А-П

П-Я

 май берберри 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Шабрей Франсуа

Мэт разбудил петуха


 

Здесь выложена электронная книга Мэт разбудил петуха автора по имени Шабрей Франсуа. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Шабрей Франсуа - Мэт разбудил петуха.

Размер архива с книгой Мэт разбудил петуха равняется 92.12 KB

Мэт разбудил петуха - Шабрей Франсуа => скачать бесплатную электронную книгу



OCR Larisa_F
«Детектив Франции. Сборник: Повесть. Романы»: Ренессанс; Москва; 1993
ISBN 58396-0129-2
Франсуа Шабрей
Мэт разбудил петуха
ГЛАВА 1
Фрэнк Мэттьюс сдержанным жестом подозвал официантку и заказал еще одну кружку пива.
Остальные посетители с завидным единодушием повернули к нему свои головы. С самого его появления здесь где-то в середине вечера они только этим и занимались. Их было с десяток, все ярко выраженного немецкого типа – розовощекие, светловолосые, с животами, раздувшимися от пива. Они играли в карты, с впечатляющей быстротой опустошая свои кружки и дымя трубками и сигаретами. Говорили мало, лишь изредка бранились из-за проигрыша или шумно радовались победе, но не переставали незаметно посматривать на Фрэнка, явного иностранца, чье присутствие их интриговало.
Молодая, улыбающаяся официантка, светловолосая, кругленькая, с обширным задом и пышной грудью, принесла ему пиво.
– Мы скоро закрываемся, – любезно предупредила она.
Он с улыбкой кивнул, и все остальные, отвлекшиеся на минуту, вернулись к своей игре.
Этот маленький немецкий ресторанчик был уютным, аккуратным, начищенным до блеска, с отделанными деревом стенами, натертой воском мебелью, прочной полированной стойкой, полом, покрытым дубовым паркетом, с гравюрами на охотничьи сюжеты, украшавшими стены. Он назывался «Цур Канне» и был единственным в небольшой деревушке Хартгейм, расположившейся на обочине автострады Е4, идущей вдоль франко-германской границы, недалеко от Фрибурга-в-Брисгау. Фрэнку Мэттьюсу, остановившемуся в нем перекусить, он пришелся по вкусу. Но даже если бы ему здесь и не понравилось, это ровным счетом ничего бы не изменило. Просто он должен был находиться здесь, вот и все. Но если обстановка показалась ему приятной, то подаваемые блюда не вызывали восторга. Ему никак не удавалось привыкнуть к бледной и безвкусной немецкой пище, хотя американцы у себя тоже не избалованы хорошей кухней.
Было больше половины двенадцатого, а ресторанчик обычно закрывался в полночь. Картежники задавали себе вопрос: чего ждет этот человек, приехавший на большом «мерседесе-600», оставленном прямо у входа. Все игроки, под тем или иным предлогом, незаметно выходили посмотреть на мощную, несомненно очень дорогую машину с номерными знаками Франкфурта.
Неожиданно раздался телефонный звонок.
Все подняли головы, надеясь на что-нибудь такое, что могло придать остроты монотонному вечеру, пусть бы даже это был дружок официантки Иды, который хотел встретиться с ней после закрытия ресторана.
Телефон висел на стене за стойкой.
Официантка сняла трубку, сказала, что это ресторан «Цур Канне», внимательно выслушала, попросила повторить, повернулась к залу и, явно глядя на Фрэнка, поскольку имена остальных ей были знакомы, сказала:
– Спрашивают господина Мэттьюса.
У нее было плохое произношение, но Фрэнк понял, что спрашивали его. Он действительно ждал телефонного звонка. Картежники вернулись к своей игре с притворно равнодушным видом, но навострив уши, чтобы уловить хотя бы обрывки разговора. И их несказанно раздражало, когда на улице залаяла собака, мешая им слушать. Хотя слушать, в общем, было нечего, к тому же услышанное было непонятно. Фрэнк Мэттьюс плотно прижал трубку к уху, что мешало любопытным услышать голос его собеседника, а сам отвечал односложно.
– Мы в трехстах километрах от точки падения, – донесся до него голос Фрэда. – Остановились в придорожном ресторанчике, чтобы перекусить и заправиться. Резервная машина прибыла.
– Хорошо.
– Пока что мы ехали в среднем со скоростью сто пятьдесят километров. Думаю, дальше будет так же. Учитывая час, когда он должен прибыть на место, мы выедем через полчаса и около половины четвертого будем в точке падения.
– Да.
– Предлагаю радиоконтакт с двух сорока пяти.
– Согласен, спасибо, до встречи.
Фрэнки Мэттьюс спокойно повесил трубку и направился к своему столику, делая вид, что не замечает разочарования, читавшегося на лицах завсегдатаев ресторана. Взглянул на часы. До полуночи оставалось десять минут. Он подозвал официантку, заплатил по счету, поблагодарил, сказав, что ему все очень понравилось, и, вежливо поклонившись оставшимся, вышел из ресторана. Июньская ночь была восхитительной – теплой и влажной.
Он завел мотор, начавший тихо урчать, и выехал на проселочную дорогу, ведущую к автостраде, но, доехав до небольшого леса, остановился и потушил фары. Отсюда было три минуты ходьбы до моста, переброшенного над дорогой на Брейзах и к рейнской границе.
Началось ожидание. Фрэнки Мэттьюс, как всегда, расслабился перед операцией. Он отдыхал, чтобы лучше собраться в момент действия, зная, что ему придется полностью мобилизовать себя: было несколько секунд на то, чтоб закончить дело без сучка без задоринки. Несколько секунд после часов ожидания. И даже речи не шло о выполнении задания наполовину. Но это его не беспокоило, у него были стальные нервы. Включив радио, он нашел программу танцевальной музыки, закурил сигарету и выпил глоток виски, чтобы перебить запах вина. В его мощном «мерседесе» было все необходимое. Он был абсолютно спокоен: даже если в крайнем случае кто-нибудь прошел мимо, разве у него автоматически не мелькнула бы мысль, что в стоящей в лесу большой машине, в которой включено радио, водитель находится в приятной компании?
Медленно тянулись часы. Он мысленно попытался представить себе Фрэда, ехавшего к нему с севера. Фрэд, сидевший за рулем, время от времени обменивался несколькими словами со своим пассажиром – тот в нужное время займется радиосвязью, – стараясь не потерять из виду «порше-911С», за которым ехал от Ганновера, и одновременно избегая того, чтобы его засекли. Другой «феррари», резервный, готовый в случае необходимости заменить Фрэда, ехал в километре позади него. Все было тщательно подготовлено.
С того места, где он находился, Фрэнки, выключив радио и опустив стекло дверцы, мог слышать, как по автостраде едут легковые автомобили и грузовики. Шины шуршали по асфальту, и когда машина въезжала на мост, раздавался гулкий звук. Примерно к часу ночи движение стало менее интенсивным и мало-помалу почти совсем прекратилось.
Незадолго до 2.45 он включил прогреться спрятанную под задним сиденьем рацию на специальных аккумуляторах, мощное приемно-передающее устройство, способное действовать в радиусе более двухсот километров, и достал сигарету. На обоих «феррари» были такие же рации.
Почти тотчас же Фрэд вышел на связь.
Говорил он сам, значит руль передал напарнику. Кто это был? Фрэнк не знал.
– Мы придерживаемся предусмотренного графика, – сказал Фрэд. – По моим расчетам мы действительно прибудем в точку падения в три тридцать.
– Хорошо, – ответил Фрэнк, – но мне придется отойти от машины. Останемся на связи, пока ты не будешь в двадцати километрах отсюда. При вашей скорости это минут семь-восемь. Потом переходим на воки-токи. На такой равнине она действует больше чем на двадцать километров.
– Понял. Я уже отметил точку на моей карте. Перейду на воки-токи в двадцати километрах от тебя.
В 3.15 Фрэнки Мэттьюс выключил радио, привел в машине все в порядок, взял антенну воки-токи, отличный бинокль и автомат с инфракрасным прицелом. С этим устройством ночью можно было стрелять как днем. Однако он с радостью отметил, что ему, возможно, не придется пользоваться коварным изобретением, к которому так и не привык. Действительно, выйдя из леса, он заметил, что начало светать. На деревьях уже пели птицы. Через несколько минут станет настолько светло, что можно будет стрелять без инфракрасного прицела.
Он дошел до моста и встал над двойной полосой, по которой должны были проехать машины, еще раз проверил свое оружие, вытащил антенну воки-токи и наставил бинокль. Шоссе проходило по широкой равнине, и видеть он мог далеко. Никакого движения. До ближайшей фермы – пятьсот метров.
– Я в двадцати километрах от точки падения, – гнусаво прозвучал из воки-токи голос Фрэда.
– О'кей! У меня видимость не менее трех километров. Оставайся на приеме. Когда увижу ваши фары, скажу. Тогда ты включишь одновременно обычные и противотуманные фары, чтобы я был уверен, что это вы.
Это произошло очень быстро.
– Вижу фары «порше», – сказал Фрэнки Мэттьюс. – Включи свои.
Фрэд, как они договорились, включил вместе с обычными и противотуманные фары.
– Увидел, – сказал Мэттьюс. – Теперь отстань от него. Примерно в километре перед «феррари» Фрэда ехала другая машина. Фрэнк быстро освободился от воки-токи, бинокля и наставил автомат на дорогу в точке примерно в ста пятидесяти метрах перед собой.
Другая машина приближалась со скоростью ста пятидесяти километров в час. Было уже достаточно светло, чтобы различить ее. «Порше-911С» оранжевого цвета.
Она пересекла линию огня, и Фрэнк выпустил первую очередь, опуская ствол оружия и не переставая стрелять, делая последние выстрелы, держа автомат почти вертикально вниз.
Операция заняла не более двух секунд.
Бензобак «порше», расположенный впереди, раскололся, загорелся и взорвался, разнося машину, которая, уже наполовину разрушенная, врезалась с ужасным грохотом в одну из опор моста. Из нее вылетело тело, перевернулось в воздухе точно жалкая развинченная марионетка и рухнуло в горящие остатки того, что несколько минут назад было великолепной спортивной машиной.
Мчавшийся следом «феррари» ловко объехал разбросанные по дороге обломки и исчез вдали.
И тогда наступила тишина, показавшаяся тяжелой из-за того, что она пришла на смену оглушительному шуму выстрелов и взрыва «порше».
На ближайшей ферме, несомненно разбуженной грохотом и огнем пожара, закричал петух и тут же проснулся весь птичий двор.
Фрэнки Мэттьюс спокойно вернулся к своей машине. Ему оставалось уехать во Францию, где у него была назначена встреча.
ГЛАВА 2
– Мне представляется, – начал комиссар Иван Бородин, – что все мы в курсе подробностей дела и можем немедленно начать работу. Однако мне бы хотелось, чтобы генерал да Коста уточнил, поскольку он уже известил американцев, при каких обстоятельствах данный снаряд попал к нему в руки.
Кивком головы он указал на головку снаряда, лежавшего на подставке рядом со столом переговоров. Об Иване Бородине было известно лишь то, что он имел звание комиссара. Никто не знал, каковы были его обязанности и за что он конкретно отвечал в Москве. Но его официально представили как главу маленькой советской делегации, и этого было достаточно. Вместе с ним приехали физик и человек, очевидно работавший в КГБ, хотя формально об этом не заявили.
Перед ними сидела американская делегация: сенатор, член комиссии по ядерным исследованиям Стив Мак-Интайр, физик Губенгейм, еврей по происхождению, и полковник Джозеф Карлсон.
Кроме уже названных представителей в комнате присутствовали португальский генерал Альфонсо да Коста и два секретаря, стенографировавшие ход переговоров.
Конференция состоялась в Вене, на нейтральной территории, во дворце Разумовских, любезно предоставленном австрийским правительством. Обе делегации прибыли инкогнито накануне. Все было улажено в высших сферах, и утром они собрались если и не совсем в дружеской, то по крайней мере в достаточно разряженной обстановке, чтобы постараться прийти к окончательному соглашению.
Генерал да Коста бросил беглый взгляд на американцев, как бы испрашивая «добро», и дал требовавшиеся от него уточнения:
– Вам известно, что нам приходится вести борьбу против мятежников и террористов в Анголе – нашей заморской провинции.
– Против национально-освободительного движения, – вполголоса уточнил Бородин.
Португалец сделал вид, что не слышал.
Во время одного столкновения нашей армии с мятежниками мы были удивлены размерами урона, нанесенного нам короткой артиллерийской подготовкой. Мятежники располагают самыми современными видами вооружений, поставляемыми им различными странами. В данном случае урон мог быть нанесен только в связи с применением тактического ядерного оружия. Тогда мы предприняли молниеносное контрнаступление и сумели захватить и технику, и обслуживавших ее людей. Среди трофеев находился и этот снаряд. Наши счетчики Гейгера сразу же показали его радиоактивность.
Все повернулись к лежавшему на подставке снаряду. На первый взгляд в нем не было ничего необычного, и тем не менее он являлся символом возможной мировой катастрофы.
– Португальская армия захватывала оружие и снаряжение, сделанное в разных странах. Но на этом снаряде не имелось клейма изготовителя. Экспертиза подтвердила, что он нес ядерный заряд. В сущности, он представлял собой маленькую атомную бомбу, которой можно было стрелять из артиллерийского орудия с большой точностью.
Португальское командование охватил ужас. Пока что бои между регулярной армией и мятежниками шли в глубине страны, недалеко от конголезской и замбийской границ. Если же сражения начнутся вблизи городов и портов, нетрудно предположить масштабы катастрофы, которую может вызвать применение ядерного оружия. Они тайно поставили в известность руководство НАТО и спрашивали себя, не стоило ли предупредить ОСВ. Но ОСВ – организация рутинная, работающая медленно, а действовать необходимо архибыстро. Тогда СССР и США решили взять дело в свои руки. Вашингтон и Москва организовали в Вене мини-конференцию, срочно направив туда свои делегации. Советские и американские физики получили возможность в глубочайшей тайне изучить пресловутый снаряд.
Если бы речь шла о какой-нибудь другой африканской стране, достичь положительного результата было бы сравнительно просто: эти страны живут на зарубежные подачки и, следовательно, существует возможность оказать на их правительства давление. Но в Анголе речь идет о малоизученном движении, получающем поддержку неизвестно от кого. И новость о наличии у этого движения ядерного оружия, если она станет известна соседним странам, может подать им дурной пример. Ядерный шантаж способен приносить немалые прибыли лидерам, не обремененным нравственными принципами.
– На мой взгляд, – сказал сенатор Мак-Интайр, когда генерал да Коста закончил свой доклад, – главной задачей является определение происхождения данных атомных зарядов. Ведь не ангольские же революционеры, в самом деле, изготавливают их в своих джунглях.
Тогда взял слово русский физик. Его звали Литонов. Андрей Литонов.
– Речь идет о снаряде обычного типа, но без заводского клейма. Он мог быть произведен в любой стране мира. Только головка такого снаряда заменена на ядерную. При взрыве заряд тринитротолуола воспламеняется и выделяет такое количество тепла, которого достаточно для начала реакции в ядерном заряде. Но мы имеем дело с атомной бомбой первого поколения, если так можно выразиться. Я даже добавлю: почти кустарного изготовления.
– Я пришел к тем же выводам, – сказал американский физик. – И еще я считаю, что, оставаясь на уровне полукустарного производства, возможно изготовление водородной бомбы. Проблема уменьшения размеров практически решена.
– Но, черт возьми! – перебил его Мак-Интайр. – Ведь нужно достать сырье: уран, плутоний. Его нужно обработать, его нужно...
– Мне кажется, – заметил Иван Бородин, – что в этом кроется разгадка дела, коль скоро мы признаем, что речь идет о ядерном заряде первого поколения. Кто стал бы в наше время мучиться над изготовлением атомных бомб, когда есть возможность делать водородные? Кто, если не тот, чьи технические возможности позволяют делать только атомные? Что же касается сырья, то из какого вещества возможно изготавливать только атомные бомбы?
– Из ядерных отходов, – сказал Губенгейм.
– Совершенно верно, – подтвердил Сергей Швабрин, третий член советской делегации. – Я только хотел напомнить нашим американским друзьям недавнее заявление одного их ученого, профессора Харвея Амстера из Калифорнийского университета, утверждавшего, что в мире найдутся специалисты, способные сделать атомную бомбу из радиоактивных отходов, эвакуированных с атомных электростанций.
Полковник Карлсон внимательно наблюдал за Швабриным. За свою долгую карьеру ему часто приходилось тайно противодействовать КГБ. К тому же сам он почти все время оставался в своем кабинете в Вашингтоне, полагаясь на своих агентов, действовавших на местах, в особенности на агента N 1 – Фрэнки Мэттьюса. Он был рад оказаться лицом к лицу с одним из боссов КГБ.
– Подлинное заявление, сделанное профессором Амстером в конце семьдесят первого года, – подтвердил полковник.
Швабрин был, несомненно, боссом, потому что Москва не имела привычки посылать второстепенных работников, когда нужно было вести переговоры с американцами. В каком звании был Швабрин? И действительно ли его фамилия Швабрин? Он скорее напоминал доброго западного буржуа, чем аса советской разведки, и мог бы без труда, только иначе одевшись, сойти за обычного среднего американца, тем более – Карлсон был удивлен – он с самого начала переговоров не переставал жевать резинку.
Как бы то ни было, Швабрин производил впечатление человека компетентного, а то, что он процитировал по памяти заявление американского ученого, весьма впечатляло. Карлсон признался себе, что он бы этого сделать не смог.
Швабрин тоже незаметно с интересом изучал Карлсона. Он думал, что на такую конференцию американцы должны были выбрать важного чина из Центрального Разведывательного Управления. Благодаря своим источникам информации, весьма эффективным, он считал, что знает всех руководителей ЦРУ. Прежде чем вылететь в Вену, Швабрин просмотрел электронную картотеку. Но ему так и не удалось определить, кто такой полковник Карлсон, даже если предположить, что он фигурировал под другой фамилией.
В этом не было ничего удивительного: Карлсон руководил в Вашингтоне особой службой, действовавшей на стыке ФБР и ЦРУ, имевшей выходы на президента, но пользовавшейся удивительной независимостью. Его бюро официально не существовало и не получало средств из бюджета; оно было особо ценно именно вследствие своего официального небытия. Ему поручались различные деликатные и опасные операции, а если они вызывали бурную реакцию или дипломатические протесты, на самом верху с чистой совестью умывали руки и клялись честью, что им ничего не известно. Таким образом, Карлсон всегда работал без прикрытия, и это его не смущало. Независимость этого стоила. Он продолжал носить полевую форму, участвуя в конфликтах, в которые были вовлечены Соединенные Штаты, пока его не вызвали в Вашингтон. Там ему предложили возглавить Специальную службу и дали нашивки полковника, но в то же время попросили впредь являться только в штатском. Он окружил себя тщательно подобранными сотрудниками, в число которых входила его личная секретарша Лина и, главное, Фрэнки Мэттьюс.
Полковник Карлсон, которому было без малого шестьдесят, казался серым. Все в нем было серым: подстриженные бобриком волосы, густые брови, цвет лица, когда болело раненное в Корее колено, одежда. Однако он был человеком энергичным, пробивным, суровым и не очень сентиментальным.
Конференция продолжалась.
– Значит, вы думаете, – спросил Мак-Интайр, – что атомные снаряды для Анголы изготавливаются из радиоактивных отходов атомных электростанций?
– Да, я так думаю, – ответил Бородин. – Те, кто их производят, – не глупцы. Для локальной войны вроде ангольской тактическое ядерное оружие с зарядом всего в три-четыре килограмма, небольших размеров, доставляемое к цели с большой точностью, во много раз предпочтительнее сложных для изготовления мощных ракет.
– Позволю себе заметить, что в Анголе нет войны, – вмешался да Коста, – обычные полицейские операции против мятежников.
Но никто не придал ни малейшего значения его словам. Даже секретари засомневались, стоит ли записывать его реплику.
– К несчастью, – продолжал Бородин, – радиоактивные отходы разбросаны по всему миру, потому что даже малые страны, такие, как Швейцария, обладают атомными электростанциями. Попробуйте узнать, откуда они!
– У меня есть замечание, – сказал маленький американский физик Губенгейм. – Замечание, которое имеет силу, если мы a priori признаем, что использовались не чистые расщепляющиеся вещества.
– Это невозможно, – сказал Мак-Интайр, – они непомерно дороги, мне это известно. Ангольские мятежники не могли бы купить и грамма. Если, конечно, они не получают сырье из какой-нибудь великой державы.
– Вы намекаете на то, что в дело замешаны мы? – кислым тоном спросил Бородин.
– Я ни на что не намекаю, я рассматриваю все возможности.
– СССР не заинтересован в происходящем в Анголе, вы это прекрасно знаете. А вот о США я бы такого не сказал.
– США, даже если бы они были заинтересованы в происходящем в Анголе, не стали бы поддерживать мятежников. Может быть, стоит присмотреться к вашим друзьям – китайцам?
– Китайцы скорее ваши друзья, чем наши. Но я приехал сюда не для того, чтобы дискутировать на эти темы. Какое замечание собирался сделать ваш физик?
Слово опять взял Губенгейм:
– У нас было слишком мало времени на изучение снаряда. Однако проведенного анализа достаточно, чтобы сказать: ядерный заряд изготовлен не из чистых расщепляющихся веществ, а из переработанных отходов. Мое замечание имеет смысл лишь в случае признания данного положения.
Советский инженер Литонов кивнул главе своей делегации.
– Мы признаем, – сказал Бородин.
– Мы тоже, – подтвердил Мак-Интайр, довольный прекращением своей перепалки с русским коллегой.
– Так вот, – продолжал Губенгейм, – для изготовления таких снарядов потребовалось бы огромное количество радиоактивных отходов, я думаю, примерно несколько тонн на каждый снаряд. Мне это представляется трудно осуществимым на практике. И напротив, достаточно нескольких килограммов, самое большое центнеров, если речь идет об отходах со станций, оборудованных сверхгенератором.
– После анализа мы пришли к тем же выводам, – поспешил заметить русский физик Литонов. – Чистые расщепляющиеся вещества можно достать случайно, тогда как отходы со станций, оборудованных сверхгенератором, могут, принимая во внимание их количество, использоваться в данном случае.
– Это значительно сужает круг поисков, – заметил Мак-Интайр. – Насколько мне известно, лишь четыре страны имеют атомные станции со сверхгенератором.
– «Феникс» во Франции, «Харуэл» в Великобритании, «Шевченко» в СССР, «Брукхевен» в США, – холодным голосом перечислил Швабрин.
– Если бы мы получили образцы отходов со всех четырех, – добавил Литонов, – то с помощью спектроскопического анализа смогли бы определить, чьи отходы использованы для производства снаряда.
– Мы тоже, – сказал Губенгейм.
– Но у нас нет этих образцов, и получить их в ближайшее время мне представляется нереальным, – заметил Мак-Интайр.
– Могу вам гарантировать, что они идут не от нас, – заверил его Бородин.
– Хотелось бы вам верить, – ответил Мак-Интайр. Советский представитель бросил на него неприязненный взгляд. Трудно было вынести то, что его слова ставились под сомнение. Он шепотом переговорил со своим физиком.
– Прошу устроить перерыв в заседании, чтобы немедленно покончить с этим вопросом, – предложил он.
Был объявлен перерыв. Трое советских ушли и возвратились через десять минут, после телефонного разговора с Москвой. Бородин выглядел довольным.
– Мне разрешено раскрыть вам некоторые секреты, – сообщил он, – но я уверен, что они будут не интересны нашим португальским друзьям.
Услышав это недвусмысленное приглашение удалиться, генерал да Коста побледнел. Но что он мог сделать? Ведь он сам попросил у них помощи. Значит, придется подчиниться их требованию. Он встал и вышел из зала, плохо скрывая свое недовольство.
– Так вот, – вновь заговорил Бородин, – на нашей станции в Шевченко мы применяем процесс дезактивации ядерных отходов.
– Через витрификацию? – спросил Губенгейм с живым интересом и даже с некоторой завистью.
– Да, через витрификацию, – подтвердил Литонов. Губенгейм кивнул. В США также шли работы над этим процессом, но они были далеки от конечной цели. И он понял, что русские сняли с себя ответственность за ангольский снаряд. Витрификацированные отходы ни на что не годятся: они становятся безвредными.
– Мне даже разрешено, – продолжал Бородин, – если у вас остались какие-либо сомнения, пригласить вас в Шевченко убедиться собственными глазами. Разумеется, при условии нашего посещения Брукхевена. Мак-Интайр улыбнулся:
– Мне кажется, вы не стали дожидаться нашего приглашения, чтобы посетить станцию в Брукхевене.
Полковник Карлсон заметил улыбку, мелькнувшую на губах Сергея Швабрина. Это было почти признание того, что КГБ действительно проник в секреты американских атомных станций.
– Я не расположен вести бесплодную дискуссию по данной теме, – ответил Бородин. – Но если вы дадите мне гарантию, что отходы не могут исходить от вас, я готов безоговорочно вам поверить.
– Я даю такую гарантию, – сказал Мак-Интайр.
– Хорошо. Тогда нам остается предположить, что отходы идут или из Франции, или из Великобритании. Я предлагаю прояснить этот момент и любыми средствами положить конец опасной деятельности. Напоминаю, что мы собрались для того, чтобы пресечь деятельность, ставящую под угрозу мир во всем мире.
– Я полностью разделяю вашу точку зрения. Действовать надо быстро и решительно. К сожалению, мы должны быть готовы к тому, что национальные чувства упомянутых стран могут сильно осложнить нашу задачу.
– Нужно добиться успеха, хотят они того или нет. Важен результат, а не их мнение. Что вы предлагаете?
– Подключить к операции присутствующего здесь полковника Карлсона, поручив ему выяснить происхождение радиоактивных отходов, установить изготовителя ядерного оружия и положить конец этой деятельности.
– Любыми средствами.
– Любыми средствами, согласен. Я предложил кандидатуру полковника Карлсона лишь потому, что эти страны находятся в зоне НАТО. Если бы речь шла о зоне Варшавского Договора, я попросил бы вас назначить руководителя операции.
– Справедливо, – согласился Бородин. Никто и не подумал вернуть генерала да Коста.
– Однако, – вставил Швабрин, – нам бы тоже хотелось принять участие в операции.
Карлсон улыбнулся. Занятный денек. Он не только оказался лицом к лицу с одним из своих противников из КГБ, ему еще придется работать с ними рука об руку. Ибо Мак-Интайр не мог отвергнуть советского предложения. Работа с агентами КГБ будет для него в новинку. Такое случалось только с Фрэнком Мэттьюсом, и то лишь раз и без его, Карлсона, ведома. Ну что же! Пусть Фрэнки продолжит начатое знакомство. Для Карлсона все было ясно: сам он будет руководить операцией из своего кабинета, а действовать предоставит Фрэнки Мэттьюсу.
– Я сегодня же назову вам имя человека, которого я хотел бы включить в операцию, – сказал Бородин.
– О'кей! – отозвался Мак-Интайр, – но чтобы ускорить дело, и раз нам нужно проверить лишь две станции, мы могли бы поделить работу на предварительном этапе.
– Хорошая мысль.
– Что вы выбираете? Великобританию или Францию? В какой из двух стран ваша разведка лучше себя чувствует?
– Во Франции, – улыбнулся Швабрин. – Там лучше кормят.
ГЛАВА 3
– Должно быть, здесь, – прошептал Фрэнки Мэттьюс. За рулем «форда-зодиак», взятого напрокат в агентстве Герца сразу же после приземления в аэропорту Лондона, он пересек Харуэл, где находилась атомная станция, которой ему было приказано заниматься. Он увидел станцию, хорошо охранявшуюся, окруженную высокими стенами с редкими зарешеченными окошками.
В Вашингтоне полковник Карлсон сказал ему: «Ресторан „Герб Беркшира“, при выезде из Харуэла, если ехать со стороны Лондона. Там вы спросите Джона Холли».
Кажется, ему был нужен именно этот дом, стоящий в некотором отдалении. Да, на его фасаде висела большая вывеска «Герб Беркшира». Но странно: из трубы не шел дым, ставни были закрыты, а дверь завешана черной тканью. Перед дверью разговаривали четверо мужчин.
Он остановился и вышел из машины.
– Эй! – позвал он. – Мне посоветовали пообедать здесь. Это ведь ресторан Джона Холли, не так ли? Он, говорят, великолепно готовит.
Один из мужчин, уже в возрасте, небрежно одетый и плохо выбритый, повернулся к нему.
– Отготовился старина Джон, – прошамкал он беззубым ртом.
– Что вы хотите сказать?
– Только то, что покойнику еще никогда не удавалось приготовить баранью ногу с мятой.
– Холли умер?
– Такое, знаете ли, случается, мистер.
Начиная подобное расследование, следует быть готовым ко всему, тем более что Джон Холли был его информатором в Харуэле, так что Фрэнки непроизвольно подумал о насильственной смерти хозяина ресторана. Он спросил об этом.
– Он умер, потому что все там будем, – ответил ему старик. – Он, может быть, пожил бы еще, если бы берег свое сердце и печень. Вчера ночью, когда он собирался ложиться спать, с ним случился приступ. Да примет Господь его душу!
– Аминь! – заключил Мэт.
Значит, естественная смерть. Это ему больше нравилось. Джон Холли был одним из шестисот или семисот человек, рассеянных по всему свету, которых полковник Карлсон использовал в своей работе, иногда с большими перерывами. Выполняли они второстепенные задания, но им можно было доверять. Единственное, чем Холли мог ему помочь, – сообщить о значительных событиях на атомной станции, об изменениях в персонале, о приезжих и тому подобное. Для него это было сравнительно нетрудно благодаря репутации хорошего кулинара. Все лица, занимавшие на станции важные посты, достаточно регулярно приходили в ресторан Холли обедать. А некоторые инженеры просиживали здесь субботние вечера, чтобы напиться и забыть о том, в какой глуши оказались. Естественная смерть тайного сотрудника несколько успокоила Фрэнки, но задачу осложнила.
Его собеседник сказал, что жена, теперь уже вдова Холли, разумеется, откроет ресторан после похорон. А пока он может порекомендовать приезжему другое заведение, где кухня не хуже. Но Мэттьюс беспокоился не о еде. Он поехал в Оксфорд, находившийся в пятнадцати километрах от станции, где решил обосноваться.
Устроившись в отеле, он разработал план действий. У него был лишь один путь, чтобы достать образцы: войти в контакт с работником станции – инженером или старшим техником. С этими отходами нельзя обращаться как с мукой.

Мэт разбудил петуха - Шабрей Франсуа => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Мэт разбудил петуха автора Шабрей Франсуа дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Мэт разбудил петуха у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Мэт разбудил петуха своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Шабрей Франсуа - Мэт разбудил петуха.
Если после завершения чтения книги Мэт разбудил петуха вы захотите почитать и другие книги Шабрей Франсуа, тогда зайдите на страницу писателя Шабрей Франсуа - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Мэт разбудил петуха, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Шабрей Франсуа, написавшего книгу Мэт разбудил петуха, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Мэт разбудил петуха; Шабрей Франсуа, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/hine