорят, что свалившийся с неба клад жжет руки и порой затмевает разум.
Кирилл Вацура, в недавнем прошлом частный детектив, и его друг Влад, начинающий бизнесмен, став по воле судьбы обладателями больших денег, решают купить небольшой остров недалеко от берегов Южной Америки. Но вскоре выясняется, что за островом тянется шлейф дурной славы: все его прежние владельцы либо исчезли без вести, либо погибли при весьма странных обстоятельствах. Однако это не смущает новоиспеченных дельцов, и они с головой окунаются в рискованное предприятие…
Андрей Дышев
Зеркало для героя
Глава 1
Влад напоминал мне героя Стивенсона капитана Смоллета. Он говорил громко, неразборчиво, брызгал слюной и делал массу ненужных движений, отчего в комнате Анны воздух колыхался, словно вода в переполненном бассейне, где резвилась возбужденная касатка.
– Сколько раз поджигали твою гостиницу? – спрашивал он и, не давая мне ответить, продолжал: – Сколько раз перекапывали твой огород, пытаясь найти золото? Мало у тебя было неприятностей? Ты ждешь, когда тебя тюкнут по голове лопатой?
Был конец московской зимы. Под окнами тоскливо скрипели трамваи и распускали веер брызг грязные машины. Анна куталась в плед. У меня от свитера чесалась шея. В серых сумерках мы выглядели бледными и бесплотными существами. Только лицо Влада, смуглое от тропического загара, излучало жизнь и энергетику колумбийского тростникового рома.
– Что ты молчишь? – спросил он, повернувшись к Анне, и плеснул из плоской бутылки себе в стакан.
– Тебя слушаю, – ответила Анна. Она забралась в кресло с ногами и неподвижно сидела весь вечер, отчего казалась безучастной и равнодушной.
Я скептически косился на стол, на котором, словно скатерть, была расстелена карта из рекламного буклета землеторгующей фирмы «Эквадор-терра». На голубом фоне было изображено нечто зелено-коричневое, напоминающее краба или кляксу.
– Вот! – сказал Влад, тыча толстым пальцем в «кляксу». – Вот единственное, куда можно без всякого риска вкладывать деньги. Дома, машины, драгоценности могут быть украдены или разрушены. Валюта или акции – вообще бумага, имеющая очень относительную ценность. А это – вечно. Ни пожары, ни штормы, ни наводнения ему не страшны… Чего ты усмехаешься?
– Тебе показалось, – ответил я. – Просто я вспомнил, как одна японская фирма продала американцам землю на острове Каролинского архипелага. Американцы загрузили на корабль мешки с семенами тропических культур и поплыли на свой остров. А его тем временем размыло морем.
– Это безумие! – Впервые за весь вечер Анна сказала что-то определенное.
Она всего лишь субъективно оценила идею Влада, но он почувствовал, что теряет в ней своего компаньона. А это было равносильно краху всей затеи.
– У вас неправильно шурупят мозги! – начал он заводиться, обращаясь одновременно ко мне и Анне, хотя я еще не высказывал своего мнения. – Пожалейте себя! Подумайте о будущем! Я предлагаю вам хороший кусок теста размером в пятьдесят квадратных километров, из которого мы сможем вылепить все, что захотим! Тропическая растительность! Пресная вода! Животные, птицы, полезные ископаемые! И все это будет наше!
– Сколько это будет стоить? – спросила Анна, закуривая.
– Пятьсот тысяч я должен заплатить завтра официальному дилеру после подписания предварительного соглашения, – ответил Влад. – И еще пятьсот – в земельном департаменте Кито после утверждения договора о собственности.
– Миллион долларов! – подвела черту Анна. – Пустячок!
Я смотрел на улицу. Над тротуаром плыли черные зонтики, похожие на молекулы. Машины швыряли воду из канав в прохожих. Шел мокрый снег вперемешку с дождем. Грязная псина с узкой талией, похожей на книгу, поставленную на торец, ловила мохнатой мордой снежинки и приставала к старушкам, выходящим из колбасного магазина. Какой-то «Москвич», слепленный из песка, ржавчины и талого снега, застрял посреди проезжей части. Машины объезжали его и матерились протяжными гудками.
– Всего миллион! – взмахнул руками Влад. – Да ты знаешь, сколько стоит земля на подобных островах? Двадцать, тридцать, пятьдесят миллионов! Не хочешь?!
– А почему этот такой дешевый? – спросил я, по-прежнему сидя на подоконнике и глядя в окно.
Для того, кто убеждает, всякая пауза смерти подобна. Влад не знал, что ответить. Анна поняла, что я попал в цель, и послала туда же второй снаряд:
– В самом деле, Влад! Ты не боишься, что тебе подсунут кота в мешке? Если там есть все, как ты говоришь, – и тропический лес, и чистые реки, и птицы, то почему этот остров стоит так дешево?
– Потому что он далеко от берега, – сказал Влад первое, что пришло ему на ум, и уточнил: – Тысяча триста километров.
Мы молчали. Влад, недовольный нашей несговорчивостью, ходил вокруг стола и беспрестанно лакал ром. Он даже не догадывался, что я давно был на его стороне. Золотые генуэзские монеты пятнадцатого века из клада графини Аргуэльо принесли мне больше неприятностей, чем пользы. Я рисковал не только свободой, но и жизнью, продавая их «черным» антикварам за валюту, которую потом при помощи всяких ухищрений «отмывал», прокручивал, переводил на счета и снова снимал. Сокровища графини преследовали меня в ночных кошмарах почти полгода, и я уже был готов вложить все свои четыреста тысяч во что угодно, лишь бы вновь обрести спокойную жизнь.
Анне тоже пришлось не сладко. Насколько мне было известно, она открыла в Москве несколько магазинов по продаже итальянской одежды, которая в самой Италии вышла из моды лет двадцать назад, и развесила на одежде совершенно безумные ценники. Баксы, которые Анна получала от продажи антикварного золота, она пыталась легализовать под видом выручки и стала вкладывать их в строительство коттеджей. Но несколько месяцев спустя у нее начались жуткие проблемы с налоговой инспекцией. Я не знаю, как она выкрутилась, но чувствовал, что моя неудавшаяся коммерсантка спит и видит, как все ее злосчастное золото птичьей стайкой улетает далеко-далеко, в маленькую тихую страну, где никто не станет допытываться, откуда и зачем оно прилетело.
Словом, мы с Анной были за, но не торопили события, давая возможность нашему ученому Кинг-Конгу выложить все свои аргументы. Его всегда надо было держать в легкой узде, иначе бредовые идеи этого неизлечимого авантюриста попросту захлестнули бы нас с головой.
Анна встала, скинула плед с плеч и подошла к столу. Влад, заметив, как скользнул по карте ее взгляд, стал яростно доказывать девушке свою правоту.
– Здесь, в этой бухте, – он ткнул пальцем в «кляксу», – мы построим причал. На этой живописной горе возведем пятизвездочный отель с аквапарком… Отсюда через джунгли мы проведем автомагистраль, навесим канатную дорогу…
Анна, выпуская изо рта колечки дыма от тонкой сигареты, следила за фюрерским перстом Влада.
– А на какие деньги ты все это построишь? – спросила она.
– Мы создадим акционерное общество! – не моргнув глазом ответил Влад. – Привлечем инвесторов из России. Мы построим курорт мирового уровня для «новых русских». На нашем острове они будут чувствовать себя как дома – с холодной «Столичной» и березовыми вениками в бане.
– Это безумие, – повторила Анна, но даже Влад понял, что она уже согласилась.
Окно от моего дыхания запотело. Я провел по нему ладонью. На улице раздался скрежет тормозов.
– У тебя есть кости? – спросил я Анну.
– Какие кости? – не поняла она.
Влад, оторвавшись от карты, шумно засопел. Он решил, что я издеваюсь над его затеей.
– Из супа, – пояснил я. – Надо пса покормить. Ничего он у этого магазина не дождется.
Глава 2
Влад свернул с Садового на Старую Басманную, и, когда до посольства Эквадора остался какой-то километр, Анна вдруг сказала:
– Может быть, откажемся от этой затеи, пока не поздно? У меня нехорошее предчувствие…
Влад промолчал, давая понять, что об этом не может быть даже речи. Я погладил Анну по щеке и заверил, что дурные мысли всегда сопутствуют новому и интересному делу.
Мы свернули в Гороховский переулок и остановились. Придерживая мохнатые полы песцовой шубы, Анна первой вышла из машины. Я смотрел, как она протыкает тонкими каблучками грязный лед и перешагивает через потемневший сугроб, похожий на бруствер окопа.
Влад барабанил пальцами по рулю. Потом включил омыватель стекол. С натужным воем в стекло брызнули тугие пенящиеся струи. Я выключил отопление салона. Влад заглушил двигатель.
– Ну, давай! – поторопил я его. – Я же знаю, о чем ты хочешь меня спросить.
Влад повернул ко мне свое холеное лицо. Он здорово поправился за эту зиму. Глаза заплыли, лицо раздалось в ширину, отчего Влад стал похож на хорошо откормленную рысь.
– Может быть, – медленно произнес он, – мы с тобой поднатужимся и купим остров сами?
– Об этом надо было говорить при Анне.
– Но ты же видишь… – он кивнул на окно. Анна вышла на тротуар и остановилась перед дверьми посольства, ожидая нас.
– Так реши этот вопрос с ней, а потом уже мы будем тужиться.
– Нет, давай сначала прикинем бабки.
– У меня четыреста.
Влад кивнул и взялся за дверную ручку.
– Ничего не получится, – ответил он, выходя из машины. – Не хватает.
– Много?
– Много, – неопределенно ответил Влад.
Мы подошли к зданию посольства. Очереди не было. У входа стоял один милиционер. Влад буркнул что-то насчет «инверио». Так в Южной Америке называют летние месяцы, сезон дождей, когда количество туристов резко снижается. Влад словно оправдывался передо мной за то, что у входа было пусто.
– Как зовут дилера? – спросил я, сгребая с асфальта мокрый снег и прессуя его в ладонях.
– Андрес Гильермо, – ответил Влад.
Он волновался и, сжимая ручку «дипломата» обеими руками, нервно приплясывал, шлепая подошвами ботинок. Я чувствовал себя так, словно нам предстояла серьезная закупка на оптовом продовольственном рынке, где подсунуть могли все, что угодно. Анна спокойно стояла несколько поодаль, как будто не имела к нам никакого отношения, и читала толстый женский журнал. Милиционер не моргая смотрел на нас сквозь стекло своей будки. Хромой голубь сел на крышу автомобиля Влада и нагадил на стекло.
– Там круглый год лето, – сказал Влад.
Он думал об острове, а я – о помете. Влад был оптимистом, а я – реалистом.
Господин Гильермо появился в дверях посольства, когда у меня стали подмерзать пятки, а Влад уже скакал, как архар в сезон брачных боев. Дилер был зрелого возраста, невысок. Его смоляные волосы были зачесаны назад и щедро прихвачены лаком. Крупный нос поддерживал непроницаемо-черные очки. Одет он был в строгий черный костюм, самой заметной деталью которого был золотой колпачок от ручки «Паркер», торчащей в нагрудном кармане.
Ничего не говоря, Гильермо кивнул и провел нас внутрь здания. В фойе, не дойдя до парадной лестницы, он открыл торцевую дверь, на которой висела тяжелая металлическая табличка «ECUADOR-TERRA».
Мы оказались в узкой и длинной, как пенал, комнате, большую часть которой занимали пальма в деревянном ящике и кожаный диван. Где-то под потолком чирикали птицы. В воздухе стоял древесный запах сигар. Дилер показал нам на диван, сам же сел за стол. Из-за ствола пальмы я видел только его левую руку.
– Это мои компаньоны – Кирилл и Анна, – представил нас Влад.
Я поклонился пальмовому стволу. Анна не проявила интереса к дилеру. Она стоя рассматривала фотографии на стенах.
– Ваше решение купить землю на острове Комайо достаточно серьезно? – спросил дилер на сносном русском.
Я шарил глазами по стеллажам, заваленным папками, стопками бумаг и книгами. На противоположной стене висела пластиковая рельефная карта Эквадора. Его коричневая с зелеными прожилками поверхность была морщинистой, словно соседствующие с двух сторон Колумбия и Перу сдавили страну так, что она пошла волнами. Посреди коричневых волн выпирала белоснежная вершина Чимборасо.
Гильермо закурил сигару и протянул нам золоченую коробку. Влад начал что-то изображать с сигарой, покусывая ее кончик, словно авторучку на экзамене. Дилер снял со стеллажа толстый скоросшиватель и положил его на стол перед собой.
– Это все, что касается Комайо, – сказал он, перелистывая схемы, листы с текстом и черно-белые ксероксы фотографий. – Общая площадь пятьдесят четыре и три десятых квадратных километра. Отдаленность от материка – одна тысяча триста тридцать семь километров, от Галапагосских островов – восемьсот одиннадцать километров… В общем, ознакомьтесь сами, почитайте, я вас торопить не буду.
Влад принял скоросшиватель и толкнул меня локтем в бок. Анна села рядом с Владом. Мы занялись изучением документов. Гильермо встал из-за стола и, пуская клубы дыма, стал ходить мимо нас, поглядывая на птичек. Я думал, что он сейчас начнет расхваливать остров, но дилер молчал. Влад слишком усердно вчитывался в географические, природные и прочие характеристики острова. На абзаце, в котором говорилось про ку-май, монг-нгыа и гуайяву, он застрял минут на пять. Я заметил, что Анна вытащила из папки несколько синих листочков, мельком просмотрела их и задумалась.
– Вам что-нибудь не понятно? – спросил Гильермо Анну.
– Почему его так часто перепродавали?
Дилер пожал плечами.
– На то есть коммерческая тайна, – ответил он. – Каждый хозяин имел свой интерес.
– А когда его впервые выставили на продажу?
– Три года назад. Копия решения правительства тоже есть в этой папке.
– Что там? – отвлекся Влад и, не вникнув в суть разговора, выхватил листок из рук Анны. – М-м-м… Джеймс Леблан. Кто это такой?
– Первый владелец земли на Комайо, – пояснил Гильермо.
– А Генри Леблан?
– Это его сын. Остров перешел к нему в наследство после гибели Джеймса.
– Да? А что с ним случилось?
– Я точно не знаю, – ответил Гильермо, выдувая дым на стол. – Кажется, автокатастрофа.
– А Жоржет Дайк? – Влад дотошно интересовался каждой фамилией.
– Это сестра Генри Леблана. Она унаследовала остров после того, как Генри пропал без вести, путешествуя на своей шхуне вдоль берегов Колумбии.
Влад поднял на меня глаза. Они выражали не столько удивление, сколько недовольство.
– Это что ж такое? – спросил он таким тоном, словно дилер был виноват в исчезновении Генри и гибели Джеймса. – Выходит, у острова дурная репутация?
Дилер, попыхивая сигарой, усмехнулся.
– Я не думаю, что вы, господин Уваров, суеверный человек. Это всего лишь неприятное совпадение.
– А сестра… как ее? Жоржет Дайк! С ней что случилось? Почему остров снова перешел в собственность земельного департамента?
– С Жоржет Дайк ничего не случилось, – заверил Гильермо. – Она отказалась от наследства в пользу государства, вышла замуж и сменила фамилию. О ней мне больше ничего не известно.
– Надо же, какая щедрая! А почему правительство снова выставило остров на продажу?
Дилер неторопливо стряхивал пепел с сигары в тяжелую пепельницу из черного камня.
– Правительству выгоднее получить деньги и построить, скажем, больницу, чем содержать необитаемый остров.
– Что значит – содержать?
– Это значит, – объяснил дилер, – что на острове Комайо, как на любой части территории Эквадора, должны быть соблюдены национальные интересы и поддерживаться конституционный порядок.
– А если остров переходит в чью-либо собственность…
– Если земля острова переходит в чью-либо собственность, – поправил дилер, – то обязанности по обеспечению конституционного порядка возлагаются уже на собственника.
– Что вы говорите! – произнес Влад и посмотрел на меня с умным видом. – Вот оно как!
Мне показалось, что его желание купить остров несколько притупилось. Не все было так просто, как казалось на первый взгляд. Машину купишь – и то заработаешь головную боль, пока поставишь ее на учет. А здесь речь идет о географическом объекте, части территории чужого государства.
Но Влад неожиданно для меня подтвердил свою готовность идти к намеченной цели с упорством быка, бодающего тореадора:
– Значит, будем изучать законы Эквадора. Да, Кирилл?
Я сделал какой-то неопределенный жест.
– Так! – удовлетворенно произнес Влад и снова опустил голову. – Кто у нас тут еще остался из бывших хозяев? Гонсалес де У. Очень интересная фамилия!.. Что это еще за де У?
– Как ты сказал? – вдруг проявила интерес Анна. – Гонсалес де У?
Она взяла список из рук Влада. Мне показалось, что ее зрачки расширились, когда она прочитала имена владельцев. Влад нервно выдернул лист из ее пальцев и недовольным тоном произнес:
– Два месяца? Он владел островом всего два месяца? Почему так мало?
Он поднял голову, ожидая от дилера разъяснений. Гильермо вздохнул, постоял у окна. Он, должно быть, считал, что прежние владельцы не имеют отношения к нынешней сделке, и в его обязанности не входит разъяснять историю каждого из них.
– Этот гражданин Перу был лишен права собственности на землю Комайо конституционным судом, – сказал дилер.
– Почему? – Влад добивал его своей дотошностью.
– Потому что Гонсалес препятствовал высадке на остров правительственных войск.
Влад поморщился. Я был уже почти уверен, что мой друг сдался и окончательно разочаровался в своей бредовой идее.
– А что, – спросил он, – правительственные войска часто там высаживаются?
Гильермо от души рассмеялся и загасил сигару о дно пепельницы так, словно вбил в нее клин.
– Нет, войска вообще не сунулись бы туда, если бы полиция не заподозрила Гонсалеса в содействии контрабандистам.
– Ах вот оно что! – кивнул Влад и снова покосился на меня. Я скривил лицо так, будто съел лимон, сдобренный ядреной горчицей. Влад толкнул меня локтем, принуждая к умственной работе, и дал мне несколько листков с текстом.
Анна вдруг встала. Гильермо взглянул на девушку с готовностью взять на себя ее проблемы, но Анна даже не взглянула на него.
– Который час? – спросила она у меня.
– Без четверти двенадцать.
– Мне пора.
– Куда? – не отрывая глаз от документов, спросил Влад. – Посиди, мы недолго.
Анна увильнула от моего недоуменного взгляда и решительно открыла дверь.
– Увидимся вечером у меня, – сказала она и вышла.
– Несерьезно, – пробормотал Влад, перелистывая очередную страницу списка бывших владельцев. – Я говорил, что надо без нее…
Переводчика, который русифицировал документацию на землю, надо было бы хлопнуть пыльным мешком по голове. Слово «продажа» было обозначено как «ПRОDАЖА», а «аукцион» как «АYКЦЫEN». Я нещадно ломал глаза, читая невеселую историю острова.
На столе дилера зазвонил телефон. Гильермо поднял трубку и тихо, чтобы не мешать нам, представился:
– «Эквадор-терра»… Да, слушаю!.. Сейчас я занят, оставьте свои координаты…
Из-под пальмового листа, похожего на пятерню пианиста, он смотрел на нас.
– Секунду, возьму ручку… Так…
Гильермо отрывисто записывал на листке цифры. Листок убегал из-под пера, и дилер разрывался между ним, ручкой и телефонной трубкой. Мне показалось, что он записывает домашний телефон Анны, но я никак не мог рассмотреть последние три цифры.
– Еще раз, пожалуйста… Виллис? Два «л», я понял… Спасибо, до встречи!
Он опустил трубку и взглянул на меня, потому как Влад не мог оторваться от захватывающего чтива и поднять глаза.
– У вас появился конкурент.
Влад вскинул голову и нахмурился.
– Никаких конкурентов! – безапелляционно заявил он. – Я беру остров без всяких разговоров.
Он сказал так, словно речь шла о покупке телевизора или холодильника. Странно, что он вообще не добавил: «Заверните-ка мне его».
– Я надеюсь, что будет так, – согласился Гильермо, но листок с телефоном и фамилией конкурента аккуратно сложил вдвое и сунул в карман. – Вы готовы заплатить аванс?
– Это надо сделать немедленно? – спросил Влад.
– В ваших интересах это сделать немедленно, – уточнил дилер. – Теперь вы не единственный покупатель.
Я незаметно стукнул Влада по почкам. Он не отреагировал и опять начал задавать ненужные вопросы:
– Вы предпочитаете доллары или рубли? Наличный или безналичный расчет?
Можно подумать, Влад намеревался расплачиваться рублями! Я крепко взял его под локоть и рывком поднял на ноги.
– Господин Гильермо, – сказал я. – Мы хотим подумать пару дней.
Дилер пожал плечами, мол, воля ваша. Мне казалось, что все закончится благополучно, но Влад вдруг проявил ослиное упрямство.
– Нет! – сказал он, выдергивая локоть. – Будем заключать предварительное соглашение. Я готов внести аванс!
Большего идиота я еще не встречал на своем веку. Гильермо застыл у ствола пальмы, с недоумением глядя то на меня, то на Влада.
– Простите, я не совсем понял, – произнес он. – Кто из вас все-таки скажет окончательное слово?
– Я!! – хором выкрикнули мы с Владом.
На месте дилера мне стало бы смешно, но у эквадорца, по-видимому, было своеобразное чувство юмора. Он поджал мясистые губы, качнул головой, отчего его покрытая лаком прическа аспидно сверкнула, словно спина дельфина.
– Это не деловой разговор, – произнес он сухо.
Я улучил момент, когда Владу не за что было схватиться, и вместе с ним вывалился в коридор, захлопнув дверь ногой.
– Ты что, надорвался на умственной работе? – громко зашипел я, постучав себя по голове пальцем. – Тебе бабки некуда деть? Так передай их в фонд помощи психически больным.
– Да пожалей себя!! – взревел Влад, норовя пробиться к двери, которую я защищал, как родину. – Не суй копыта в чужое дело! Я без тебя разберусь…
Мы боролись. Паркетный пол трещал под нашими ногами.
– Послушай же меня! – пытался я уладить конфликт мирным путем. – Не сходи с ума! Тебе это надо – контрабанда, полиция, высадка правительственных войск?!
– Ты запомнишь этот день, – бубнил о своем Влад. – И тебе будет стыдно. Я сделаю из этого острова конфетку. Все беды на земле из-за трусости и нерешительности.
Блаженны верующие! Жалея паркет, я мысленно сплюнул и отошел от двери, сделав глубокий реверанс:
– Прошу, землевладелец! Колонизатор хренов! Отдавай бабки за вечную головную боль!
Я повернулся и быстро пошел к выходу. Дежурный секретарь подтолкнул меня в спину своим взглядом. Скрипнула тяжелая дверь. Я скинул со своих плеч здание посольства вместе с паркетным блеском и полированными дверными ручками и жадно вдохнул сырой холодный воздух.
В Москве что конец ноября, что начало марта – одно и то же. Только в конце зимы воздух не пахнет свежим снегом и морожеными яблоками. Но интересно другое: сейчас в Южной Америке «инверио», то есть лето. Но в переводе с испанского это слово означает «зима». Все перепутано, все с ног на голову поставлено, все не по-русски. А Влад хочет там купить остров.
Глава 3
– Я вспомнил, – сказал я, когда мы с Владом ехали к Анне.
– Что ты вспомнил?
– Кто такой Гонсалес де У.
– Последний собственник Комайо, который пытался не пустить на остров правительственные войска, – ответил Влад.
– Не только. Гонсалес де Ульоа – это командор ордена Испании, защищавший честь своей дочери, которого в поединке убил небезызвестный Дон Жуан.
– Правда? – удивился Влад. – Это что ж… Это сколько же ему теперь лет?
– Дружище, у тебя что-то с головой, – заботливо заметил я. – Дон Жуан и Гонсалес жили в четырнадцатом веке.
– Да я понимаю, – качнул головой Влад. – Но как он мог стать владельцем острова?
– Он никогда не был владельцем острова, – ответил я, с испугом глядя на Влада. – Послушай, да тебе отдыхать надо! Ты каким местом думаешь?
– Не груби, – попросил Влад. – Не видишь, что я за рулем? Я обязан смотреть на знаки, а не с тобой разговаривать… Так что ты там про Гонсалеса говорил?
– Эта фамилия вымышленная. Хозяин острова, который был замечен в контрабанде, скрыл в документах свое настоящее имя.
– Ну и что? – равнодушно спросил Влад.
– А то, что не нравится мне все это!
– Связался же я с вами! – покачал головой Влад. – Что ты, что Анна!
Я чувствовал себя скверно. Влад говорил со мной так, словно я, подтолкнув его к подписанию договора, теперь давал задний ход. Мой друг заплатил пятьсот тысяч долларов, получив взамен бумажки на двух языках с подписями и печатями. Он сделал лишь половину дела, как самолет, который уже набрал взлетную скорость, и торможение означало неминуемую катастрофу. А я вместо того, чтобы успокоить Влада и убедить в том, что не отказываюсь внести оставшиеся пятьсот тысяч долларов в земельный департамент Эквадора, начал пугать вымышленными фамилиями.
Я опустил руку Владу на плечо.
– Не переживай, – сказал я. – Разберемся.
Владу понравились мои неопределенные заверения. Он стал с нежностью крутить руль, паркуя автомобиль у торговых рядов. Хмурые складки исчезли с его лба. Я без труда возвратил Владу уверенность в себе, в который раз удивляясь странному сочетанию в нем большой физической силы и легкой внушаемости.
Анна в отличие от меня никогда не задумывалась над тем, что хочет и чего не хочет слышать от нее собеседник. В этом смысле она была дипломат никудышный. Когда мы завалились в ее прогретую камином квартиру с четырьмя пакетами, набитыми деликатесами и выпивкой, она без всяких вступлений спросила:
– Где предварительное соглашение?
Пока мы с Владом толкались в прихожей, стаскивая с себя дубленки, Анна бесшумно ходила по ламинированному паркету комнаты, читая бумаги. Мне было жалко Влада. Игнорируя его любовь к острову и не щадя самолюбия, Анна останавливалась, прикрывала глаза, словно ей становилось дурно от прочитанного, и медленно покачивала головой. Вряд ли такая реакция означала восторг. Влад все видел, хотя с сосредоточенностью хирурга распутывал головоломный узел на шнурке и ни в какую не хотел спрашивать у Анны, что же ее так озадачило.
Торжественный ужин грозил перерасти в момент истины для козла отпущения, где главную роль надлежало исполнить Владу. Анна имела все основания взять на себя функции палача, ибо никто из нас не смог бы упрекнуть ее в том, что она машет кулаками после завершения драки. Ее не было с нами, когда Влад подписывал соглашение, заверял его у посла, а затем платил деньги. Она совершила классический женский маневр: дала возможность мужчине самостоятельно принять решение, чтобы затем разнести его в пух и прах. При этом она не несла ответственности и в то же время оставалась самой мудрой и прозорливой.
– Тебе подсунули залежалый товар, – говорила она монотонно, словно читала. – Это тот, который настолько долго пролежал на витрине, что превратился в муляж. Его пять раз возвращали обратно в магазин. Ты шестой, кто его купил. В Эквадоре по этому случаю наверняка объявлен национальный праздник. Народ ликует. Прими мои поздравления.
Влад не умел ругаться с Анной, как это умел делать я, и, не вникая особенно в смысл сказанного, просто слушал ее воркование, обращенное к нему, и воспринимал его с той тихой благодарностью, с какой воспринимал всякое проявление внимания девушки к себе.
В общем, Анна говорила умные вещи, которые не требовали детального доказательства, и быстро выдохлась, не встречая с нашей стороны сопротивления. Я помогал Владу накрывать стол. Низко пригнувшись, словно над нашими головами свистели пули, мы раскладывали по тарелкам пасьянс из нарезки карбонада, осетрины и шейки. Влад на нервной почве беспрестанно дегустировал еду, и я опасался, что на тарелках могут появиться большие проплешины.
Лучше бы Анна продолжала пилить нас, как сварливая жена с большим стажем. Вечер прошел при гробовом молчании. Мне было невыносимо смотреть на кислую физиономию Влада и на то, как запотевает бокал шампанского в пальцах Анны, и я предпочел общество неунывающего огня. Сидя на корточках перед камином, я орудовал кочергой, как сталевар на финале рекордной плавки.
Непонятно, из каких соображений Влад полагал, что ночевать в гостиницу поеду я, а он останется у Анны, в крайнем случае мы уедем оба. Но Анна проявила удивительную прямолинейность в этом вопросе и вежливо указала Владу на дверь, а мне – на ванную. У меня даже голова закружилась от осознания масштабов позора, который пришлось пережить моему другу. Покраснев до свекольного цвета, Влад вышел из квартиры не попрощавшись, крепко хлопнув за собой дверью. Я подумал о том, что Анна до гробовой доски останется его лютым врагом.
Мы с Анной всю ночь почти не сомкнули глаз, но об острове никто из нас не сказал ни слова, хотя мысли о нем лезли мне в голову, как у голодного о полном холодильнике, и ореол таинственности Комайо притягивал со страшной силой, с легкостью подавляя страх потерять деньги.
Говорят, что женщина любит ушами. Вопреки этому мифу, Анна терпеть не могла каких-либо разговоров в постели. И наше молчание по инерции выплеснулось на утро. Как всякая манера поведения, обоюдное молчание имеет свойство прогрессировать, как болезнь. Мы в тишине пили кофе. Потом я брился, а Анна рисовала на своем лице тени, делая себя такой, какой хотела видеть, и от пронзительного звонка в дверь, как от дерзкого вмешательства в наш немой мир, мы оба вздрогнули.
Это был Влад. Он холодно кивнул Анне, угрюмо взглянул на меня и сказал:
– Поехали в посольство. Наш дилер загнулся.
Снег, забившийся в протекторы его подошв, таял и вытекал мутными струйками. Жесткий ковролин не впитывал воду, и та сворачивалась в шарики, напоминающие ртутные. Вид у Влада был жалкий. Он чувствовал это и, как тигр в клетке, начал двигаться по коридору, оставляя повсюду мокроту.
Мы с Анной поняли лишь то, что было очевидно – Влад был очень несчастным. Я не стал выяснять, что мой друг имел в виду под словом «загнулся», и стал быстро одеваться. Остров стал для Влада материализованной мечтой, красивой сказкой, превратившейся в реальность, и он любил его настолько, что любая преграда на пути к нему делала его больным.
– Я жду в машине, – сказал Влад.
Ревнивцу легче видеть свою женщину в объятиях другого мужчины, чем то, как она вместе с ним выполняет обыкновенный утренний моцион, причесывается, красится, готовит ему кофе и яичницу, то есть ведет себя как жена, за плечами которой уже много лет супружеской жизни. Влад, добитый ревностью, перешагнул через порог и снова хлопнул дверью. Я не умел так тонко, как он, вызывать к себе жалость женщины, причем ненавязчиво до гениальности. Едва дверь за ним закрылась, Анна вскочила с пуфика, кинула кисточку на макияжный столик и сказала:

Зеркало для героя - Дышев Андрей Михайлович => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Зеркало для героя автора Дышев Андрей Михайлович дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Зеркало для героя у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Зеркало для героя своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Дышев Андрей Михайлович - Зеркало для героя.
Если после завершения чтения книги Зеркало для героя вы захотите почитать и другие книги Дышев Андрей Михайлович, тогда зайдите на страницу писателя Дышев Андрей Михайлович - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Зеркало для героя, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Дышев Андрей Михайлович, написавшего книгу Зеркало для героя, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Зеркало для героя; Дышев Андрей Михайлович, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Кот-роти в интернет-магазине Decanter